» » » онлайн чтение - страница 4


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 22:07


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Луис Ламур


Жанр: Зарубежные приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 10 страниц)

Шрифт:
- 100% +

ГЛАВА 6

Договор 1868 года, подписанный в форте Ларами, запрещал белым пересекать реку Паудер, однако находки золота влекли все большее и большее число золотоискателей на север. Там и сям возникали маленькие городки и лагеря старателей. За ними следовали скотоводы, открывая богатые пастбища северного Вайоминга, и несколько стад уже прошло по пути, впоследствии вошедшему в историю под именем Техасской тропы.

Атаки индейцев и всеобщая враждебность заставили многих пионеров отступить в более спокойные места, но несколько наиболее отважных осталось. Следуя в 1874 году за экспедицией Кастера, золотоискатели проникли в Черные Холмы, и сиу, всегда возмущавшиеся любым вторжением в их охотничьи угодья или любыми нарушениями их прав, собирались перейти от слов к делу.

Имена таких вождей, как Красное Облако, Тупой Нож, Безумная Лошадь, Сидящий Бык все чаще повторялись в разговорах на границе. Участились сообщения о сборищах индейцев в Холмах, и белые ездили всегда настороже и с винтовкой поперек седла. Не меньше внимания, правда, уделялось И слухам о том, что первый переход уже движется по бурной Йеллоустон-ривер, а установление водного пути по верхней Миссури стало уже свершившимся фактом.

Карадек и его ковбои слышали лишь малую толику всех этих пересудов разве что от случайного золотоискателя или бродячего охотника. Но им и не нужно было долгих разговоров, чтобы понимать, куда дует ветер.

Дважды до них долетали звуки винтовочных выстрелов, а как-то раз сиу прогнали скот, похищенный с ранчо Шюта. Двое из ковбоев Шюта были уже убиты. Скот Карадека не тревожили. Его оставили в покое. Направляясь в любую сторону, индейцы объезжали его земли кругом.

Дважды ковбои Рейфа ездили в Пайнтед-Рок и каждый раз возвращались со слухами о назревающем восстании сиу. Несколько наиболее робких владельцев продали свои ранчо и уехали. Все это время Карадек жил в седле, избегая чащоб, но со всем возможным вниманием изучая окрестности.

Чем вызвался алчный интерес Баркова к ранчо Энн Родни? Рейф понимал, что должен докопаться до причины в противном случае ему вряд ли удастся объяснить кому-либо, зачем Брюс Барков пошел на такие крайности, чтобы заполучить ранчо, которое стоило не больше, чем окружающие земли, а ведь многие из них можно получить просто даром…

Большую часть свободного времени Энн проводила в одиночестве. Хотя дела в магазине шли прекрасно и ей нередко приходилось стоять за прилавком, однако в оставшиеся часы мысли ее неизменно возвращались к Рейфу Карадеку. И к тому, что в его словах могла заключаться правда.

Энн отгоняла эти мысли, как недостойные. Если бы она хоть на минуту признала честность Карадека, ей одновременно пришлось бы согласиться с тем, что Брюс Барков бесчестен. Что он вор, а возможно, и убийца. Образ отца неотвязно преследовал ее. Она думала об отце и в тот момент, когда пришел Барков.

Красивый от природы, Барков знал, как нравится женщинам. Он следил за своей внешностью, а костюмы его признавались лучшими в Пайнтед-Роке. В этот вечер он, казалось, превзошел себя в свежевыглаженном черном костюме, с аккуратно подстриженными усами. В какой-то момент разговора Энн помянула Рейфа Карадека.

– Его рассказ выглядел таким правдивым, заметила она. Он говорил, что вместе с отцом был зашанхаен в Сан-Франциско и они близко сошлись на судне.

– Рейф очень осторожен, прокомментировал Барков, и столь же опасен. Что и доказал, убив Бойна и Бонаро. Они с Воином повстречались на ранчо и поспорили из-за какой-то индейской девушки…

– Индейской девушки? Энн вопросительно посмотрела на него.

– Да, Барков нахмурился, словно предмет разговора был ему неприятен. Вы же знаете этих ковбоев. Похищают индианок, держат какое-то время у себя, а потом отпускают или убивают. Вот и Карадек тоже вез к себе молодую сквау, а Бойн предлагал отпустить ее.

Энн была потрясена. Ей приходилось слышать о подобных случаях, но ей трудно было поверить, что на такое способен Карадек. Хотя что она, собственно, знала о нем? Карадек волновал ее больше, чем Энн отдавала себе отчет. Невзирая на то, что этот человек, похоже, пытался завладеть ее ранчо или, по крайней мере, его половиной; несмотря на все, что в разное время говорил о нем Брюс вопреки всему Энн не могла заставить себя поверить, будто все это правда. Она отказывалась признаться себе, что ее влечет к Карадеку. Но при виде его Энн слышала немой призыв. Ей нравилась его резкая мужественность, его внешность, голос и, главное, его искренность. И в то же время… Ведь убийство Бойна и Бонаро стало предметом пересудов для всего города.

Случай с Бонаро она еще могла понять, памятуя о предшествовавшем эпизоде в магазине. Но никто не знал, почему вызвал Карадека Бойн. Разгадка, предложенная сейчас Барковым, была единственной. Дуэль из-за сквау! Не понимая почему, Энн почувствовала негодование.

Целыми днями дюжина ковбоев Шюта торчала в городе. Поговаривали о том, чтобы линчевать Карадека, но дальше разговоров дело не пошло. В ответ на расспросы, Бейкер так объяснил Энн ситуацию:

– Говорить они, конечно, могут, но только ничего у них не получится. Ни у кого из этих парней не хватит духу поехать к Безумной Женщине и открыто выступить против Карадековой компании.. Вы же знаете Джилла и Марша. Они будут драться и драться умело. Карадек показал свою меткость, когда убил этих двоих на улице. Не знаю, видели вы с Карадеком еще одного парня или нет? Он из Техаса. Держу пари, он еще покруче Марша или Джилла. Заметили, как он носит револьверы? Нет, никто не пойдет их искать! Вот если Карадек столкнется с ними в одиночку тогда другое дело… Бейкер глубокомысленно потер подбородок, Как бы то ни было, если только им не повезет сверх всякой меры, долго они не продержатся. Это индейская территория, а ни Красное Облако, ни Человек, Боящийся Собственной Лошади не станут терпеть белых. Ваш отец другое дело, он был для индейцев другом.

По настоянию Баркова шериф Под Гомер почтой направил в Шайенн, на телеграф, целую серию запросов. Рейф Карадек явился из Сан-Франциско, и Барков хотел узнать о нем все, что можно. Больше того, он хотел выяснить, каким образом Карадеку удалось ускользнуть с «Мэри С.» Об этом он написал Булли Борджеру.

Борджер согласился в свое время взять в море Чарлза Родни,"чтобы там заставить маленького ранчеро умереть, унеся с собой всю правду об этой истории. Позволить Рейфу Карадеку покинуть судно, а значит, и выпустить на берег правду такое не входило в условия сделки. Наконец, если Карадеку действительно удалось удрать с «Мэри С.», в этом могло крыться нечто противозаконное. Барков не собирался оставить неперевернутым ни единого камня. А тем временем распространял слухи о том, почему Рейф застрелил Бойна.

Ночи становились все прохладнее. Карадек продолжал сенокос. В свободное от сенокоса и пастьбы время они пристроили к дому еще одну Комнату и возвели ветрозащитную насыпь. К счастью, дом был удачно расположен, так что зимние ветры не будут им слишком досаждать.

Рейф выезжал с ранчо каждый день. Не раз ему случалось подстрелить, оленя или лося. Мясо они вялили и запасали на зиму. Джилл нашел старый фургон, в котором Родни добрался сюда из Миссури,и починил его. Теперь им будет проще доставлять припасы из Пайнтед-Рока.

В последнее утро месяца Рейф подошел к Джиллу, запрягавшему лошадей в фургон.

– Выглядит здорово, заметил он. Ты потрудился на славу, Джонни.

Джилл явно был доволен. Он кивнул на ступицы колес.

– Посмотри на них! Не скрипнут!

– Черт возьми! Рейф посмотрел на обильно смазанные оси. А где ты добыл смазку?

– Там, в Холмах, что-то вроде источника. Я принес целое ведро.

Рейф Карадек быстро взглянул на него.

– Где этот источник, Джонни?

– Это даже не источник, озадаченно отозвался Джилл. Так, вроде дыры, вон за тем холмиком. Вообще-то там нечего делать, но как-то я забрел и нашел эту яму. Смазка в ней не хуже той, которую можно купить.

Рейф поймал и оседлал вороного, а через час уже подъезжал к голому холмику, на который указал Джилл. Это действительно был не источник, а просто яма, окаймленная редким мертвым тростником.

Выход нефти!

Нефть!

Вот что могло объяснить стремление Баркова и Шюта завладеть именно этим участком, желание настолько сильное, что они не остановились даже перед похищением и убийством. Карадек припомнил, что в сорокалетней давности отчете Бонневилля о путешествии через эти места упоминалось о выходах нефти, а лет десять назад даже пробурена скважина.

Самым обширным рынком для нефти служила фармацевтическая промышленность, поскольку нефть являлась главным ингредиентом так называемой «британской мази».

Шестифунтовый шест не достигал дна нефтеносной ямы, хотя Рейф не думал, что она намного глубже. Так или иначе, в яме находилось несколько баррелей, и Рейфу вспомнились разговоры о продаже нефти по двадцать долларов за баррель.

Карадек вскочил в седло, направил вороного вниз по тропе и быстро поехал к Холмам. Да, это вполне могло быть причиной и причиной вполне достаточной. К тому же фармацевтика лишь один из возможных рынков. В смазке нуждаются любые механизмы. И вообще весьма вероятно, что в будущем нефтяная промышленность приобретет немалое значение. Интересно, как скоро яма вновь наполнится, если ее опорожнить? И насколько постоянно: она будет наполняться? По крайней мере, на один из вопросов он вскоре найдет ответ Рейф повернул вороного на тропу, ведущую вверх, вброд пересек ручей Безумной Женщины: и рысью направился по склону холма к дому. У коновязи он заметил двух чужих лошадей. Навстречу с окаменевшим лицом вышел Текс Бриско.

– Гляди в оба, босс! резко сказал он.

Громоздкое туловище Пода Гомера протиснулась в дверь. Карадек, спокойно объявил он, ты арестован. Рейф повернулся к шерифу. Две лошади. Кто приехал на второй?

За что? спросил он. Мятеж? Неужели они узнали?

За убийство, За то, что ты застрелил Джи Бонаро.

– Бонаро? рассмеялся Рейф. Ты хочешь сказать, за самозащиту? Бонаро прятался в окне с винтовкой в руках. Он собирался застрелить меня!

– Многие так думали, холодно кивнул Гомер, однако никто, похоже, не видел, чтобы Бонаро целился в тебя. Мы располагаем лишь твоим утверждением. Когда стали спрашивать свидетелей, все приобрело несколько иной вид. Прямо скажем, странный. И теперь уже многим кажется, что ты просто воспользовался возможностью безнаказанно застрелить его. Так или иначе, а тебе лучше предстать перед судом.

– Не надо, босс, посоветовал Бриско. Они и не думают устраивать суд.

– Лучше не сопротивляться, спокойно порекомендовал Гомер. Внизу, в долине, ждут сигнала двенадцать всадников Шюта. Я оставил их там. Стоит им услышать выстрелы, как они галопом ринутся сюда. Вы все понимаете, к чему это приведет.

Рейф понимал. Это означало смерть для них четверых. Возможно, Барков возлагал надежды как раз на его горячность.

– Ну, конечно, Гомер, спокойно произнес Карадек. Я поеду.

Текс начал бурно. протестовать, а Джилл швырнул шляпу оземь.

– Тогда отдавай револьверы, сказал Гомер, – и поехали.

– Нет, голос Рейфа звучал непреклонно. Револьверы останутся при мне до тех пор, пока мы не приедем в город. Если шайка Шюта затеет, что-нибудь, первым, кого я убью, будешь ты, Гомер!

– Тебя не тронут, насупился Под Гомер. Я здесь закон. Поехали.

– Гомер, злобно сказал Текс! Бриско, если с ним что-нибудь случится, я убью вас обоих и тебя, и Баркова.

– Я тоже, хрипло проговорил Джилл.

– И я! добавил Марш. Я тебя достану, даже если придется стрелять из засады в спину.

– Ну, ладно, сердито сказал Гомер. Это ведь только суд. Я говорил им, что мне и самому все это не слишком нравится, но судья подписал ордер на арест.

Он нахмурился. Им-то легко подписывать ордера, но если они думают, что он позволит убить себя ради них, то здорово ошибаются! Под Гомер нахлобучил шляпу. Отсюда до угольных копей Ланкашира очень далеко, но порой ему так хотелось снова оказаться в Англии. Взгляд Бриско ему определенно не нравился… Нет, сказал он себе, лучше уж позволить Карадеку свободу рук, нежели рисковать. И пусть Барков загребает жар собственными руками. Я не хочу, чтобы ковбои с «Бар М» охотились на меня Человек, приехавший на второй лошади, вышел из дома.

Бо Марш следовал за ним по пятам. На лице молодого ковбоя не было привычной улыбки, а сопровождал он Брюса Баркова. На мгновение его глаза встретились со взглядом Карадека.

– Это простая формальность, гладко сказал Барков. В Пайнтед-Роке пошли разговоры, и суд должен очистить атмосферу. И конечно же, Карадек, если вы не виновны, нас немедленно освободят.

– Вы в этом уверены? язвительно спросил Карадек. Вы же ненавидите меня, Барков. Вели я и выйду живым из тюрьмы, то только по вашей ошибке.

– Думайте, что хотите, пожал плечами Барков. Я верю в закон и порядок. У нас в Пайнтед-Роке хороший народ, и мы хотим, чтобы так оставалось и впредь. Войн вызвал вас и это одно дело. Но Бонаро в дуэли не участвовал.

– Нечего здесь спорить, вмешался Гомер, для это есть суд. Поехали.

Текс Бриско, заложив большие пальцы за пояс, спустился с крыльца. Он в упор глядел на Гомера.

– Ты не нравишься мне, произнес он спокойно. Ты ничуточки мне не нравишься. По-моему, ты желтый, как койот. И, по-моему, ты прыгаешь всякий раз, как велит Барков.

Гомер побледнел и отвел глаза.

– У тебя не оснований затевать ссору! сказал он. Я только исполняю свой долг.

– Ну, протянул Текс, не отрывая жесткого взгляда от Гомера, значит так. Я седлаю и еду в город, придерживаясь холмов. И если шайка шютовых ковбоев затеет что-то, не премину заполучить шерифа… И, может быть, кое-что еще.

– Это что, угроза? пренебрежительно поинтересовался Барков. А по-моему, дешевая болтовня.

Хочешь посмотреть, насколько дешевая? Текс явно провоцировал Баркова. В глазах его полыхала ярость, ом жаждал сражения. Хочешь, чтобы я сделал ее дорогой?

Брюс Барков не был дураком, он не видел Текса Бриско в деле, но во всем облике высокого техасца сквозило нечто холодное и смертельно. Барков пожал плечами.

– Мы представляем здесь закон. Это что, сопротивление, Карадек?

– Нет, сказал Рейф. Поехали.

Трое повернули лошадей и шагом начали спускаться к Лонг-Вэлли. Текс Бриско во мгновение ока оседлал свою лошадь. Увидев, что техасец направился к лесу. Под Гомер злобно выругался.

Карадек ехал с легким сердцем. Сейчас ничего не произойдет. Он, был убежден, что а намерении Баркова входило увезти его с Бар М, в лотом объявить в городе, что ковбои Шюта отбили Рейфа у представителей закона. Но теперь он был в, не меньшей степени; уверен, что ничего подобного не случится. Под Гомер, знает, что винчестер Бриско находится на расстоянии выстрела. Да и револьверы Рейфа на своем месте. И все же он соблюдал осторожность, держась чуть-чуть позади шерифа. Он посмотрел на Баркова, но лицо ранчеро оставалось бесстрастным.

Вскоре показались ковбои Шюта. Первыми, кого узнал Рейф, были братья Блейзеры. Узнал он – и еще одного, по имени Джо Горман. Рыжий Блейзер рванулся вперед.

– Он пришел, пришел! Теперь мы ему покажем!

– Назад, резко приказал Гомер.

– Что? Рыжий яростно воззрился на шерифа. Кто сказал «назад»?

– Сдай назад! повторил Гомер. Мы везем этого человека на суд. Рыжий Блейзер расхохотался.

Давай, ребята! завопил он. Повесим вонючку!

Я бы тебе не советовал. Рыжий, спокойно произнес Карадек. Револьверы при мне. Или ты быстрей, чем Триггер Злобное лицо Блейзера побледнело, он повернул лошадь.

– Эй! закричал он. Что за черт! Я думал…

– …что это будет совсем просто? докончил за него Рейф, протискиваясь на своем вороном между Гомером и Барковым и выдвигаясь вперед. Запомни, Блейзер! Когда бы вы ни попытались меня убить, я буду с револьвером в руке, ясно? Он уже настолько приблизился к Блейзеру, что большой вороной толкнул лошадь Рыжего. Вы просто стая обезумевших койотов! Хотите суда Линча? Попробуйте, будьте вы прокляты! Попробуй прямо сейчас. Рыжий, и я выброшу тебя настолько нашпигованным свинцом, что ты на фут уйдешь под землю! Рейф окинул взглядом толпу. Думаете, что это шутка? Это относится и к каждому из вас. А что до Гомера, так он знает: если вы захотите драки, он свое уж точно получит. В Холмах человек с винчестером, и если вы полагаете, что он не сумеет вышибить любого из седла, попробуйте затеять что-нибудь. В этом винчестере шестнадцать зарядов, и я видел, как то человек опустошал магазин, подстрелив шестнадцать кроликов. У меня два револьвера. Так что если хотите заполучить меня начинайте. Может, вам это и удастся, но трупов здесь будет куда больше, чем вы думаете!

Джо Горман быстро сказал:

– Берегись, ребята! На горе человек с винтовкой, я его видел!

– Что это, к черту, значит? повторил Рыжий Блейзер.

– Шутки кончены, коротко ответил Рейф. Можете возвращаться домой и сказать Дэну Шюту, чтобы он загребал жар своими руками. Револьверы при мне и останутся со мною впредь. На суд я явлюсь, но вы не хуже меня знаете, что Бонаро получил по заслугам. Карадек повернулся к Блейзеру. А тебе лучше держаться от меня подальше. Больно уж ты рвешься накинуть пеньковый воротник на шею человеку, которого считаешь беспомощным. А я терпеть не могу вонючек. И никогда не любил.

– Не смей называть меня вонючкой! взревел Блейзер. Рейф посмотрел на него.

А я как раз и назвал, спокойно проговорил он.

ГЛАВА 7

Целую минуту они смотрели друг другу в глаза. Рука Рейфа лежала на бедре, в каком-нибудь дюйме от револьвера. Если сейчас начнется пальба, он, конечно, будет убит, но и Блейзер с Барковым тоже. И кое-кто еще. Карадек ничуть не преувеличивал, говоря о меткости Текса при стрельбе из винтовки. Взяв в руки огнестрельное оружие, этот человек становился волшебником.

Рыжий Блейзер почувствовал себя в ловушке. С побледневшими губами он смотрел на Рейфа и видел в его взгляде холодную, неминуемую смерть. Больше он не мог выдержать.

– Да сделайте же что-нибудь, парни! взревел он.

Джо Горман сплюнул.

– Кончай болтать. Рыжий.

– К черту все! Блейзер повернул лошадь, тронул шпорами и умчался галопом.

Рука Брюса Баркова блуждала возле револьвера. Быстро вытащить, выстрелить и человек умрет. Всего-навсего. Он закусил губы и согнул руку в локте. Гомер схватил его за запястье. Не надо, Брюс! Не надо! Смотри там, наверху, Этот!

Барков повернул голову. Текс Бриско был на виду, винтовка оперта на сук. С такого расстояния он не мог промахнуться. Зато сам находился за пределами дальности револьверной стрельбы. Правда, кое у кого из шютовых ковбоев тоже были при себе винтовки, но все они скучились на открытом месте, не имея никакого укрытия. Барков отдернул руку и повернул лошадь к городу.

Рейф Карадек выстоял один против всех. И заставил их почувствовать себя дураками. При этом Барков, как и все остальные, помнил, что в той уличной перестрелке Рейф сделал всего четыре выстрела, и каждый из них попал в цель.

Когда кавалькада достигла «Националя», Рейф повернулся к Поду Гомеру.

– Начинай суд, спокойно сказал он. Пусть судебное разбирательство произойдет сейчас и здесь.

– Слушай-ка! вскинулся разъяренный Гомер. Ты слишком много себе позволяешь! Суд будет тогда, когда мы к нему как следует приготовимся.

– Нет, возразил Рейф. Суд будет сегодня после полудня. Сейчас. У вас нет никакого расписания, которое бы из-за этого нарушилось. А у меня есть дела, которые не могут ждать. И я ждать не стану. Или суд будет сегодня, или можете снова приходить меня арестовывать.

– Кому это ты указываешь, что делать? сердито спросил Гомер. Я могу…

– Тогда прикажите ему вы, Барков. Или он получает указания от Шюта? Зовите своего судью и давайте с этим кончать. Брюс Барков сжал губы. Он видел, что в дверях магазина, прислушиваясь к происходящему, стояли Джин Бенкер и Энн Родни.

– Хорошо, сказал зло Барков. Зови судью сюда.

Вскоре в помещение почтовой станции вошел судья Рой Гарган. Высокий, чуть сутулый человек с лицом висельника и круглыми глазами, он огляделся по сторонам, потом подошел к столу и сел. Брюс Барков выбрал себе место в сторонке, откуда он мог одновременно видеть и судью, и аудиторию. Заметив это, Рейф Карадек встал так, чтобы видеть обоих. Барков раздраженно передвинул стул. Подняв глаза, он увидел, как в сопровождении Бейкера и Пата Хигли вошла Энн Родни. Он снова нахмурился. Почему они не могли остаться в стороне от всего этого?

Мало-помалу собирались зрители. Вошел Джо Бенсон и сел невдалеке от Баркова. Они переглянулись. Вопросительный взгляд Бенсона привел Баркова в ярость. Если они так много хотели сделать, почему не послали кого-нибудь вместе с ним?

Барков поднял голову. В окне, справа и позади судьи, стоял Текс Бриско. В тот же миг, как Барков заметил его, техасец приветственно поднял руку.

– Эй, Джонни! Рад тебя видеть!

Лицо Брюса Баркова окаменело. Джонни Джилл и Бо Марш оба здесь. Если будет разыгран какой-нибудь фокус, от этого места останутся одни развалины. Может, и прав был Дэн Шют если уж идти против закона, так выстрелить раз в спину, и все тут? Все, казалось бы, так тщательно продуманные планы Баркова расправиться с Карадеком рушились на глазах.

Было три удобных случая. Сопротивление, которое оправдало бы убийство при аресте. Попытка к бегству, если бы он сделал хоть одно подозрительное движение. И суд Линча, совершенный ковбоями Шюта. И все три опасности Карадек сумел разгадать.

Судья Гарган постучал по столу рукояткой револьвера.

– К порядку! призвал он. Суд начался! Я назначаю жюри. Шести человек достаточно. Присяжными будут Джо Бенсон, Том Блейзер, Сам Моусон, Док Отто и…

– Заявляю отвод Джо Бенсону, прервал Карадек.

– Кто здесь судья? нахмурился Гарган.

– Предположительно, спокойно заметил Карадек, вы. Предположительно вы осуществляете закон. И предположительно в интересах правосудия. Джо Бенсон был свидетелем стрельбы и должен предстать перед судом в качестве свидетеля.

– Кому ты говоришь, как судить? воинственно поинтересовался Гарган.

– Разве обвиняемый не имеет права защищать себя? мягко спросил Карадек. Он поглядел на собравшихся. Думаю, вы все согласитесь, что когда человека судят, и ему предъявлены серьезные обвинения, он имеет полное право защищать себя. Что ему должно быть предоставлено право вызывать и допрашивать свидетелей. Что он должен иметь защитника. Но поскольку суд не предоставил мне адвоката, и потому, что я сам так хочу, я буду защищаться сам. А теперь… Он оглянулся по сторонам. Судья назначил трех членов жюри. Я хотел бы выбрать трех других присяжных. Я хотел бы видеть на их месте Пата Хигли, Джина Бейкера и Энн Родни.

– Что? взревел Гарган. Пока я в суде, женщины не будут присяжными!

– Похоже, Ваша честь, вы не знакомы с законами штата Вайоминг. Законом, одобренным в декабре 1869 года, первое законодательное территориальное собрание даровало женщинам равные с мужчинами права. В Ларами женщины заседают в составе жюри с 1870 года, а в этом году одна из них избрана мировым судьей, голос Рейфа звучал ровно.

Гарган сглотнул: он явно чувствовал себя неуютно. Барков выпрямился, собираясь что-то сказать, но не успел и рта раскрыть, как Карадек предложил:

– Насколько я знаю, жюри выбирается совместно обвинителем и защитником. Поскольку суд взял на себя назначение жюри, я лишь предложил в его состав трех достойных граждан города, которых искренне уважаю. Полагаю, что никто из этих троих граждан, как это ни прискорбно, не может считаться моим другом. Конечно, прибавил он, если суд возражает против какой-либо из этих трех кандидатур, если суду известно о них что-нибудь порочащее, я возьму свое предложение назад. Он повернулся и в упор посмотрел на Баркова. Или, может быть, мистер Барков возражает, чтобы Энн Родни была членом жюри?

Барков выпрямился, к лицу его прилила кровь. Он прямо-таки кипел от злости. Все шло не так. И почему все так повернулось? Он остро чувствовал на себе взгляд Энн, видел, как покраснела она, заметив его колебания.

– Нет, яростно отозвался он. Конечно же, нет. Пусть она займет место в жюри, и давайте начинать!

Под Гомер развалился на стуле, цинично наблюдая за развитием событий. Не без некоторого любопытства он посмотрел на Баркова. Планы и сговоры рушились на глазах. А ведь это была его, Баркова, идея публично судить и прилюдно повесить.

– Вы обвинитель? обратился к Баркову Гарган. Барков встал, проклиная про себя затею, приведшую к скверной ситуации. Как ни неприятно сознавать, но первый раунд Карадек выиграл. Вот и сейчас при назначении жюри.

– Ваша честь, начал Барков, и джентльмены, члены жюри. Вы все знаете, что среди нас нет юристов. Цель нашего суда поддерживать соблюдение закона и порядка в нашей общине, и так будет до тех пор, пока все на этих новых землях не будет как следует организовано. Обвиняемый участвовал в дуэли с Лемюэлем Воином, известным также под прозвищем Триггер Бойн. Бойн вызвал обвиняемого причины некоторым из присутствующих известны и Карадек принял вызов. Во время дуэли на улице Карадек попал в Война и убил его. Однако почти в тот же самый миг он поднял револьвер и застрелил Джи Бонаро, невинно наблюдавшего за дуэлью из окна. Если это не будет наказано, то любой окажется вправе застрелить всякого, кто ему не понравится, в любое время и в любом месте, зная, что все ему сойдет с рук. Мы все слышали уверения Карадека, будто у Бонаро была винтовка, и тот собирался в него стрелять. Это могло бы послужить оправданием, но только не в данном случае. Мы знаем, что Карадек поссорился с Бонаро в магазине и тогда же почти ввязался в драку. Я считаю, что Карадек виновен в умышленном убийстве и подлежит повешению.

Барков повернул голову и дал знак Рыжему Блейзеру.

– Встань, Рыжий, и расскажи жюри, что тебе известно. Рыжий подошел к стулу, игравшему роль скамьи для свидетелей, уселся и, вытянув ноги, засунул за пояс большие пальцы. Он был небрит и непричесан. Перекатив во рту жвачку и сплюнув. Рыжий заговорил:

– Я видел, как этот Карадек застрелил Война. Затем он раз, два со своим револьвером и застрелил Бонаро, который стоял себе в окне и смотрел.

– Делал ли Бонаро какие-либо движения, которые Карадек мог бы принять за угрозу?

– Ему? Рыжий широко раскрыл глаза. Ну уж нет. Джи просто стоял там. Карадек его попросту боялся, а тут представился шанс убить безнаказанно, вот и все.

Рейф задумчиво посмотрел на Баркова.

– Мне показалось, или свидетель действительно не присягнул, как положено на суде? Или совесть его слишком нежна в вопросах лжесвидетельства?

– А? Блейзер приподнялся. Что он говорит? Барков покраснел.

– До сих пор это не было здесь принято, но…

– Пусть присягнет, спокойно потребовал Карадек. И пусть повторит все сказанное под присягой.

Он подождал, пока все это было сделано, но когда Рыжий уже собирался покинуть свидетельское место, остановил его.

– У меня есть несколько вопросов к свидетелю.

– А? воинственно вопросил Рыжий. Разве я обязан отвечать на его вопросы?

– Да, обязан, голос Рейфа был совершенно спокоен. Вернись на место.

– Я должен? повернулся к Баркову Рыжий и тот кивнул утвердительно.

«Если бы можно было как-то выскользнуть из этой истории!» подумал Барков. Он начинал смотреть на Карадека совсем другими глазами.

Рейф встал и обратился к жюри.

– Джентльмены, сказал он, никто из вас хорошо меня не знает. Никто из нас, как справедливо отметил Барков, не знает, как в точности должен проводиться суд. Все, чего мы хотим это установить истину. Только что Рыжий Блейзер показал, что я застрелил человека, который ничем не угрожал мне. Свидетель утверждает, что Бонаро просто стоял в окне и наблюдал.

Карадек задумчиво посмотрел на Блейзера. Потом подошел к нему, присел на корточки и заглянул в глаза, сначала с одной стороны, лотом с другой. Блейзер вспыхнул.

– В чем дело? заревел он. С ума ты сошел, что ли?

– Нет, ответил Карадек. Просто смотрю на твои глаза. Мне любопытно посмотреть на человека, способного видеть сквозь потолок и драночную крышу.

– А? вылупил глаза Блейзер. Члены жюри зашевелились, но у Баркова сузились глаза, а в зале повисла настороженная тишина.

– Ты видно, забыл, Рыжий, продолжал Карадек. Когда я убил Бойна, вы были в «Национале». Ты стоял позади Джо Бенсона. Ты был первым, кого я увидел, оглянувшись. Ты мог видеть меня, мог видеть Бойна, но ты не мог видеть окна второго этажа в доме через улицу.

Кто-то крякнул, а Пат Хигли улыбнулся.

– Похоже, он прав, спокойно проговорил Пат. Я как раз стоял рядом с Рыжим.

– Точно! закричал кто-то из задних рядов. Блейзер пытался улизнуть, не заплатив за выпивку, а Джо Бенсон его остановил!

Все засмеялись, а красный, как рак, Блейзер пытался разыскать взглядом говорившего, но не сумел. Улыбаясь, Рейф повернулся к Баркову.

– У вас есть другой свидетель?

Вопреки собственному желанию Энн восхищалась Рейфом Карадеком, его манерой держаться, умением владеть собой. Ее любопытство было возбуждено. Что он за человек? Откуда? Где вырос? Был ли он просто бродягой или совсем иным? Его речь, если не считать характерного техасского выговора, свидетельствовала о полученном некогда воспитании и, может быть, образовании.

– Мой следующий свидетель Том Блейзер, заявил Барков. Пусть присягнет.

Том Блейзер, громоздкий рыжий детина, еще крупнее, чем Рыжий, подошел к свидетельскому месту. Во взгляде его сквозила враждебность.

– Вы присутствовали при дуэли? спросил Барков.

– Чертовски правильно, я ее видел, проговорил Том, глядя на Рейфа. Я видел, и я не был в салуне. Я был на улице!

– Вы могли видеть Бонаро?

– Разумеется, мог.

– Поднимал ли он винтовку?

– Уж точно нет!

– Делал ли он какие-либо движения, из которых можно было бы заключить, что он собирается стрелять?

– Нет. Никаких. Отвечая на каждый вопрос, Том Блейзер торжествующе поглядывал на Карадека. Барков повернулся к жюри.

– Ну, вот. Полагаю, этого свидетельства достаточно. Думаю…

– Пусть задаст свои вопросы Карадек, сказал Пат Хигли. Мы хотим выслушать обе стороны.

Рейф встал, подошел к Тому Блейзеру, затем взглянул на судью.

– Ваша честь, я хотел бы задать вопрос одному из присутствующих в зале. Он может быть приведен к присяге или нет, на ваше усмотрение.

Гарган колебался. До сих пор судебные разбирательства всегда проходили гладко. Заседания катились по рельсам, возражения отметались, да и что могли сделать бессловесные мелкие ранчеро или другие, оказывавшиеся на пути у Баркова и Шюта?.. Но в этом случае надо было подготовиться получше.

– Хорошо, вымолвил судья, наконец. И в тоне, и в выражении лица сквозило дурное предчувствие.

Карадек повернулся и посмотрел на, невысокого коренастого мужчину с каштановыми с проседью усами.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации