» » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 22:07


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Луис Ламур


Жанр: Зарубежные приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Грант, спросил он, какие занавески у вас на окне комнаты над лавкой?

– Там нет занавески, поднял глаза Грант. Там одеяло.

– Окно занавешено им все время?

– Разумеется. Иначе комнату слишком нагревает солнцем. При занавешенном окне прохладнее.

– В день дуэли оно тоже было занавешено?

– Конечно.

– Где оказалось одеяло после стрельбы?

– Оно висело на подоконнике часть внутри, часть снаружи.

Рейф повернулся к жюри.

– Мисс Родни и джентльмены, я полагаю, что свидетельство не требует комментариев. Окно было занавешено одеялом. Когда Бонаро упал после моего выстрела, он перевалился через подоконник, сорвав одеяло. Согласны?

– Конечно, подал голос Джин Бейкер. Убийство из-за угла было вполне в духе Бонаро. Не будь окно занавешено одеялом, Бонаро не смог бы при падении частично вытащить его наружу.

– Совершенно справедливо, Рейф повернулся к Тому Блейзеру. Твои глаза столь же удивительны, как у твоего братца. Ты способен видеть сквозь шерстяное одеяло!

Блейзер привстал, лицо его налилось кровью.

– Слушайте, я вам скажу…

– Подожди-ка минуту, перебил его Рейф, наставив палец прямо в лице Блейзеру. Ты не только лжесвидетель, ты еще и вор! Что ты сделал с винчестером, который Бонаро уронил из окна?

– Это был не винчестер! яростно взревел Блейзер. Это был «генри»!

По выражению лица Баркова Блейзер понял, что проговорился. Он привстал было, потом снова опустился на стул, сердитый и сконфуженный.

Рейф Карадек повернулся к жюри.

– Свидетель поклялся, что у Бонаро не было винтовки, однако только что засвидетельствовал, что винтовка, которую Бонаро уронил, была марки «генри». Мисс Родни и джентльмены, я собираюсь просить вас рекомендовать суду прекратить дело, а также арестовать Рыжего и Тома Блейзеров за лжесвидетельство.

– Что? вскочил со стула Том Блейзер. Арестовать? Меня? Ну, ты…

Он прыгнул, замахиваясь громадным кулаком с намерением ударить наотмашь. Рейф Карадек шагнул ему навстречу, ударом левой разбил губы, а правой свалил с ног. Потом посмотрел на судью.

– А это, я думаю, спокойно заметил он, является оскорблением суда.

Пат Хигли резко встал.

– Думаю, Гарган, вам лучше прекратить это дело. У вас нет никаких доказательств, ничего, хоть отдаленно напоминающего доказательства. По-моему, все знают, как вел себя Карадек во время столкновения с Бонаро в магазине. Захоти он застрелить Бонаро, у него еще тогда была полная возможность.

– Дело прекращено, сглотнув, проговорил Гарган. Брюс Барков поспешил к Энн Родни. Она же смотрела на Рейфа Карадека. Какое тонкое лицо! И какая сила! Как чувствуются в нем характер и искренность! Вздрогнув, она очнулась. Брюс говорил ей;

– Гомер уверил меня, что располагает доказательствами, иначе я бы в этом деле не участвовал. Он несомненно виновен, но уж очень скользкий тип.

Энн посмотрела на Брюса Баркова и неожиданно он предстал ей в совсем новом, непривычном свете.

– Он может быть виноват в чем угодно, язвительно проговорила она. Но если когда-нибудь бывал самый бесчестный, состряпанный процесс, то он только что закончился. И всем в городе это известно. На вашем месте, Брюс Барков, мне было бы стыдно за себя!

Она резко отвернулась от Баркова и направилась к выходу, но, проходя мимо Карадека, на мгновенье встретилась с ним глазами. И тогда в ней что-то перевернулось, словно перехватило дыхание. С гордо поднятой головой девушка прошла мимо Рейфа. Ей показалось, что до магазина очень далеко.

ГЛАВА 8

Когда Барков вошел в контору шерифа. Под Гомер сидел на своем вращающемся стуле. В другом конце комнаты расположился в глубоком кожаном кресле Дэн. Шют. Он посмотрел на Баркова и грубо сказал:

– Ну и сел же ты в лужу!

– Парень хитер, вот и все, парировал Барков. В следующий раз подготовимся получше.

– В следующий раз? переспросил Дэн Шют, откидываясь на спинку кресла и глядя на Баркова с нескрываемым презрением. Следующего раза не будет. С тобой покончено, Барков. С этой минуты я беру дело в свои руки, и буду делать его по-своему. Нет! он поднял руку, едва Барков попытался заговорить. Подожди! Ты настаивал, чтобы провести все дело гладенько. И девушку выиграть, и ранчо заполучить в собственность легким, законным путем. К черту все это! Этот Ка-радек сделал из тебя обезьяну! Ты попросту деревенщина, пытающаяся тягаться с по-настоящему хитрым парнем! К черту все эти гладенькие приемчики! Предъявляй закладную и побыстрее! А о мистере Рейфе Карадеке я сам позабочусь. Собственными руками. Или револьверами если понадобится.

– Так не выйдет, запротестовал Барков. Дай мне самому с этим управиться. Я обо всем позабочусь.

Дэн Шют взглянул на Баркова со злобной насмешкой.

– Этим спектаклем управляю теперь я. А ты, Барков, отныне сидишь в заднем ряду. Все, чего ты добился это выставил нас дураками. Девушку, прибавил он спокойно, я тоже возьму себе.

– Что? В смятении Барков обернулся, лицо его мертвенно побледнело.

– Ты меня слышал, ответил Шют. Она скромная маленькая леди, и для нее найдется место на моем ранчо.

Барков засмеялся, но в этом смехе звучали не сила, не уверенность, не ирония только страх. До сих пор Дэн Шют огромный, угрюмый, неразговорчивый предоставлял Баркову право планировать и руководить. Барков всегда считал этого человека грубой силой, которую надо лишь уметь вовремя применить. А теперь вдруг выяснилось, что этот человек полностью уверен в себе и с презрением относится к нему, Баркову! И этот человек похоже, переступит через все.

– Дэн, запротестовал Барков, пытаясь собраться с мыслями, ты не можешь играть чувствами девушки. Она меня любит. И с этим ты ничего не поделаешь.

– Кто говорит о любви? усмехнулся Дэн Шют. Можешь говорить о ней сколько угодно сам с собой. А я хочу эту девушку и получу ее. Мне наплевать, кто говорит «нет». И это относится и к Джину Бейкеру, и к ней, и к тебе.

Брюс Барков побледнел. Он почувствовал себя разбитым. Значит, свершилось. Он кончен. Дэн Шют прямо заявил ему об этом в присутствии Пода Гомера. Краем глаза Барков видел циничное выражение, застывшее на лице шерифа. А под прямым, ироничным взглядом Шюта почувствовал себя маленьким и жалким.

– Ну хорошо, Дэн, если ты так настроен… Думаю, нам лучше расстаться.

– Нет, усмехнувшись, грубо сказал Шют. Мы не расстанемся. Ты сиди тихо. У тебя закладная, а я хочу эту землю. Хорошая у тебя была идея, Барков, да ты сам оказался для нее слаб в коленках. Если поведешь себя тихо и станешь слушаться, я прослежу, чтобы и тебе кое-что досталось. Брюс Барков яростно взглянул на Шюта. Он впервые понял, что такое ненависть. Его только что уничтожили. Уничтожили за несколько минут. Этого не утаишь. Еще до вечера об этом узнает весь город. Раздавленный, Барков смотрел на Шюта с ненавистью в глазах.

– Не слишком ли далеко ты заходишь? злобно спросил он.

– Ты можешь сохранить жизнь и даже выбраться из этой истории с несколькими долларами в кармане, спокойно пожал плечами Шют. А можешь и умереть. Убить тебя очень просто, Барков! Он взял шапку. У нас было прекрасное дело. Идея зашанхаить Родни принадлежала тебе. Почему ты его попросту не пристрелил, я никогда не пойму. Пристрели ты его и этот Карадек никогда бы с ним не встретился, не явился бы сюда мутить воду. Ты мог давно уже предъявить закладную, и мы сейчас занимались бы нефтью.

– Об этом Карадек ничего не знает, запротестовал Барков.

– Черта с два! глумливо усмехнулся Шют. Мои люди следят за Карадеком уже несколько дней. Он что-то почуял и облазил все вокруг. И за холмом побывал. И долго любовался этим выходом нефти. Он не дурак, Барков.

Брюс Барков поднял глаза.

– Да, неожиданно легко согласился он. Карадек не дурак. И к тому же ловок с револьвером, Дэн! Он ловок с револьвером! Он управился с Бойном!

– Бойн был ничтожеством, пожал плечами Шют. Я мог отшлепать Война его же собственным револьвером. Когда-нибудь я убью Карадека, но сначала я хочу его избить. Избить собственными руками!

Он встал и прошествовал к выходу. Мгновение Барков смотрел ему вслед, потом перевел взгляд на Пода Гомера. Шериф рассеянно строгал палочку.

– Ну что ж, проговорил он, Шют тебе все сказал. Барков мрачно сжал губы; Итак, Гомер тоже участвует в игре. На стороне Шюта. Барков пожал плечами.

– Дэн повел дело неправильно, сказал он. У меня еще есть туз в рукаве. Он посмотрел на Гомера. По-моему, тебе лучше было бы играть на моей стороне.

– Я с выигрывающим, усмехнулся Гомер. Здоровье у меня отменное. Так что не хватает мне только денег.

– Думаешь, выиграет Шют?

– А ты думаешь иначе? вопросом на вопрос ответил Гомер. Он тут тебе много чего наговорил, а ты проглотил.

– Да, потому что знаю в стрельбе «мне до него далеко. До тебя тоже. Барков глубокомысленно посмотрел на шерифа. Это будет славное дело. Под. И хорошо поделится на двоих.

Гомер встал и со щелчком закрыл складной нож.

– Покажи мне цвет твоих денег, сказал он, в отсутствие Дэна Шюта. Тогда мы сможем поговорить. Кроме того, добавил он, если ты расскажешь об этом разговоре Дэну, я назову тебя лжецом на улице или в «Национале». Я заставлю тебя схватиться за револьвер.

– Я буду молчать, пообещал Барков. Я кое-что узнал. Когда мы получим ответы на некоторые твои и мои запросы, то узнаем еще больше. Добровольно Борджер ни за что не отпустил бы Карадека с корабля после знакомства с Родни. Полагаю, Карадек дезертировал. И похоже, мы сможем обвинить его в мятеже на борту. А это означает повешение.

– Может и так, согласился Гомер, уходя покажи, что у тебя хорошие карты, и я тебя полностью поддержу. Брюс Барков долго смотрел вслед удаляющейся спине Пода Гомера. Этого он, по крайней мере, понимал. Барков знал, что не нужен Гомеру. Но если он сможет доказать, что выйдет из игры победителем, то Гомер окажется сильным союзником. А к его голосу всегда прислушивается судья.

Карты лежали на столе. Заправлял колодой теперь Дэн Шют. Барков не был уверен в том, что именно предпримет сейчас Шют. С некоторым волнением он осознал, что несмотря на всю близость с Шютом, слишком мало знает о том, что скрывается за этим грубым и жестким лицом. Но уж склонным тянуть и медлить Шюта не назовешь. Что бы ни предпринял Дэн, это окажется жестким, неожиданным и решительным действием.

Больше всего потрясли Баркова намерения Шюта в отношении Энн Родни. Почему-то Барков всегда был уверен в Энн. Он, действительно, хотел на ней жениться. Правда, ему нужна была и ее земля, поскольку Барков дальновидно предвидел, какое значение приобретет нефть в будущем. Но Энн Родни сама по себе была ему мила и интересна. Существовал лишь один способ разрушить планы Шюта, нанести ему поражение немедленно жениться на Энн. Рейф Карадек тревожил его теперь куда меньше, чем Дэн Шют. В его представлении ранчеро вырос в большую и грозную фигуру: Барков видел, как Шют с одинаковым равнодушием убивает и людей, и скот.

Брюс Барков решился. Будь что будет он женится на Энн Родни и навсегда увезет ее из этих мест. Бежать на северо-запад, в лагеря золотоискателей, глупо, в земли индейцев юта ничуть не лучше. Оставался единственный путь форт Фил-Кирни, и это не слишком далеко. А оттуда с эскортом или без него они смогут добраться до Йеллоустона.

В этом году первый пароход уже поднялся по Йеллоустон-ривер, и все шансы были за то, что за ним последует другой. А если нет они смогут спуститься по реке на каноэ или барже, пока не повстречают пароход и купят билет до Сент-Луиса. Тогда в его руках окажутся и Энн, и все права на землю.

Пусть Гомер думает, что хочет. Пусть Дэн Шют считает, что он удовлетворен второстепенной ролью. Он начнет действовать, а потом ударит неожиданно и быстро; и окажется далеко отсюда, прежде чем Шют поймет, что же произошло.

Барков тщательно обдумывал план, до малейших деталей.

Лошадей на его ранчо достаточно. Он одолжит у Бейкера повозку, чтобы взять Энн на прогулку, а на ранчо они пересядут на лошадей и уедут. Ее ли повезет, то прежде чем кто-нибудь здесь сообразит, что же случилось, они окажутся далеко-далеко.

Зайдя в магазин, Барков купил у Бейкера патроны. Торговец разглядывал его с выражением, очень не понравившимся Баркову.

– Энн дома? спросил он.

Бейкер кивнул и указал на занавеску. Энн поднялась при его появлении. Он сразу же ощутил холод так его никогда не встречали.

– Полагаю, вы думаете обо мне довольно, плохо, горестно начал Брюс. Теперь я сам понимаю, что не должен был слушать Дэна Шюта и Гомера. Под клялся, что располагает доказательствами, а Шют считает Карадека мошенником и скотокрадом. Знай я правду ни за что бы не принял в этом участии.

– Было очень плохо, согласилась Энн, вновь усаживаясь за вязание. А дальше что?

– Не знаю, признался Барков. Но я хотел бы избавить вас от всего этого. Боюсь, впереди еще будут убийства и беспорядки, Дэн Шют слишком возбужден. Он убьет Карадека.

Энн посмотрела на Баркова.

– Думаете, это так просто?

– Да, кивнул он. Дэн опасный человек. Грубый, жестокий и ловкий с револьвером.

– А я думала, вы с ним друзья, заметила она, глядя Баркову прямо в глаза. Что изменило вас, Брюс?

– Так, мелочи, он пожал плечами. Шют показал себя сегодня жестоким и бесчувственным. Ради достижения своей цели он не остановится ни перед чем,

– Думаю, все-таки остановится, не согласилась Энн. Думаю, он остановится перед Рейфом Карадеком. Барков в изумлении уставился на девушку.

– Похоже, Карадек произвел на вас впечатление. Что заставило вас так думать?

– Брюс, до сегодняшнего дня я его по-настоящему не видела, призналась она. Какими бы ни были его мотивы, и поступки, он проницателен. Думаю, он намного опаснее Дэна Шюта. И что-то в нем есть. Да-да, воспитание. Оно проступает в манерах больше, чем в словах. Хотела бы я знать о нем больше…

Раздраженный ее словами, в которых звучало столь откровенное уважение к Рейфу Карадеку, Брюс гневно передернул плечами.

– Не забывайте, что он, может быть, убил вашего отца. Энн вскинула глаза.

– Он ли, Брюс? Ее вопрос испугал Баркова. Прикрыв глаза, он пожал плечами: «Можно ли знать наверняка?». Потом встал

– Я беспокоюсь о вас, Энн. Очень скоро здесь все вспыхнет. Не пальба в городе так индейцы. Я хотел бы увезти вас отсюда.

– Но это мой дом! запротестовала она. Это все, что у меня есть!

– Не совсем так, потупил глаза Барков. Хотели бы вы уехать в Сент-Луис, Энн? Она удивленно посмотрела на неге. -

– Сент-Луис! Но как…

– Не так громко, он тревожно оглянулся на дверь. Неизвестно, кто мог подслушать. Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал об этом до вашего решения. Я всегда мечтал жениться на вас. И теперь для этого самое подходящее время, Энн встала и подошла к окну. Сент-Луис, это другой мир Шесть лет она не видела настоящего, большого города. И в конце концов, они уже полгода, как помолвлены.

– Как мы туда попадем? спросила она, оборачиваясь к Баркову.

– Это секрет, рассмеялся он. Никому не говорите об этом, но я запланировал для вас удивительную поездку. Мы можем уехать и пожениться уже через несколько часов.

– Где?

– В форте. Капеллан обвенчает нас. Один из офицеров будет моим свидетелем. Есть там и несколько офицерских жен…

– Не знаю, Брюс, заколебалась она. Мне надо подумать.

Он улыбнулся и легко поцеловал ее.

– Тогда думай побыстрей, милая. Я хочу увезти тебя от всех здешних беспорядков, и чем скорее, тем лучше.

Выйдя на улицу,он остановился, удовлетворенно улыбаясь. «Я еще покажу Дэну Шюту!» мрачно сказал он себе.

Прислонившись к косяку в дверях соседнего дома, Дэн Шют наблюдал за ним. Он заметил довольную улыбку на лице Баркова. Стоя на тротуаре, Шют смотрел вдоль улицы. Большие руки лежали на бедрах над тяжелыми револьверами, серая шляпа низко надвинута на лоб, на лице светлая щетина неотросшей бороды. «Пожалуй» решил он, я все-таки убью Баркова! И притом с удовольствием».

ГЛАВА 9

Утром следующего дня Джин Бейкер подметал магазинное крыльцо. На душе было неспокойно. До него уже успел дойти слух о разрыве между Барковым и Шютом.

В это время из-за угла выехала небольшая кавалькада. Возглавлял ее Дэн Шют, восседавший на мощном сером жеребце. За ним следовали Рыжий и Том Блейзеры, Джо Горман, Фриц Хэндл, Толстяк Маккэби и вся остальная прожженная шайка, вечно таскающаяся за Шютом. Возле магазина Дэн остановил лошадь.

– Джин, отрывисто произнес он, положив большие руки на луку седла, не продавай больше никаких припасов ни Карадеку, ни его людям. Я не прошу тебя, жКстко добавил он. Я приказываю. Если не выполнишь лишишься магазина и будешь изгнан из города. Ты знаешь это не пустая угроза. Не исключено, правда, что к рассвету Карадека уже не будет в живых, но на всякий случай я тебя предупредил.

Не давая Бейкеру возможности ответить, Шют тронул лошадь шпорами. За спиной Бейкера хлопнула дверь.

– Куда они поехали? поинтересовалась Энн. Что затевают?

Джин мрачно посмотрел вслед удаляющейся кавалькаде. Это было началом конца.

– Они поехали за Карадеком, Энн. За ним и его людьми.

– Что они с ним сделают?

От испуге ее даже замутило. Дэн Шют был единственным человеком, которого она всегда боялась. Даже его взгляд был ей физически неприятен. Шют оказался человеком бесчувственным, не считающимся с приличиями, не признающим ничего, кроме своих сиюминутных желаний. « -Убьют, ответил Бейкер. Шют жестокий человек, и неужели никто не может предостеречь Карадека? возмутилась Энн.

Бейкер посмотрел на нее.

– Насколько нам известно, Карадек и сам жулик, если не убийца, Энн. УЖ не чувствуешь ли ты к нему склонности?

– Нет потрясение воскликнула она. Конечно же, нет! Что за нелепая мысль! Я с ним едва знакома! Но, наблюдая, как всадники понемногу исчезают в пыли на тропе, ведущей на юг, Энн Родни ощутила тяжесть на сердце. Если бы она была в силах хоть что-нибудь сделать!

Неожиданно Энн вспомнила о гнедой лошади, подаренной отцом. Опасаясь индейцев, она давно уже не ездила верхом, но если отправиться по Горной тропе…

Она поспешно оседлала гнедого. Энн не раздумывала, действуя чисто импульсивно, ею двигали воспоминания о зачесанных назад волосах Рейфа и его взгляде в тот момент, когда их глаза встретились в зале суда. Она убеждала себя, что просто никого не хочет видеть убитым, что Бо Марш и Джонни Джилл ее друзья, но в глубине души Энн понимала, что это лишь оправдание. На самом деле она думала о Рейфе и только о Рейфе.

Гнедой находился в хорошей форме после долгого пребывания в коррале. Он весь отдался скачке, осторожно поводя ушами при каждом постороннем звуке. – Листва на кустах и деревьях уже окрасилась золотом и багрянцем; в воздухе ощущалось скорое наступление заморозков. Скоро все здесь покроется толстым снежным одеялом.

Тропа, по которой отправились всадники Шюта, спускалась в долину, пересекала русло Безумной Женщины и поворачивала вдоль ручья, вверх по каньону. Поехав наперерез горной тропе, Энн могла надеяться их опередить.

Выехав на полянку, Энн увидела внизу долину. Да, ей удалось опередить Шюта, но ненамного. Охваченная беспокойством, она тронула гнедого шпорами, и маленькая лошадь, рванувшись, перешла на галоп. Впереди, виден скальный выступ. До него оставалось добрых шесть м иль, но оттуда Энн уже сможет увидеть верхний каньон. Она слышала, что Карадек заготавливает сено именно там, намереваясь кормить зимой скот возле теплого источника. Ей вспомнилось, что когда-то отец собирался поступить точно так же.

Энн перебралась через ручей в том самом месте, где Карадек встретил молодую индеанку, и стала подниматься по склону под сенью величественных, стройных сосен; они казались неотличимыми друг от друга так, словно были отлиты в одной и той же форме. В стороне от тропы она заметила оленя, чуть позже в отдалении показалась небольшая группа лосей. Это была ее страна. Неудивительно, что отец так любил эти места, так мечтал жить и работать именно здесь.

Действительно ли отцу удалось выплатить по закладной? И почему Брюс не сказал ей, если это в сам ом деле так? Она не могла поверить в то, что Барков бесчестный обманщик. Ведь он мог предъявить свои права на ранчо, но не сделал этого, он был всегда терпелив и любезен с ней. И что подумает Барков об этой поездке, предпринятой, чтобы предостеречь человека, в котором он видит своего врага? Энн не могла оставаться безучастной, зная, что неподалеку совершаются убийства.

Энн, тем не менее, понимала, что люди, подобные Рейфу Карадеку, Триггеру Войну или Тексу Бриско нужны. При всей своей силе, граничащей порой с бесшабашностью и даже безрассудством, при всем стремлении всегда поступать по-своему, эти люди строили новый мир среди крайностей. Горы здесь высоки, прерии бескрайни. Потоки ревели, бизоны паслись десятками тысяч. В этой стране не было ни чего мелкого и ничто здесь не было просто. Все судьбы людей и истории, которые эти люди рассказывали было на пределе.

Повернув голову, Энн устремила взгляд на юго-запад, в верхний каньон. Ей показалось, что она различает крохотную фигурку всадника и черные точки стада. Пришпорив гнедого, Энн быстро направилась на запад. Если Карадек и его люди работали в верхнем каньоне, у нее еще оставался шанс предупредить их.

Часом позже на усталом маленьком гнедом она спустилась на дно каньона. Рейф Карадек загонял в лес небольшое стадо. Завидев Энн, он снял свою плоскую черную шляпу. Его темные вьющиеся волосы прилипли к потному лбу, в серых глазах светилось любопытство.

– Доброе утро, проговорил он. Вот так сюрприз!

– Пожалуйста! взорвалась она. Это не светский визит! Сюда направляется Дэн Шют, а с ним два десятка ковбоев, если не больше. Они собираются стереть вас с лица земли!

– Вы уверены? глаза Карадека посерьезнели. Энн заметила, как во взгляде его промелькнуло удивление, но он тут же повернул лошадь и закричал:

– Джонни! Джонни Джилл! Сюда, бегом!

Вытащив из чехла винтовку, Рейф снова взглянул на Энн. Потом вдруг положил на ее руки свою и она вздрогнула от этого прикосновения.

– Спасибо, Энн, просто сказал он. Вы молодец.

Затем он исчез, а Джонни Джилл последовал за ним, помахав на прощание рукой.

Верхний каньон опустел.

Четверо против двух десятков вооруженных людей… Останутся ли они в живых? Энн повернула гнедого и, не торопясь, поехала обратно по горной тропе.

Рейф Карадек не раздумывал о причинах, побудивших Энн предостеречь его на это попросту не оставалось времени. Текс Бриско и Бо Марш что с ними? Их могут застать врасплох и пристрелить поодиночке.

Донеслись выстрелы: сперва винтовочный, а потом одиночный, который мог быть и револьверным. Кони вырвались в главный каньон и теперь бок о бок мчались по направлению к хижине. Их ждало печальное зрелище: столб дыма и десятка два всадников, окруживших дом.

– К деревьям на склоне! крикнул Карадек.

Он достиг опушки на полном скаку и оказался на земле прежде, чем вороной остановился. Подбежав к камням на краю рощи, Рейф залег ствол винтовки выровнялся, дыхание успокоилось, и он выстрелил.

Один из нападавших закричал, взмахнул рукой. В этот момент спустил курок Джилл. Два или три тела уже лежали на вырубке перед хижиной. Что с Тексом и Бо? Спокойно, не торопясь, они с Джиллом повели прицельный огонь. Нападающие засуетились, запаниковали и вскоре в беспорядке поскакали прочь. Вскочив в седла, Рейф с Джиллом осторожно поехали к хижине.

Впрочем, хижины не было на ее месте бушевало пламя, а вокруг распростерлось пять человеческих тел. Рейф подбежал к ним. Ковбой Шюта, еще один… И тут он увидел Бо.

Бо лежал ничком, а на спине по рубашке расползалось кровавое пятно. Текса же не было видно.

Рейф опустился на колени, положив руку на спину Бо напротив сердца. Оно билось!

С помощью Джонни он осторожно перевернул товарища. Затем с грубой, но действенной сноровкой, какая дается только войнами и стычками Рейф осмотрел раны.

– Четыре выстрела! мрачно констатировал он, чувствуя,как внутри растет и поднимается прилив яростного, неуправляемого гнева.

Вокруг одной из ран на животе еще тлела рубашка!

– Я видел, видел кто это сделал! рядом появился Текс Бриско, осунувшийся и почерневший от дыма. Он подошел, когда мальчишка уже лежал, приставил револьвер к животу и выстрелил! Он не хотел, чтобы парень умер сразу. Он хотел, чтобы Бо умирал медленно и трудно!

– Кто? яростно спросил Джилл. Я заполучу его сейчас! Прямо сейчас!

Бриско поднял на Джилла глаза красные и воспаленные.

– Никто его не заполучит, кроме меня. Этот мальчик был нашим партнером, но я видел это! Он; резко повернулся к Рейфу. Босс! Разреши мне отлучиться в город я убью его.

– Так не пойдет, Текс, спокойно ответил Карадек. Я понимаю твои чувства, но сейчас город переполнен парнями Шюта. Они будут праздновать. Они сожгли хижину, угнали часть скота и заполучили Бо. Не годится соваться туда сейчас.

– Знаю, Текс сплюнул. Все знаю. Но зато они сейчас и не ждут нападения. Если ты меня не отпустишь, я сам уйду! Рейф поднял взгляд от раненого.

– Хорошо, Текс. Я уже сказал, что понимаю тебя. Но на всякий случай кто это сделал?

– Том Блейзер! Этот огромный рыжий. Он всегда ненавидел парня. Шют попал в него и оставил лежать. Я был в лесу, искал подходящие деревца на жерди. Они подскакали так быстро, что у Бо не оставалось ни единого шанса. В него попали дважды, прежде чем он вообще понял, что происходит. И еще раз, когда он побежал к дому. А потом, когда хижина загорелась, к нему подошел Том Блейзер. Бо еще был в сознании. Том что-то сказал ему, затем приставил револьвер к животу и выстрелил. Текс горестно посмотрел на Марша.

– Мне понадобилось несколько минут, чтобы добежать сюда; но до вашего появления я успел уложить двоих.

Рейфу удалось, наконец, остановить кровь, когда Джилл принес одеяло, висевшее на веревке за домом.

Осторожно переложив ковбоя на одеяло, они отнесли его в спокойное место под соснами. Когда укладывали Марша, Карадек заметил, что Текс Бриско выезжает из каньона. Джонни Джилл тоже наблюдал за его отъездом.

– Босс, проговорил он, мне чертовски хотелось поехать, но я не Бриско. Я спокойный человек, а этот техасец

– волк на охоте. Не поменялся бы я с Томом Блейзером местами!

Он посмотрел на Бо Марша. Лицо молодого ковбоя покраснело, дыхание стало хриплым.

– Будет он жить, Рейф? тихо спросил Джонни. Карадек пожал плечами.

– Не знаю, честно признался он. Ему нужен уход получше, чем могу обеспечить я. Он обдумал положение.

– Останься с ним, Джонни. Постарайся соорудить какой-нибудь шалаш, на случай дождя или снега. И собери дров для костра.

– А вы? спросил Джонни. Вы куда?

– В форт. Там есть армейский врач. Поеду за ним.

– Думаете, он поедет в такую даль? с сомнением спросил Джонни.

– Поедет, пообещал Карадек.

Когда Рейф сел на вороного и отправился в путь, уже наступили сумерки. До форта далеко. Если даже он привезет доктора это может оказаться уже поздно. Но придется рискнуть тем более, что в ближайшее время повторного нападения можно не опасаться.

Карадек ехал по направлению к форту, но думал о том, что Текс Бриско приближается сейчас к городу.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации