» » » онлайн чтение - страница 8


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 22:07


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Луис Ламур


Жанр: Зарубежные приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 10 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Искать Текса Бриско можно было с тем же успехом, что иголку в стоге сена, но ничего другого Рейфу не оставалось. И значит, он это сделает. Но его все время преследовала мысль о Дэне Шюте и женщине. А если это все-таки Энн? Карадек вздрогнул, представив ее в руках Шюта. В этом человеке не было ни капли порядочности и жалости.

– Бессмысленно отправляться в такой буран, сказал Бейкер. Вы можете переждать с нами, Карадек.

– Вы заговорили другим тоном, Бейкер, угрюмо заметил Карадек.

– Может же человек ошибаться? раздраженно просил Бейкер. Вот и я мог. Все здесь быстро пошло к черту с тех самых пор, как появились вы со своей историей про Родни.

– И все-таки я не останусь, сказал Рейф. Я еду искать Текса Бриско.

Дверь распахнулась, и все трое оглянулись. Вошел Под Гомер. В тяжелой куртке из бизоньей кожи шериф выглядел еще более квадратным и грузным. Он мрачно посмотрел на Карадека и направился к печке, на ходу сбрасывая куртку.

– Ты все еще здесь? поинтересовался он.

– Да, я еще здесь, Гомер. А вот вам пора отчаливать.

– Что?

– Вы меня слышали. Можете переждать буран, а затем отправляйтесь из города.

– Ты говоришь мне? Гомер повернулся, его квадратное жесткое лицо налилось кровью, в голосе звучала ярость.

– Я здесь шериф.

– Был, спокойно сказал Карадек. Ты с самого начала жил душа в душу с Барковым и Шютом, обделывал для них грязные делишки и подбирал объедки, которые тебе бросят. А теперь забавы кончились. Когда буран уляжется, сматывайся отсюда. Барков ушел, а через несколько часов не будет и Шюта.

– Шюта? недоверчиво спросил Гомер. Ты против Дэна Шюта? Да ты сошел с ума, парень!

– Да? пожал плечами Карадек. Впрочем, к чему этот спор? Повторяю: убирайся и никогда не возвращайся. И можешь прихватить с собой своего судью-дешевку.

– Это ты кончен, Карадек, рассмеялся шериф. Марш мертв. Бриско или мертв, или в бегах. Может быть, умер и Джилл. На что ты рассчитываешь?

– Джилл так же здоров как и я, спокойно сказал Рейф, а Бо Марше пользует армейский врач, так что и он выберется из леса. Что касается Текса, то он ушел от погони, и я надеюсь, что техасец вернется на собственных ногах. А вот хватит ли храбрости у ваших парней, когда приедем мы с Джиллом? Тома Блейзера нет, а с ним еще полдюжины. Забирай свою куртку, Рейф поднял ее левой рукой, и убирайся. Бели увижу тебя здесь после бурана, буду стрелять без предупреждения. А теперь проваливай!

Он швырнул тяжелую куртку в Гомера. Шериф, побагровев, увернулся. Ко всеобщему удивлению он не потянулся к револьверу, а прыгнул вперед, занося для удара кулак. Уступая Карадеку ростом, он был толще и шире в плечах человек могучего телосложения, признанный. в среде ковбоев и золотоискателей мастер драки без правил.

Карадек увернулся, но правой Гомер сумел нанести ему удар в скулу. Шериф нырнул, стараясь приблизиться и ударить головой, но Рейф внезапно ударил его левой в лицо, а правой отбросил Гомера назад, на кучу сложенных у стены мешков. Шериф попытался встать, но Карадек со злостью ударил обеими рукам и под ложечку. Под рухнул на колени.

– Вот так. Под, сказал Карадек, тяжело дыша. А теперь убирайся.

Стоя на коленях, шериф утирал кровь, капавшую из разбитого носа. Карадек надел куртку и направился к выходу.

Он отвел вороного на конюшню, почистил его. обтер и задал немного овса. Оседлав лошадь, направился на ранчо Шюта. Рейф никак не мог избавиться от мысли, что спутницей Шюта все-таки была Энн, хотя ей надлежало находиться далеко отсюда.

ГЛАВА 14

Ранчо Дэна Шюта лежало в излучине ручья, протекавшего по ложбине между двумя холмами. Стекая с этих холмов, лес рассеивался на равнине на несколько отдельных рощ, утопавших сейчас в снегу.

Одна тонкая струйка дыма поднималась из трубы дома, другая вилась над флигелем. Карадек решил идти напролом в закутанной, занесенной снегом фигуре вряд ли кто-нибудь опознает его до тех пор, пока расстояние не позволит пустить в ход револьверы. Рейф расстегнул пуговицу на куртке, чтобы в нужный момент легко выхватить и тот, который заткнут за пояс. Он вытащил правую руку из перчатки и поглубже засунул в карман: там она будет в тепле и в то же время достаточно свободна, когда дело дойдет до стрельбы.

Нигде не видно ни души. Если кто-либо и заметил его приближение, то любопытства оказалось явно недостаточно, чтобы выманить на холод для более пристального исследования.

Рейф подъехал прямо к дому, взошел на крыльцо и левой рукой постучал в дверь. Никакого ответа. Он постучал снова сильнее и громче. В ответ ни звука.

Все той же левой рукой он повернул ручку. Дверь легко отворилась, и Рейф, на всякий случай став в стороне, оставил ее широко распахнутой. Ветер завывал, внутрь полетели хлопья снега. Подождав немного он вошел и прикрыл за собой дверь.

Уши щипало от холода, и он с трудом подавил желание их растереть. Карадек обвел глазами обширную комнату. В громадном, сложенном из камней камине горел огонь. Посреди комнаты стоял стал, уставленный всякой снедью; на одном его конце несколько грязных тарелок свидетельствовали о чьей-то поспешной трапезе. На полу в этом месте осталось сырое пятно по все видимости, следы сапог.

В комнате стояла тишина, нарушаемая лишь треском поленьев в камине да стоном ветра пол крышей. Рейф осторожно переступил через лежавшее на полу седло и разбросанную упряжь и откинул одеяло, закрывавшее один из дверных проемов. Пусто, Только незастеленная кровать со скомканным одеялом да лампа на прикроватном столике. На глаза попалась пара грязных носков; подойдя он нагнулся и пощупал, они были сырыми. Значит, не больше часа назад кто-то находился здесь.

Все так же держа руку под курткой, он подошел ко второму завешенному одеялом проему. За ним оказалась кухня. В большой печи из листового железа горел огонь, в кофейнике, стоявшем на нем, кипел кофе. Рейф отпустил револьвер и взял первую попавшуюся чашку. Наполняя ее, он еще раз огляделся по сторонам. Как и все в этом доме, кухня была хорошо устроена, но плохо содержалась: грязный пол, немытые тарелки с остатками пищи.

Он уже поднял было чашку, как вдруг заметил что-то белое. Сердце дало перебой на куче дров лежал женский платочек! Карадек повертел его в руках, поднес к лицу и ощутил слабый аромат духов аромат, который он слишком хорошо помнил.

Значит, всадницей рядом с Дэном Шютом была Энн Родни! Но где же она теперь? И как все это могло случиться?

Рейф выпил кофе и поспешно вышел наружу. Не обращая внимания на продолжающийся снегопад, он осмотрел корраль, потом конюшню. В ней стояло несколько лошадей. У двух из них, как вскоре убедился Карадек, шкуры еще не успели окончательно высохнуть у серого жеребца и гнедой кобылы, в которой Рейф сразу же узнал лошадь Энн.

Хмурясь, Рейф посмотрел вокруг. На пыльном полу заметил маленький след, почти стертый другим, большим. Шют оседлал двух лошадей и увез девушку? Если так, то куда и почему? Неожиданно к нему пришла уверенность, что Шют не увозил девушку. Скорее всего, это она ускользнула, оседлала лошадь и бежала.

Это предположение было притянуто за волосы, однако оно не только отвечало желанию Карадека, но и объяснило немногие известные ему факты.

Необследованным только остался флигель для ковбоев. Когда, распахнув дверь, он вошел внутрь, глазам его предстали четверо ковбоев. Трое лежали на койках, а четвертый протянул к печке босые ноги, сидя на сделанном из бочки стуле. Всех четверых Рейф знал в лицо, но никого не мог бы назвать по имени. Они видели его правую руку, засунутую за борт куртки, и сидели спокойно, правильно оценив значение этого жеста.

– Где Дэн Шют? спросил он наконец.

– Понятия не имею, отозвался сидевший на бочке.

– И никто из вас не знает? поочередно обвел всех глазами Карадек.

Худощавый человек с жестким лицом и шрамом на подбородке усмехнулся, показав желтые зубы. Он приподнялся на локте.

– Он приехал сюда около часа назад вместе с этой девушкой из магазина. Они вошли в дом. Так что если хотите, чтобы вас убили идите туда.

– Я был там. В доме никого.

Худощавый ковбой сел.

– Правда? Не понимаю. Зачем человеку, имея красивую девочку, отправляться куда-то в такой буран? Рейф Карадек холодно посмотрел на ковбоев.

– Вот что, парни, сказал он, собирайте-ка вещички, и как буран уляжется, уходите отсюда. С Дэном Шютом кончено.

– А не считаешь ли ты неклейменный скот, приятель? поинтересовался человек с жестким лицом, насмешливо улыбаясь. Дэн Шют успокаивал и не таких как ты. Он уже позаботился о Баркове.

– Позаботился? переспросил Рейф; для него это оказалось новостью. Откуда знаешь?

– Он мне сам сказал. Эта девушка, мисс Родни, уехала из форта, сбежав от Баркова, и направилась по следам армейского отряда. Шют видел все это. И Баркова тоже видел. Он выследил Баркова и застрелил его. Потом догнал девушку и того странного типа, что сопровождал ее.

Рассказ многое объяснил Рейфу.

– Ты не видел, как они уезжали?

– Только не мы, сухо сказал тощий ковбой. Никто из нас не нанимался пасти коров или женщин в буран. Начинается буря мы прячемся. И впредь будем поступать так же.

Пятясь, Рейф вышел наружу. Ветер рвал на нем одежду, спотыкаясь, Карадек вернулся в дом.

Больше, чем когда-либо, он был убежден, что Энн сбежала. Но где ее искать? Направилась в город? Однако для нее было бы куда безопаснее избрать дорогу в горы, и там искать убежище.

Рейф почти не питал надежды найти Энн, но знал, что сюда она никогда не вернется. Сидя в доме, он спокойно поел и выпил кофе. Затем пошел в конюшню, где оставил своего вороного. Усевшись в седло, он сквозь буран стал пробиваться к дороге, ведущей в город.

Джин Бейкер и Пат Хагли дружно воззрились на вошедшего Карадека. Поняв, что Рейф один, Бейкер побледнел.

– Вы нашли? спросил он. Это была Энн? Рейф коротко рассказал обо всем, что узнал.

– Она, видимо, убежала, согласился Хигли. Шют никогда бы не увез ее со своего ранчо, в такой буран. Но куда она могла поехать?

Рейф поделился своими соображениями на этот счет.

– Все верно, печально кивнул Бейкер. Но что же делать?

– Ждать, отозвался Хигли. Только ждать.

– Я не собираюсь ждать, заявил Рейф. Если она покажется здесь, задержите ее. Если понадобится, застрелите Дэна хоть из засады, хоть в спину. Уберите его с дороги. Я направляюсь в горы. Может быть, наткнусь на какой-нибудь след.

Двумя часами позже, дрожа от холода, Рейф Карадек понял, насколько безрассудное он принял решение. Его вороной упорно шел по засыпанной снегом тропе, извивавшейся между буреломом и кустарниками. Он дважды пересекал ручей, но не обнаружил ничего похожего на следы. А ведь это же направление было избрано и раненым Тексом Бриско.

Никакой след не мог сохраниться в мире, заполненном крутящимся снегом, сквозь который продирался Рейф. Ветер выл и рвал с него одежду даже здесь, в частичном укрытии мелколесья. И все же Карадек продвигался вперед сперва верхом, потом спешившись и ведя лошадь в поводу, чтобы она хоть немного отдохнула. Погода не улучшалась, а становилась все хуже, но он шел и шел, по возможности выбирая самый легкий путь в надежде, что так же поступала и Энн.

Временами он упирался в ветер, как в подвижную, плотную стену. Вороной начал спотыкаться, и неожиданно Рейф преисполнился раскаяния. За последние дни лошади крепко досталось. Даже ее, казалось, неистощимая сила стала мало-помалу иссякать.

Щуря глаза от несущегося навстречу снега, Рейф смотрел вперед. От ничего не видел, но чувствовал, что горный склон находится слева от него. Двинувшись в это направлении, он встретил более густой лес и отдельные разбросанные валуны. Он пошел дальше, надеясь отыскать какое-нибудь убежище для себя и для лошади.

Почти через час Карадек нашел его сухое песчаное место под скальным козырьком, защищенное от ветра и снега как этим каменным навесом, так и росшими вокруг деревьям и и кустами. Рейф завел туда лошадь и быстро развел костер.

С нижней стороны упавшего дерева он отодрал большие полотнища коры и наскреб немного сухой древесной трухи, потом наломал сучьев. Через несколько минут костер разгорелся. Тогда он расседлал лошадь и растер ее пригоршней раскрошенной коры. Покончив с этим, он задал вороному немного овса, прихваченного из конюшни Шюта.

Рейф устроился у огня и вскипятил кофе. Подремывая и лишь время от времени подкидывая в костер сучья, он привалился спиной к скале; мысли его были далеко отсюда.

Как-то незаметно он уснул. Ветер стонал и завывал в скалах, тщетно пытаясь дотянуться до него своими ледяными пальцами. Костер ровно горел, а вороной мирно подремывал, стоя возле лежащего хозяина.

В какой-то момент, полупроснувшись, Рейф заметил, что бревно прогорело; он подвинул его к огню и положил поперек другое, после чего задремал опять.

Внезапно он окончательно проснулся. Уже наступил день, а буран бушевал по-прежнему, сквозь обугленные бревна рдел огонь костра. Рейф поднял глаза.

Напротив сидели шестеро индейцев, их винтовки были направлены на него. Лица суровы и непроницаемы. Двое выступили вперед, рывком подняли на ноги, отобрали револьверы и знаками приказали сесть на лошадь.

Карадек настолько окоченел, что едва мог осознать происшедшее. Один из индейцев, завернутый в поношенное красное одеяло, убеждал, в чем-то остальных, указывал на вороного и делая угрожающие жесты. Вот чем все кончилось он стал врагом.

ГЛАВА 15

Рейф Карадек открыл глаза и ничего не понял его окружала тьма. Он рывком сел. Но прошла еще долгая минута, прежде чем он вспомнил, что стал пленником и находится в селении племени огаллала.

Его привезли сюда два дня назад и оставили связанного по рукам и ногам в вигваме, где он сейчас и находился. Несколько раз в вигвам заходили сквау, принося ему пищу и питье.

Стояла ночь. Туго связанные руки распухли. Огонь в очаге жарко горел, сшитый из шкур вигвам был наполнен дымом, медленно уходившим через верхнее отверстие. Рейф чувствовал, что ночь на исходе.

Что произошло за это время в Пайнтед-Роке? Где Энн? И где Текс Бриско? Вернулся ли Дэн Шют?

Рейф перекатывался ко входу, чтобы глотнуть свежего воздуха, когда полог откинулся и вошла сквау. Она быстро проговорила что-то на языке сиу, потом выхватила из огня ветку и поднесла ее к лицу Рейфа. Он отшатнулся, полагая, что она хочет выжечь ему глаза. Но затем, глядя поверх пламени, убедился, что перед ним та самая индейская девушка, которую он спас когда-то от Триггера Война.

Продолжая возбужденно говорить, она склонилась над ним. Нож скользнул под связывавшие Рейфа ремни и разрезал их. Растирая лодыжки, он поднял глаза и в свете импровизированного факела увидел лицо индейца. Тот заговорил гортанно, но на неплохом английском.

– Моя дочь говорит, что ты тот самый человек, который помог ей.

– Да, ответил Рейф. Сиу не враги мне, и я им не враг.

– Тебя зовут Карадек. Это был не вопрос, а скорее утверждение.

– Да, Рейф с трудом поднялся на ноги, растирая руки.

– Мы знаем твою лошадь знаем лошадей остальных.

– Остальных? быстро спросил Рейф. Здесь есть еще и другие?

– Да. Девушка и мужчина, который ехал на одной из наших лошадей. Ему много лучше.

Энн и Текс! Сердце Рейфа подпрыгнуло.

– Могу я их видеть? спросил он. Это мои друзья. Индеец кивнул. С минуту он изучал Рейфа.

– Я думаю, ты хороший человек. Меня зовут Человек, Который Боится Собственной Лошади.

Вождь огаллала! Рейф тоже посмотрел на индейца.

– Я знаю твое имя. Ты и Красное Яблоко великие вожди сиу.

Вождь кивнул.

– Есть и другие. Джон Грэсс, Гэлл, Безумная Лошадь. У сиу много великих людей.

Девушка отвела Рейфа к палатке, где он нашел Текса Бриско лежащим на куче шкур и одеял. Текс был бледен, но при виде Рейфа улыбнулся.

– Славно снова увидеть тебя, сказал он. А вот и Энн.

Рейф повернулся и посмотрел на девушку. Улыбнувшись, она протянула ему руку.

– Теперь я знаю, какой была дурочкой. Мне рассказали все сначала Пенн, потом Муллени и Текс.

– Пенн? Муллени? прищурил глаза Рейф. Они здесь?

Энн быстро рассказала обо всем.

– Барков мертв, объявил им Рейф. Убит Шютом.

– Энн рассказала мне об этом, отозвался Текс. Он на это напрашивался. А где теперь Дэн Шют?

– Не знаю, пожал плечам и Карадек. Но собираюсь выяснить.

– Пожалуйста, Энн подошла к нему, пожалуйста, не связывайтесь с ним, Рейф! Хватит уже убийств! Вы можете пострадать, а я не перенесу этого.

Он посмотрел на девушку.

– Это значит для вас так много? Энн опустила глаза.

Да, сказала она просто, так много.

Вся грязь и запущенность Пайнтед-Рока была скрыта чистотой свежевыпавшего снега, и город притих среди этой белизны. Под охраной отряда огаллала Энн, Рейф и Текс подъехали к городской окраине и быстро попрощались с дружественными воинами.

Улица была пустынна; казалось, город не замечал их появления.

Из магазина навстречу им выбежал Бейкер. Вместе с Энн он помог Тексу спешиться и войти внутрь.

Рейф Карадек привязал вороного к коновязи и огляделся в поисках Шюта. Через несколько минут Дэн будет знать, что он вернулся. А как только известие достигнет ушей Шюта, начнут разворачиваться события.

В магазине Рейф встретил Пата Хигли. Выслушав рассказ Карадека, тот кивнул.

– Шют вернулся в город, сообщил он. Думаю, потеряв Энн в буране, он предположил, что она сделает круг и вернется сюда.

– А где Под Гомер? спросил Рейф.

– Если вы имеете в виду, убрался ли он из города, то могу сказать, что нет, ответил Бейкер. Он носит теперь два револьвера.

Хигли поддержал его:

– Они не сдадутся без боя. Рейф нетерпеливо кивнул:

– Все это кончится сразу же, как только будет убран с дороги Шют.

Открылась дверь, и Рейф вскочил при виде входящих Джонни Джилла и Рока Муллени.

– Солдаты соорудили сани, с порога начал Джилл, и забирают Бо в форт. Вот мы и подумали, что неплохо бы приехать сюда и побыстрее, мало ли что тут может произойти.

Энн пригласила Рейфа на чашку кофе. Она чинно предложила ему стул, расстелила салфетку, поставила возле его чашки сливочник. Положив в чашку сахар, Рейф поднял глаза на девушку.

– Сможете ли вы когда-нибудь простить меня? спросила она.

– Тут нечего прощать, ответил он. Мне не в чем вас обвинять. Вы были уверены, что ваш отец мертв.

– Я не могла понять, почему вокруг этой земли такая возня, пока не узнала о нефти. Она в самом деле так дорого стоит?

– Порядочно. Сейчас, конечно, возникнут немалые трудности с доставкой, но вскоре эта проблема будет решена, и тогда ее ценность намного возрастет. Думаю, об этой стороне дела они знали лучше нас. Карадек посмотрел на Энн. Я никогда не собирался предъявлять права на свою половину ранчо, добавил он. Не собираюсь и теперь. Мне просто нужны были законные основания, чтобы сотрудничать с вами. Но теперь опасность миновала, и я отдам вам документ на владение землей, завещание вашего отца и другие бумаги.

– О нет! быстро воскликнула Энн. Ни в коем случае! Мне нужна ваша помощь. Без вас мне не управиться с делами. Вы должны вступить во владение своей частью ранчо и остаться. Это, прибавила она, в том случае, если вы не считаете меня слишком ужасной после всего, что я натворила.

Рейф покраснел.

– Вовсе вы не ужасны, Энн, неуклюже сказал он, поднимаясь из-за стала. По-моему, вы удивительны. Пожалуй, я думал так всегда с того самого дня. Как впервые вошел в этот магазин. Он посмотрел в окно и вздрогнул: Там Дэн Шют. Мне надо идти.

Энн тоже поднялась, побледнев так, Что даже губы поблекли. Когда он откинул занавеску, девушки крикнула вслед:

– Возвращайся, Рейф! И буду ждать!

Он прошел через магазин к выходу) и что-то в его облике и походке подсказало остальных), что сейчас произойдет. Мул-лени схватил винтовку и двинулся вслед за Рейфом; Бейкер стал доставать дробовик.

Рейф Карадек быстро окинул взглядом заснеженную улицу. На рассвете здесь проехала повозка, потом оставили на снегу следы несколько всадников; Их лошади стояли возле коновязи. Но в остальном улица являла собой ровное, непотревоженное пространство чистейшей белизны.

Стоя на крыльце, Рейф заметил серого жеребца Дэна Шюта, привязанного у коновязи «Националя», но самого ранчеро не было видно. Скорее всего, Шют в Национале. Рейф неторопливо подошел к салуну и распахнул дверь. Джо Беисон взглянул на него из-за стойки и поспешно стал отходить к дальнему ее концу. Под Гомер, развалившийся на стуле в другом конце зала, резко выпрямился; глаза его метнулись к фигуре крупного мужчины, стоявшего возле стойки спиной к залу. В своей короткой, тяжелой куртке Дан Шит Выглядел громадным. Он был без шляпы, и грива светлых волос, грубых и нечесанных, блестела на солнце.

Войдя, Рейф остановился и внимательным взглядом обвел зал; потом его глаза остановились на могучей спине у стойки.

– Ну что ж, Шют, – спокойно проговорил он. Поворачивайся и получай.

Шют обернулся. На лице его застыла широкая ухмылка, но в глазах прыгали злобные огоньки. Медленно и нагло он оглядел Карадека с ног до головы.

– Убить тебя было бы слишком просто, заявил он Я пообещал себе, что собственными руками разорву тебя, когда придет время. А уж если что останется понаделаю дырок. Я убью тебя, Карадек.

Краем глаза Рейф заметил, что Джонни Джилл прислонился к косяку задней двери, а Рок Муллени только что вошел вслед за ним.

– Сними револьверы, Карадек, и я тебя убью, мягко проговорил Шют.

– Это их бой, прозвучал голос Джилла. Пусть дерутся как хотят.

Услышав этот голос, Гомер побледнел и, вздрогнув, оглянулся. Тем временем в распахнутую дверь вошли Хигли и Бейкер. Под Гомер облизал пересохшие губы и покосился на Бенсона. Владелец салуна выглядел несчастным.

Дэн Шют расстегнул пояс и снял оба ремня, положив большие револьверы на стойку рукоятками к себе. У противоположного конца стоики проделал то же самое Рейф Карадек. Потом они одновременно сбросили куртки.

Гибкий и широкоплечий Рейф был на дюйм ниже и на сорок фунтов легче противника. Узкобедрый и поджарый, словно борзая, он казался воплощением скорости, хотя мощные руки и плечи свидетельствовали о годах тренировок и тяжелого труда с киркой, топором и мокрыми корабельными снастями.

Шея Дэна Шюта была толста, грудь широка и массивна. Он обладал плоским, твердым животом и огромными руками. От всего облика Шюта так и разило откровенно животной силой и мощью. Облизываясь, точно голодный волк, он двинулся вперед. Шют ухмылялся, и в его жестоких светло-серых глазах плясали искорки.

Он не рванулся и не прыгнул. Все с той же усмешкой на губах он подошел к замершему в ожидании Карадеку. Но стоило Шюту приблизиться, как Рейф неожиданно, опередив противника, нанес удар снизу вверх левой под ложечку. Шют вздрогнул и сощурился. Потом попытался ударить головой сверху вниз.

Покачнувшись, Рейф локтем отразил удар и сделал шаг в сторону, чтобы не оказаться зажатым в угол.

По-прежнему ухмыляясь, Дэн Шют продолжал надвигаться на Карадека. Этот громадный человек был обманчиво быстр. Внезапно он прыгнул на Рейфа ногами вперед.

Карадек отскочил, но слишком медленно ноги Шюта замкнулись вокруг его ног, И Рейф рухнул на пол. Он сильно ударился и невольно уступил инициативу Шюту.

Перевернувшись, тот оперся на левую руку и замахнулся правой. Это был злобный удар с полуразмаха, и он обрушился на подбородок Рейфа. В глазах полыхнуло, и Рейф почувствовал, что теряет сознание.

Подчиняясь скорее инстинкту, чем разуму, Карадек увернул голову, и следующий удар скользнул лишь по уху. Высоко взбросив ноги, он перекинул Дэна через себя. Оба вскочили и ринулись друг на друга так что от их столкновения вздрогнул зал.

В голове у Рейфа гудело; от сокрушительных ударов голова моталась из стороны в сторону. Правой он ударил Шюта в лицо и увидел тонкую кровавую полоску, появившуюся на щеке. Он вновь обрушил правый кулак на то же место ранка расширилась, из нее заструилась кровь.

Однако это не заставило Шюта сбавить темп. Нырнув, он толкнул Рейфа плечом, и тот на миг потерял равновесие: в ту же секунду кулак Шюта угодил ему в скулу. Рейф попытался было уйти от следующего удара, но поскользнулся в луже на полу. Падая, он заметил, как Шют отвел ногу, готовясь ударить Лежащего по голове и тем кончить дело. Извернувшись, Рейф сумел изменить направление падения и подшиб ногу, на которую опирался его противник. Оба упали одновременно и так же одновременно поднялись.

Когда эти двое сошлись снова, присутствующим стало ясно, что человеческий разум перестал управлять их действиями; Они схватились, как звери, хуже, чем звери, ибо за каждым стоял многолетний опыт драки, боев и сражений в самых темных, жестоких и диких закоулках мира. Каждый из них превратился в сгусток животной силы; обоими двигало поднимающееся изнутри яростное стремление жажда биться до конца, чтобы выжить.

Рейф рванулся к Шюту, нанося ему злобный, режущий удар левой. Потом его правая вновь метнулась к разбитой щеке Шюта, и кровь полилась сильнее. Он оттолкнул Дэна, нанес удар сцепленными руками по корпусу, а затем повернулся и борцовским приемом бросил Шюта на пол. Как только Шют поднялся, Рейф снова ринулся в бой. После резкого удара левой в лицо сквозь приоткрывшиеся размозженные губы Шюта стали видны разбитые зубы. Собравшись, Рейф всю силу вложил в апперкот, который поднял Шюта на цыпочки. Однако жажда битвы все его пылала в глазах шатающегося, пьяного от ударов и боли Шюта.

Он схватил со стойки бутылку и ринулся на Рейфа. Тот повернулся, смягчая удар, и услышал, как бутылка со стеклянным хрустом разбилась об его левое плечо; рука разом онемела. Но Карадек, собравшись с силами, провел этой занемевшей левой рукой хук и почувствовал. Как кулак погрузился в тело Шюта.

Ранчеро отлетел и ударился о стол, возле которого стоял Джин Бейкер; оба упали. Шют быстро перекатился и встал на колени кровь лилась из щеки, теперь уже разорванной от губ до самого уха, губы размозжены, один глаз заплыл и посинел. В этом лице уже не было ничего человеческого. Но в зрячем глазу горел злобный, смертоносный огонь безумия. Руками он сжимал охотничью двустволку Джина Бейкера.

Он не произнес ни слова просто поднял ружье и нажал на оба курка.

Но в тот момент, когда палец Шюта готовился надавить спусковые крючки, Рейф схватил стоявший рядом стол и одним могучим рывком метнул его в стоящего на коленях человека. Ружье изрыгнуло гром и Пламя в тот миг/ когда Рейф упал и перекатился по полу.

Стоявший за стойкой Джо Бенсон получил в лицо оба заряда дроби и откинулся назад со странным, задыхающимся воплем. С побелевшим от ужаса лицом Под Гомер уставился на то место, где только что находился Бенсон.

Рейф вскочил. В зале воцарилась мертвая тишина. Шатаясь, Карадек подошел к Дэну Шюту. Ранчеро лежал на спине, раскинув руки, голова его была повернута под неестественным углом.

– Стол! сказал подошедший Муллени. Стол сломал ему шею.

Рейф повернулся и, пошатываясь, направился к выходу. Там его перехватил Джонни Джилл. Он поддержал Рейфа и надел на него пояс с револьверами.

– Как насчет Гомера? спросил он.

Но шериф уже вставал навстречу, поднимая руки.

– Не начинай ничего. С меня хватит. Я ухожу. Карадек молча кивнул. Кто-то принес ведро воды. Рейф опустился на колени и принялся плескать ледяную воду на лицо и голову. Потом он насухо вытерся протянутым кем-то полотенцем и потянулся было за курткой, но в этот момент вернулся из магазина Бейкер с чистой рубашкой в руках.

– Это из-за меня получилась история с дробовиком, сконфуженно проговорил он, но все произошло так быстро, что я и понять-то ничего не успел.

Рейф попробовал улыбнуться и не смог. Лицо распухло и одеревенело.

– Забудете об этом, сказал он. И давайте уйдем отсюда.

– Вы не собираетесь уезжать? спросил Бейкер. Энн сказала, Что…

– Уезжать? Конечно, нет! У нас здесь нефтяной бизнес, да и ранчо требует забот. Из форта я послал телеграмму на ранчо СИ Бар в Техасе, чтобы прислали еще стадо скота.

При виде Рейфа глаза Энн широко раскрылись. Карадек прошел мимо нее и упал поперек кровати.

– Не обращай внимания, милая, сказал он. Мы поговорим обо всем, когда я проснусь.

Энн собралась что-то ответить, но в комнате уже раздался заливистый храп.

Миссис Бейкер улыбнулась. Если мужчина хочет спать пусть спит. Я бы сказала, он это заработал.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации