» » скачать книгу Роман

Книга: Роман -

  • Добавлена в библиотеку: 14 ноября 2013, 07:14
обложка книги Роман автора Максим Горький


Автор книги: Максим Горький


Жанр: Русская классика, Классика


Язык: русский
Размер: 145 Кб

сообщить о неприемлемом содержимом

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Описание книги

Впервые напечатано в газете «Нижегородский листок», 1896, номер 297, 27 октября, в разделе «Фельетон».

В собрания сочинений не включалось.

Печатается по тексту газеты «Нижегородский листок».

Последнее впечатление о книге
  • Tam_cugeJ7a_Mypka:
  • 12-08-2019, 00:24

Ну что ж, посмотрим, как делают религию на заводе искусственных минеральных вод! Отличный фильм или Книга – реальность, ею можно убить муху, ее можно швырнуть в голову автора.

Ещё
Да, сначала я смотрела одноименный фильм 88 года. И даже решила, что этого будет вполне достаточно. Хе-хе, а так и есть. Фильм снят довольно близко к тексту, если так можно сказать о 1500 страницах, умещенных всего в 14! серий. Ничего существенного не упущено. Конечно, нет такого объема персонажей и их размышлений, но плохо ли это? Не думаю. Опять же природа, погода, все очень образно, красиво. Да и некоторые сцены получились даже лучше, чем в книге. Но это уже вкусовщина. В общем, с одной стороны фильм мне очень помог при чтении, потому что, не зная ключевых сцен и более-менее главных персонажей, я бы знатно запуталась в этой "жизни". А с другой стороны - я бы может и читать это не стала, не заинтересуй меня фильм. Ах да, на него ушел месяц. Если вы готовы к такому, то очень советую. Целый месяц с Климом Самгиным. Мечта. Но еще лучше Книга или Вот уж я и не понимаю – зачем вы это рассказываете? На нее ушло два месяца. Еще около 60 вечеров с душкой гг. Я вообще это читать не собиралась. Я знала, кстати, давно, что есть такой Клим, что он Самгин, что это написал Горький, и что Клим Самгин - революционер, красноармеец и вроде бы стахановец, и вот его-то героическую Жизнь, полную лишений и выгоняний борьбы за свободу и описывает наш буревестник революции. Не спрашивайте, откуда я это взяла. А потом... я погуглила. Стахановец, да? В общем, теперь я знала, на что иду, знала сюжет (если можно сказать, что он здесь есть) и героев, что нисколько не помешало мне запутаться во множестве второстепенных персонажей. Дунаев, Властов, Ряхин, Брагин, Кумов, Поярков, Вараскин, Корнев, Корвин, Стратонов, Харламов, Хотяинцев, Пыльников etc. - они периодически возникали на страницах книги, и по идее можно было бы проследить некую эволюцию их образов, но, черт возьми, как же это сделать, если просто не помнишь, кто это такой? Или вот:

Близорукость Самгина позволила ему узнать Бердникова, только когда он подошел вплоть к толстяку.

А я вот Бердникова не узнала, хотя он впервые появился всего 5 страниц назад. А когда Никонова вдруг стала Любимовой? Я уж подумала, что у меня крыша едет и, вероятно, от этой книжечки. А вообще, кажется, Клим Самгин знаком уже с половиной населения страны. Да, до смешного тесно на земле. И однообразны пути людей. И непонятен, неуловим смысл их бытия. Автор или Горький? Этот – кончен. Вместо "перед" он пишет "пред". Это по-древнерусски? И очень много тире. Серьезно, фраза с тире совсем по другому выглядит, чем без него, и кажется, что автор искажает фразы намеренно, что в них есть какой-то скрытый смысл. И ведь зачем-то пытаешься его найти, а оказывается, что, скорее всего, это все просто так, как и "пред". ...Или? Смешно, но "Варвара" часто путалось с "Варавкой", особенно когда наш гг поехал с женой в свой родной город, там вообще иногда приходилось читать по слогам. А еще Алексей наш Максимович очень любит упоминать... себя. Понятно, что Горький тогда был значимой фигурой, и в контексте того времени - это нормально и правильно, но с другой стороны, не исключая самолюбование автора, своеобразное, учитывая, что отзываются герои о нем совсем не восторженно, а скорее наоборот, как-то странно. Говорят, что автор не любит своих персонажей, а особенно Клима Самгина с его интеллигентской возней с самим собою и неприятием революции (хотя в случае гг сложно сказать о каком-то устоявшемся мнении по этому вопросу, впрочем, как и по многим другим). На самом деле, Горького я не очень люблю и вполне допускаю, что по его мнению человек "средней стоимости, который проходит сквозь целый ряд настроений, ища для себя наиболее независимого места в жизни, где бы ему было удобно и материально и внутренне" - это плохой человек, но если не знать об этом, а делать выводы только по тексту, то нелюбви там не чувствуется совсем, а уж тем более ненависти. Наоборот, кажется, что автор не имеет каких-либо симпатий и антипатий, поэтому читатель должен сам решить, кто прав, а кто виноват. А это сложно. Итак Клим Самгин или Повесть длинная и неинтересная. Я не буду описывать биографию гг и мотивы его поступков. Здесь многие это сделали за меня. И втайне от себя я понимаю, что эти люди очень образованны и что я, в сравнении с ними, невежда. Да и просто хотелось придумать свои, никем не сказанные слова, но таких слов не находилось, подвертывались на язык все старые, давно знакомые. Про детство, про мальчика (а был ли он?), про "систему фраз" и "насилие чужих мыслей". Да, жизнь Клима Самгина текла не плохо. Человека более интересного и значительного, чем сам он, Клим еще не встречал. Тонкий мастер внешних наблюдений, он был бы литератором, он много и отлично видит, но – плохо формирует, и у него мало слов. Вся жизнь его – цепь бессвязных случайностей, но в нем есть мужество… не соглашаться с жизнью… Он живет монологами и диалогами почти всегда с "самим собой", но если он болен, то, в отличие от других, знает – чем. Существуют люди, более талантливые, чем он. Да, к сожалению, существуют такие. И кто всю жизнь ставит его свидетелем мучительно тяжелых сцен и событий? Неужели он эмоционально так беден, что останется на всю жизнь таким, каков есть? А – что значит быть умным в наши дни? Вот вопрос!

– Не знаю. Я еще не познал самого себя, – неожиданно произнес Самгин, и ему показалось, что он сказал правду.

Он – не Иванов, не Ефимов, а – Самгин. Фамилия – редкая. Самгин? Это тот, который… нимало не напрягая воображение, вполне ясно увидел себя в ложе членов правительства и нашел, что было приятно чувствовать себя самым умным среди этих людей. А – как бы ты вел себя на его месте? Случай, о котором не расскажешь друзьям. Хорошо, что у него нет друзей. Но как все это… глупо! Безнадежно, неисправимо глупо. «Чем умнее обвиняемый, тем более виноват». Эх, Самгин… Поди ты к черту… И все-все-все или Как думаешь: маркиз или парикмахер? Наш гг ищет простых людей. А простых людей как будто и вовсе не существует. Некоторые притворяются простыми, но, в сущности, они подобны алгебраическим задачам с тремя – со многими – неизвестными. Да, героев разных много и все (большинство) довольно интересные. На них мы смотрим как бы с двух сторон: с нашей и со стороны гг. А со стороны гг мы смотрим еще с целой кучи сторон, ведь его мнение меняется с завидной регулярностью.

Клим считал Стратонова самонадеянным, неумным, но теперь ему вдруг захотелось украсить этого человека какими-то достоинствами, и через некоторое время он наделил его энергией Варавки, национальным чувством Козлова и оптимизмом Митрофанова, – получилась очень внушительная фигура.

Вот так. Лидия, Алина, мать и отец Клима, брат Дмитрий, Варавка, Лютов (в фильме суперский), Дронов (а он хорош в книге), Иноков, Туробоев, Варвара, Люба Сомова, Диомидов, Анфимьевна, Марина (вот это женщина!), Безбедов, Тагильский, Томилин, Кутузов, Нехаева, Спивак, ее муж, Макаров, Митрофанов, Никонова, Елена, Таисья, Дуняша - фух, и это еще более-менее главные, те, которые хоть чем-то запомнились. Все хороши, хороши по-своему, и некоторые прописаны даже лучше, объемнее и характернее, чем сам Клим Самгин. Тут получается такая штука, что мы не столько смотрим на него со стороны, сколько читаем его мысли и оказываемся как бы в его шкуре, немного становимся им самим. Понять себя, знаете ли, сложно, а уж при таком раскладе - возможно ли вообще? Не могу сказать, что наш гг "злая дрянь", что-то в нем я понимаю, что-то не принимаю, но он такой, какой он есть, не плохой и не хороший, скажем так, своеобразный Клим Иванович (да, в четвертой части он становится Ивановичем, очень много курит и часто смотрится в зеркало, подозрительно часто). Общество на фоне истории или Меня политика не интересует. Интереснейшее время. И очень страшное.

Горестно думалось о том, что Клим Самгин, человек, которому ничего не нужно, который никому не сделал зла, быстро идет по улице и знает, что его могут убить.

Ему-то может оно и горестно, а вот некоторые читатели сделали бы это с удовольствием. Шутка. Ужас на самом-то деле. Интересная подача исторических событий: глазами гг и прочих персонажей. Только вот Клим Иванович видит, что происходит, и сам в какой-то мере участвует в этом, а другие об этом говорят. Говорят здесь, конечно, много. Иногда интересно было именно "послушать" мнения тогдашнего общества о каком-либо событии, чем "посмотреть" на него. С другой стороны эти вечные разговоры, разговоры, которые очень часто переходили с жизни на политику. Да, в то время политика и жизнь были теснейшим образом связаны, но все же было довольно трудно разобраться с этими бесконечными партиями, философиями, философами, литераторами. (Вот скажите, что это за штучка наших дней – «Чума», роман Лопатина? Упоминается аж 2 раза, а гугл ничего не выдает.) Еще сложновато было понимать все эти терки классового общества. А рассуждения об интеллигенции? Это одна из главных тем книги, но интеллигенция начала 20 века довольно далека от меня, впрочем, наверное, как и всякая другая. С начала книги события постепенно набирают обороты, и вот уже разваливается бытишко наш с верха до низа. и здоровенная будет у нас революция и вечный вопрос - какая причина разрушению жизни? Сложное, сложное время. И автор ответов никаких не дает. А если учесть, что это написал Горький, классик соцреализма, то где же здесь, собственно, соцреализм? Казалось бы, Кутузов - вот проводник большевистских идей автора. Но появляется он не часто, и проповедует автор через него не так уж рьяно. Но все-таки Кутузов - эдакий человек-символ, и он незримо присутствует как бы "за текстом" на протяжении всей книги.

Да, – соображал Самгин. – Возможно, что где-то действует Кутузов.

У него мало слов, именно слов, но очень много действия, невидимого, но мощного. Одни из интереснейших образов. Жаль, конечно, что книга не дописана, и прерывается она чуть ли не на самом интересном месте, но - что есть, то есть. Собственно, а чем ее можно закончить? Героической смертью? Но наш герой отнюдь не герой. Смертью, если можно так выразиться, обычной? Мелковато будет после такой большооой жизни прочитать про такую маааленькую смерть. Какой в ней смыл? Да в общем-то никакой. Просто "Жизнь" о жизни. А знаешь, Клим Иванов, не легкое дело найти в жизни смысл. Некая просветительская миссия или Я мало читаю по вопросам философии.

Он (некто Ихоров) прочитал «Слепых» Метерлинка и сделал вывод: все человечество слепо.

Кто знал, что с барсуком в норе часто лиса живет? Я вот - нет, а теперь знаю. А что коза по-латински – capra (капра)? А про жертвоприношение Исаака, когда наш гг говорит: "Найдите барана!"? Или вот:

– Вот – приятно, – сказала она, протянув Самгину голую до плеча руку, обнаружив небритую подмышку.

История бритья подмышек тоже, знаете ли, представляет некоторый интерес. P.S. Размер этой рецензии прямо пропорционален размеру книги.

Свернуть
Остальные комментарии

Комментарии
  • bealex50:
  • 10-03-2019, 19:19

Вокруг Горького - много чего: где был, что говорил, что делал, с кем общался, ГПУ, женщины, деньги, отношения с верховной властью. Тусовка и с той же властью и с литераторами и много с кем ещё.

Ещё
  • George3:
  • 4-12-2018, 21:42

В детстве прочитал немало автобиографических книг известных писателей о детских годах. Это "Детство" Льва Толстого, "Детство Никиты" Алексея Толстого,"Детские годы Багрова внука" Аксакова, но наибольшее впечатление на меня произвело "Детство" Максима Горького.

Ещё
  • Iloshka:
  • 28-06-2018, 19:48
Меня очень серьезно занимают люди, которые искали-искали свободы духа и вот будто — нашли, а свободой-то оказалась бесцельность, надмирная пустота какая-то.
Ещё

Не зря Горький собирался назвать данный роман "Историей пустой жизни". Клим - пустой сосуд, поглощающий книги, людей, события... С детства он выдумывал себя, чтобы нравиться окружающим. Эта игра превратилась в образ жизни. Собирая чужие мысли, Самгин не мог разглядеть свое Я.

А был ли мальчик?

Я его так и не увидела. До последней строчки надеялась, что какое-нибудь событие наконец-то взбередит душу Клима, и он откроет нам истинные чувства, покажет настоящего "мальчика". Презрение и ненависть, которое Самгин испытывал к людям, нервировало мое сознание, потому что отчасти я была с ним согласна.

Люди раздражали уже только тем, что они существуют, двигаются, смотрят, говорят. Каждый из них насиловал воображение, заставляя думать: зачем нужен он?

Безумно много персонажей, но каждый индивидуален. Любимцем стал Макаров - невероятной души человек, отважный, честный, умный.

Исторические события, быт, люди - все описано живо и реалистично, легко можно погрузиться в жизнь того времени. Некоторые образы вспыхивали так ярко, что оставили ожоги в памяти.

Горький был и остается моим любимым русским классиком на протяжении многих лет. Он неповторим в красоте и величии слога!

Свернуть
  • Lizhen:
  • 26-06-2018, 00:58

Мощнейше врываюсь в мир Лайвлиба после практически трехлетнего перерыва и избегания обсуждения книг вообще с рецензией не на абы что, а на саму русскую классику.

Ещё
  • Dikaya_Murka:
  • 23-11-2017, 23:41

Каждый раз, когда я пишу рецензию на какое-нибудь классическое произведение, у меня возникает неприятное чувство, что я по сотому разу пропускаю через мясорубку давно готовый фарш.

Ещё
  • ArtemDorofeev652:
  • 30-08-2017, 17:01

Роман Горького ,, Жизнь Клима Самгина поразил моё воображение охватом событий, роман оказался богат яркими персонажами.Сам образ Клима Самгина , очень противоречивый образ ,вмещающий в себя одновременно все черты.

Ещё
  • DreamWay:
  • 30-04-2015, 23:45

Вот и закончилась эта дорога... Четыре тома, четыре порции по 500 стр из жизни.

Книга о Самгине Климе Ивановиче.. Каждый из нас, пишущих рецензию на эту книгу, задаётся мыслью разобрать его характер и показать с разных сторон, удалась ли задача Максиму Горькому в создании образа пустого глупого человека.

Ещё
  • frogling_girl:
  • 30-04-2015, 23:44
- Благородными металлами называются те из них, которые почти или совсем не окисляются. Ты заметь это, Клим. Благородные, духовно стойкие люди тоже не окисляются, то есть не поддаются ударам судьбы, несчастиям и вообще.
Ещё

Прозвенел стартовый гонг и толпа долгопрогульщиков ломанулась вдаваться в подробности личной жизни Самгина. Забавно, забавно. Пожалуй, даже забавней, чем с Посохом.

Что же за человек этот Клим Самгин? Для меня вопрос так и остался открытым. Ответов то было предостаточно, тут Горький расстарался изо всех сил и расписал не одну сотню страниц, показывая читателю внутренний мир своего героя, рисуя мир окружающий его красками и его помыслами. А это, согласитесь, немало. Итак, Клим. Почему-то я так и не сумела определиться с тем, что думаю о нем как о человеке... и даже не уверена, понравился мне роман или нет. Потому и оценка такая серединчатая, я правда не знаю. С одной стороны, большую часть времени Клим казался мне пренеприятнейшим персонажем. С другой, я дочитала его жизнеописание до конца и периодически даже ловила себя на мысли, что не могу оторваться. Кстати об этом, я вообще замечала, что Клим нагоняет на меня такое странное состояние, которое мне и ухватить то удалось не с первого раза. Что-то вроде апатии, когда все глубже проваливаешься в текст и сколько ни барахтайся, выбраться из него не получается. Мне даже снились про него сны, что вообще редкость.

Наверное, только ленивый не попинал Клима за его отношение к людям, но и я не могу остаться в стороне. Его непоколебимая уверенность в том, что он лучше окружающих (умнее, талантливее, серьезнее, прозорливее, лучше понимает жизнь, яснее видит историю и тд) доводила меня до белого каления. Не представляю, как можно жить с такими шорами на глазах. Ведь ни малейшего сомнения. Все с позиции легкого превосходства. И это пренебрежение к окружающим, к их идеям, словам, мыслям и даже чувствам. О том, как Клим обращается с женщинами даже говорить не будем.

Вообще, скоро на экраны выходит мультфильм про забавных существ, которые сидят у нас внутри головы и отвечают за наше взаимодействие с окружающим миром. Ну так вот, Клим упорно напоминал мне об этом мультике. Угу, я знаю, фантазия у меня извращенная. Но все намного проще, мне всего-то казалось, что я точно так же заперта у Клима внутри головы. Весь мир только его глазами, только через призму его мыслей. И ведь это с самого детства. С того времени, как Клим предстает перед нами сначала в образе младенца, а потом толстенького мальчика в очках. Дети с ним не дружили, мальчишки были ловчее, сильнее, смелее и быстрее, чем он. Девочки обходили его стороной. Зато взрослым Клим нравился, что в принципе понятно. Многие взрослые грешат тем, что превращают своих детей в мини-мудреца и гордо демонстрируют его друзьям. "Ах, смотрите, какой он серьезный". Боюсь, именно это и сыграло с Климом злую шутку. Как говаривал дедушка Фрейд, все наши проблемы из детства. И мне почему-то кажется, что именно из-за такого дурацкого детства Клим и превратился в самовлюбленного придурка. Поскольку другие дети его игнорили, он очень быстро убедил себя, что выше их, умнее, правильнее ну и так далее по всем пунктам. А дальше поехало по накатанной. Привычка считать себя лучше окружающих она штука коварная, привязывается намертво, не отдерешь потом.

Как часто бывает с такими людьми, на самом деле, они ничего из себя не представляют и потому в глубине души отчаянно завидуют тем, кто действительно талантлив или просто умеет схватить дух эпохи. Клим именно такой. Не знаю, специально ли Горький создал такого противоречивого персонажа или так вышло случайно, но получилось здорово. Самгин настолько реален, что иногда он чудился мне в дверном проеме.

Еще одна странность - ограниченное число действующих лиц. Куда ни сунься, повсюду одни и те же лица. И роли у них все время одни и те же. Понравился мне почему-то Кутузов, остальные как... как... да никак. Кто-то раздражал, кто-то напрягал, кому-то я даже симпатизировала. Угловатая Лидия мне, например, даже понравилась. А вот Сомова казалась слишком шумной и от нее голова трещала. И да, я специально ни слова не упоминаю об исторической канве романа, ведь Климу довелось жить в такое интересное время. Жаль только, что мне толком не удалось его рассмотреть. Никакого взгляда изнутри не получилось, уж больно Клим специфичный зритель. О, вспомнила еще о Спивак. Она мне безумно нравилась. Вся такая резкая, уверенная, сильная. А мать Клима и пресловутый Варавка показались вялыми и надуманными.

Роман затянут до невозможности. А еще в нем полно сексуальных сцен, что меня впечатлило. Русская литература открылась мне прямо с новой стороны. Хотя есть смутные ощущение, что еще кто-то из классиков грешил этим делом в своих книгах. Если бы мне предложили сформулировать мнение о книге одним предложением, я бы сказала "сплошной поток сознания". Временами это так круто, что аж дух захватывает. Прям втягиваешься и не может даже передохнуть, настолько легко читается, но временами от этой же непрерывности дико устаешь. Трудная книга. И неоднозначная. Понятия не имею, что от этой книги хотел Горький, но получилось нечто монументальное. И очень российское по духу...

Свернуть
  • pevisheva:
  • 30-04-2015, 23:02
"История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она – следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление" (М.
Ещё

Около двух тысяч страниц назад я думала, что «Жизнь Клима Самгина» – это что-то вроде «Войны и мира» или «Тихого Дона». Ну, потому что четыре тома и потому что на основе исторических событий. Как бы не так. Почему-то меня не смутило даже то, что на обложке было написано «повесть», а не ожидаемое «роман-эпопея». И объем меня не пугал, читала же я «Войну и мир» и «Тихий Дон», ничего сложного и тяжелого там нет, читай и радуйся.

Оказалось, что Горький – это совсем другое. Как делает Толстой: у нас есть тома, части и главы, несколько глав складываются в эпизод, от эпизода к эпизоду мы переносимся с места на место, от одного героя к другому, узнаем их характер, их отношения с другими персонажами – ну, вы поняли. В итоге получается такая, что ли, карта пространства, в разных частях которой живут себе герои и у них что-то происходит. Красота, короче.

Горький по каким-то причинам, к сожалению, так писать не хочет. Берет он Клима Самгина – и прям от самого рождения до (как планировалось, видимо, не успел немного дописать) смерти за ним следует. Куда Клим – туда и мы. За пределы его сознания нас не выпускают, как и за пределы его физического нахождения в пространстве. Видимо, поэтому Клим часто куда-то ездит, иногда без явной на то причины: надо же показать события и в столицах, и в провинции, и заграница даже есть.

Горький не жалеет читателя и вообще мало о нем заботится. Часто трудно вспомнить, в каком городе мы сейчас находимся, если специально это не отмечать для себя: явно отличаются лишь Москва и Петербург, особенно когда Самгин еще молодой приезжает туда, а так всё сливается в просто-какой-то-город. Был момент, когда я думала, что Самгин в своих пенатах, а потом внезапно оказалось, что он в Москве. Мешает, что и родной город Самгина, и город, где он живет под крылом у Марины Зотовой, прямо не называется, так было бы проще воспринимать события. Кажется, кроме Москвы и Питера прямо называются только финский тогда Выборг и Нижний Новгород с его ярмаркой, вот тут хоть образ вполне себе вырисовывается.

Кроме неопределенного места действия, часто раздражает то, что непонятно, сколько героям лет (про Клима один раз в третьем томе явно говорится, что, мол, ему 35, и вроде всё) или в каком году происходит действие. Нет, конечно, когда начинается большая история, то по событиям легко понять (или нагуглить, если не знал), когда точно это происходит, там и революции 1905 года и февральская 1917 года, и Ходынка, и Кровавое воскресенье, и убийства министров, и смерть Льва Толстого, и Русско-японская война, и Первая мировая. А вот до подобных событий, в спокойные времена, я мучилась от неопределенности, что это, восьмидесятые, девяностые, где мы вообще? Я не так сильна в истории, чтобы по теме споров определить год. Помогали лишь какие-то подсказки вроде обсуждения литературных произведений. Читают «Тени» Брюсова? Ура! Гуглим – они написаны в 1895 году, значит, мы уже где-то после. Вообще, там много обсуждается литературных произведений, и наших, и не наших, вроде «Слепых» Метерлинка, эти моменты очень интересны, потому что можно почувствовать, как тогда воспринимали те или иные книги. Особенно забавно, что Горький как писатель тоже часто упоминается.

Наливая чай, Дмитрий говорил: — Видел я в Художественном «На дне», — там тоже Туробоев, только поглупее. А пьеса — не понравилась мне, ничего в ней нет, одни слова. Фельетон на тему о гуманизме. И — удивительно не ко времени этот гуманизм, взогретый до анархизма! Вообще — плохая химия.

Но самое неприятное, что меня угнетало, это то, что повествование представляет собой один большой кирпич. Первый том еще разделен на главы (правда, очень большие), а в остальных трех текст идет сплошняком, без перерывов. Даже границы томов не очень чувствуются, особенно между второй книгой и третьей. В конце третьей Клим хоть за границу уезжает, какая-никакая, а смена действия. Из-за этой особенности романа читателю невероятно тяжело: нет ощущения границы эпизодов, нет ощущения логически завершенных сцен, ну и просто тяжело найти, где ты остановился, если закладка потерялась. Понятно, что в реальной жизни человека всё идет как раз так, одним потоком, без четких границ, и у нас тут описание отдельно взятой целой жизни, но, пожалуй, для меня подобный сплошной поток – теперь угнетающий литературный прием номер один.

Повествование для меня разделилось на два пласта: история лично Клима и история предреволюционной России. Главный герой Клим Иванович Самгин человек не самый приятный и ничем особенно не примечательный. Такой среднестатистический представитель своего класса с характером, который сложно назвать привлекательным. С детства привыкший, что к нему относятся как к вундеркинду, особенному ребенку, подающему большие надежды, Клим живет в уверенности, что он лучше и умнее других и так с этой мыслью и срастается, особенно не меняясь. Напоминает о псевдоисключительности Клима Горький часто, подчеркивая зависть героя к тем людям, которые способны красиво высказать мысль, да и просто ко всем, у кого есть сформировавшееся мировоззрение:

«В этот час мысли Клима Самгина летели необычно быстро, капризно, даже как будто бессвязно, от каждой оставалось и укреплялось сознание, что Клим Иванович Самгин значительно оригинальнее и умнее многих людей, в их числе и авторов сборника «Вехи»; «Так же равнодушно он подумал о том, что, если б он решил занять себя литературным трудом, он писал бы о тихом торжестве злой скуки жизни не хуже Чехова и, конечно, более остро, чем Леонид Андреев»; «Иногда Самгину казалось, что Леонид Андреев досказывает до конца некоторые его мысли, огрубляя, упрощая их, и что этот писатель грубит иронически, мстительно. Самгин особенно расстроился, прочитав «Мысль», – в этом рассказе он усмотрел уже неприкрыто враждебное отношение автора к разуму и с огорчением подумал, что вот и Андреев, так же как Томилин, опередил его».

Сам Клим чаще заимствует чужие идеи, бережно запоминая и складывая себе на полочки понравившиеся фразы, и в итоге он не находит себе четкого места среди политических лагерей того времени. Когда его прямо спрашивают, с кем же он, Клим уходит от ответа, отделываясь общими фразами.

Других людей он не любит, не понимает, и они ему, по большому счету, не нужны, разве что женщины для удовлетворения инстинктов (а женщин тут много, Клим меняет их одну на другую и вообще этой теме уделяется много внимания; кажется, что таких откровенных сцен в русской классике я раньше не встречала). А людей вокруг Клима полно, и самое неприятное, что они всё время одни и те же, что, куда бы тот ни поехал, всё равно встретит кого-то знакомого. Создается ощущение, что действие происходит в небольшом городке и что Клим переезжает с одной улицы на другую. Такие «случайные» встречи сначала кажутся неправдоподобными, потом привыкаешь и перестаешь обращать на это внимание, хотя в конце четвертого тома внезапное появление в романе Аркадия Спивака показалось мне совсем уж чудесным и неоправданным. Другие персонажи очень разные, но не всегда ярко прописанные, в них начинаешь путаться, с трудом вспоминая, кто же это и как он был связан с действием в предыдущих своих появлениях. Мешает еще и то, что всех мы видим только глазами Клима, а он старается в каждом найти что-то плохое. Добило меня известие о смерти Любимовой-Истоминой, которое было обставлено так, как будто это близкая Климу женщина, но такой фамилии никто раньше не носил. Помогли только скудные комментарии в конце книги, на которые я случайно наткнулась, где было сказано, что имеется в виду Никонова. Понятно, что роман не закончен, но уж фамилии-то можно было как-то упорядочить.

Все, что касается истории, это, наверное, главное, ради чего стоит читать этот роман. Много описаний (самое страшное для меня – Ходынка, с телегами, на которых везут трупы) и очень много разговоров. Разговоры – это процентов восемьдесят, наверное, от всего повествования, и, наверное, никак иначе историю России и не изобразить, мы больше разговариваем, чем делаем. Так что для интересующихся историей общественной мысли с 1880-х до 1917-го это, безусловно, маст-рид. Роман позволяет хорошо почувстовать атмосферу времени, и это было бы очень хорошо и здорово, если бы было написано в более дружелюбной к читателю форме.

Свернуть
Добавить комментарий
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Популярные книги за неделю

Рекомендации