» » » онлайн чтение - страница 9

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 18 декабря 2018, 11:40


Автор книги: Михаил Ланцов


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Глава 8

1915 год, 26 июня. Ротенбург-на-Одере[95]95
  Полное название – Rothenburg an der Oder, сейчас называется Червеньск.


[Закрыть]


В Ноймаркте удалось разжиться куда более точными и детальными картами Силезии. Крайне полезными в текущей ситуации. Поэтому следующие сто с гаком километров удалось проскочить на одном дыхании.

Почти весь маршрут они шли по отличному шоссе[96]96
  Шоссе в те годы – это дорога с твердым покрытием, как правило, утрамбованным щебнем на насыпи.


[Закрыть]
, объезжая сельскими дорогами лишь населенные пункты, в которых потенциально могли окопаться противники. Поэтому от Ноймаркта до Ротенбурга удалось проскочить за неполных четыре часа[97]97
  В 3:51 эскадрон выехал из Бреслау. В 6:09 выехал из Ноймаркта. В 9:57 прибыл в Ротенбург. Совокупно, выйдя из Лешно, за 13 часов эскадрон прошел 287 км, хотя отдельные автомобили и больше, свыше 300.


[Закрыть]
.

Максим лежал на опушке леса и напряженно всматривался в открывавшийся перед ним пейзаж. Подъезд от Грюнберга[98]98
  Полное название Grünberg, сейчас называется Зелена-Гура.


[Закрыть]
был прикрыт слабо. Взвод пехоты в жиденькой траншее да пулеметное гнездо. Ну и шлагбаум с будкой постового. Куда уж без них?

– Странно, – тихо произнес он.

– Что странно, ваше высокоблагородие? – поинтересовался Семен Михайлович Буденный, старший унтер-офицер разведывательного взвода и его командир после гибели в Ноймаркте подпоручика Степанова.

Максим был наслышан о том, что хоть Буденный и прослыл бестолковым генералом в советское время, но в годы Первой Мировой войны отличился как удивительно толковый унтер и младший командир в армейской разведке. Во всякого рода рисковых и лихих делах. Смелый, находчивый, упорный и лихой…, но безграмотный, из-за чего, видимо, на высоком уровне толково командовать и не смог.

Но Меншикову и был нужен толковый унтер в разведывательный взвод. Вот он и вытащил Буденного в свой эскадрон. Это оказалось несложно. Ведь в марте 1915 года в этой реальности Турецкого фронта еще не было, а из-за конфликта со своим непосредственным начальником, вахмистром Хестановым, житье в родной части было ему пыткой. Так что за перевод, да по приглашению, да в лейб-гвардию, да к прославившемуся на всю Россию командиру он ухватился обеими руками.

– Ротенбург, – начал пояснять ротмистр, – это очень важный логистический узел. Здесь сходятся железнодорожные ветки, идущие из Верхней и Нижней Силезии, а также Позена. За этим небольшим городком – два железнодорожных моста. А здесь – не только транспортный узел, но и большие склады. Через Бреслау, Ротенбург и Франкфурт немцы снабжают свои войска на той стороне Одера.

– Значит, один лаго… лога…

– Логистический, – помог ему Максим.

– Так точно, логистический узел. Так получается, что один такой узел мы им уже сломали?

– Именно, – кивнул ротмистр. – Разруби их все, и у тех двух армий в Позене начнутся большие проблемы. Отступить-то они, может, и смогут. Мостов много еще через Одер, хоть и не железнодорожных. Но вот воевать без еды и боеприпасов толком не получится. Тем более что мы им еще и штабы армий поломали да бардак навели. А немец бардака не любит. Это для нас он вынужденная среда обитания, а для него – чужеродная стихия. – А потом добавил, видя, что Семен немного хмурился: – Немец в бардаке, словно пескарь на траве. Хвостом машет, а плыть не может. Не дурак… отнюдь не дурак… но воспитан не так. Просто не привык и не знает, за что хвататься.

Буденный улыбнулся в усы и поинтересовался:

– Так вы, ваше высокоблагородие, думаете, что мало они тут поставили?

– Именно. Понятно, что угрозы от Грюнберга особой не исходит. Но в Ноймаркте и Бреслау мы немало пошумели. Особенно в Ноймаркте. Там ведь наверняка телеграммку отбили, что ведут бой с превосходящими силами противника. А тут – не только дороги важные в клубок сплетаются, но и склады стоят серьезные с продовольствием и разным военным имуществом. Никак им нельзя быть такими беспечными.

– Та, может, здесь не немцы, а те же австрияки служат? Те беспечнее. Или еще кто.

– Может, и так. Но лучше проверить. Вон – в Ноймаркте мотоцикл и бронеавтомобиль из-за лихости потеряли. Да и людей положили. И это нам еще очень повезло. Могли кровью умыться. Так что слушай задачу – обойди со своими людьми городок да посмотри, что к чему…

Буденный со взводом отправился в разведку пешим ходом, а Меншиков вернулся в расположение эскадрона. Отряд по лесной дорожке обошел Грюнберг и теперь разместился под кронами деревьев в непосредственной близости от Ротенбурга.

Пролетел самолет.

Не по их души. Нет. Просто пролетел вдоль дороги. То ли патрулируя, то ли просто везя какую депешу. Во всяком случае, ротмистр не сильно о том переживал. Маскировочные сети[99]99
  Максим не сильно заморачивался и сделал сети простыми. То есть на обычную рыболовную сеть велел навязать лоскутков зеленой ткани.


[Закрыть]
, накинутые на технику, стоящую под деревьями, практически исключали обнаружение с воздуха.

Через полтора часа вернулся Буденный со своими людьми, застав под деревьями уже настоящий лагерь. Даже туалеты отрыли. Да и кухня трудилась, заканчивая приготовление обеда. Не дымя, разумеется, не дымя. Потому как готовя отряд к рейдовым операциям, Меншиков уделил немало внимания борьбе со всякого рода демаскирующими вещами. Вот и про кухню не забыл… которая размещалась на платформе грузовика и отапливалась автомобильным бензином. Батареей примусов. Опасно и довольно рискованно. Но кухней пользовался опытный и осторожный человек. Да и ремонтно-восстановительное отделение делало регулярную профилактику.

– Как сходили? – первым поинтересовался Максим у Семена.

– Странно там все, – почесав затылок, заявил Буденный. – На первый взгляд – ничего такого. Стоят эти заслоны чин по чину. Но…

– Что-то заметил?

– Со складами что-то не то. Там что-то есть. Но подбираться ближе не стали. Там открытое пространство и вышки стоят. Заприметят.

– Бегали в те склады много?

– Да. И горячее носили, – произнес он, потянув носом. – Обед же.

Вернулся самолет, летавший на запад. Во всяком случае, ротмистр подумал именно так. На вид – тот же самый. И двигался опять же вдоль дороги, но только в обратном направлении. В Позен. Скорее всего, он относился к группировке, стоящей в междуречье Варты и Одера.

«Битый, что ли?» – пронеслось у Максима в голове. Потому как этот «пепелац» ниже километра не спускался. Видимо, побаивался. После десяти сбитых самолетов – пилоты на свечу дуть станут[100]100
  10 сбитых самолетов за 1 день – очень большие потери, потому как в Позене всего было 23 аэроплана. Для сравнения, в нашей истории в январе 1916 года под Верденом собрали кулак из 160 самолетов. И это массирование авиации смогли переплюнуть только французы в мае того же года там же, достигнув группировки в 220 машин. Так что 23 аэроплана летом 1915-го на тихом участке фронта – большие силы.


[Закрыть]
.

И вот, отдохнув, перекусив и приведя себя в порядок, эскадрон начал наступление. Разместил минометы на позициях. Подвел бронеавтомобили. Ротмистр даже выдал бойцам трофейные крепостные ружья на всякий случай. Мало ли бронепоезд подойдет или еще какую пакость немцы учинят?

Бум! Бум! Бум! Ударили 60-мм минометы, обрабатывая позиции юго-западной заставы. Той самой, что вела в Грюнберг. И там начали вставать частые разрывы.

Пулемет накрыло быстро и надежно. А пехота попряталась от разрывов в траншеи. Поэтому прозевала и подход бронеавтомобиля и идущего под его прикрытием отделения бойцов. Которые закидали траншеи гранатами и пошли дальше.

Вошли в городок, завязав перестрелку с бойцами, засевшими на вокзале. И тут случился ожидаемый «сюрприз». Из-за поворота, прямо от тех странных складов, вырулило три бронеавтомобиля!

Максим, наблюдавший за боем с относительно безопасной позиции, аж присвистнул. Потому что это были трофейные британские «Ланчестеры», в которых стандартные станковые пулеметы были заменены 37-мм пушками[101]101
  Бронеавтомобили «Ланчестер» выпускались с 1914 года. Боевая масса 4,7 тонны, экипаж 4 человека. Бронирование 8-мм. Есть поворотная башня, в ней устанавливался 7,62-мм станковый пулемет Vikkers. По требованию русских им поставляли вариант с 37-мм пушкой Гочкисса вместо пулемета.


[Закрыть]
. А следом выкатили еще две боевые машины – товарки. Правда, с пулеметами, а не с пушками.

Видимо, во время кампании 1914 года немцам удалось захватить какое-то количество бронеавтомобилей, вывезти их в Германию, отремонтировать и даже частично переоборудовать. Так что сейчас эти три пушечных «Ланчестера» ударили прямо на ходу по наблюдаемому ими «Руссо-Даймлеру». Но раскачиваясь на ухабах, они не смогли попасть даже с такого небольшого расстояния.

Наш бронеавтомобиль дал задний ход, отчаянно паля из пулемета. Но немцы остановились и дали новый залп. Попав всеми тремя снарядами. А потом еще. И еще. На всякий случай. Расковыряв ему не только ходовую, но и башню. Пара снарядов взорвались внутри боевой машины, поэтому выживших не оказалось.

Тем временем авто-САУ ударили своими 90-мм минами по компактно расположенным бронеавтомобилям противника. Норовя повредить их крупными осколками. Или, если повезет, прямым попаданием. Уж что-что, а 8-мм броню такие тяжелые мины были вполне в состоянии пробить.

Прикрываясь артиллерийской подготовкой, бойцы с крепостными ружьями выступили вперед и начали стрелять. Насколько это вообще было возможно. Они заряжали оружие и, упирая его в крупный камень или крепкий забор, стреляли. Хлипкую броню трофейных бронеавтомобилей их тяжелые свинцовые пули ломали только в путь. А учитывая количество этих крепостных ружей – встречный сюрприз вполне удался.

Где-то за зданием ударило орудие. И в районе русских позиций поднялся столб фугасного разрыва. Потом еще один. И еще.

– Это еще откуда?

– Не могу знать, – отреагировал находящийся рядом Буденный. – Видимо, тоже на складах было укрыто.

– Видимо, – согласился Максим и кивнул Хоботову. – Лев Евгеньевич, действуйте.

– Есть!

И 1-й линейный взвод, наиболее пострадавший в Ноймаркте, пошел в бой. В нем тоже оставалось только два бронеавтомобиля, поэтому он разделил их и пошел «огородами», обходя основную зону боестолкновения с флангов.

Вскоре к первому орудию присоединилось еще одно, усилив обстрел. Легкие противоосколочные жилеты и стальные шлемы очень сильно помогали. Но все равно – было больно.

Тра-та-та-та! Ударил где-то за зданиями станковый пулемет. И орудия замолчали. Видимо, взвод Хоботова добрался до злодеев.

На этом, в общем-то, бой и закончился. Северо-восточный заслон был подавлен обстрелом 60-мм минометов, после чего остатки бойцов покинули свои позиции, сбежав. А солдаты основных позиций, пользуясь неразберихой, попытались отойти по железной дороге, но не на Грюнберг, а на северо-запад. Но и это у них вышло неудачно. Попали под пулеметный огонь выступивших вперед бронеавтомобилей «Руссо-Даймлер» и прыснули в лес. Те, кто успел, потому что длинная очередь двух «станкачей» положила там многих.

– И что там было? – поинтересовался Максим, подходя к вернувшемуся Хоботову?

– Не знаю, – пожал он плечами. – Первый раз такие вижу.

На поверку этим необычным орудием оказался германский 7,58 cm Minenwerfer[102]102
  7,58 cm Minenwerfer разрабатывался в 1909 году. С конца 1909 года запущен в серийное производство на заводе Rheinmetall. Калибр 75,8-мм, масса снаряда 4,6 кг. Масса установки 147 кг. Угол возвышения от +45° до +78°. Скорострельность – до 6 выстрелов в минуту. Прицельная дальность – до 300 м, максимальная – до 1300 м. Ствол нарезной. Заряжание с дула.


[Закрыть]
. То есть миномет, разработка которого началась сразу после Русско-Японской войны под влиянием Отечественного миномета Горбято-Власьева. Очень, надо сказать, странный миномет. Скорее легкая мортира с нарезным стволом и гидропружинным противооткатным устройством.

И это хорошо, что Хоботов так своевременно начал обходной маневр. Потому что хоть и стреляло всего два «ствола», но на складе их имелось два десятка. Для кого и зачем – загадка. Возможно, и для армий в Позене. Где войска последнее время старательно укреплялись. Так вот от этого склада и тащили еще три орудия немецкие солдаты, когда их пулеметом накрыло.

Выставив охранение, Меншиков отправил два отделения под прикрытием бронеавтомобилей взорвать оба железнодорожных моста. А потом и еще одно – третье. Уже для подрыва железнодорожного пути – сначала севернее, а потом и южнее станции[103]103
  В наши дни через Червеньск идет только одна железнодорожная линия. До Второй Мировой войны там их было две. Они пересекались, образуя ветки: на север Силезии, на юг Силезии (через Грюнберг), на север Позена и на юг Позена. Соответственно было и два моста через Одер.


[Закрыть]
. Сам же начал зализывать раны.

Как там говорилось? «Все, все, что нажил непосильным трудом, все же погибло! Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три порт-сигара отечественных, куртка замшевая… Три. Куртки. И они еще борются за почетное звание «Дома высокой культуры быта», а?» Вот у Меншикова было примерно такое состояние после завершения боя.

А как иначе? Бронеавтомобиль разбит в хлам. А сверх того – два грузовика уничтожены и еще три повреждены. Двенадцать человек убито, двадцать один ранен. Легко, правда. Ни одного «тяжелого» по счастливому стечению обстоятельств не было. Но все равно! За один день потерять два из семи бронеавтомобилей и столько людей – это слишком!

Засада. Это ведь надо! Угодил в засаду. Как последний дурак. Да. Подготовился к ней, ожидая чего-то подобного. Но все равно. Его здесь ждали.

Допрос раненого лейтенанта показал – ждали. Правда, откуда – не понятно. Командование сообщило, что в районе Позена действует подвижный отряд противника. Им приказали готовиться отразить их нападение, заняв круговую оборону. Не понимая, откуда будет атака, покойный майор разместил войска по схеме цитадели с передовыми дозорами. Плюс спрятал свою главную ударную силу – бронеавтомобили, понимая, что близость леса не позволит в противном случае воспользоваться ими внезапно.

Опять не повезло? Плохой звоночек. И тут взгляд Максима уткнулся в пушечные бронеавтомобили.

– А может быть, и нет… – тихо произнес он.

– Ваше высокоблагородие? – переспросил стоявший рядом солдат.

– Позови мне командира ремонтно-восстановительного отделения.

– Есть! – козырнул солдат и убежал.

Минут через пять ротмистр с прапорщиком уже осматривали подбитые германские бронеавтомобили. Бойцы отскребали убитых, вытаскивая их. А Максим обсуждал с командиром отделения возможность ввода в эксплуатацию артиллерийских боевых машин.

Оказалось, что дело не такое и безнадежное. Бойцы эскадрона били по бронеавтомобилям из крепостных ружей в район боевого отделения, стараясь подавить огонь. То есть пушка и ходовая в целом не повреждены. Да, еще были дырки от крупных осколков минометных мин, но немного. Ну и кое-где колеса поменять перебитые требовалось. В целом же – все хорошо. Относительно, конечно.

Начали работать.

Вдалеке загрохотали взрывы. А еще через четверть часа вернулись высланные к мостам отделения. И бодро рапортовали о том, что приказание выполнено. Еще через десять минут вернулся третий отряд, так же все взорвав. Ситуация на короткое время стабилизировалась.

Агитотряд работал, проводя фото– и киносъемку, делая зарисовки и фиксируя наброски заметок. Маяковский, словно безумный, бегал по всему городку с приставленным к нему солдатом. Все осматривал. Везде совал свой нос. Он даже поучаствовал во взрыве железнодорожного моста, вы-звавшись помогать. Точнее, напросившись. Но все равно. И вот сейчас он брился. Налысо. Слишком жарко ему было с копной волос носить стальную каску по такой жаре. А без нее ротмистр запрещал.

Медики возились с ранеными. А ремонтно-восстановительное отделение, получив усиление в два десятка рабочих рук, пыталось хоть что-то слепить из подбитой техники. Весь эскадрон был занят делом. Максим же корпел над картой.

Сведения, полученные от раненого немецкого лейтенанта, говорили о том, что он опережает немцев на полдня. Может быть, даже больше. Это если судить оптимистично. Негативная оценка получалась много хуже, потому как выходило, что он не знал реальных планов Германского штаба.

Да, там в Позене его обкладывали, задействовав части второй линии войск и резервы. Учитывая невеликие расстояния – вполне оправданные решения. Но сейчас он в Силезии, а те две армии остались в соседней провинции. И выводить оттуда войска немцы не станут. Там и так не очень крепкая группировка, которую спасало только общее истощение Русской Императорской армии. Ну и Османская Империя, очень своевременно вступившая в войну.

Что Генеральный штаб мог задействовать для его поимки? Гарнизон Берлина. Там должны были стоять две или три дивизии. Сила серьезная, но недостаточная для блокировки. Ландвер? Лишь ограниченным числом. Потому что именно в эти дни Германия вела тяжелое, но вполне успешное наступление на Францию. А потому стягивала туда все ресурсы. Именно там находился почти весь строевой ландвер. Остальной же был размазан ровным слоем по складам и разнообразным объектам, требующим охраны. Его быстро в кулак собрать технически невозможно. Что еще остается?

Максим раз за разом взглядом пробегал по карте и не понимал, откуда немцы могут взять ресурсы для борьбы с ним. Учитывая подвижность его отряда, требовалось много, слишком много сил. Без которых получались натуральные дыры.

Так и не сформулировав никакого вывода, ротмистр устало сел на подножку своего Rolls-Royce и, потерев глаза, уставился в небо. Почему-то не было самолетов. Вряд ли звуки боя и взрывы были проигнорированы противником. Он слишком очевидно обозначил свое местоположение. Но тогда где разведка? Авианалет – ладно. Черт с ним. Могут испугаться. А разведка? Ведь наверняка же захотят понять, где он и что с ним? Или просто не успели отреагировать?

– Васков!

– Я! – отозвался вахмистр, находившийся неподалеку.

– Все наши бронеавтомобили и грузовики загнать под деревья и накрыть защитными сетками! Подбитый поджечь. Только топливо слейте и боеприпасы достаньте перед тем.

– Есть! – гаркнул он и повторил приказ.

– Убитых немцев убрать так, чтобы с неба было не видно. Десяток только уложите возле горящего бронеавтомобиля. Наших – сложить вон там и накрыть тряпкой. Следы боя не скрыть, но можно показать его завершенность. Поставить людей на немецкие позиции. Для вида. А лишних под деревья!

– Есть под деревья!

– Все. Исполнять!

И хотя Васков не был даже офицером, числясь лишь старшим унтером в 1-м линейном взводе. Но авторитет в эскадроне имел немалый из-за участия в том Восточно-Прусском рейде. Поэтому он смог донести приказ командира очень быстро, и весь отряд, засуетившись, пришел в движение. Командирский Rolls-Royce тоже убрали с глаз, загнав в тот ангар, где стояли германские бронеавтомобили.

Вся эта возня оказалась очень своевременна. Десяти минут не прошло с того момента, как Меншиков отдал приказ, и в небе затрещал мотор аэроплана. Высоко. Слишком высоко для того, чтобы детально все рассмотреть. Но достаточно для фиксации обстановки. Поэтому Максим вышел в центр площади и помахал самолету руками, привлекая внимание. Совершенно нетипичное поведение для противника. Поэтому тот качнул крыльями, заметив приветствие, и, сделав широкий круг, ушел за Одер.

Поверил или нет – неясно. Меншиков надеялся на то, что руководству доложат – станция устояла. Есть потери. Но устояла. Бронеавтомобили повреждены, но их ремонтируют. А русские? Они где-то в лесу. Ничего не видно.

Глава 9

1915 год, 26 июня. Ротенбург и далее в восточном Бранденбурге


Майор Фридрих Гемпп[104]104
  Фридрих Гемпп (1873–1947) – майор, заместитель полковника Вальтера Николаи – руководителя немецкой военной разведки в годы Первой Мировой войны.


[Закрыть]
вышел из легкового автомобиля и приблизился к расстрелянной роте. Именно расстрелянной. Иначе и не скажешь. Как шли, так и легли.

– Где стояли пулеметы? – спросил он у встречающего его лейтенанта.

– В ста шагах отсюда. На грузовиках. Они их прятали в кустах.

– На грузовиках? Почему не на бронеавтомобилях?

– Другой узор покрышки и меньше землю проминали. Скорее всего, это Ford T. Их видели в составе отряда. Там их шесть в ряд и стояло. На каждом – спаренная пулеметная установка.

– Дюжина станковых пулеметов… – медленно произнес Фридрих, рассматривая выкошенных солдат Кайзера. – Как думаете, за сколько секунд они положили роту?

– Шесть-семь, не больше.

– Мда… – покивал, соглашаясь, майор. Комендант Грюнберга очень неудачно отправил подкрепление в Ротенбург. Этот Меншиков смог ввести в заблуждение пилота. А тот, следуя строгим инструкциям, не стал снижаться. Вот и сообщил о критическом состоянии станции, которую все же сумели отстоять. – И куда они ушли?

– На север, – ответил лейтенант. – К Франкфурту.

– Вы уверены в этом? В Позене он тоже шел к Познани. Слишком явно и очевидно. Достаточно для того, чтобы мы расставили ловушки там, где его нет.

Лейтенант лишь развел руками. Ответить ему было нечего.

– Господин майор! – воскликнул ефрейтор, сидящий на трубке полевой телефонной связи.

– Что?

– Через Нейсе[105]105
  Река Нейсе – левый приток Одера.


[Закрыть]
взорван мост. Железнодорожный.

– Проклятье! – раздраженно воскликнул Фридрих. – Ближайший город? Связь с ним есть? Выяснить!

– Телефонный узел и телеграф не отвечают, – через несколько минут доложил ефрейтор.

– Заканчивайте тут всё, – бросил он лейтенанту. – После выдвигайтесь во Франкфурт.

– А вдруг это очередная уловка? Вдруг он взорвал мост через Нейсе, оставаясь на ее правом берегу, и сейчас двигается на юг?

– Может быть, и так, – чуть подумав, согласился Гемпп. – Как тут закончите, эту версию нужно проверить. Займитесь этим. А ты, – обратился он к ефрейтору, – передай в комендатуру Франкфурта команду «зеленая вишня». Пусть перестрахуются на всякий случай.

– Есть, – козырнул ефрейтор…

Спустя полчаса где-то в восточном Бранденбурге эскадрон неумолимо приближался к Франкфурту-на-Одере. Третьему ключевому логистическому узлу, связывающему 9-ю и 10-ю армии в Позене с остальной Германией.

В строй удалось ввести все три пушечных «Ланчестера», распустив на запчасти пулеметные. Заварили дырки. Наспех восстановили поврежденные органы управления. Так что теперь они были на ходу, держа крейсерскую скорость, и стреляли. Стреляли! Три 37-мм короткоствольные пушки в сложившейся ситуации были очень большим подспорьем.

Склады оказались забиты банальными вещами. Продовольствие, боеприпасы, обмундирование и прочее «россыпью». Но «затовариваться» не стали. Перед тем как их поджечь, прихватили только десяток ящиков остродефицитных керамических свечей зажигания да пару десятков ящиков с обезболивающим в ампулах. Новокаин[106]106
  Новокаин как обезболивающее средство применяется до сих пор.


[Закрыть]
был еще более дефицитен, чем хорошие свечи. В Российской Империи в 1915 году за один грамм этого вещества давали два рубля! Два! То есть он стоил дороже золота[107]107
  С 1898 года 1 рубль содержал 0,774234 грамма золота.


[Закрыть]
! Ведь весь новокаин в те годы делали в Германии…

Бам! Ударило орудие где-то у железной дороги, прерывая раздумья Меншикова. А чуть в стороне от кавалькады разведывательного взвода поднялся фонтан взрыва. И это была отнюдь не 37-мм пушка.

Бам! Еще раз выстрелила пушка и снова промахнулась. Видимо, брать упреждение по быстро движущейся цели канониры не умели.

Буденный, заметив угрозу, ускорился и, заскочив за ближайший холм, остановился. Как и мотоциклисты, сопровождающие его. Максим тоже велел колонне притормозить, не выезжая из леса.

– Что там? – спросил ротмистр у подбежавшего к нему егеря.

– Бронепоезд, ваше высокоблагородие.

– Не было печали… – покусав нижнюю губу, отметил Меншиков и направился посмотреть эту железнодорожную проблему.

Судя по опознавательным знакам, это был не германский, а австро-венгерский бронепоезд. Что и неудивительно. Ведь Германия в начале войны не уделяла внимания этому виду техники, налегая на железнодорожные артиллерийские платформы.

Две 8-см пушки М5/8 в легких башнях на оконечностях да дюжина станковых пулеметов под броней из 12-мм. Под нормальной броней, а не котельным железом, как у Меншикова. Серьезная игрушка, в общем.

Бам! Вновь выстрелила головная башня бронепоезда. И над холмом, за которым скрывался взвод Буденного, вспухло облачко шрапнельного взрыва. Бам! Бам! Но мотоциклисты закатили свою технику в тень бронеавтомобиля и прижались к нему сами. Посему шрапнель стучала в основном впустую – по стенкам «Руссо-Даймлера».

– Значит, так, – произнес он Васкову. – Бери один «Ланчестер» и обходи этого крокодила лесом. Твоя задача – повредить ему паровоз. Ясно?

– Так точно! Пробраться лесом и повредить паровоз!

– Сделай несколько выстрелов и отходи обратно в лес. Будем надеяться, что он башню свою головную в твою сторону отвернет. Хвостовая-то вон, сюда не поворачивается.

– А если не отвернет?

– Выезжай и по головной башне стреляй. Но осторожно. Наблюдателя сначала вышли. Мало ли? Ясно?

– Ясно.

– А ты, – обратился он к Хоботову. – Берешь два других «Ланчестера» и ждешь. Как наблюдатель махнет, так и выезжай. Да не зевай! Сначала в головную башню бей, а потом по пулеметным гнездам. Их нужно подавить.

– Все понятно?

– Так точно! – гаркнул Лев Евгеньевич и повторил приказ.

– Всё! Погнали!

«Ланчестер» Васкова поехал в лес, надев «цепи»[108]108
  Для повышения проходимости по плохим дорогам Максим оснастил всю свою автотехнику комплектами «колесных цепей» вполне обычного для начала XXI века вида. В общем – их хватало.


[Закрыть]
на колеса. А все остальные затаились. Спустя пятнадцать минут напряженной тишины в воздухе застрекотали самолеты.

– Тридцать семь машин, – закончил подсчет ротмистр, наблюдая в бинокль за тем, как аэропланы идут широким фронтом с севера. А потом громко заорал: – Приказ по эскадрону! Съехать на обочину под деревья! Прикрыть технику маскировочными сетками! Зенитные машины – вы-двинуться вперед! На опушку не вылезать! Егеря! Не зевайте! Легкие пулеметы тоже!

Все зарычало, загудело и стало расползаться.

Бам! Бам! Бам! Застучала 37-мм пушка где-то в лесу. А следом захлопали взрывы. Засвистел вы-рвавшийся на свободу пар, окутавший центральную часть бронепоезда. Он прекратил обстреливать шрапнелью участок за холмом и стал разворачивать башню в сторону обидчика.

– Хоботов! Действуй! – проорал Меншиков, видя, что Лев Евгеньевич отвел «Ланчестеры» в лес и уже накинул на них защитную сетку.

Поручик спохватился и повел эти два пушечных бронеавтомобиля на опушку по обочине. И в этот момент заработали зенитные установки, ударив в двенадцать станковых пулеметов по надвигающимся самолетам. Егеря поддержали их из своих карабинов с оптическим прицелом. А мгновение спустя начали стрелять и легкие пулеметы короткими очередями. Слабое, но подспорье.

Бам! Бам! Бам! Заработали «Ланчестеры», ударив в головную башню бронепоезда. Там, видимо, что-то сообразили, поэтому отвернули не до конца. И успели разок выстрелить по лесу возле дороги почти одновременно с бронеавтомобилями. Впрочем, безрезультатно. Ухнув наудачу, не довернув. 37-мм болванки легко пробили 12-мм броню, но не оба слоя навылет, а взорвавшись внутри.

Головное орудие вышло из строя.

Бам! Бам! Бам! Подключился Васков, начавший обстреливать кормовую башню.

Тем временем самолеты, встретив лютый лобовой огонь, продолжали надвигаться несмотря на серьезные потери. Удалось сбить семь штук! Семь! С первого захода!

Самолеты шли низко. Сто – сто пятьдесят метров. Чтобы можно было прицельно накрыть эскадрон. Это-то и сыграло с ними дурную шутку. Потому что все, кто мог стрелять, открыли огонь из своего оружия. И если пистолеты бухали больше для шума, легкие карабины на столь небольшой дистанции оказались вполне действенны. Так что, подлетая к полосе леса, самолеты напоролись на натуральный шквал огня!

И это возымело эффект. Сильный эффект. Удивительный эффект.

Три аэроплана резко клюнули носом и врезались в землю возле опушки. Еще восемь стали опасно снижаться из-за значительных повреждений несущих конструкций да полотняной обшивки. Так что, протянув всего две-три сотни над лесом, они зацепились за верхушки деревьев и разбились.

Да и у тех, кто оставался в воздухе, повреждений хватало. Не было ни одного без десятка дырок. Они разошлись и, уходя в вираж, попытались сбежать на север.

– Доложить о потерях! – закричал Меншиков.

Агитотряд не зевал. Работал. Владимира Маяковского тоже ранили. Легко. Флешетта попала в кузов грузовика, и вырванным болтом Маяковского ударило в плечо, раскроив форму и вспоров кожу. Но он не обращал внимания. Возбужденный. С безумными глазами Маяковский бросился к полю со сбитыми самолетами, желая своими глазами увидеть всё. Такой образ!

Командира 2-го линейного взвода ранили в ногу еще там, в Ротенбурге. Не бегун пока. По-этому де факто управлялся за старшего там сейчас Василий Иванович Чапаев. Еще один унтер-офицер, вырванный Максимом из легенд и воспоминаний. Как Чапаев отучился на унтер-офицера, так и выдернул его Меншиков из 326-го Белгорайского пехотного полка.

Вот сейчас он и повел взвод в атаку на бронепоезд. «Ланчестеры» окончательно расковыряли пулеметные гнезда. И пехота, под прикрытием двух «Руссо-Даймлеров», подошла вплотную к бронепоезду. Два-три 37-мм снаряда пустили в дверцу. Ее приоткрыли саблей. Забросили внутрь гранату. И после взрыва пошли вперед. Новая секция? Все стандартно. Сначала граната, потом уже пехота.

– Граната – друг человека! – прокомментировал это Максим Новицкому.

Несмотря на грустные ожидания, потери оказались не такие уж и кошмарные. Вышел из строя только один грузовик да два мотоцикла с колясками. По людям: трое убитых и семеро ранено. Все-таки посыпать лес флешеттами – плохая идея. Немцы же не видели целей толком. И сыпали свои смертоносные «стрелки» не только на опушку, но и метрах в пятидесяти, а то и в ста от дороги.

А эскадрон потихоньку приходил в себя, оживал, наполняясь нервными смешками и шутками. От бронепоезда послышалась череда взрывов. Это саперы привели аппарат в полную негодность. Заполыхали специально подожженные аэропланы. Спешно копались могилы для своих погибших.

Этот бой был выигран. Страшный. Тяжелый бой. А до Франкфурта-на-Одере оставалось каких-то двадцать километров…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4.7 Оценок: 13
Популярные книги за неделю

Рекомендации