154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 10

Текст книги "Под знаком Дарго"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 13 марта 2014, 04:31


Автор книги: Николай Степанов


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Утром при полном вооружении мы с Сонькой поднимались по пологому склону. В своей довольно потрепанной одежде мы выглядели не слишком воинственно, поэтому охрана подпустила нас достаточно близко к входу в Заповедник. Болтавшиеся там почти неделю без дела воины были рады любому развлечению, а появление двух вооруженных бродяг само по себе сулило некоторое веселье. Сразу пятеро рыцарей в сверкающих на утреннем солнце доспехах вышли нам навстречу из-за деревьев.

– Ты гляди, Верис, у них еще и мечи при себе имеются. Может, покажете, с какой стороны за них держаться? – ухмыляясь, поинтересовался один из них.

– Почему бы и не показать хорошему человеку, если просит, – спокойно ответил я.

– Смотри не поранься, когда будешь брать эту штуку в руки, – побеспокоился «хороший человек» о моем здоровье.

Меч мгновенно оказался в моей руке, а тело приняло боевую стойку.

– Вам одному показать или друзья тоже присоединятся?

Спокойный тон и содержание речи наряду с отточенными движениями моментально сбили спесь с воина, но перед лицом своих сослуживцев отступать уже было неловко. Он выбросил правую руку, пытаясь в длинном выпаде достать мой левый бок. Небольшой разворот корпуса, сильный удар по оружию противника у самой рукоятки – и меч сэра оказался на земле в двух шагах от хозяина. Сам же рыцарь, подняв ушибленную кисть руки, не сводил с меня изумленных глаз.

– Присоединяйтесь, господа, чтобы мне не пришлось каждому в отдельности демонстрировать азы фехтования, – обронил я в сторону опешивших воинов.

Коллеги говорливого сэра также не блистали особым мастерством и продержались в тренировочном сражении не более пяти минут. Теперь улыбался Каприн, так звали первого из бойцов, скрестивших со мной меч. Он уже опомнился и не скрывал удовлетворения от результата скоротечной схватки. Его друзья оказались в таком же положении, а их было четверо против одного. Старший дозора Верис сказал после окончания разминки:

– Если бы не уверенность в обратном, сказал бы, что ты чародей. Где же так учат сражаться?

– Где, где – в Караганде! – сказал я и был в своем ответе недалек от истины. Карагандинская школа бовиспа славилась на Земле своими бойцами. Мой тренер начинал именно там.

– Хотелось бы мне взглянуть на тамошних учителей.

Сам того не подозревая, воин подсказал мне, как лучше представиться:

– Считай, что одного ты уже увидел. Я – учитель фехтования.

– Такой молодой и уже учитель? – недоверчиво посмотрел на меня Верис.

– Может, сразишься с моим учеником? – кивнул я в сторону Соньки.

Мой голос звучал уверенно и даже покровительственно. Вдобавок принцесса пренебрежительно смотрела на потенциальных соперников, и ее взгляд был убедительным. Приблизительно так же она смотрела на меня при первой встрече в Сонном царстве. Результат тогда, правда, разочаровал девушку, но в данном случае нас встречали не с цветами. Рыцарь на секунду задумался, но, видимо, побоявшись быть поверженным девушкой, отказался от поединка.

– Ты хочешь сказать, что вот этому можешь обучить любого, даже женщину?

– Не каждого, – сразу вспомнил я нашего великого колдуна, – но тех, кто хотя бы умеет держать меч в руках, – без особых проблем.

Воины всерьез задумались. Видимо, в мыслях они уже примеряли новую технику владения мечом к себе.

– И куда вы сейчас держите путь? – поинтересовался Верис.

– Заблудились мы с ученицей в этих болотах, а тут смотрим – лес настоящий. Подумали, может, встретим кого, кто дорогу в город укажет. Уже месяц бродим, поизносились – дальше некуда.

– А она тоже так умеет? – подключился к разговору Каприн, пока Верис прокручивал что-то в голове.

– Сражается она не хуже, но учить не умеет. Стоит ей продемонстрировать кому-либо свое мастерство – и можно уносить труп. Так что тренируется она только со мной и работает по совместительству телохранителем.

После таких слов рыцари начали с опаской поглядывать в сторону принцессы, при этом во взгляде сквозило нескрываемое уважение.

– Мы через пару дней отправляемся в город. Там я обещаю вам работу за хорошие деньги, – прервал свои раздумья начальник дозора. – Сейчас приглашаем в гости, наш лагерь тут неподалеку.

Грех было не воспользоваться столь любезным приглашением, тем более что времени до получения бароном королевских отличий оставалось совсем немного, а еще надо было отыскать место проведения этой церемонии.

В глубь леса мы отправились в сопровождении Каприна.

– Твердо запомни – в этом лесу нельзя наносить вред деревьям, – на всякий случай предупредил я Соньку, пока наш проводник докладывал своему капитану о ценной находке.

Информацию восприняли с недоверием, поэтому капитан Виркус сам подошел к нам. Он выделялся среди остальных более гордой осанкой и наличием широкой красной ленты, перекинутой через плечо поверх доспехов.

– Я еще не встречал человека, способного выбить меч у моего воина. Вы не продемонстрируете свое искусство мне лично?

– Только не на виду у ваших подчиненных. Солдаты не должны видеть своего командира побежденным.

Капитан задумался. Он производил впечатление неглупого человека, и, словно в подтверждение, прозвучали его слова:

– Вы правы. – Затем он обратился к воинам, предвкушавшим интересное зрелище: – Мы с учителем пройдемся по лесу. Каприну возвратиться на пост, остальным оставаться на месте.

Время поджимало, а в лагере мы кроме рыцарей никого не увидели. Командир наемников, скорее всего, знал о местонахождении барона, но спрашивать его означало раскрыть свою легенду. Глазами я показал Соньке проследить за тем, чтобы за нами никто не увязался. Мы отошли на две сотни шагов и начали учебный поединок.

Виркус был опытнее своих подопечных, но не выше шестого уровня стандартного фехтовального тренажера. Я несколько раз обозначил его поражение легким касанием меча, а когда он, разгоряченный схваткой, опустил оружие под недопустимым углом, нанес сильный рубящий удар по центру лезвия. Капитан не выронил своего оружия, но в руках осталась лишь его половина.

– Эх, меч-то зачем ломать! Я и так видел, что по сравнению с вами выгляжу мальчишкой.

– На то есть веские причины. Я просто решил продемонстрировать, что может произойти, если вдруг по какой-то причине вы откажетесь сообщить, где скрывается Гнитряс. Советую также учесть тот факт, что у меня очень мало времени.

Острие меча упиралось в его горло.

– Барон рядом с нашим лагерем, только с противоположной стороны, – сдавленно проговорил Виркус, поскольку я поставил его в некомфортные условия.

Сбоку раздался хруст сухой ветки, и я заметил спину убегающего Каприна. Времени связывать Виркуса теперь у меня не было.

– Дисциплина у тебя ни к черту, капитан, – сказал я и ударом рукоятки по голове временно вывел из строя командира сэров.

Когда я добежал до лагеря рыцарей, двое из них, истекая кровью, уже отползали от большой ивы, возле которой, прижавшись к стволу, в окружении четырнадцати человек грозно стояла дочь повелителя снов.

– Помни про ветки, – шепнул я ей, вставая рядом.

Дерево, прикрывающее нас со спины, свешивало крону на высоту полутора метров как раз по фронту атаки наемников. Эта естественная преграда закрывала обзор нашим врагам, поэтому они принялись безжалостно рубить мешающие концы ветвей.

Это явилось их большой ошибкой. Зачарованный лес не стал терпеть грубости со стороны рыцарей. С соседних деревьев спустились лианы, из земли выползли корни, и все это буйство растений набросилось на агрессивное воинство, посмевшее причинить вред гостеприимному зеленому царству. Теперь сэрам стало совершенно не до нас, они были вынуждены сражаться с растениями, чем усугубляли свое положение. Пытаясь выручить своих товарищей, очередной боец наносил ущерб подданным Заповедника и автоматически заносился в список врагов леса. Вскоре все наемники были плотно обвязаны зелеными и коричневыми путами.

– Не уверен, что у нас еще осталось время, но все равно давай поторопимся! – крикнул я Соньке, и мы побежали в глубь дубравы.

Глава 9
КОРОНАЦИЯ ЭЛА

Путь к заветной поляне занял не более пяти минут, но, добравшись до цели, мы вынуждены были признать, что опоздали. Зеленый камень уже заслоняла тень величественного дуба, находящегося далеко за пределами лесной площадки, а коварный злодей взасос целовался с небольшой статуэткой.

Вокруг камня находилась свита барона. Им было милостиво дозволено лицезреть рождение нового правителя. Мы тоже пополнили зрительскую аудиторию, оставаясь незаметно на опушке. Сонька взглядом дала понять, что вмешиваться в происходящее уже поздно и для нас небезопасно.

Даже если увертюру этого спектакля мы и пропустили, то к началу основного действия успели вовремя. На то, что происходило на сцене, стоило посмотреть. Фигуру на камне полностью окутал полупрозрачный шар, наполненный солнечными зайчиками. Их хаотичное вначале движение постепенно обрело четкую направленность, и световые блики закружились в стремительном хороводе. Шар начал уплотняться, превращаясь в продолговатый кокон. Раздалось легкое потрескивание – и вращающаяся оболочка превратилась в огромный бенгальский огонь, разбрасывая разноцветные искры на головы зрителей партера и заполняя пространство вокруг камня густым туманом.

Все проходило гладко и торжественно, как вдруг густую пелену белого пара, словно падающая звезда, пронзила серебристая молния, сопровождаемая вместо грома странным звуком: примерно так журчит вода, выливаясь из сливного бачка в унитаз.

Когда дым рассеялся, публике предстала совершенно неожиданная картина. Гнитряс стоял в той же позе, но теперь к его губам приклеилась долговязая старушка в белом платье с фатой, вынужденная из-за разницы в росте согнуться пополам. Закрытые глаза и демонстративно отведенная назад ножка в белом валенке свидетельствовали о том, что невеста наслаждается происходящим. И как ей удается столь самозабвенно целоваться в такой неудобной позе, да еще стоя на одной ноге?

Глаза барона сначала медленно, а затем все быстрее поползли вверх и остановились где-то в районе лба. Злодей пытался оторваться от свалившегося неизвестно откуда счастья, но оно не выпускало жениха, прижимая затылок «счастливчика» рукой. Уже можно было фиксировать рекорд длительности поцелуя, когда старушка наконец отпустила свою жертву, чтобы перевести дух.

– Почему нет оваций и криков «горько»? Вы тут что, на похороны собрались? – громким басовитым голосом поинтересовалась невеста, повернувшись в нашу сторону.

Когда я заметил на морщинистой физиономии новобрачной аккуратную черную бородку, сразу вспомнилась поговорка: «Не из всякой лягушки может получиться Василиса Прекрасная».

– Горько! Горько! – В наступившей тишине мое задорное соло прозвучало особенно звонко.

– Милый, видишь, народ требует новых доказательств нашей любви. – И рот Гнитряса снова был запечатан жарким поцелуем бородатой невесты.

По рядам зрителей прошел недовольный ропот, словно вместо обещанного бублика всем досталась лишь его серединка.

Повторные объятия по длительности значительно уступали предыдущим. Знойная «красавица» не без помощи собственной руки выпрямила спину, что дало предмету ее обожания передышку. Чуть опомнившись, барон начал искать у себя на теле хоть какие-то следы королевской власти, заглянул даже в брюки, слегка оттопырив пояс. Но, кроме наручников, сковывающих его правую руку с избранницей, ничего нового на теле не обнаружил.

– Ух, какой жеребец! – воскликнула женщина, внимательно следившая за действиями новобрачного. – Давай сначала познакомимся и оформим наши отношения, а уж затем будем думать о плотских утехах. Меня зовут Чакра. А тебя?

Барон, наполнивший было легкие для достойного ответа назойливой карге, мгновенно сник, услышав имя неожиданной претендентки на его руку и сердце. Он сумел только безжизненно выдохнуть:

– Барон Гнитряс.

Его свита, только опомнившаяся после шока, вызванного неожиданным появлением невесты, снова онемела.

– Надеюсь, среди твоих гостей есть особы королевской крови, чтобы засвидетельствовать наш брачный союз?

– Дочь повелителя снов для этой цели подойдет?! – снова подал я голос, не обращая внимания на принцессу, которая яростно дергала меня за рукав.

– Даже более чем, – обрадовалась старушка.

Блондинка, бросив на меня взгляд, способный превратить в кое-что похуже бородатой жабы, вялой походкой направилась к камню.

– Я, Чакра, прошу засвидетельствовать наш брак с бароном Гнитрясом с сего дня и на веки вечные.

– Свидетельствую, – негромко произнесла принцесса и быстро вернулась назад.

– Сматываемся отсюда, пока на свадьбу не пригласили, – шепнула Ипсона и потащила меня подальше от поляны.

Честно говоря, мне очень хотелось посмотреть, чем закончится необычное замужество диковинной невесты, но такого испуга на лице нашей амазонки я никогда не видел. И, только оставив новобрачных и их гостей далеко позади, Сонька набросилась на меня:

– Ты совсем осторожность потерял после встречи с тиланами! Да знаешь ли, какое самое страшное проклятие у обитателей Долины?

– Откуда мне знать такие тонкости! Просто увидел, что досталось злодею вместо короны, и был страшно доволен.

– Здесь только лютому врагу желают: «Чтоб тебе с Чакрой повстречаться». Даже случайная встреча с ней приносит несчастье, знакомство сулит неминуемую беду, а уж про женитьбу и говорить нечего.

– Но она же в бароне души не чает!

– Тем хуже для него. Если у остальных людей жизнь поделена на светлые и темные полосы, то у Гнитряса теперь будут только черные и непроглядно черные.

– Да кто она такая, эта невеста с бородой?

– Обличий у нее много, но суть одна. Есть просто судьба, которая у каждого своя, а Чакра – это воплощение судьбы-злодейки в человеческом обличье. С ней не поспоришь, ей нельзя прекословить, а если обручился – с ней нужно согласовывать каждый свой шаг. Старушка призвана калечить жизнь всем, с кем ей приходится сталкиваться. Даже встреча с Черным призраком, несмотря на мгновенную смерть, считается меньшей бедой, чем женитьба на этой деве.

– Видать, барон сильно согрешил, раз получил такой подарочек.

– Теперь во всем мире, пожалуй, не найдется человека, который мог бы позавидовать Гнитрясу. Но сейчас меня больше беспокоит наша судьба. Мы не только видели Чакру, но и разговаривали с ней.

– Сонька, а Черный призрак, случайно, не на клыкастой лошади разъезжает? – вдруг вспомнил я свое первое видение.

Принцесса даже остановилась:

– Неужели ты побывал в башне моего отца?

– Пока нет. Как только решусь просить твоей руки – обязательно зайду.

– А где еще ты мог увидеть портрет рыцаря смерти? – оставив без внимания мой игривый тон, спросила блондинка.

– Мрачный парень на черном коне с зубами, больше напоминающими две небольшие сабли, пытался нанизать меня на свое копье, а когда я увернулся, этот наглец просто растворился в воздухе. Происшествие случилось в Гиблых песках еще до нашей встречи.

– И ты об этом так спокойно заявляешь? «Я увернулся»! – Принцесса, казалось, была не столько удивлена, сколько возмущена.

– Будешь дразниться – отшлепаю. Что тут удивительного?

– Если бы на человека упала скала и он выжил, я бы посчитала это более правдоподобным, чем твой рассказ о встрече с Черным призраком. Рыцарь смерти – последнее видение в жизни для любого существа, и данное правило не имеет исключений.

– Но ведь я живой. Или мне так только кажется?

– Похоже, в Долине творится что-то зловещее, – почти прошептала дочь повелителя снов.

За разговором мы не заметили, как пришли к заветному дубу. Это действительно был великан среди деревьев. Диаметром три метра у основания, исполин подавлял своими размерами, гордо отдалившись от остальных зеленых обитателей Заповедника, словно подчеркивая свое главенство. Пока я рассматривал величественного красавца, принцесса обежала его по периметру и неуверенно сообщила:

– Знаешь, а в стволе нет ни дупла, ни расщелины.

Медленно обходя гиганта, я вглядывался в каждую щелку и выступ на коре, когда вдруг неожиданно взору открылся широкий проход, заполненный желтой дымкой. Вот она – дорога дальняя, проходящая сквозь ствол зеленого исполина.

– Сонька, неужели такое огромное дупло можно не заметить? – указал я рукой на желтую дымку.

По тому, как округлились глаза принцессы, понял, что она его не видит и сейчас.

– Не замечала в тебе раньше способностей проникать сквозь дерево, – восхищенно произнесла она, подойдя вплотную к дереву.

Рука принцессы устремилась вслед за моей, но наткнулась на невидимую для меня преграду. Путь сквозь желтый туман ей был недоступен.

– Здесь пролегает дорога в мой мир, но уйти, не попрощавшись с Элом, я не могу. Давай поскорее выйдем из леса.

Взгляд блондинки померк, она что-то хотела сказать, но, видно, передумала, а затем круто развернулась и быстрым шагом направилась обратно к болоту.

В стане зелогов уже знали о провале попытки Гнитряса, так как печать Эльруина продолжала светиться, сообщая о единственном претенденте на королевскую власть. Нам оставалось лишь сообщить подробности, после чего я рассказал юноше о необычной находке. Сонька держалась в стороне с угрюмым выражением лица.

– Эл, сегодня я покину Долину. Оставайся у тетки, она вроде женщина неплохая. – Каждое слово давалось мне сейчас с трудом. Привязался я к этому простодушному парню, да и вздорная блондинка никак не выходила из головы. – Постарайся оставить с собой принцессу. С радостью снял бы с нее розу и отпустил в Сонное царство, но Гарпина предрекает большое горе, если я сделаю это сейчас. Так что теперь ты в ответе за дочь повелителя снов.

Втроем при полном молчании снова добрались до заветного дуба. Мы крепко обнялись с Эльруином, а Сонька отбежала на край поляны и наотрез отказалась прощаться, выслав вместо себя шнырика. Зверек подбежал ко мне, издал громкий пронзительный звук и бегом вернулся к хозяйке. Выходило, что в напутствие я получил крепкое мужское слово от тезки. Четвероногий был недоволен настроением своей госпожи, в котором имел все основания обвинять меня. Понимая состояние девушки (у самого было не лучше), я сказал:

– Прощай, Ипсона, – и твердым шагом направился к стволу зеленого исполина.

Тоннель оказался не очень длинным и вывел меня на дно узкой расщелины. Слева и справа проход обрамляли скалы, устремленные ввысь на несколько десятков метров. Нежная растительность, стелившаяся по дну глубокого каньона, лежала абсолютно нетронутой. Видимо, эта дорога не относилась к числу популярных. Желтая полоска тумана вывела меня из ущелья, и перед глазами открылась ровная голая степь. Если это Шаркус, то в какой уголок планеты меня забросило?

На открытой местности сразу бросился в глаза невысокий деревянный столбик. Подойдя ближе, я обнаружил на нем семь указателей. Надписи на дощечках были выполнены толстенькими округлыми символами. Странным показалось отсутствие тропинок по предлагаемым направлениям. Лишь в одну сторону убегала вдаль желтая дымка, та самая, которая привела меня к столбу. Видения, приснившиеся мне на Шаркусе, всплыли в памяти, и сердце стало биться чаще. Я на верном пути!

Предположения подтвердились, стоило перешагнуть границу, обозначенную указателями. Ровная голая степь моментально сменилась холмистой местностью. Небольшие возвышенности были покрыты низкорослым кустарником. Верхушки растений усеивали мелкие синие цветы с остроконечными лепестками. И все бы ничего, но цвет травы и листьев в данной местности был ярко-оранжевым, а солнца как такового на небе не наблюдалось. Похоже, что сама растительность являлась источником освещения. Нет, это точно не Шаркус, как, впрочем, и не Долина.

Дорожка сделала крутой поворот, огибая очередной холм, и уперлась в стену из серого камня. Желтый след вел в глубь тесной пещеры. Следуя дымчатому указателю, я практически на четвереньках прополз по узкому тоннелю, пока не оказался в просторном каменном мешке, тускло освещаемом из центра зала невысоким светящимся цилиндром. На плоской поверхности центрального столбика виднелась краткая надпись: «Иди в третью дверь. У тебя пять вопросов». На дальней стене действительно виднелись пять выходов, так что, умея считать до трех, ошибиться в выборе нужного было невозможно. Для тех же, кто совсем не дружил с арифметикой, оставалась желтая дорожка, указывающая путь от самого Заповедника и обрывающаяся у средней двери. Может, там беспересадочный лифт до Шаркуса?

Лифта не было. Стоило перешагнуть порог, как интерьер помещения значительно изменился. Я оказался в просторной комнате. Стены, пол и потолок покрывал диковинный орнамент, узоры на котором постоянно меняли цвет и форму, так что дух захватывало. В углах комнаты расположились четыре каменные геометрические фигуры правильной формы. У дальней стены находился массивный предмет, напоминающий старинный сундук. Крышка сундука была приоткрыта, и оттуда исходило мягкое свечение. Любуясь этой переливающейся красотой, я с восхищением произнес:

– Куда я попал и где мои вещи?

– Ты находишься в хранилище Браслета знаний. Твои вещи, за исключением рубахи, тоже здесь. Часть рубашки находится на белокурой женщине, рыдающей возле огромного дерева, а другая служит тряпкой у кухарки в Белом замке, – раздался механический голос.

От неожиданности я вздрогнул:

– Кто это говорит?

– Тебе отвечает Браслет знаний, – без каких-либо интонаций прозвучал ответ.

С языка чуть не сорвался еще один дурацкий вопрос. Но до меня дошел смысл фразы, прочитанной в соседнем помещении. Это была не дорога домой, а лишь путь к месту, где о ней можно узнать. Сколько у меня осталось? Три вопроса? А если первый посчитали за два?

– Как мне вернуться на Шаркус?

– Туда ведет серебряная дорога, которую, в отличие от желтой, тебе не дано видеть.

– Как я смогу увидеть серебряную дорогу?

– Нужно добыть лиловую гроздь винограда.

– Где находится гроздь?

– Она спрятана у колдуна Метрогила, известного тебе под именем «летящий ужас».

Сообщение закончилось грохотом закрывающейся крышки сундука. Но я все равно крикнул:

– Где он живет?

Вопрос остался без ответа. Правильно говорят: «Язык мой – враг мой». Две попытки сжег впустую, а если бы не опомнился, могло быть и хуже.

– Спасибо за информацию, – произнес я в сторону сундука и грустно направился в обратную дорогу.

Сонька сидела у подножия дуба и вяло забавлялась со своим четвероногим другом, заставляя того перепрыгивать с одной руки на другую. По-видимому, данная процедура началась давно и успела поднадоесть даже компанейскому шнырику, пытавшемуся развеселить свою хозяйку. Подкрасться незаметно к блондинке не удалось. Зверек обнаружил мое появление и, покинув свою госпожу, с разбегу заскочил мне на плечо. Короткими отрывистыми звуками на чрезвычайно высокой ноте Серж в самое ухо доложил о происшествиях. В результате я наполовину оглох и с трудом расслышал первую фразу удивленной барышни:

– Что случилось?

– Сказали, что обижать симпатичных девушек королевской крови нехорошо, и предложили вернуться.

Сонька попыталась изобразить сочувствие, но надолго ее не хватило. Счастливая улыбка озарила всю поляну, и принцесса чуть не сбила меня с ног, бросившись обниматься. На ее покрасневших глазах снова появились слезы.

– Как рабовладелец, плакать не разрешаю, а то могу подумать, что возвращению хозяина здесь не рады.

Блондинка немного успокоилась, а затем, оттолкнув меня, словно назойливого ухажера, спросила:

– Теперь рассказывай, почему тебя не пустили домой?

– Ошибочка вышла, это была не дорога домой, а путь к месту, где можно такую информацию узнать.

– Что же тебе удалось выяснить?

– Много интересного. Например, узнал, что твою первую юбку сильно понизили в должности и она сейчас работает тряпкой на кухне Белого замка.

– И это все, для чего мы тащились через жару и сырость столько дней? Лично я прекрасно бы обошлась без этого сообщения, судьба юбки меня как-то мало волнует, предпочитаю брюки, – закончила Сонька свою тираду.

– Помнишь колдуна, которого ты назвала «летящим ужасом»? Его имя Метрогил. Если раньше он искал с нами встречи, то теперь у меня настоятельная необходимость лично переговорить с этим типом.

– Видеть-то он нас, может, и желает, – произнесла принцесса, задумчиво поглаживая вернувшегося к ней Сержа, – но скорее всего в таком виде, когда говорить мы будем не в состоянии.

– Другого пути у меня нет, – ответил я твердо, хотя понимал, что принцесса права.

– Да плюнь ты на все, оставайся здесь и живи себе спокойно.

– Не могу. Там ждут родители, и я не имею права причинять им боль. Пока есть хоть малейшая возможность вернуться, буду ее использовать. К тому же на Шаркусе у меня остались очень важные дела, – сказал я, нащупывая металлическую коробку с диском.

– Тогда пошли, доложим Элу о своих успехах. Он теперь самая большая кочка на этом болоте.

По дороге Сонька поинтересовалась моими способностями проходить сквозь деревья.

– Думаю, здесь не обошлось без колдовства, направленного прямо на меня. Его характер и причины мне самому неизвестны.

– Значит – все равно что проклятие, – сделала вывод принцесса.

– Ты ничего не слышала о магистре солнечного света? – спросил я. После короткого путешествия сквозь ствол дуба сон, приснившийся мне в аэробусе, не давал покоя.

– Нет, скорее всего, это что-то из глубокой древности.

– Возможно, это «что-то» и позволило мне пройти сквозь кору дуба.

Эльруин ждал принцессу у выхода из Заповедника. Сразу после моего исчезновения в стволе зеленого исполина Сонька попросила оставить ее одну на время, и юноша скромно удалился.

– Давай разыграем Эла, – предложила принцесса. – Ты станешь вон за тем деревом, а когда я крикну «явись» – выскочишь.

Блондинка побежала к парню, а я остался в укрытии.

Какую лапшу девушка вешала на уши новоиспеченному королю, можно было лишь догадываться по ее красноречивым жестам. Наконец ключевое слово долетело до моих ушей, и я покинул убежище.

Эльруин сел там, где стоял. Видимо, розыгрыш удался на славу. Надеюсь, на здоровье нашего колдуна он не отразился. Я подбежал к хихикающей Соньке и растерянному юноше.

– Чем она тебя так смогла удивить? – спросил я, протягивая парню руку.

– Серж, она… она умеет колдовать в Заповеднике.

– Дурачить она умеет, а не колдовать. Я же не снял с нее розу (спасибо Гарпине). В который раз убеждаюсь, что старших слушаться надо, – успокоил я Эла, помогая ему встать.

По дороге в стан зелогов я рассказал парню о своем необычном путешествии.

– Серж, ты не представляешь, как я рад твоему возвращению к нам! Я лишь подумал о жизни в этих болотах – и чуть не умер с тоски. Болота не для меня, а королевская власть – тем более.

– Что же ты, собираешься всю жизнь бродить?

– В такой компании – запросто, – искренне ответил юноша.

– Подумай хорошенько, не каждый день на голову сваливается титул короля, да еще с королевством в придачу. – Конечно, я был рад, что не расстанусь с парнем, но не хотелось чувствовать вину, если Эл когда-нибудь пожалеет о необдуманном решении.

Из деревни головастиков мы сразу направились в Мокрый замок. Колдунья пыталась уговорить юношу остаться королем на Черных болотах, но он и в мыслях не допускал такой возможности. В конце концов ей удалось убедить парня принять королевскую власть, чтобы на болотах снова воцарился порядок и перестали, как грибы, появляться новые претенденты на трон. Наш колдун задумал сразу после коронации отречься от престола в пользу Зираны, но старинные законы болотного королевства этого не допускали. Тогда Эл двумя руками ухватился за предложение колдуньи оставить вместо себя регента на время отсутствия истинного правителя.

Когда родственники закончили решать политические вопросы, я попытался узнать у Зираны что-нибудь о Метрогиле. Она слышала это имя, но ничего нового рассказать не могла. Тем не менее колдунья дала ценный совет:

– У Прозрачного камня, расположенного на границе Межозерья и Плачущих камней, стоит небольшой кабачок. В заведении грязно и неуютно, однако лучшего источника информации о происходящем в Долине вам не найти. Там собираются колдуны и ведьмы самого низкого пошиба. Они почти не владеют магией, но знают все последние новости.

Поглощенные проблемами, мы не сразу обратили внимание на королевский дворец. Его темные высокие башни и серые стены наводили страх своей мрачной величественностью. Серый холодный цвет преобладал не только снаружи, но и внутри дворца. Несмотря на разбойное нападение, совершенное неделю назад, во внутренних помещениях Мокрого замка царил полный порядок.

– Неужели эту крепость можно одолеть? – поинтересовался я у родственницы нашего колдуна.

– Когда хозяин находится дома, замок является неприступным. При длительном отсутствии владельца работают все охранные заклинания, и замок неприступен тем более. А в тот злополучный вечер Квазира вышла лишь на минутку. Как правило, на этот случай действуют одни сигнальные заслоны от мелких воришек. Остановить матерого колдуна им не под силу.

– Получается, что Гнитряс знал о предстоящей смерти королевы, если нанял рыцарей для захвата замка? – предположил я.

– Может, он и был главным заговорщиком. В таком случае барон получил достойное наказание за свои злодейства, – твердым голосом произнесла женщина, и мы раскланялись.

У Зираны чувствовалась деловая хватка. Сразу же после разговора с Эльруином во все концы болотного царства были разосланы магические послания о предстоящей коронации. На кухне закипела работа по приготовлению угощений для высокопоставленных гостей. В то же время тетушка ни на шаг не отпускала от себя племянника, на ходу обучая его основным премудростям дворцового этикета, необходимого для сегодняшнего мероприятия.

Мы с Сонькой заперлись в отведенной для меня комнате, чтобы не видеть и не слышать этой суеты.

– Никогда не любила дворцы, – сообщила мне принцесса.

– А где же ты жила в своем Сонном царстве?

– У меня в поле стоит шалашик, построенный из веток кустарника. В нем не очень просторно, зато уютно.

– Что-то я не припомню у тебя ни одного растения.

– Ты туда просто не дошел. На окраине поля, у стен башни моего отца, встречаются даже деревья.

– Получается, что ты ближе всех сестер находилась к повелителю?

– Именно поэтому они и бесились. Я же любимая дочка и никогда не позволяла сестричкам беспокоить папу по пустякам.

– Тогда почему он не кинулся спасать тебя из моего рабства?

– Во-первых, о моем исчезновении он узнает лишь через полгода. Мы только раз в году собираемся все вместе на его день рождения, а во-вторых, отец редко вмешивается в дела не своего мира. Так что пока следует опасаться только моих сестриц.

С каждым разом я все больше убеждался, что родственные чувства в Сонном царстве имеют убийственную направленность.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации