» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Под знаком Дарго"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 13 марта 2014, 04:31


Автор книги: Николай Степанов


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Станет тяжко, глянь на него. Если камни спят – значит, и сам справишься с лихом. Но если загорятся красным огнем – напасть не по твоим силам. Приложи тогда браслет ко лбу, глядишь – и поможет.

Затем ведунья подошла ко мне и, отозвав в сторонку, сообщила:

– Сон мне про тебя вчера плохой снился. Будто ты с бабы светловолосой цветок снимаешь, а вокруг полно жаб. И вот чего я тебе скажу: нельзя этот гербарий вытаскивать, особенно на болотах. Беда иначе случится не-по-пра-ви-ма-я, – последнее слово она почти пропела по слогам, намертво впечатывая его в мою башку.

На прощанье все, включая четвероногого, долго обнимались, хотя шнырик пьяные объятия перенес с трудом. Затем гости и их мебель исчезли, а мы стали собираться в дорогу.

– Почему бы тебе и нас вот так не перенести? – спросил я у Эла.

– Что-то взять и положить обратно у меня, благодаря Ипсоне, получается, а вот с перемещениями проблема.

– Магия перемещений – штука очень сложная. Как правило, если колдун владеет таким мастерством, другое ему недоступно, – подтвердила Сонька.

– Значит, Эл – специалист широкого профиля, но не настолько, чтобы беречь наши ноги.

Эльруин в ответ развел руками. Пришлось снова упаковываться в солнцезащитный скафандр, чтобы иметь возможность покинуть магический оазис.

Принцесса позвала загулявшегося шнырика, но зверек явно не закончил свои дела на этом клочке выжженной земли. Он начал громко возмущаться, пытаясь произвести раскопки у границы нашего пристанища. Мы вежливо отвернулись, чтобы не мешать четвероногому в столь важном деле, но наше понимание проблемы оказалось ошибочным. Серж подбежал к блондинке и, ухватившись зубами за край плаща, попытался передвинуть девушку к месту раскопок. Только приблизившись к небольшой ямке и увидев блеск рыбьей чешуи, мы поняли причину беспокойства маленького животного. Хозяйственность шнырика, несмотря на то что сам он являлся стойким вегетарианцем, не позволила пропасть свежеиспеченному улову Кузьмича. Убедившись, что находка упрятана в мешок, зверек наконец успокоился и позволил поместить себя в недра Сонькиной одежды.

Ночь после небольшого отдыха не показалась такой изнурительной, да и утренняя жара уже не имела вчерашней силы. Мы подходили к краю пустыни Огня.

Островки зеленой травы начали попадаться еще до полудня. Согласно карте мы подъезжали к местности с лихим названием Гуляй-поле.

Однако первая же картина, открывшаяся нашему взору, произвела гнетущее впечатление. Среди бескрайней равнины возвышалось раскидистое одинокое дерево. Под ним, стоя на спине лошади, молодой парень затягивал петлю у себя на шее. Похоже, у него были какие-то счеты с этим светом, которые он решил свести на нет с помощью толстой ветки и прочной веревки.

Не сговариваясь, Сонька и Эл пустили в галоп своих скакунов. Мне же подгонять было некого, а собственных сил хватало лишь на поддержание текущего темпа движения. Я и так чувствовал себя загнанной лошадью, которую хотелось из жалости пристрелить.

Наши наездники были уже на расстоянии двадцати шагов, когда парень с петлей на шее стеганул своего коня и повис в воздухе. В тот же миг пение тетивы прорезало воздух. Принцесса не промахнулась. Веревка лопнула, и несостоявшийся самоубийца рухнул на тюк соломы, любезно подстеленный Эльруином.

Черноволосый молодой человек с начинающими пробиваться редкими волосами над верхней губой хлопал длинными, как у девушки, ресницами, пытаясь сообразить, куда он попал. Зря наш колдун обеспечил парню мягкую посадку. Хорошая встряска больше пошла бы ему на пользу. Первые слова, которые он произнес после приземления, скорее напоминали бред сумасшедшего:

– Богиня! А мне говорили – самоубийце прямая дорога в пекло.

Сонька смутилась лишь на секунду.

– Для тебя ее искривили. Говорят, у них сейчас перебор с больными на голову, – она покрутила пальцем у виска.

Заметив знакомый пейзаж, спасенный осознал, где находится, и с несчастным видом произнес:

– Даже в этом не повезло, что ж за проклятие такое! За что ни возьмусь – все из рук вон.

– Какая муха тебя укусила, что по собственной воле в петлю лезешь? – спросила парня принцесса.

– Мухи тут ни при чем, – ответил он и поведал свою грустную историю.

Антокс родился и вырос в обычной семье кочевников. Особого богатства в доме не имелось, но и бедствовать не приходилось. Силой и удалью парня бог не обидел, многие местные красавицы провожали его взглядом. Все в жизни было отлично, пока ему не стукнуло восемнадцать лет, а затем будто все перевернули наизнанку. В свой день рождения юноша три раза упал с лошади, пытаясь на нее взобраться, хотя до этого считался чуть ли не первым наездником. Затем начались фокусы со стрельбой из лука, когда, целясь в летящую по небу утку, он едва не угодил в отца собственной невесты. Ринакс оставил без последствий досадный промах будущего зятя, но вчера произошло самое скверное. Парень пришел просить руки своей суженой. Дома в то время находилась только мать Арики. Женщина занималась уборкой и собиралась передвинуть тяжелую лежанку. Пытаясь отличиться перед будущей родственницей, Антокс кинулся ей на помощь. Наступив на длинную юбку и сорвав ее с ничего не подозревающей женщины, он опрокинулся вместе с ней на злосчастную лежанку как раз в тот момент, когда в шатер заходили глава семьи с дочерью. Что-либо объяснять было бессмысленно, так как взглядом вошедшего можно было забивать гвозди в тот гроб, в котором уже видел себя Антокс, поднимаясь с полуобнаженной хозяйки жилища.

Так за три дня парень потерял все: умение воина, невесту и доброе имя. Оставалась только жизнь, но без перечисленных составляющих она показалась юноше бессмысленной, что и привело его к одинокому дереву неподалеку от безжизненной земли.

Сонька с большим вниманием выслушала речь рассказчика, отмечая некоторые моменты легкими кивками головы.

– Как давно ты решил жениться на Арике?

– Мы с ней не могли дождаться, когда мне исполнится восемнадцать. Вот и дождались, – грустно вздохнул он.

– Неужели во всем селении у тебя не было соперников?

– Почему же, часто приходилось драться даже со старшими ребятами. Моя невеста очень красивая девушка. Но драки у нас беззлобные. Днем повздорили, а вечером давай мириться, нельзя злобу на ночь оставлять – сердце черным станет.

– В вашем стане колдун есть?

– Конечно, есть – старый добрый Берил. Всегда дает хорошие советы, а однажды мне даже жизнь спас.

– А ты не догадался спросить у него про свои несчастья? – продолжала допрос блондинка.

– Не хожу я к нему с тех пор, как у него появился новый ученик с тяжелым взглядом, – вздохнул кочевник.

– Похоже, в этом взгляде и кроятся твои нынешние проблемы, – задумчиво произнесла Сонька, и, обращаясь к Элу, пояснила. – На парне поставили черную метку неудачника.

– Черная – значит со смертельным исходом? – уточнил наш колдун и, получив подтверждение, произнес, как на уроке: – Черную порчу можно снять только двумя способами. Первый заключается в уничтожении источника, а второй в отражении направленного колдовства заклинанием «зеркало».

– Ставлю тебе высшую оценку за теорию, но теперь все нужно проверить на практике. Как далеко находится твое селение? – обратилась она к Антоксу.

– Я скакал почти всю ночь и половину дня. Если отправиться прямо сейчас, завтра после полудня будем на месте.

– Прямо сейчас мы будем ужинать и затем отдыхать до самого утра, – вклинился я в разговор молодых людей. – Эл, сделай что-нибудь легкое и вкусное.

Все-таки нужно конкретизировать свои заказы, когда обращаешься к нашему колдуну. В собственном рационе он не обнаружил ничего подходящего под заданное определение и обратился к сознанию непосредственного заказчика. В итоге ужин состоял из сахарной ваты и сладкого газированного напитка, от которого все, кроме меня, пришли в неописуемый восторг. Но, благодаря стараниям нашего зверька, я тоже не остался без ужина. Печеная рыба с добавлением соли послужила прекрасным блюдом, которое полностью удовлетворило мои запросы.

После того как сладости были уничтожены, молодежь стала разрабатывать легенду проникновения в селение Антокса и обсуждать детали маскировки парня. Сонька с Элом решили использовать зеркальное заклинание непосредственно перед въездом в селение, чтобы на месте понаблюдать за результатами. Когда они начали вдаваться в тонкости колдовского мастерства, я поудобнее устроился возле дерева и уснул, наслаждаясь мягким воздухом зеленой равнины.

Глава 7
НЕПРИЯТНОСТИ ВО СНЕ И НАЯВУ

Очнулся я от странного шума, доносившегося откуда-то сверху. Возле дерева уже никого не было. Сказал же вчера предельно ясно, что поедем утром. Куда они все подевались? Неужели настолько увлеклись своим обсуждением, что даже забыли про меня? Не ожидал такого, в особенности от Эльруина.

Звуки то приближались, то удалялись. Взглянув в сторону, откуда доносился то ли крик, то ли стон, я ничего не увидел, кроме плотной кроны самого дерева. И тут меня осенило: они услышали странный шум и полезли на дерево, а там наверняка попали в какую-нибудь передрягу. Здесь никогда не знаешь, что тебя ждет за следующим поворотом. Эх, молодежь!

Приняв эту гипотезу в качестве основной, я начал карабкаться по стволу все выше и выше, продираясь сквозь густые ветви. Зелень неожиданно закончилась, и прямо передо мной появились ступени, уходящие в густую пелену облаков.

«Что я говорил? – мысленно похвалил себя за проницательность. – Пошли по облакам гулять». Решил уже вернуться и подождать внизу, но стон, доносившийся со стороны лестницы, показался мне знакомым. Движимый неясной силой, я направился по единственной дороге, стараясь не смотреть вниз.

Поднявшись над облаками, увидел большие золотые ворота, к которым вела эта странная лестница. В небе парили крылатые розовые существа, которые, судя по их поведению, не приветствовали мое вторжение. Со звуком, напоминающим свист стрелы, они пикировали на одинокую человеческую фигуру, пытаясь сбить с дороги. Вот когда особенно остро ощущалась нехватка перил. Одной из тварей чуть не удалось выполнить задуманное, но под конец сложного виража она промахнулась и жестко встретилась со ступеньками. Пока агрессор очухивался, я смог более детально рассмотреть чудо генной инженерии, неуклюже пытающееся покинуть ступенчатую дорожку. Это была огромная летучая мышь с развитыми когтистыми лапами. Кто-то сильно постарался, скрещивая маленького вампира с огромным орлом. В результате чудовище приобрело размеры и конечности птицы, а остальное – от ночного зверька. Зачем мутанта выкрасили в ядовито-розовый цвет, оставалось загадкой местного дизайнера.

Атаки с воздуха прекратились после того, как я случайно наступил на крыло розовой твари, пытаясь ее перешагнуть. Дверь уже открылась, любезно приглашая войти. «Наверное, датчики сработали», – подумал я, ступая на территорию сиреневого леса. Зеленый цвет здесь тоже присутствовал, но, по-видимому, только для того, чтобы создавать фон для соцветий сирени, которые расположились на всех деревьях и других растениях необычной рощи. Как-то непривычно наблюдать черно-белые стволы берез c нестандартными украшениями на ветках. Еще удивительнее выглядели торчащие вверх ветки сирени на стеблях тюльпанов или гладиолусов.

Тропинка прямо от ворот была застелена ковровым покрытием бордового цвета. Звуки, заставившие меня в начале пути взобраться на дерево, не прекращались. Я ускорил шаг, но за первым же поворотом чуть не столкнулся с упитанным малым, который перегородил собой всю дорожку. Он чем-то напоминал гдэва, но отличался веселой ярко-оранжевой окраской. Мужичок спал сидя с совершенно безмятежным видом. Будить особу, похожую на обитателя Огненной пустыни, не было ни малейшего желания. Стараясь не нарушать покой спящего, я занес ногу, выбирая место в траве, чтобы не сильно помять ее. Однако мои опасения оказались совершенно напрасными. Зеленая травка за пределами коврового покрытия прекрасно умела постоять за себя. Клыкастая пасть сформировалась прямо из травы и с громким клацаньем захлопнулась в том месте, где мгновение назад находилась моя нога. Да, пикник здесь устроить не получится, хотя для зубастой травы такой выход в лес также будет считаться угощением на природе.

Пришлось задуматься о возможности дальнейшего передвижения. Сидячая преграда была слишком высока, чтобы ее перепрыгнуть. Немного не рассчитаешь – и можешь въехать оранжевому гиганту ногой в лицо, а от этого редко у кого повышается настроение. Уже собираясь дотронуться до парня и разбудить его, я получил предупредительный сигнал от собственной родинки. Жжение на шее часто предупреждало меня об опасности, поэтому решил прислушаться к его сигналу. Я предусмотрительно сделал пару шагов назад. Проверив содержимое своих карманов, обнаружил все тот же небольшой кусок медного провода. Размахнувшись, постарался придать ему максимальную скорость в направлении спящего субъекта. Хорошая штука – осторожность: пламя, которое возникло впереди, опалило мне ресницы. Однако уже через пять секунд на бордовом половике никого не было. Дальше я решил передвигаться с повышенным вниманием, вглядываясь в каждую мелочь на тропинке и возле нее.

Когда впереди показался фиолетовый дворец, звуки, приведшие меня сюда, превратились в такие жалобные стоны, что даже сердце защемило. Седьмое чувство говорило об опасности посещения дворца, но, оглянувшись, я увидел картину, не оставлявшую другого выбора. Ковровое покрытие, дымясь, как бикфордов шнур, исчезало, догоняя меня. Ступать на зубастую траву не хотелось по вполне понятной причине, и я побежал прямо к открывающимся воротам.

Я вошел, вернее вбежал, во внутренние покои дворца. Просторный зал, многократно увеличенный огромными зеркалами, подавлял своими размерами. Добавляли объем и выбранные для стен и мебели оттенки небесного цвета.

Мое внимание привлек шорох слева, но я успел заметить лишь ноги убегающего по боковой лестнице человека. Загадочность происходящего начинала действовать на нервы, я бросился вдогонку, перескакивая через две ступеньки. На втором этаже увидел обладательницу ног, прежде чем женщина скрылась за поворотом. Неужели Сонька вздумала играть со мной в прятки?

За поворотом оказалась винтовая лестница. Сколько можно подниматься? Все, пора принимать серьезные воспитательные меры. Догоню озорницу – накажу. Еще не знаю как, но накажу.

Ступени привели меня в полукруглую комнату с низким потолком и небольшими квадратными окнами на единственной плоской стене. На полу лежала блондинка, весьма похожая на принцессу, по крайней мере со спины. Она или нет? Притворяется или ей плохо? В любом случае нужно было повернуть женщину лицом к себе, но делать этого не хотелось, еще свежим в памяти оставался случай с оранжевым мужичком. Я присел возле блондинки. Шея не просто давала о себе знать, а горела огнем. Только я успел подумать о бесконтактном способе привлечения внимания, как получил неприличный пинок в то место, где спина заканчивает свое наименование. Руки рефлекторно дернулись вперед и коснулись женской фигуры. Дальнейшие метаморфозы продолжались не более секунды. Тело блондинки мгновенно превратилось в цепи, замкнувшиеся на руках и ногах и притянувшие меня спиной к плоской стене комнаты.

– Что ж за мужик нынче пошел? Перед ним лежит красивая девушка, а он дотронуться боится, – громко произнесла женщина со шрамом на лице.

Убрать ей шрам, перекрасить волосы из рыжего в белый – и можно утверждать, что передо мной стоит Сонька. Правда, у принцессы при первой встрече было немного больше одежды. А у этой только на груди сверкал сиреневый кристалл, остальных предметов, даже сабли, не наблюдалось. Неужели опять вляпался в Сонное царство? Надо скорее себя ущипнуть! Но как это сделать, если руки схвачены цепями и растянуты в разные стороны? Пришлось поддерживать беседу.

– Всякая девушка, как и медаль, имеет как минимум две стороны. Причем далеко не всегда лицевая у нее лучше оборотной. Так что перед тем как трогать женщину руками, нужно внимательно осмотреть ее со всех сторон, – нес я какую-то ерунду, поскольку молчать в моем случае казалось еще опаснее.

– И какова я со всех сторон? – спросила тюремщица и величественно повернулась на триста шестьдесят градусов.

– Если то, что я вижу, – не оптический обман, то очень даже ничего. Но чтобы дать более точную оценку, нужно потрогать.

– Этот номер не пройдет! Мне и так стоило большого труда заманить тебя в башню Забвения. Я не собираюсь повторять ошибок своей сестры, – сказала рыжая, дотронувшись до шрама на щеке.

– Так вот кому я обязан встрече со столь прекрасной дамой! Как же прикажете вас называть?

– Меня зовут Орфея. Хотя какая тебе разница? Все равно ты сейчас умрешь, и моя «любимая» сестренка никогда не сможет вернуться в Сонное царство, а я спокойно займу поля Инсалта. Будь ты умнее – убил бы ее сразу и не имел сейчас проблем.

– Какие у вас прекрасные родственные отношения! Можно сказать, любите друг друга поедом. На щеке у тебя, случайно, не автограф Ипсоны?

– Это был подлый удар. И хватит об этом, пора кончать! – Орфея начинала нервничать.

Тут из дверного проема раздалось шипение, и огромная змея с широким капюшоном вползла в камеру заточения.

– Познакомься, это кошмарный ужастик седьмого уровня. Официально существует всего шесть уровней, но для тебя – все самое лучшее.

Не знаю почему, но у меня этот ужик-переросток своим внешним видом, кроме смеха, не вызвал никаких чувств. И голова у него казалась широковатой, и вид – обиженным, и глаза как с перепою.

– Орфея, а тебя, случайно, не обманули? По-моему, этому червячку самое место в комиксах.

На ее лице промелькнуло недоумение, но лишь на миг. Подойдя к змеюке, она дотронулась до его головы:

– Можешь начинать, а я посмотрю, какие песни этот любитель комиксов запоет при более близком знакомстве.

– Пленник не может быть уничтожен, он меченый. Десятый уровень защиты, – тоном лектора прошипел забавный ужик и пополз из комнаты.

– Неужели я ему так не понравился? Уполз, даже не попрощавшись.

– Не сильно радуйся, вместо легкой смерти тебя ожидает вечное заточение в башне, – произнесла рыжая, однако тон речи был не слишком уверенным.

Вдруг стены и пол задрожали, и на лице Орфеи первый раз за время общения появился откровенный испуг.

– А башня-то у тебя крепкая? Не хотелось бы ломать такое великолепие, – сказал я, чувствуя острую необходимость почесать собственный нос.

Колебание пола и стен увеличилось настолько, что начали появляться трещины. Раздался истошный вопль убегающей тюремщицы, и я чихнул. Чих оказался подобен взрыву, потому что разнес сказочный дворец на части.

Открыв глаза, я обнаружил себя под тем же деревом. Рядом с озабоченным видом сидели Эл, Сонька и Антокс, а прямо на груди гордо восседал шнырик, помахивая кисточкой хвоста возле моего носа.

– Он его разбудил! – радостно закричала принцесса, бережно снимая с меня зверька и прижимая к своей щеке.

– Зачем сестренке шрам на лице поставила? Она теперь почем зря на мужиков бросается, да еще с червяками дружбу водит, – вместо «доброго утра» сказал я хозяйке четвероногого.

– Ты был в фиолетовом замке?! – Девушка посмотрела на меня, словно увидела приведение. – Мой первый и последний визит к Орфее чуть не окончился трагически. После этой встречи у меня остались тяжелые воспоминания, а у нее шрам на щеке. Надеюсь, ты не заглядывал в башню Забвения?

– Именно там я и увидел твою родственницу в сопровождении забавного ужастика седьмого уровня.

– Так надо было сразу ущипнуть себя и проснуться, – отчетливо произнося каждое слово, будто разговаривала с умственно отсталым, объяснила Сонька.

– Проблематично выполнить эту несложную процедуру, когда руки растянуты цепями в разные стороны, – объяснил я свою нерасторопность.

– Погоди. Ты хочешь сказать, что, будучи прикованным в башне Забвения, смог вернуться? – Кажется, принцесса сомневалась в моей правдивости.

– Цепи у твоей сестры крепкие, а вот стены хлипкие. На строительных материалах экономить грех. Стоило чихнуть – и развалилась не только башня, но и весь дворец.

– Серж, ты прелесть! Жаль, мне не довелось увидеть сестренку на развалинах собственного дома. Она так кичилась нерушимостью фиолетового замка! А насчет ужастика седьмого уровня ей может сильно влететь от отца, если тот узнает. Орфея управляет страной Розовых кошмаров, и ей не положено держать ужасы выше пятого уровня. Не иначе выпросила у Жасиса, – сделала вывод принцесса.

– Что еще за зверь?

– Это не зверь. Жасис – наш сосед. Он правит королевством Серых ужасов, и в Орфее души не чает, но сестренка, по-моему, только издевается над мужиком.

Затем, перебивая друг друга, Эл и Сонька подробно рассказали о событиях сегодняшнего утра.

Первым проснулся Эльруин и попытался разбудить меня для утренних занятий. Когда попытка не увенчалась успехом, он не стал настаивать и отправился выполнять стандартный комплекс упражнений самостоятельно. По окончании разминки колдун разбудил Антокса и расспросил его об ученике местного волшебника. Когда же выспалась Сонька, мое похрапывание показалось слишком подозрительным, и решили принять более активные меры. Однако тряска за плечи, шлепанье по щекам и обливание водой не привели к желаемому результату. После того как людские резервы были исчерпаны, поиздеваться над бесчувственным телом взялся четвероногий член команды. Зверек уделил внимание лишь одной части тела, к которой давно был неравнодушен. Сначала он испробовал мой нос на зуб, затем немного покрутил его лапами, а в финале стал хлестать его кисточкой хвоста. Третья попытка оказалась роковой для фешенебельного жилища Орфеи и вытащила мое сознание из ее плена.

В результате всех этих событий мы позавтракали, лишь когда солнце перевалило зенит, и отправились в селение. Мы с Сонькой ехали на маленьких лошадях, а юноши оседлали высокого коня Антокса. Чтобы парня не узнали, облачили его в пустынный костюм, скрывающий все, кроме глаз. С учетом рассказов о кочевниках решили выдать себя за бродячего колдуна со свитой. Максимум, с чем нам грозило столкнуться в стане, – это сражение на деревянных мечах лучшего нашего воина с их чемпионом. Как сказал заколдованный неудачник, в ходе таких поединков бойцы селения подсматривали неизвестные приемы и брали их себе на вооружение.

Путь занял гораздо больше времени, чем предполагал Антокс. Видимо, он мчался к дереву во весь опор. До селения юноши мы скакали полдня и всю ночь. Утром показались несколько сотен шатров, образующих круг посреди степи. Здесь Эльруин произнес зеркальное заклинание, заговорщицки сообщив о некоторых усовершенствованиях, приведших Соньку в неописуемый восторг.

Несмотря на раннее утро, дозоры не дремали, и нам навстречу выехали два воина. Узнав, кто мы такие, они от имени князя пригласили нас в гости и проводили к одному из шатров. К колдунам здесь относились уважительно. Нам дали отдохнуть два часа, а потом пригласили на завтрак в шатер повелителя.

Князь Борикс был еще не старым человеком, хотя седина заметно прошлась по его волосам. Колючий взгляд стальных глаз повелителя вызывал неприятные ощущения и никак не вязался с мягким обволакивающим голосом. После знакомства Борикс расспросил о наших приключениях. Его заинтересовали переход через пустыню Огня и еще больше внешние данные принцессы. Складывалось впечатление, что владыка осматривает свою будущую собственность и вот-вот начнет ощупывать товар руками. Чтобы избежать дальнейших осложнений в еще не сложившихся отношениях, я в разговоре постарался намекнуть, что у нашего колдуна сильная привязанность к блондинке. Взгляд князя стал еще жестче, но голос не потерял своей мягкости. К концу завтрака заговорили о традициях. Кроме поединка на деревянных мечах, хозяин дома предложил и магическое состязание. Развлечения наметили на послеобеденное время, а до этого мы были предоставлены самим себе.

Покидая жилище, я мимоходом остановил взгляд на хозяине шатра. Лишь на миг злорадная ухмылка промелькнула на лице Борикса, и этот миг мне очень не понравился. Так смотрит кошка, отпуская на волю придавленную мышь, чтобы продлить удовольствие от охоты.

Весь завтрак из-за своего маскарадного костюма Антокс просидел, не притронувшись к пище. Как только мы покинули шатер, он взволнованно произнес:

– У нас никогда не устраивали поединки колдунов! Тут что-то не так. Я задержусь здесь, а вы идите вон к тому зеленому дому. Поговорите с нашим колдуном. Берил не злой старик, может, чего полезного скажет. Там скорее всего увидите ученика.

Парень скрылся за княжеским шатром, а мы направились к указанному месту.

– А ты зря вмешался, – сказала Сонька. – У меня самой чесались руки дать наглецу в нос, чтобы не совал его куда не следует.

– Ну правильно: сначала ты бы врезала князю по носу, потом на нас напала бы стража, а следом – и все селение.

– Какой же ты все-таки скучный! Опять все веселье поломал.

– Зато сколько сил и жизней сохранил. Тебе только дай саблей помахать – и половину населения можно записывать в покойники.

– Не такая уж я кровожадная, – обиделась принцесса, и остаток пути мы проделали молча.

Дверь жилища колдуна была приоткрыта. Оттуда раздавался недовольный мужской голос:

– Да что с тобой сегодня, Генокс? Ты что, не с той ноги встал?

– Я сегодня не встал, а свалился с кровати, – раздалось в ответ.

– Но это же не повод бить посуду и обливаться кипятком. Еще одна подобная выходка – и я не пойду с тобой сватать красавицу Арику. Зачем ей такой безрукий жених?

Навстречу нам кубарем выкатился молодой человек, споткнувшийся о порог. Не успел он пройти и десятка шагов, испуганно озираясь, как запутался в растяжках соседнего шатра и, выдернув их, снова упал, потянув строение за собой. Мы не стали слушать «добрые» слова, которые наверняка должны были прозвучать в исполнении обитателей поверженного дома, а направились в гости к волшебнику. До меня донесся довольный шепот Соньки: «Эл, за практические занятия тоже „отлично“.

Берил пил чай и пригласил нас за стол.

– Чем обязан? – сдержанно спросил он.

Эльруин рассказал о магическом поединке, предложенном местным владыкой, и поинтересовался у своего коллеги:

– Мне не приходилось участвовать в таких состязаниях, и я хотел бы узнать у вас основные правила.

– Насколько я знаю, особых правил не существует. Обычно схватка заканчивается смертью одного из участников, – задумчиво произнес хозяин дома. – Вот только какая муха укусила нынче нашего князя? Мудрецом он, конечно, никогда не был, но придумать такую глупость – это слишком даже для него.

Похоже, власти в руках местного колдуна здесь не меньше, чем у князя. Чтобы говорить такие речи, нужно действительно чувствовать себя очень уверенно.

– Значит, поединка не будет? – спросил я.

– Постараюсь, чтобы не было. Но у меня есть один должок перед правителем, и если он его затребует…

– И сколько вы ему должны? – Я готов был отдать все имеющиеся средства, чтобы избежать ненужных осложнений.

– Дело не в деньгах. Я пообещал отцу князя беспрекословно выполнить одно желание. После смерти владыки долг переходит по наследству. Думаю, сегодня князь захочет рассчитаться. Так что извини, юноша, если придется тебя убить.

– Не может быть, чтобы в магическом обязательстве не имелось никаких оговорок мелким шрифтом, – вступила в разговор Сонька.

– А я взял бы тебя в ученицы, – уважительно посмотрел на блондинку местный колдун. – Действительно, без оговорок не обошлось. Исполнение желания не должно привести к смерти должника и причинить вреда жителям стана.

– Тогда еще не все потеряно, – уверенно произнесла принцесса.

Оставив в некотором недоумении колдуна, мы вышли посмотреть на «успехи» ученика Берила. Его путь легко прослеживался по покосившимся домам кочевников, а местонахождение самого Генокса обозначила большая толпа возмущенных обитателей селения.

От гнева односельчан его спасало только звание ученика колдуна, хотя, судя по внешнему виду, вряд ли парня можно было избить сильнее, чем это сделали непрекращающиеся падения. Синяки и кровоподтеки густо украшали открытые участки тела. Сонька подошла к нему поближе и сказала:

– Если не сознаешься в наведении порчи на Антокса, будет еще хуже.

– Я лучше умру, – процедил сквозь зубы Генокс.

– Умереть в твоем случае действительно лучше, но наш колдун, в отличие от тебя, не убийца. Так что советую перед принятием решения поинтересоваться у Берила, как действует заклинание «треснутого зеркала» против «черной печати неудачника».

Принцесса гордо развернулась и оставила собеседника наедине с собственными размышлениями и возмущенной толпой.

– А что особенного в «треснутом зеркале»? – полюбопытствовал я.

– В общем-то ничего. Просто все несчастия, отраженные от Антокса, будут повторяться многократно и с нарастающим эффектом. Например, ты шел по улице и споткнулся – пустяк, но он разбивает зеркало на две части. Через некоторое время нога снова цепляется за землю, это приводит к падению и к появлению еще одной отражающей поверхности. При следующей встрече с землей ты обязательно попадаешь под ноги прохожего, который несет горячий чай или что-то в этом роде, и ко всем предыдущим неприятностям добавится ожог. Дальше – все больше и больше. И так – по каждому виду несчастного случая. При этом смерть исключается самим заклинанием, как бы этого ни хотела жертва.

– Суровое наказание.

– Зато оно напрочь отбивает охоту наводить на людей порчу.

В это время появился пропавший было Антокс и сообщил неприятные известия. Борикс действительно положил глаз на Соньку и ограничиваться только этим не пожелал. Возможные препятствия на своем пути он решил устранить незамедлительно и чужими руками. В том, что Берил победит молодого Эльруина, у главы селения нет ни малейших сомнений. А в поединке на деревянных мечах будет участвовать Длирокс, славящийся самыми грязными приемами ведения боя в сочетании их с хитростью и коварством. Молодой кочевник говорил с возбуждением:

– Если Длирокс завоет от боли, упадет или начнет хромать – не нужно обращать внимание. Любое проявление человеческого отношения к нему сразу обернется коварным ударом. Борикс так и сказал сейчас твоему противнику: «Чем меньше целых костей останется у нашего гостя, тем радостнее будет у меня на душе. И совершенно не важно, каким способом ты достигнешь желаемого».

– Неужели в племени не нашлось ни одного воина, который смог проучить негодяя? – поинтере-совался я.

– Десять дней назад против Длирокса вышел Лерокс из семейства Безоблачного неба. Он разделал мерзавца под орех. Бой обсуждался в стане два дня, а на третий герой просто исчез. И что самое странное – перед исчезновением Лерокса видели уходящим из селения в сопровождении князя.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации