Электронная библиотека » Роберт Торстон » » онлайн чтение - страница 8


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:26


Автор книги: Роберт Торстон


Жанр: Зарубежная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц)

Шрифт:
- 100% +

14

Небольшой перерыв в битве давал обеим сторонам возможность произвести полевой ремонт и пополнить боезапас. Вообще-то, следуя нормальной тактике, принятой в Кланах, Волки должны были двинуться вперед, воспользовавшись беспорядочным отступлением Кречетов. Каэля Першоу удивило то, что Радик вернул всех бойцов назад. Очевидно, попавшись на хитрость Элементалов и понеся потери. Радик стол, по крайней мере временно, более осторожен.

Хотя то, что их не преследовали, давало возможность перегруппировать силы гарнизонного соединения станции. Першоу был несколько разочарован. Он планировал послать Третий Ударный легион в обход на левый фланг, где подразделение попыталось бы уничтожить пару роботов, быстро растратив весь боезапас и так же быстро отступив. Такой маневр не принадлежал к числу принятых у воинов Кланов, потому что не предполагал единоборства роботов. Но Першоу решил, что снизить численность боевых машин Клана Волка лучше всего поможет как раз такая тактика, когда-то известная под названием «партизанской». Сражение будет вестись более традиционно, когда шансы примерно сравняются. Он знал, что Двилт Радик также придумал бы нечто подобное, если бы оказался в таком же положении. Однако в данной ситуации эта тактика была неприменима; пришлось отложить ее на потом – возможно, ее придется использовать в следующей битве.

На открытой территории возле станции «Непобедимая» Першоу выбрался из робота и обошел воинов, чтобы поднять их дух. Считая ниже своего достоинства пользоваться полевым подъемником, он сам взбирался вверх к кабинам и, открывая люки, кричал водителям, что, когда битва возобновится, они должны вести как можно более мощный огонь и искать возможность нанести удар по слабому месту врага. Затем, с неудовольствием отмечая, насколько он мал и худосочен, Першоу прошел сквозь ряды здоровяков-Элементалов. Он поздравил их с успехом и выразил уверенность, что дальше они также будут драться со всей своей беспощадной яростью.

Тем временем с командного пункта к нему пришла Ланж. В бою они обращались друг к другу по форме, как это и принято между командиром и адъютантом.

– Свежая информация, полковник, – сообщила Ланж.

– Какая информация?

– К нашему соединению прибавилось два новых боевых робота. Воин Нис из подразделения командира Хорхе привела воина, оставшегося в живых после падения шаттла. Они только что прибыли через южные ворота станции. Они...

Информация вызвала у Першоу живой интерес.

– Только двое? Только двое из целого подразделения?

Однако мысленно он уже менял план всего сражения.

– Мы точно знаем только одно, – ответила Ланж, – звено Хорхе наткнулось на робота-воина Энрико, когда он в одиночестве блуждал по болоту. Очевидно, он прошел в ужасных условиях большое расстояние. При ударе о землю была повреждена «нога» его машины, но мы можем ее починить. Командир Хорхе приказал Нис вернуться сюда с Энрико. Она говорит, что пришлось идти очень медленно, потому что робот Энрико не мог двигаться с нормальной скоростью. Прибывший боевой робот ремонтируют прямо сейчас. Нис присоединится к Первому звену гарнизонного тринария после того, как у ее машины тоже починят какую-то небольшую поломку. Вы нахмурились, почему?

– Нис – вольнорожденная. Это не очень-то меня вдохновляет. Прикажите ей ждать, пока поврежденный робот не выйдет из ремонта, а место в машине Лис пусть займет вернорожденный Энрико.

– Нис показала себя храбрым воином. В любом случае, Энрико сейчас оказывают помощь в медицинском блоке.

– Ну что ж, ладно. Пусть Нис присоединяется к первому звену. У них как раз выведен из строя робот и ранен водитель. Скорей всего, она там не принесет никакой пользы, но, по крайней мере, заткнет брешь.

Зная, что Ланж оценивает одинаково всех воинов Клана, Першоу чувствовал, что она не согласна с этим его утверждением. Вероятно, она считала, что ненависть полковника к вольнорожденным мешает трезвости его суждений. Но она была настолько предана своему командиру, что никогда в боевой обстановке не подвергала его утверждения сомнению. Глубина этой преданности часто изумляла Першоу.

– Ланж, мне нужна твоя помощь.

– Что мне следует сделать?

– У меня есть идея, но она требует, чтобы один из твоих Элементалов рискнул жизнью.

– Это очень просто. Скажи мне.

– Скоро наступит ночь. По-моему, Клан Волка атакует нас именно тогда. Мы должны будем вступить в бой. Пока Радик держит несколько подразделений в резерве, перевес у него очень незначительный. Я думаю, мы сможем противостоять им, по крайней мере некоторое время. Но нам необходимо больше боевых роботов. Надо выяснить все о тринарии с шаттла.

– Ты думаешь, что звену Хорхе не удалось выполнить задание?

– Я не уверен. Это нужно проверить. Если там остались уцелевшие воины и машины, я хочу, чтобы они были здесь. Сейчас я принял бы даже звено «вольняг». Ланж, выбери одного из твоих пехотинцев. Он должен будет пробраться к болоту через поле сражения. А потом разыскать уцелевших воинов и спасательную команду, кратко ввести их в курс дела и направить сюда – как можно скорее.

– На болоте...

– Я знаю, знаю. Чтобы его не засекли Волки, когда он будет пересекать их позиции, Элементалу придется идти без доспехов. Судьба сурово со мной обошлась, и для этого задания я могу выделить только одного Элементала, но я уверен, он найдет дорогу к звену. Если он обнаружит, что поиски уцелевших людей все еще продолжаются, он сообщит им мой приказ об отмене задания и немедленном возвращении к нам. Итак, выбери воина в одном из пехотных отделений.

– Этого не потребуется. Пойду я.

– Но ведь это не будет...

– Соответствовать моей должности? Возможно. Но я лучше всех бегаю и имею лучшую оценку по технике выживания, воут?

– Ут, но...

– Что тут обсуждать? Ты приказал выделить для выполнения задания воина. Я выполнила твой приказ.

Першоу видел решимость в глазах Ланж. Он уважал ее, как уважал всех хороших офицеров. Его правилом было никогда не отменять приказы подчиненных, которым он доверяет, а никому он не доверял больше Ланж. Раз она хочет, то должна идти.

– Если ты не сможешь быстро найти ни одного робота или хотя бы того, что от них осталось, не трать времени, скорее возвращайся. Воут?

– Ут. Я пойду, как только стемнеет.

– Хорошо.

Как всегда, она резко повернулась и пошла прочь. У Першоу стало неспокойно на душе. Это случалось с ним очень редко. Ланж лучше всех служивших у него адъютантов. Он не хотел, чтобы с ней что-нибудь случилось. Но, разумеется, они оба принадлежали Клану и готовы были принять смерть с легкостью. Рассказывали о воинах Клана, которые знали друг друга годами, вместе служили, бессчетное число раз спасали друг другу жизнь, однако, когда один из них умирал, другой шел прочь, даже не бросив на него прощального взгляда. Посмотрит ли он еще раз на Ланж, если она погибнет? Да, возможно, один раз – в знак уважения к ее преданности, не более того.

– Я не могу связаться с Джоанной, – доложил Жеребец, когда Эйден вернулся к оставшимся семи воинам и их роботам.

– Я тоже не могу. На радаре нет изображения ее машины, воут?

– Ут. Где бы она ни была, из-за помех ее нельзя обнаружить даже при помощи электроники. Ты знаешь, Хорхе, как это бывает. Здесь нельзя доверять приборам. Если они говорят, что тебя атакуют, это, скорей всего, означает лишь, что «шею» боевого робота грызет древесная пума. Если они показывают, что машина летит...

– Жеребец, избавь меня от лекции о причудах природы. Главное состоит в том, что мы не можем обнаружить командующего нами офицера, воут?

– Ут. Что автоматически делает нашим командиром тебя. Вновь нашим командиром, Хорхе.

– Согласен.

– Не могу сказать, чтобы я сожалел об этой перемене. И, должен отметить, бесплодные поиски Джоанны ни к чему не приведут.

– Если она осталась прежней яростной бесовкой, то выберется и из такой переделки. Но у нас есть более неотложное дело. Мы должны вернуться на станцию.

– Вот уже достаточно долго в небе над нами не полыхает зарево сражения. Может быть, оно кончилось?

– Я надеюсь, что нет. Давай выбираться отсюда.

Если не считать часового-Элементала Клана Волка, которого Ланж быстро обезоружила и придушила, для нее путешествие через поле боя оказалось простым. Она чувствовала, что Волки сейчас заняты составлением новых планов сражения. В штабе командного звена явно шла работа. Воины беспрестанным потоком входили в геодезический купол и выходили из него. Совсем рядом валялись обломки роботов. Их, а также человеческие останки собирали воины обеих сторон. Сейчас было время перемирия, которое заключили Радик и Першоу на один час.

Дойдя до Кровавого болота, Ланж спустилась со склона на черную маслянистую поверхность. Зайдя чуть подальше, она надела специальные очки, снабженные определителем магнитных и тепловых аномалий, и осмотрелась. Этот определитель действовал на очень небольшое расстояние, но на болоте работал более точно, чем те, что стояли в боевых машинах. Устройство сильно облегчало путешествие пешком через топь.

Двигаясь быстро и целенаправленно, Ланж прошла около километра и наткнулась на двух подбитых роботов. Водители их покинули. Роботы, как два сраженных сказочных великана, лежали в воде. Однако виднелся слабый, но ясно различимый тепловой след от другого робота. Непрерывной линией он уходил дальше в болото.

Ланж двинулась по следу. Прошло около получаса; по мере того как она продвигалась, след становился все отчетливее. Неожиданно Ланж вышла на открытое пространство, которое пересекала запутанная сетка тепловых линий. Пройдя через странный участок, Ланж увидела явственные полосы, оставленные подразделением роботов, – кажется, из семи или восьми единиц, – направлявшихся в сторону Глорианской равнины. Продолжая идти в этом направлении, машины попали бы прямо в лапы Волков. Ланж должна была предупредить их.

Во время бега она сосредоточивала все внимание на тепловых знаках, становившихся все ярче по мере того, как Ланж приближалась к оставившему их подразделению. Рост позволял ей хвататься за непомерно длинные ветки деревьев и использовать их для продвижения вперед. Она совершила несколько впечатляющих прыжков через бездонные ямы с черной водой.

Вдруг она совершенно ясно различила звуки работающих моторов. Где-то рядом роботы расчищали себе дорогу среди деревьев. Она знала, что сейчас увидит подразделение. Сняв очки, Ланж, не останавливаясь, повесила их на ремень.

Пробегая под высоким деревом, она услышала, как над головой зашелестели ветки. Даже не глядя вверх, Ланж почувствовала какое-то движение в воздухе – будто кто-то стремительно на нее летел. Ланж потянулась к лазерному пистолету, своему единственному оружию, но опоздала. Древесная пума, тяжело приземлившись ей на плечи, бросила Ланж в темную зловонную воду.

15

Жаль, что водители боевых роботов и Ланж со своими ОМТА-очками придавали такое значение показаниям приборов. Больше доверия собственным глазам, показывавшим естественную картину мира – и они с легкостью нашли бы Джоанну. Оранжево-красный аварийный свет, льющийся из кабины, был виден посреди темного болота за сотни метров. Если бы кто-нибудь подошел поближе к этому сиянию, распространявшемуся с десятиметровой высоты, то он бы даже увидел Джоанну, пытавшуюся через смотровую щель различить что-нибудь в кромешно-угольной тьме.

– Мы можем попытаться выбраться и пойти пешком, – предложил Кочевник.

– Ты шутишь? В таком состоянии ты и по ровной земле вряд ли сможешь ходить.

– Оставьте меня здесь.

– Сделала бы это с радостью, однако я не ориентируюсь в этом месте. Я не знаю, какие опасности и ловушки могут подстерегать нас, так что лучше не покидать машину просто из-за того, что «нога» застряла в трясине. Особенно сейчас, когда идет бой и требуется вся наличная техника.

– Тогда почему вы не, пытаетесь вытянуть его «ногу»?

– А что, по-твоему, я делала? Я думаю, она зацепилась за какую-то здоровенную корягу в иле. Вдобавок, кажется, еще в чем-то запуталась.

– В чем?

– Если бы я знала, то сказала бы.

Свет внутри кабины замигал, но не потух. Джоанна сжала кулак и ударила в бортовой иллюминатор.

– Все из-за этого проклятого недоноска Эйдена. Из-за него мы сели на мель. Он обдуманно оставил нас, чтобы командование вернулось к нему. Я убью его при первой же возможности.

– Как? Здесь нет Круга Равных. Я слышал, он вам об этом сказал. И вы, капитан Джоанна, несмотря на ваш тяжелый характер, не убийца.

– Не надо быть таким самоуверенным, Кочевник. Я могу попрактиковаться на тебе.

Почувствовав нешуточную угрозу в ее голосе, Кочевник замолчал. Она бы не убила его, но могла – он знал по опыту – сильно избить. Его рук? то и дело пронзала пульсирующая боль, и он вовсе не желал дополнительных увечий.

После долгого, тягостного молчания, прерываемого только странными воплями и другими непонятными, порой какими-то едва ли не сверхъестественными звуками, доносившимися с болота, Джоанна наконец проговорила:

– Мы должны заставить машину двигаться.

– Вы опять попытаетесь вытащить «ногу»?

– Нет, я хочу спуститься вниз и распутать ее.

– Прямо там? В темноте?

– У меня есть фонарь.

Кочевник не знал, что и сказать. С одной стороны, храбрость этой женщины восхищала его, с другой, если она потерпит неудачу и с ней что-нибудь случится, он так и останется сидеть в кабине один, беспомощный, с больными, покалеченными руками. Кстати, с его ногами тоже было далеко не все в порядке.

Любые предостережения сейчас не подействовали бы. Джоанна явно не ждала его одобрения, она быстро вытащила какую-то веревку и фонарь из шкафчика с инструментами. Затем, даже не попрощавшись со своим техником, она рывком открыла люк, ведущий из кабины, и нырнула в темноту.

Кочевник напряженно вслушивался, пытаясь из множества других звуков выделить стук каблуков о железо. Он почти ничего не услышал – только несколько раз что-то звякнуло, затем донесся отлично вписывавшийся в болотную какофонию голос Джоанны. Она люто выругалась.

Помогая себе все еще сильно болевшей правой рукой. Кочевник сумел выбраться из своего кресла. С трудом дотащившись до смотровой щели, он взглянул вниз. Там был виден только свет фонаря Джоанны: огонек раскачивался и мигал.

В какой-то момент Джоанна потеряла равновесие и чуть не упала. Она висела на веревке, прикрепленной к полевому подъемнику на левой стороне машины. Держась за веревку одной рукой, другой она потянулась к росшему рядом с роботом дереву. Но ее рука наткнулась на что-то мягкое, скользкое и губчатое. Вероятно, это была какая-то разновидность мха или лишайника болезненно-серого цвета, паразитирующего на дереве. Вообще при свете фонаря все казалось серым: болотный туман, наверное, безжалостно пожирал и естественный, и искусственный свет.

Прикосновение к дереву и заставило ее разразиться проклятьем, которое она не употребляла со времени жизни на Железной Твердыне, когда она служила офицером-инструктором в учебном Центре. Успокаивая себя и пытаясь снова ухватиться за веревку, Джоанна вызвала в памяти тот далекий день, когда так же ужасно ругалась, и с отвращением поняла, что в прошлый раз ее несдержанность тоже была вызвана поведением Эйдена. Это случилось, когда она узнала, что проделал Тер Рощах. Он убил подразделение вольнорожденных лишь для того, чтобы дать Эйдену второй незаконный шанс стать воином. Джоанна бушевала тогда чуть ли не час и разгромила свою тесную, неуютную квартирку, проклиная даже не столько Тер Рошаха и благодеяние, оказанное им Эйдену, сколько тот факт, что она сама впутана в это дело как сообщник. Ведь Рошах приказал ей найти и захватить Эйдена, а затем привезти его обратно на Железную Твердыню.

Восстановив равновесие и крепко держась за веревку, Джоанна продолжила спуск, затыкая нос и кашляя от поднимавшихся ей навстречу отвратительных испарений.

Спустившись к поверхности болота, Джоанна увидела, что «нога» робота погружена в ил примерно по «лодыжку», так что отводящие тепло патрубки наполовину затоплены. Держась одной рукой за веревку, она наклонилась вбок и дотянулась до ила. Тягучая субстанция начала всасывать ее руку настолько активно, что Джоанна немедленно отдернула ее. Посветив вокруг фонарем, она заметила темно-серые лианы, свисавшие с дерева. Они казались туго натянутыми и нижними концами уходили в ил. Оттолкнувшись ногой от робота, Джоанна подлетела на веревке к лианам и уцепилась за одну из них. Чувствовалось, что лиана натянута до предела. Джоанна изо всех сил дернула за нее, но растение выдержало. Вероятно, лианы опутали «ногу» робота и не давали ей двигаться. Еще больше усугублял ситуацию ил, из которого даже без лиан вытянуть «ногу» было бы затруднительно.

Джоанна собралась разрезать лианы лазерным пистолетом, когда странная вибрация веревки, на которой она висела, заставила ее взглянуть вверх. Она думала, что это Кочевник тянет веревку, но все оказалось значительно хуже. Невысоко над ее головой на боку робота сидела рептилия темно-серого цвета. Она выглядела как помесь собаки с аллигатором; вдобавок вдоль спины у нее тянулся острый гребень. С целью, известной только ей да, может быть, управлявшему рептилиями божеству, тварь усердно жевала веревку, заметно в этом преуспевая.

Выхватив пистолет, Джоанна выстрелила. Выстрел попал точно в цель, и клок от гребня рептилии полетел вниз. Тварь соскользнула с робота, но не разжала челюстей и осталась висеть на веревке. Тщательно, чтоб не попасть в веревку, прицелившись, Джоанна выстрелила снова. Веревка дернулась – и существо упало вниз. Оно летело прямо на Джоанну. Оттолкнувшись от робота ногой, та качнулась в сторону. Рептилия, пролетев совсем рядом, упала с легким всплеском в топь и исчезла. Веревка с Джоанной описала дугу и вернулась обратно. Джоанна хотела уже с облегчением вздохнуть, но в следующий миг услышала угрожающий треск. Рвалась веревка. Джоанна попыталась схватиться за лиану, но промахнулась. И, ногами вперед, полетела в вонючую жижу.

Как ни странно, ил остановил ее падение. Джоанна погрузилась в него на несколько сантиметров. И тут же почувствовала, как трясина засасывает ноги. Ее затягивало, но этот ил, из чего бы он ни состоял, не торопился забирать свою жертву. Вдруг Джоанна обнаружила, что потеряла пистолет. Она не помнила, как уронила его. Посветив вокруг фонарем, она обнаружила оружие на краю ямы, вне пределов досягаемости.

Ее уже затянуло по колено. Глядя вниз, Джоанна наблюдала, как медленно поднимается по ногам вязкая отвратительная гниль.

Кочевник обнаружил в ящике среди других вещей Джоанны маленький бинокль. Не обращая внимания на ноющую боль в запястье, он взял бинокль, поднес к глазам и посмотрел вниз. Разглядев Джоанну, он увидел, что ее засасывает болото. Как определил техник, она находилась чуть правее «ноги» робота.

Кочевник не мог использовать для управления машиной чужой нейрошлем. Вот если бы у него работали руки, тогда он заставил бы эту «ногу» двигаться и без шлема. Ну, по крайней мере, одна рука у него есть. Несмотря на сильную боль, она функционировала.

Сняв располагавшуюся под ручкой управления панель. Кочевник оторвал ведущие к нейрошлему провода. Джоанна закричит, когда увидит, что он сделал. Но если она это увидит, значит, она будет спасена и вернется в кабину, где можно ругаться сколько угодно.

Взявшись за рычаг управления, не обращая внимания на толчки пронзительной боли, Кочевник занялся «ногой» машины. Сразу стало ясно, что вверх она не поднимается, но может немного двигаться влево и вправо. Посмотрев в смотровую щель, он увидел, что Джоанну засосало уже по талию. Техник быстро прикинул, когда ее ноги коснутся поверхности «ступни» робота, и оказалось, что это случится либо как раз перед тем, как ее засосет в грязь с головой, либо сразу после этого.

Делая нечеловеческие усилия, заливаясь выступившими от невыносимой боли слезами. Кочевник продолжал работать с рукоятью управления. Сначала «нога» явно не хотела двигаться. Он нажал посильнее, уже совсем сходя с ума от боли, и вдруг, неожиданно дернувшись в сторону, «нога» подвинулась как раз достаточно, чтобы оказаться под тонущей Джоанной, которую грязь закрыла уже по плечи.

Испытывая совершенно невыносимую боль, Кочевник привалился к смотровой щели и поглядел вниз. Джоанна бросила фонарь, который упал в грязную жижу и теперь отбрасывал тонкую и неровную полоску света. Было видно, что Джоанна высоко подняла руки. Грязь засосала ее уже по шею.

Вынужденная отбросить фонарь, Джоанна спокойно ожидала неминуемой смерти. Посмотрев вверх, она увидела Кочевника. Его фигура четко вырисовывалась на фоне освещенной кабины. «То, что он видит, должно быть, очень ему приятно», – подумала Джоанна и решила, что он много лет мечтал оказаться свидетелем ее смерти.

Говорят, что перед смертью люди часто переосмысливают свою жизнь, что иногда все пережитое проходит у них перед глазами. Было много примеров, когда умирающий принимал вдруг какую-нибудь древнюю религиозную веру. Многие сожалели о содеянном в жизни. Говорилось, что теперь они смирились со всем, что окружало их.

Только не Джоанна. Она подумала, что не желает мириться ни с чем и ни с кем. Большую часть своей жизни она всех ненавидела. Почему она должна теперь об этом сожалеть? Нет никакой причины отказываться от своей ненависти. Она умрет довольной, что смотрела на жизнь правильно, но это все, чем она будет довольна. Остальное вызывало у нее гнев.

Ну что за абсурдная кончина! Она – воин. А воин должен умирать не в грязной луже – разве что он попадет туда во время боя. Больше всего она сожалела о том, что умрет, так и не заработав Родовое Имя, не внеся свой генетический материал в священный пул Клана.

Она почувствовала, как отвратительная тина касается шеи. Скоро ее совсем засосет. Взглянув на свои поднятые руки, Джоанна скинула перчатки – расшитые металлическими звездами, они были призваны напоминать Джоанне о множестве схваток, в которых она победила. Она не хотела, чтобы их засосало вместе с ней. Бросив их по возможности дальше, она увидела, как они исчезли во тьме. Было слышно, как перчатки упали, но никакого всплеска не раздалось. Это обрадовало ее, так как теперь их мог найти и носить какой-нибудь другой воин.

Она безропотно ожидала смерти и поэтому была тем более поражена, когда ее ноги встали на поверхность «ступни» робота. Внезапный толчок сотряс все ее тело – от пяток до макушки.

Она опять обманула судьбу и осталась жива. Однако стоя с поднятыми вверх руками, она все еще оставалась по шею в грязи; вокруг клубился гнилостный вонючий туман; из каждого темного провала мог вот-вот появиться жуткий монстр. Боевой робот с раненым старшим техником в кабине выведен из строя. Связь не работает. «Смерть, – подумала Джоанна, – наверное, оказалась бы более приемлемым выходом».


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю


Рекомендации