149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 35

Текст книги "Луна предателя"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 16:10


Автор книги: Линн Флевелинг


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 35 (всего у книги 42 страниц)

– единственное настоящее доказательство, которое есть у нас против Акхенди, так что мы не можем ни выбросить его, ни уничтожить. Нам просто придется двигаться вперед со всей возможной скоростью и осторожностью. После того как мы решим вопрос с Коратаном, подумаем, что делать дальше.

– Ты хочешь сказать, Беку мы бросим? – Алек в гневе пнул валявшийся поблизости камень. – Такова участь наблюдателя, да?

– Иногда. – Впервые за очень долгое время Серегил почувствовал, какая пропасть возраста и опыта, глубокая, словно Цирнский канал, лежит между ними. Он ласково положил руку Алеку на плечо, понимая, что никакие его слова не смогут облегчить боль, которую испытывает Алек, да и он сам. Только закалка долгих лет, проведенных с Нисандером и Микамом, позволяла ему отгонять видения того, как Беку убивают, держат в заточении, мучают. – Ладно, – сказал он наконец, помогая Алеку добраться до их временного приюта.

– У Теро были все основания выбрать ее. Ты знаешь это. А теперь постарайся уснуть. Я постерегу.

Серегил закутал Алека в одеяла, стараясь устроить друга поудобнее на жестком камне. Алек молчал, но Серегил чувствовал, какая буря чувств бушует в душе юноши.

Оставив его бороться с горем, Серегил вылез наружу, чтобы нести свою вахту. Долг – вещь прекрасная и благородная, и лишь иногда, оказавшись в таких обстоятельствах, как теперь, замечаешь, как точит он душу, словно вода камень.

Глава 43. Угрожающие знаки

Ниал скакал всю ночь и как раз на рассвете увидел следы отряда, сопровождавшего Беку. Всадники выехали на главную дорогу и галопом двинулись к городу. Ниал пришпорил своего покрытого пеной коня, рассчитывая скоро их догнать.

В пути он размышлял о том, что сможет сказать Беке, чтобы успокоить девушку, но при этом не выдать своего участия в бегстве ее друзей. Наконец он оказался вынужден признаться себе, что Бека поверила бы ему, только услышав из собственных уст Серегила подтверждение его невиновности; пока же Ниалу оставалось лишь позаботиться о том, чтобы девушка целой и невредимой возвратилась в Сарикали. Впрочем, это не казалось трудной задачей. В конце концов, они же на территории Акхенди.

Погруженный в свои мысли, Ниал скакал галопом и чуть не вылетел из седла, когда его конь неожиданно заржал и взвился на дыбы. Всаднику удалось удержаться в седле, он резко дернул поводья, развернув мерина, и только тогда оглянулся посмотреть, что так испугало коня.

Посередине дороги лежал молодой гедриец, лицо его было покрыто коркой засохшей крови. На обочине щипала траву гнедая кобыла.

– Да помилует нас Аура! Это же Териен! – хрипло прошептал Ниал, узнавший и человека, и лошадь. Молодой воин был одним из сопровождавших Беку.

Спешившись, Ниал подбежал к раненому и попытался нащупать пульс. На лбу юноши виднелась рана, но он еще дышал. Когда Ниал стал ощупывать его голову, раненый открыл глаза.

– Что случилось? Териен?

Ниал поднес бурдюк с водой к губам Тот глотнул воды, потом медленно сел.

– Засада. Мы попали в нее сразу после восхода солнца. Я услышал чей-то крик, потом меня свалили.

– Ты кого-нибудь видел?

– Нет, все произошло слишком быстро. Никогда не слышал о разбойниках в окрестностях главной дороги.

– Я тоже. – Ниал помог раненому влезть на лошадь. – Недалеко отсюда есть деревня. Сможешь добраться один? Териен ухватился за луку седла и кивнул.

– В каком состоянии была скаланка, когда ты ее в последний раз видел?

Териен фыркнул.

– Мрачная.

– Ее связали?

– Связали руки и ноги так, чтобы не сбежала, но и не свалилась с лошади.

– Спасибо. Найди целителя, Териен.

Отправив раненого в деревню, Ниал нырнул в чащу деревьев и стал выискивать следы напавших. Он обнаружил отпечатки ног по крайней мере шестерых и нашел место, где они привязали своих коней.

Ведя своего мерина в поводу, Ниал двинулся по дороге; истоптанная земля рассказала ему о нападении и погоне. За поворотом дороги Ниал увидел еще троих из своего отряда. Братья-гедрийцы поддерживали его родича, Кориуса, и шли ему навстречу. Рука рабазийца оказалась окровавлена.

Сердце Ниала гулко заколотилось.

– Где остальные?

– Мы попали в засаду меньше часа назад, – ответил ему Кориус. – Нападавшие вынырнули непонятно откуда, лица их скрывали повязки. Я думаю, тетбримаш. Мы потеряли несколько человек.

– Что случилось с Бекой? Корпус покачал головой.

– Не знаю. Она была среди нас, пока вторая группа нападавших не перекрыла нам дорогу, потом куда-то делась.

– А ее коня вы не нашли?

– Нет.

– Сюда едет Териан. Позаботьтесь, чтобы им занялся целитель.

Немного дальше Ниал обнаружил следы коня Беки. Судя по отпечаткам, в переполохе ей удалось вырваться и девушка пробилась сквозь нападавших; двое всадников кинулись ее преследовать.

Следы вели на уходящую в сторону заброшенную тропу. На мгновение у Ниала перехватило дыхание: эту тропу он знал. Она вела в тупик, к старой каменоломне. Ниал представил себе Беку, связанную и беспомощную, вцепившуюся в гриву своей лошади, и двух вооруженных всадников, преследующих девушку. Ее рапира и кинжалы так и оставались привязаны позади его собственного седла.

– Ах, тали, прости меня, – прошептал Ниал. Обнажив клинок, он пришпорил коня, с ужасом думая о том, что может обнаружить.

Глава 44. Дальнейший путь

Серегил услышал первые красноречивые звуки погони как раз перед рассветом. Сначала это был только далекий стук скатившегося со склона камня

– возможно, потревоженного крупным хищником, вышедшим на охоту. Но в горах эхо далеко разносило звуки, и скоро Серегил различил шаги и голоса преследователей. Судя по тому, сколько шума они производили, враги искали наобум, не подозревая, как близко к своим жертвам находятся.

Серегил не мог видеть людей, но понимал, что увести своих коней так, чтобы их не услышали, невозможно. Мысль сражаться вдвоем с раненым Алеком против неизвестного числа противников ему не нравилась. Однако чего слышно не было, так это стука копыт вражеских коней.

Скользнув к Алеку, Серегил мягко зажал ему рот. Юноша проснулся немедленно.

– Как твоя нога? – прошептал Серегил. Алек согнул ее и поморщился:

– Одеревенела.

– У нас скоро будет компания. Я предпочел бы бежать, а не сражаться, если ты сможешь ехать.

– Ты только помоги мне сесть в седло.

Схватив в охапку одеяла и сенгаи, Серегил другой рукой обнял Алека за талию и помог ему дойти до лошадей. Он заметил, что юноша морщится при каждом шаге, но Алек не жаловался. К тому времени, когда Серегил вскочил на собственного коня, Алек уже привел свой лук и колчан в готовность.

До беглецов уже доносились разговоры преследователей.

– Вперед! – приказал Серегил. Алек пустил коня галопом. Скакавший сразу за ним Серегил успел оглянуться: на тропе уже были видны темные фигуры.

Беглецам удалось ускакать, но вскоре пришлось придержать коней, как и предупреждал Ниал, тропа шла над пропастью и местами была такой узкой, что по ней еле могла пройти одна лошадь. Сквозь повязку на ноге Алека проступила кровь, но останавливаться было некогда.

Серегилу с Алеком удалось оторваться от преследователей, но приходилось все время напряженно всматриваться вперед, чтобы вовремя обнаружить засаду. К полудню, когда они добрались до перевала, оба были измучены и обливались потом. С перевала вниз вел крутой склон, и путникам открылся вид на пестрый ковер фейдаста Гедре и туманную бесконечность моря за ним.

– Мне лучше осмотреть твою ногу, прежде чем мы двинемся дальше, – сказал Серегил, спешиваясь. – Можешь ты слезть с коня?

Алек тяжело оперся на луку седла; дыхание вырывалось у него со свистом.

– Если я спешусь, мне может не удаться снова сесть в седло.

– Тогда не надо. – Серегил нашел в седельной сумке фляжку с вином. Сунув ее в руки Алеку вместе с последним ломтем хлеба, он разрезал повязку, наложенную Ниалом.

– Тебе повезло, – буркнул Серегил, обмывая рану. – Кровь только сочится. Похоже, все заживет само собой. – Он оторвал полосы ткани от своей рубашки и снова забинтовал ногу.

– Сколько нам еще ехать? – спросил Алек, доедая хлеб.

– К вечеру доберемся, если по дороге больше не будет неприятностей. – Серегил оглядел далекий берег, высматривая знакомую бухточку. – Вот туда нам и надо. Эта тропа Ниала привела нас ближе к цели, чем та, которая была известна мне.

Серегил, прищурившись, оглядел горизонт, гадая, не оказались ли корабли Коратана более быстрыми, чем он предполагал, и не был ли ветер сильнее, чем нужно…

Алек пошевелил ногой в стремени; на лице его было написано беспокойство.

– Я знаю, что Риагил – друг твоей семьи, и мне он нравится, но ведь он союзник акхендийцев. Что, если и он нас ищет?

Серегил все утро отгонял эту мысль, стараясь думать о той горькой и сладкой первой ночи в Ауренене, когда он вместе с Риагилом вспоминал прошлое в залитом луной саду.

– Постараемся не оказываться на виду.

Теро поднял взгляд от свитка, который читал, и тут же отбросил его в сторону: глаза Клиа были открыты.

– О госпожа, ты проснулась! – воскликнул он, с беспокойством наклоняясь над принцессой. – Ты меня слышишь?

Клиа мутными глазами смотрела в потолок, ничем не показывая, что поняла вопрос.

«О Иллиор, пусть это будет знак перемены к лучшему!» – мысленно взмолился Теро и послал слугу за Мидри.

Спустившись с гор, Серегил и Алек избегали дорог и далеко объезжали попадавшиеся по пути деревни.

Тени уже становились длинными, приближалась ночь, когда они снова увидели перед собой море. Рискнув наконец выехать на дорогу, Серегил с Алеком приблизились к маленькой рыбачьей деревушке. Обитатели бухты Полумесяца всегда помогали контрабандистам, в том числе боктерсийцам, и никогда не трогали спрятанные в прибрежном лесу лодки. Серегил надеялся, что за время его отсутствия в этом отношении ничего не изменилось.

Бросив своих загнанных лошадей, они нырнули в чащу. Серегил высматривал тропы, которые помнил еще с детства. Алек сильно хромал, но отказывался опереться на Серегила; вместо этого он сделал себе из сука что– то вроде костыля.

Ауренфэйе, может быть, и мало менялись за полстолетия, но к лесу это не относилось. Хотя некоторые места и казались ему знакомыми, найти условные знаки контрабандистов Серегилу никак не удавалось.

– Мы снова заблудились? – простонал Алек, когда они остановились передохнуть в узком овраге.

– Много времени прошло, – признал Серегил, вытирая пот. Издали долетал шум моря, и он двинулся в том направлении, моля богов о том, чтобы им наконец повезло. Серегил уже готов был признать неудачу, когда наткнулся не на одну, а целых две лодочки, спрятанные под кучей прошлогодних листьев. Лодки лежали килем кверху, под ними оказались спрятаны мачты и свернутые паруса. Выбрав ту, которая казалась более надежной, Серегил с Алеком оттащили ее к воде и принялись ставить мачту.

Алек мало что знал о лодках или плавании под парусом, но послушно выполнял указания Серегила. После того как мачта встала на место, они привязали к ней снасти единственного паруса. Лодочка была совсем простая, такая же, как те, что встречали скаланцев в гавани Гедре, но даже и ее оснастить было нелегко в темноте при свете единственного светящегося камня.

Когда все было готово, они столкнули лодку на воду и, используя костыль Алека как шест, вывели ее на глубину.

– Что ж, посмотрим, много ли я помню, – сказал Серегил, берясь за руль. Алек поднял парус; ветер наполнил его, мачта заскрипела. Маленькое суденышко послушно развернулось и двинулось вперед, разрезая спокойную воду бухты.

– Все-таки нам это удалось! – рассмеялся Алек, повалившись на дно лодки.

– Пока еще нет. – Серегил оглядел темный простор, раскинувшийся перед ними. Будет ли Коратан идти обычным путем и появится ли там, где они ожидают увидеть его корабли? У Серегила с Алеком не было еды, а воды хватило бы на день или два, если расходовать ее экономно. Единственное, чего у них было много, – это времени; и именно время ляжет на них тяжким грузом, если к завтрашнему вечеру они не высмотрят скаланские паруса.

Глава 45. Уловки ургажи

Бека скорчилась в зарослях ежевики, не обращая внимания на острые колючки, впившиеся в ее лицо и руки. Она услышала стук копыт лошади и еле успела спрятаться; не приходилось выбирать укрытие.

Дневной свет быстро угасал. Если ей удастся не попасться преследователю до наступления ночи, может быть, у нее появится шанс ускользнуть, найти где-нибудь лошадь и явиться в Сарикали так, как она сама решит.

Засада этим утром оказалась для взявшего ее в плен отряда полной неожиданностью. После того как Ниал на рассвете покинул их, воины расположились на привал и не спеша позавтракали, потом связали Беке руки и ноги, посадили на лошадь и двинулись в сторону города.

Молодые воины обращались с Бекой с уважением, даже с добротой: позаботились о том, чтобы веревки не резали, предлагали ей воду и еду. Она решила подыграть им и охотно принимала услуги, экономя силы и притворяясь, что не понимает их языка.

Предводитель, молодой рабазиец по имени Кориус, старательно ободрял ее на ломаном скаланском.

– Обратно к Клиа, – сказал он Беке, показывая в сторону Сарикали.

– Тетсаг? – спросила Бека и показала на себя. Рабазиец пожал плечами, потом помотал головой. По дороге Бека занялась веревками на руках, постоянно жалуясь, что они врезаются в запястья. Наконец Кориус отказался ослаблять узы еще больше, но к этому времени они и так уже стали достаточно свободными, чтобы Бека, незаметно согнув запястье, смогла дотянуться пальцами до одного из узлов и развязать его.

И хорошо, что ей это удалось. Отряд не был в пути еще и двух часов, когда один из всадников свалился с седла; по его лицу струилась кровь. Из– за деревьев позади отряда появились незнакомые всадники, следом за ними бежали пешие воины с мечами и дубинками.

Охрана Беки растерялась. Воспользовавшись неразберихой, Бека ухватилась за луку седла и сильно ударила коня пятками. Жеребец рванулся вперед, сам находя дорогу, и помчался в сторону города. Вокруг засвистели стрелы, и Бека низко пригнулась к гриве коня, отчаянно дергая веревки, все еще связывавшие ее запястья.

Ей удалось освободить одну руку, потом другую, и девушка подхватила болтающиеся поводья. Сквозь стук копыт она услышала, как Корпус выкрикивает команды, пытаясь построить своих воинов.

«Недотепы!» – подумала Бека с отвращением, удивляясь, как Ниал умудрился взять с собой таких зеленых юнцов. Трое-четверо Ургажи повязали бы эту компанию за минуту.

Те, кто напал на них, были, однако, опытными воинами. Оглянувшись через плечо, Бека увидела, что двое из них преследуют ее.

Она пригнулась к шее коня и поскакала еще быстрее. На открытой дороге ей было от них не уйти, так что когда слева показалась заросшая тропа, Бека резко дернула повод и нырнула под нависающие ветви.

Предоставив коню самому находить дорогу, Бека попыталась вытащить правую ногу из сапога. Мускулы ноги и всего бока заболели, но ей удалось высвободиться, чуть не свалившись при этом с седла. Восстановив равновесие, она нагнулась и рванула веревку, удерживающую ее другую ногу.

Преследователи на мгновение замешкались, может быть, сбитые с толку ее неожиданным маневром. Бека их не видела, но слышала, как они перекликаются неподалеку.

Воспользовавшись тем, что поворот дороги скрывает ее, Бека соскользнула с седла и сильно хлопнула коня по крупу; жеребец поскакал в чащу со все еще болтающимся в стремени правым сапогом Беки. Бека только-только успела спрятаться в ежевичнике, как воины промчались мимо, не подозревая, что преследуют лошадь без всадницы.

Если нападающие настолько умелые воины, как думала Бека, пройдет немного времени, прежде чем они это поймут. Выбравшись из колючего куста, девушка начала карабкаться на крутой склон.

Она бежала, пока совсем не запыхалась, ориентируясь по солнцу. Когда стало ясно, что от преследователей ей удалось скрыться, Бека остановилась у ручья, чтобы обмыть окровавленную ногу, потом медленно, сделав круг, вернулась туда, где была засада, рассчитывая по каким-нибудь признакам узнать, кто на них напал.

Однако кто-то побывал там раньше ее, и с той. же самой целью. Единственная цепочка следов вела от дороги туда, где прятались нападающие; она извивалась по лесу так, что было ясно:

кто-то тщательно обыскал местность. Форма следов показалась Беке знакомой.

– Ниал, – прошептала Бека, касаясь пальцами одного узкого отпечатка. Все вокруг затуманилось, и Бека сердито вытерла слезы. Не станет она плакать по предателю, словно какая-то брошенная судомойка.

Пройдя по следам обратно к дороге, Бека обнаружила, что Ниал вернулся один.

– Молодцы, друзья, – прошептала она, отказываясь даже думать о какой– либо причине этого, кроме одной: Серегилу и Алеку удалось ускользнуть.

То, что она обнаружила потом, заставило темный кулак гнева стиснуть ее сердце: Ниал отправился выслеживать ее.

«Поищи меня в Сарикали, сукин ты сын!» – подумала Бека и, хромая, двинулась под защиту деревьев.

Глава 46. Неласковый прием

Алека разбудил плеск волн о деревянную обшивку лодки. , Он выпрямился в своем тесном носовом отсеке и посмотрел на корму. Серегил все так же сидел у руля, оглядывая горизонт. Алек нашел, что друг представляет собой жалкое зрелище:

сплошные синяки, грязная туника, бледное лицо. Серегил казался обессиленным, похожим на призрак.

Алек незаметно сделал отвращающий зло знак. Как раз в этот момент Серегил взглянул на него и устало улыбнулся.

– Смотри туда, – показал он вперед по курсу лодки. – Вон там чуть видны Эамальские острова. Высматривай паруса.

Это оказалось их единственным занятием – все утро и большую часть дня. Безжалостное солнечное сияние резало глаза, губы потрескались от соленого ветра. Лодка сохраняла курс на северо-восток, далекие острова служили ориентиром. Алек иногда сменял Серегила у руля и уговаривал друга поспать, но тот отказывался.

Наконец, когда солнце уже клонилось к горизонту, Алек заметил черную точку на серебряной поверхности моря.

– Вон там! – хрипло пробормотал он, в возбуждении свешиваясь через борт. – Видишь? Это парус?

– Скаланский парус, – подтвердил Серегил, наваливаясь на руль. – Будем надеяться, мы доберемся до корабля прежде, чем стемнеет. Ночью они нас не заметят, а наше суденышко догнать корабль не сможет.

Следующие два часа Алек напряжено следил, как черточка на горизонте растет и превращается в скаланский боевой корабль с красными парусами. Судно шло обычным для посыльных кораблей курсом.

– Может быть, это и есть всего лишь посыльный корабль, – забеспокоился Серегил, когда они приблизились к судну. – Он один, никаких других не видно. Клянусь Четверкой, остается только надеяться, что мы не ошиблись.

Опасения в том, что в темноте они не смогут обратить на себя внимание команды корабля, скоро рассеялись. Судно изменило курс и устремилось навстречу лодке.

– Похоже на то, что нам все-таки везет, – сказал Алек. Как только они оказались настолько близко, что их могли услышать, Серегил с Алеком начали громко кричать, и с корабля им ответили. Когда лодка подошла к борту судна, оказалось, что их уже ждет веревочная лестница, а вдоль поручней выстроились любопытные моряки.

– Держи, – сказал Серегил, сунув в руки Алеку веревку. – Нужно привязать лодку покрепче – не годится ее потерять, пока мы не уверены, что это тот корабль, который нам нужен.

Скаланское судно раскачивалось на волнах, и лестница раскачивалась с ним вместе, так что к тому моменту, когда Алек добрался до поручней, он заработал несколько синяков и головокружение. Сильные руки подхватили его, вытащили на палубу, но потом, к его изумлению, матросы швырнули его на колени.

– Эй, погодите! Позвольте мне… – Алек попытался подняться, но его снова повалили, на этот раз более грубо. Оглядевшись, юноша обнаружил, что его окружают вооруженные люди.

Серегил перелез через поручни и сделал шаг к Алеку, но его тоже швырнули на палубу. Алек потянулся к рапире, но выразительный взгляд Серегила остановил его.

– Именем принцессы Клиа и царицы! – крикнул Серегил, не прикасаясь к оружию.

– Ну как же! – насмешливо протянул кто-то. Матросы расступились, и вперед вышла черноволосая женщина в покрытом пятнами соли кафтане капитана скаланского военного корабля.

– Далеко же вы забрались от берега в этой своей скорлупке, – без улыбки бросила она.

– Принцесса Клиа послала нас навстречу своему брату, принцу Коратану, – объяснил Серегил, явно озадаченный враждебным приемом.

Командир корабля скрестила руки на груди, ничуть не смягчившись.

– Ах вот как! И где же это вы так ловко научились говорить по– скалански?

– При дворе царицы Идрилейн, да будет Сакор милостив к ее душе, – ответил Серегил. Он снова попытался подняться, и его снова повалили на палубу. – Послушай! У нас мало времени. Я благородный Серегил-и-Корит, а это благородный Алек-и-Амаса из Айвиуэлла. Мы адъютанты принцессы Клиа. Случилось несчастье, и мы должны поговорить с принцем Коратаном.

– С чего бы это принцу Коратану быть на моем корабле? – подозрительно спросила женщина.

– Если не на твоем, то на другом, находящемся поблизости, – ответил Серегил, и Алек с ужасом почувствовал неуверенность в голосе друга. Юноша быстро огляделся, оценивая возможность побега: никакого шанса. Их все еще плотным кольцом окружала команда корабля, а вдоль поручней выстроились лучники, с интересом наблюдавшие за происходящим. Даже если бы им с Серегилом удалось вырваться, бежать было бы некуда.

– Тогда предъявите доказательства, – потребовала женщина.

– Доказательства?

– Пропуск, подписанный принцессой.

– Наше путешествие было слишком опасным, чтобы иметь при себе письменные распоряжения, – объяснил Серегил. – Ситуация в..

– Как удачно для вас, – протянула капитан; окружавшие пленников матросы разразились издевательским смехом. – Похоже, мы изловили парочку грязных ауренфэйских шпионов, парни. Как ты думаешь, Метес?

Светловолосый моряк, стоявший рядом с ней, бросил на пленников враждебный взгляд.

– Это мелкая рыбешка, капитан. Лучше всего выпотрошить их и бросить за борт, если не удастся добиться от них ничего интересного. – Он вытащил из-за пояса длинный нож и кивнул матросам, державшим Серегила и Алека за руки. Моряк, которого капитан назвала Метесом, схватил Серегила за волосы и запрокинул его голову, обнажив горло.

– Да послушайте же вы, будь оно все проклято! – прорычал Серегил

– Мы те, кем назвались! Мы можем это доказать! – крикнул Алек, вырываясь: теперь уже приходилось бороться за собственную жизнь.

– Никто не знает, что принц Коратан направляется сюда, – ответила ему капитан. – Никто и не мог бы об этом узнать, кроме проклятых шпионов. Что вы здесь делаете, ауренфэйе? Кто вас послал?

– Именем Света, сейчас же прекратите! – закричал появившийся на палубе человек.

Пожилой мужчина в потрепанной мантии волшебника Дома Орески протолкался сквозь толпу. Его длинные волосы были тронуты сединой, на левой щеке виднелся след от ожога. Алек не мог вспомнить его имя, но не сомневался, что видел его и в Доме Орески, и при дворе.

– Ну, наконец-то пришла помощь, – буркнул Серегил

– Прекратите, глупцы! – снова крикнул волшебник. – Что вы делаете!

– Это пара ауренфэйских шпионов, – бросила капитан. Маг внимательно посмотрел на Серегила и Алека, потом набросился на женщину:

– Этот человек – благородный Серегил-и-Корит, царский родич и друг волшебников Орески! А это, если память мне не изменяет, его подопечный, благородный Алек.

Капитан с сомнением бросила взгляд на Серегила, потом знаком велела своим людям отпустить пленников.

– Да, так они и назвались.

Серегил поднялся с палубы и начал отряхивать пыль с одежды.

– Спасибо, Элутеус. Какое облегчение найти хоть одного нормального человека на корабле! Что это они затеяли: убивать ауренфэйе, как только увидят?

– Боюсь, что таков приказ царицы, – ответил маг. – Капитан Херия, я хочу расспросить этих людей в своей каюте. Пришли нам еды и напитков. Наши гости выглядят так, словно им пришлось несладко.

– Простите меня, благородные господа, – пробормотала Херия, пятясь.

Кабина волшебника оказалась тесным и темным закутком, но он удобно устроил Серегила и Алека, освободив для них койку и послав за корабельным дризидом, который должен был заняться ногой Алека. Рухнув на стул, Серегил позволил себе немного расслабиться. Элутеус был порядочным человеком и другом Нисандера.

– Кто еще из магов находится при принце? – спросил он, с благодарностью принимая кубок с вином и глядя, как целитель меняет повязку на ране Алека.

– Только Видение, собственный волшебник Коратана.

– О да, я его помню. Однорукий маг. Всегда такой надутый на пирах – он не особенно одобрял развлечения Нисандера.

– Однако способности Нисандера он уважал. Ему отдали вашу старую башню, поскольку ты уехал.

Серегил стиснул кубок; к горлу его подкатил комок при мысли о знакомых комнатах, где теперь живет кто-то другой. Подняв глаза, он заметил, что Алек поверх плеча дризида смотрит на него; в синих глазах юноши было сочувствие и понимание.

– Как ему удалось отбить ее у других желающих? – спросил Серегил, стараясь придать своим словам шутливый оттенок.

– Он же теперь маг наместника, – ответил Элутеус. Серегил допил вино и согласился на то, чтобы ему налили еще; он с нетерпением ждал, когда же дризид закончит свою работу. Когда тот наконец ушел, Серегил вытащил акхендийский браслет.

– Можешь ли ты спрятать его от волшебного зрения, не нарушив при этом содержащейся в амулете магии?

– Кто-то его использует, чтобы найти нас, а мы вовсе не хотим быть обнаруженными, – вставил Алек. – Нисандер обычно в таких случаях запирал вещи в сосудах.

– Конечно. – Элутеус порылся в небольшом сундуке и достал оттуда заткнутую пробкой бутылочку. Сунув браслет внутрь, он снова закрыл сосуд, обвязал его тесемкой и произнес заклинание. На мгновение бутылочка окуталась голубоватым сиянием; когда оно погасло, маг протянул ее Серегилу. – Не очень изящный сосуд, но по крайней мере ты будешь в безопасности, пока снова его не откроешь. Ну а теперь расскажите, что вы здесь делаете?

– Мы здесь по поручению Клиа, – ответил Серегил, снова насторожившись.

– Что это за разговоры насчет шпионов? Элутеус покачал головой.

– Во время отсутствия сестры Фория не теряла времени даром. Еще до того как старая царица умерла, Фория использовала бездействие лиасидра, чтобы вызвать недовольство Аурененом – несомненно, подготавливая почву для захвата силой того, в чем Скала нуждается. Этим вызвано и присутствие Коратана здесь. Давление Пленимара на восточном фронте все усиливается, и Фория хватается за соломинку.

Серегил покачал головой.

– Я могу понять ее нетерпение, но начать еще одну войну, и с расой, которая способна сражаться столетиями, и к тому же используя магию, – это просто безумие! Куда делись советники ее матери? Наверняка ведь они пытались отговорить Форию?

– Фория слушает только своих генералов и придворных лизоблюдов. Даже маги Орески могут быть обвинены в предательстве, если не проявляют осторожности. Госпожа Магиана уже отправлена в изгнание.

– Магиана? За что? – Серегил с обычной легкостью изобразил удивление.

Элутеус мгновение внимательно смотрел на него.

– Это ведь она предупредила вас, разве нет? Серегил в досаде ничего не ответил.

– Все в порядке, – улыбнулся маг, пожав плечами. – Мы, те, которые наблюдаем, храним секреты, нуждающиеся в сохранении.

Алек из-за спины волшебника бросил на Серегила изумленный взгляд и сделал знак: «Наблюдатель?»

Серегил пристально взглянул на мага, пытаясь прочесть выражение его лица.

– Чем бы ты поклялся в этом?

– Сердцем, руками и глазами. Серегил почувствовал облегчение.

– Ты? Я и понятия не имел…

– Да и я о тебе только догадывался, – ответил Элутеус с лукавой улыбкой. – Слухи, конечно, всегда ходили: уж очень близок ты был с Нисандером. Однако должен сказать, что маскировался ты все эти годы замечательно, – говорят, тебя ужасно не хватает в игорных домах и увеселительных заведениях с тех пор, как ты в последний раз исчез. Половина Римини думает, что ты умер.

– И они почти правы. Ну а теперь скажи: где Коратан? Известие, которое мы принесли, предназначено только для его ушей.

– Он очень скоро должен нас догнать, – сообщил маг, движением руки создав шар-посланец. – Господин мой Коратан, – сказал он, обращаясь к висящей в воздухе искре, – у нас на борту люди твоей сестры с очень срочными известиями. – Маг отослал шар и поднялся. – Ну вот. Пока отдохните, друзья, и не позволяйте принцу нагнать на вас страху. Он неплохой человек, только будьте с ним откровенны.

Серегил хихикнул.

– Я знал его еще совсем молодым человеком. Он не был особенно жизнерадостным, но всегда охотно давал деньги в долг. Элутеус покачал головой.

– Да улыбнется вам удача в сумерках, ребята.

– И при свете дня тоже, маг, – ответил Серегил.

– Все выглядит не так плохо, – сказал Серегил, когда волшебник вышел из каюты. – Если удастся отправить Коратана в Сарикали, мы поедем с ним вместе. Это самый безопасный вариант, который, в данных обстоятельствах, я могу придумать.

– Погоди, – нахмурившись, спросил Алек, – уж не думаешь ли ты возвратиться?

– Я должен, Алек.

– Но каким образом? Ты же нарушил все условия, на которых тебе было разрешено вернуться: покинул город, носил оружие, не говоря уж о том, что убил нескольких человек, когда мы попали в засаду.

– Ты тоже, насколько я помню.

– Да, но не против меня же Назиен-и-Хари и вся лиасидра целиком объявили тетсаг.

Серегил пожал плечами.

– Другого выхода нет.

– Как это нет, будь оно все проклято! Поеду я. Я всего лишь тупой скаланец, и ко мне они особенно цепляться не будут.

– Цепляться не будут, но и слушать не будут тоже. – Серегил придвинул стул к койке и стиснул руку Алека. – Для меня теперь дело не в том, чтобы найти отравителя, и не в неожиданном прибытии Коратана.

– А в чем же?

– В чести, Алек. В атуи. Я навлек на себя тетсаг потому, что этого требовали обстоятельства. Если нам удастся уговорить Коратана играть с нами в одной команде и вести себя так, словно он примчался из-за Клиа, то наше путешествие и связанный с ним риск стоили того. Но я должен закончить дело как следует. Мы должны очистить от подозрений Эмиэля и Вирессу. Мы должны выяснить, кто из акхендийцев злоумышлял против Клиа и почему. Может быть, нам даже удастся добыть для Фории то, в чем она нуждается, – хочет она нашей помощи или нет.

– И доказать ауренфэйе, что ты совсем не беглый изгнанник? – спросил Алек, и Серегил почувствовал благодарность за понимание, которое прочел в глазах друга.

– Да. Потому что если я не вернусь и не сделаю все, как надо, я навсегда останусь в памяти моих родичей презренным убийцей,

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации