Электронная библиотека » Андрей Булах » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 14 ноября 2013, 06:14


Автор книги: Андрей Булах


Жанр: Архитектура, Искусство


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

До А.И. Теребенева скульптура из сердобольского гранита не высекалась. В отчете Академии художеств за 1845–1846 гг. конференц-секретарь академии В.И. Григорович писал: «Нигде в Европе и ни один скульптор не производит из гранита, как производили древние египтяне и греки. Теперь это египетское искусство стало русским, и огромные сфинксы не чудо при колоссальных кариатидах, исполненных и в лепке добросовестно, и из камня отлично Теребеневым». Однако Я. Зембницкий в брошюре «Об употреблении гранита…» (СПб., 1834. С. 9) отмечал, что еще в 1810 г. С.К. Суханов высек из сердобольского гранита прекрасный бюст Юпитера Амона высотой 106 см для коллекции графа А.С. Строгонова. Обратим здесь внимание и на то, что эти фигуры стали именоваться атлантами значительно позднее, и еще в путеводителе В. Курбатова «Петербург» (1913) они названы «колоссальными гранитными кариатидами» с пояснением в скобках – «атлантами».

Свою работу А.И. Теребенев начал в 1844 г. Увлекшись желанием получить заказ, он показал сметную сумму, вдвое меньшую по сравнению с другими претендентами, и обязался выполнить скульптуры за два года. Их первоначальную небольшую модель сделал мюнхенский скульптор И. Гальбиг по эскизу Л. Кленце. Примером служили гигантские сборные атланты из травертина в зале храма Зевса Олимпийского у древнегреческого города Агриджент в Сицилии (480 г. до Р. X.). Изготовив глиняную модель первого атланта, Теребенев приступил к высечению его из камня. По сути, все было новым в то время в этой работе, и она заняла полтора года. Зато атлант Теребенева получился красивее, жизненнее, выразительнее старинной скульптуры в храме Зевса в Агридженте.

Еще работая над гермами, скульптор набрал свыше сотни помощников-каменотесов и обучал их более года. Он сам размечал каждый монолит по глиняной модели будущего атланта, а затем мастера выполняли назначенное им дело. Чистовую отделку фигур и лиц исполнял сам Теребенев. В целом на изготовление десяти атлантов потребовалось более трех лет работы. Условия договора, таким образом, не были выполнены, а денег на плату каменотесам не осталось. К тому же один монолит оказался с трещиной, и пришлось покупать новый. Только после неприятной волокиты Теребеневу возместили перерасходованные сверх условий договора суммы, но никакого вознаграждения за эту колоссальную работу скульптор не получил.

Если всмотреться в фигуры атлантов, видно, что гранит в них различается по характеру зернистости и разной его полосчатости. Наиболее красив камень в атлантах со стороны Дворцовой площади, более неоднороден камень в фигурах со стороны Зимней канавки.

Ансамбль Главного штаба состоит из нескольких корпусов, объединенных общим фасадом. Его главная часть, выходящая на Дворцовую площадь и набережную Мойки, и триумфальная арка возведены К.И. Росси в 1819–1829 гг. Общий масштаб здания, его монументальность и величественность подчеркиваются массивностью цоколя высотой 2,5 м, облицованного по всему периметру тремя рядами плит гранита рапакиви. Длина плит составляет около 2,2 м, толщина достигает 15–17 см. Под зданием бывших министерств (в сторону Певческого моста) гранит, как уже отмечалось, розовый, под зданием бывшего Генерального штаба (справа от арки) гранит редкого для этой породы светло-серого, белесо-серого цвета. Базы колонн на полукруглой части фасада сделаны из розового гранита рапакиви. Из мощных плит, гранитных консолей и балясин такого же гранита собраны четыре балкона второго этажа. Любопытная деталь: в каждой плите балконов просверлено отверстие для стока дождевой воды.

Со зданием бывшего Генерального штаба сливается угловой дом, выходящий на Дворцовую площадь и Невский проспект, который перестроен в 1845–1846 гг. И.Д. Черником за счет реконструкции купленного военным ведомством у Вольного экономического общества трехэтажного дома. Он почти неотличим от Главного штаба по оформлению фасада. Цоколь этой части общего фасада облицован плитами розового гранита рапакиви, по их появлению легко определить границу пристройки. В новой части здания наличники входов оформлены красным гранитом рапакиви в зеркальной фактуре его обработки. Высокий угловой гранитный портал достигает меандрового фриза и отлично смотрится с больших расстояний, придавая особо парадный вид дверям с их тяжелыми рельефно декорированными створками. Высота отдельных элементов каменной отделки дверей составляет 7 м.

Тротуар вдоль здания ансамбля Главного штаба выложен мощными гранитными плитами в 2000-е гг. Двухцветный крупный рисунок геометрически прост и лаконично строг. Работа выполнена технически совершенно.

Адмиралтейство. Современный облик Адмиралтейство приобрело, как известно, после его реконструкции и перестройки в 1806–1823 гг. по проекту А.Д. Захарова. Сам зодчий не успел завершить работы, и они продолжались по его замыслам и чертежам А.Г. Бежановым, затем Д.М. Калашниковым и, наконец, И.Г. Гомзиным. Незадолго до смерти, в 1811 г., А.Д. Захаров выполнил рисунки статуй и барельефов, подробно описал тематику скульптурных групп. В натуре каменные скульптуры изготовили Ф.Ф. Щедрин, В.И. Демут-Малиновский, С.С. Пименов, А.А. Анисимов, а лепные горельефы на фризах, аттиках и стенах – И.И. Теребенев. Из камня – пудостского известняка – Ф.Ф. Щедрин вытесал статуи античных героев: Ахилла, Аякса, Александра Македонского и Пирра, их установили на углах нижнего яруса башни Адмиралтейства. Скульптуры верхнего яруса, исполненные Ф.Ф. Щедриным и С.С. Пименовым, вначале тоже были каменными. Это статуи, олицетворяющие четыре стихии (огонь, воду, воздух, землю), четыре времени года (весну, лето, осень, зиму), четыре ветра (южный, северный, восточный, западный), и две женские фигуры (Урания – муза астрономии и Изида-Египетская – богиня, которая, согласно мифу, впервые построила корабль и отправилась на нем разыскивать своего мужа Осириса). Теперь 24 из этих статуй – металлические, так как камень быстро выветрился и сильно разрушился, а четыре статуи, погибшие при бомбежке в годы блокады, воссозданы из цемента. По сторонам арки под башней со шпилем на высоких пьедесталах из розового финского морского гранита рапакиви стоят группы морских нимф, поддерживающих земную и небесную сферы. Они вырублены из пудостского известняка Ф.Ф. Щедриным.

В первой половине XIX в. портики и фронтоны здания Адмиралтейства украшали скульптуры из известняка. На гранитных постаментах у невских павильонов тогда размещались аллегории четырех стран света – Азии, Африки, Америки, Европы; у подножий портиков на гранитных пьедесталах были установлены символические изображения Невы, Днепра, Енисея, Лены, Волги, Дона; над фронтонами высились статуи, воспроизводившие двенадцать месяцев. В 1860 г. по настоянию морского духовенства все эти статуи, как «смущающие верующих», сняли и разбили, а на пьедесталы поставили громадные чугунные якоря.

Помимо каменной скульптуры в отделке здания умело использован гранит. Из очкового гранита рапакиви с размером зерен до 5–7 см сделаны плинтусы, сандрики и фронтоны парадных дверей, базы колонн, облицовочные плиты фундамента портиков и ступени подъездов. Цоколь длинных корпусов между портиками в недавнее время облицован тонкими плитами розового крупнозернистого полосчатого, гнейсовидного гранита.

Сад у Адмиралтейства. Первоначально возле Адмиралтейства простирался широкий луг, отделенный от здания каналом и крепостными валами. Они были уничтожены в 1816–1818 гг. при перестройке Адмиралтейства, и их место занял бульвар с двумя рядами деревьев. Затем, в 1820–1824 гг., там, где канал, опоясывая Адмиралтейство, подходил к Неве, были устроены две гранитные пристани: Адмиралтейская и Петровская. Их широкие каменные лестницы спускались к воде. На первой, как более парадной, в 1832 г. установили серо-черные каменные шведские вазы из диабаза и фигуры двух львов из листовой меди. В 1874 г. вазы при устройстве набережной вдоль Адмиралтейства перенесли к Петровской пристани. Еще позднее, в 1908–1914 гг., при постройке Дворцового моста через Неву, пристань и лестницу пришлось переместить немного вниз по течению.

Вид Адмиралтейства и Адмиралтейской площади. В. Барт. 1820-е гг.


В 1872–1874 гг. по инициативе городских властей вдоль Адмиралтейства разбили так называемый Александровский сад. Со временем сад разросся, и деревья закрыли главный корпус Адмиралтейства, нарушив целостное восприятие здания в прошлом. Теперь мы воспринимаем ансамбль в его новой красоте. Сад разбит на насыпном грунте выше уровня окружающей территории. Он окаймлен длинной полосой каменного парапета, на котором до 1960-х гг. была невысокая ажурная решетка. Парапет сложен из прямоугольных монолитов, разделенных массивными крупными каменными тумбами с полусферами. Камень – розовый гранит.

Перед башней Адмиралтейства почти сразу же после разбивки сада сооружается большой фонтан из плит и фигурных блоков серого сердобольского гранита. Ближе к Дворцовой площади в 1887 г. установлен бюст В.А. Жуковского работы скульптора В.П. Крейтана. Постамент – из серо-черного плотного среднезернистого камня типа диорита.

Памятник Н.М. Пржевальскому. Бронза и гранит


От фонтана ближе к Исаакиевской площади в 1892 г. сооружен по проекту художника А.Г. Бильдерлинга и скульптора И.Н. Шредера очень интересный памятник Н.М. Пржевальскому: у пьедестала с бюстом путешественника-исследователя Азии лежит возле высокой гранитной скалы навьюченный верблюд. Камень пьедестала и скалы – традиционный для Петербурга финский гранит рапакиви. Выбор места для памятника определился тем, что рядом, на Невском проспекте, 2, находилось военно-топографическое бюро Главного штаба, для него были ценны карты маршрутов, которые составлял путешественник Пржевальский в Восточной Азии.

А вокруг фонтана в 1896–1899 гг. на каменные постаменты встали исполненные скульптором В.П. Крейтаном бюсты М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя и скульптором В.М. Пащенко – бюст М.И. Глинки. Четвертое место у фонтана сто лет оставалось незанятым. В 1998 г. здесь установлен памятник дипломату и государственному канцлеру России А.М. Горчакову работы скульпторов А.С. Чаркина и Б.А. Петрова – схожий по стилю и по исполнению с соседними и на таком же постаменте из розового финского гранита.

В саду особо интересны античные статуи Флоры и Геркулеса, изваянные из мрамора, каждая высотой 2,5 м. Их установили в 1833 г. на главной аллее Адмиралтейского бульвара. Статуя Флоры так и стоит у края аллеи, статуя Геркулеса оказалась теперь в середине сада, занявшего часть Сенатской площади. Обе статуи находятся на высоких прямоугольных постаментах из розового гранита рапакиви высотой 2 м.

По сведениям, приводимым В.Я. Сашонко в книге «Адмиралтейство» (1982), статуи установили на пьедесталы, изготовленные в мастерской мраморщика Пермогорова из розового тивдийского мрамора с красными жилками и из серого рускеальского мрамора. Обе скульптуры находились ранее в Таврическом дворце в составе коллекции князя Г.А. Потемкина, хотя в литературе можно встретить и другие сведения. Так, в описании Адмиралтейского сада в журнале «Зодчий» за 1876 г. указано, что обе статуи перенесены в этот сад не из Таврического дворца, а от выходящего на Фонтанку фасада Михайловского замка. Однако еще в 1805 г. англичанин Р. Кер Потер писал: «Другим украшением Таврического дворца является фигура Геркулеса с палицей в левой руке и яблоком из сада Гесперид в правой. Голова, туловище и правое бедро – древние, а остальное отлично реставрировано». Известно указание Николая I: «Колоссальные мраморные статуи Геркулеса и Флоры, находящиеся в Таврическом дворце, установить на Адмиралтейском бульваре <…> на мраморных пьедесталах».

Адмиралтейский проспект. На этом проспекте соединились здания многих лет и стилей, в разной степени декорированные камнем. Первое здание, выходящее одним из своих фасадов на Невский проспект, построенное в 1910–1911 гг. по проекту архитектора В.П. Цейдлера для Частного коммерческого банка, сплошь облицовано камнем – гранитом и песчаником, также использован тиурульский гнейс с альмандином. Интересно, что кладка гранита выполнена на асбесте, а раньше, в XIX в., для нее использовались свинцовые пластины и прокладки.

Следующее примечательное здание Адмиралтейского проспекта – бывший дом Фитингофа. Затем в нем размещалось управление петербургского градоначальства, а после Октябрьской социалистической революции – ЧК. В бывшем кабинете Ф.Э. Дзержинского открыт музей. Здание построено по проекту Дж. Кваренги в конце XVIII в., и каменная отделка его строга и скромна. Цоколь дома и основания колонн на третьем этаже облицованы плитами из гранита рапакиви. Из этого же гранита вырублены плиты в основании протяженного балкона и поддерживающие балкон кронштейны.

Более значителен каменный декор другого здания на Адмиралтейском проспекте, спроектированного и построенного О. Монферраном в 1817–1820 гг., – бывшего дома князя А.Я. Лобанова-Ростовского. Центры фасадов здания, обращенных к Неве и Исаакиевскому собору, решены в виде мощных многоколонных портиков с аркадами. Они покоятся на массивных стилобатах, облицованных плитами из гранита рапакиви. Такими же плитами облицован и цоколь здания по всему его периметру. Два мраморных сторожевых льва работы скульптора Паоло Трискорни украшают подъезд со стороны Адмиралтейства. После Великой Отечественной войны на шаре под лапой льва остались выбоины от осколков снарядов. Они заделаны каменными заплатами.

Тротуары Адмиралтейского проспекта вымощены гранитными плитами. Использованы специально закупленные в Финляндии сорта из современных их разработок – розовато-серый рапакиви (торговое название – Baltic Brown) и красновато-розовый гранит (Balmoral Red).

Адмиралтейский проспект замыкается за Исаакиевским собором портиком Конногвардейского манежа. Он построен в 1804–1807 гг. по проекту Дж. Кваренги в формах строгого классицизма. Над фронтоном установлены фигуры богинь – покровительниц военного искусства. Цоколь здания выложен из путиловской плиты. Базы колонн портика, ступени и стилобат – гранитные. Назначение здания подчеркнуто скульптурным барельефом над входом. Перед портиком установлены мраморные группы Диоскуров, сыновей Зевса, в виде обнаженных юношей, укрощающих коней. Скульптуры исполнены из каррарского мрамора по мотивам античных оригиналов, находящихся в Риме перед Квиринальским дворцом. Через некоторое время скульптуры сняли как смущавшие своей откровенной открытостью верующих, посещавших Исаакиевский собор. При реставрации и реконструкции манежа в 1970-х гг. «откровенно красивые» сыны Зевса вернулись на свое место.

Направо от манежа, в начале Конногвардейского бульвара, в 1845 г. установлены по проекту К.И. Росси две колонны из сердобольского серого гранита, увенчанные изображениями Ники, отлитыми в бронзе по модели немецкого скульптора Х. Рауха. Скульптуры – ответный подарок Фридриха IV Вильгельма Прусского Николаю I за две скульптурные группы «Укротители коней» П.К. Клодта.

Дворец великого князя Михаила Михайловича. Этот дом на Дворцовой наб., 8, возведен по проекту архитектора М.Е. Месмахера в 1885–1888 гг. Наиболее протяженный фасад с порталом выходит на Неву, фасад с парадным двориком обращен к Азовскому переулку, еще один фасад обращен в сторону Адмиралтейства и выходит на Черноморский переулок. По словам А.Л. Пунина (1981), «этот дворец представляет собой, несомненно, одну из самых удачных композиций в духе итальянского ренессанса, выполненных в последней трети XIX века».

Весь фасад на Неву декорирован природным камнем. В цоколе здания – розовый финский морской гранит (рапакиви). Выше, в рустах и других декоративных элементах стен первого этажа, использован «штутгартский» песчаник темного кирпично-красного цвета, еще выше все декорировано тем же песчаником горчичного колера. Цветовая гамма и фактуры обработки поверхности камня были подобраны так, чтобы фасад казался легким, несмотря на фактическую тяжесть природного камня. Это важно потому, что боковые фасады, обращенные в сторону переулков, оштукатурены и прокрашены – что много дешевле использования природного камня. Но гармония была достигнута, а граница между штукатурными и песчаниковыми стенами оказалась почти незаметной для неискушенного зрителя. Стена дворика и парадные ворота декорированы «штутгартским» кирпично-красным песчаником, ему была придана мелкошероховатая фактура.

Обследование камня производилось визуально немецкими специалистами и нами неоднократно с 1987 по 2005 г., так как этот дом стал одним из классических для немцев примеров использования их камня в Петербурге XIX в.

Реставрацию выполнили активно и быстро в 2006 г. Весь песчаник невского фасада тонирован под цвет штукатурных стен. Он стал неотличим от штукатурных фасадов ансамбля соседних зданий на набережной. Особенно сильно преображен вид ограды и ворот парадного дворика со стороны Азовского переулка. Авторская поверхность камня с ее оригинальной мелкошероховатой фактурой срезана циркульной пилой, замастикована и прокрашена. Затем ей придали блеск. Естественный вид камня абсолютно исчез. Замысел архитектора уничтожен. Но на вид все красивенько. Деньги вложены, расходы замаскированы и оприходованы.

Скульптура царя-плотника. Этот памятник Петру I стоит на Дворцовой набережной против дома № 6. Он отлит в бронзе по модели скульптора Л.А. Бернштама и изображает, как будущий император «обучается корабельному мастерству в Саардаме», в Голландии, вблизи Амстердама. Было сделано две отливки – для Петербурга и для Саардама. В 1919 г. петербургскую скульптуру переплавили на металл. В 1996 г., к 300-летию Российского флота и «Великого посольства», наследный принц Нидерландов привез в подарок от своей страны новую копию – ее сделали со скульптуры в Саардаме.

Бронзовая композиция установлена на невысоком гранитном постаменте квадратной формы, выполненном из камня с карьеров «Возрождение» на Карельском перешейке в Ленинградской области. Плитами такого же гранита выстлана площадка у памятника.

Сенатская, площадь

Медный всадник. У выхода из Адмиралтейского сада на набережную Невы находится самый знаменитый монументальный памятник Петербурга, созданный скульптором Этьеном Фальконе по заказу Екатерины II. Э. Фальконе создал эскиз и макет, вылепил модель коня и всадника в натуральную величину. Голова исполнена по скульптуре М.-А. Колло, змея – по модели Ф.Г. Гордеева. Под руководством и при участии Э. Фальконе отливку в бронзе выполнил мастер Е.М. Хайлов. Памятник открыт 7 августа 1782 г.

Бронзовый всадник и каменный постамент под ним композиционно неразделимы. Э. Фальконе придавал особое значение скале-основанию монумента в выражении смысла памятника: это символ побежденных Петром трудностей. Необычны не только размеры глыбы, но и ее очертания в виде гребня волны. Лишь на первый взгляд она кажется естественной, на самом деле и «дикость» камня, и его размеры, и гармоничная с размерами форма – все это плод художественных поисков Э. Фальконе. Он подчинил их главной идее памятника, одобренной Д. Дидро еще по первому эскизу монумента: «Герой, берущий на полном скаку эмблематическую скалу».

Медный всадник. Фрагмент. Фото В. Брязгина. 1983 г.


Вначале изготовление пьедестала из единого камня-исполина казалось невозможным. Такой большой «каменной горы… сыскать безнадежно, а хотя бы и сыскался, то по великой тяжести паче в подвозе через море ли или реки и другие великие затруднения последовать могут», – докладывал 5 мая 1768 г. Сенату свое мнение президент Академии художеств И.И. Бецкой и предлагал собрать постамент «из больших камней со связкой их красной медью, свинцом…»[12]12
  Аркин Д.Е. Медный всадник: Памятник Петру I в Ленинграде. М.; Л. 1958. С. 44.


[Закрыть]
. Все же в июне 1768 г. Академия художеств объявила о розыске камня-скалы для постамента «конной статуи». Откомандированный для этого каменных дел мастер Андрей Пилюгин вел поиски на побережье Балтики «от Санкт-Петербурга до Красной горки, Ямбурга, Нарвы по берегу моря и от оного в гору»[13]13
  Аркин Д.Е. Медный всадник: Памятник Петру I в Ленинграде. М.; Л. 1958. С. 53.


[Закрыть]
.

Памятник Петру I. Б. Патерсен. 1799 г.


27 августа в своем рапорте он сообщал, что сыскано шесть камней. Но еще две особо большие глыбы были уже давно известны на северных островах Ладожского озера – это так называемые «Камень-трубка (Пипо-киви)» и «Токарь-камень». Капитан В.П. Соболевский писал в своем историческом обзоре в 1839 г., что «первый из них, Пипо-киви, лежит у самой воды на острове Хидолосари; второй находится недалеко от Кронебурга (теперь Куркийоки, Куркиеки. – А. Б.) на берегу Ладожского озера, на отклоне горы, поросшей лесом, сажен 15 выше горизонта озера», и далее: это «величайшие каменные глыбы, какие случалось нам встретить в Финляндии… Обе массы гранитовые, и каждая из них в несколько раз больше камня, употребленного для памятника…». «Токарь-камень» оказался трещиноватым, и потому после осмотра его забраковали. «Камень-трубка» тоже не подошел для пьедестала.

В районах вблизи Финского залива, к югу и к северу от него и на Карельском перешейке, имеется немало громадных экзотических валунов, притащенных ледником. Преобладают валуны гранитного или сходного состава. В сентябре 1768 г. крестьянин Семен Вишняков сообщил о «Камне-Гром» в окрестностях Конной Лахты, почти в 13 км от города и в 4 км от берега моря. Местные жители называли его так потому, что в него когда-то якобы ударила молния, оставив в камне трещину. Камень сверху был плоский, высоко выдавался над ровной топкой местностью, и на него, по преданию, поднимался Петр I, осматривая берег и море вдали. Это был гигантский гранитный валун ледникового происхождения. Как потом оказалось, он уходил на глубину еще на 4,5 м.

Сначала камень обкопали, затем сразу же на месте, чтобы не терять времени, начали обколку глыбы. «Когда от нее излишнее было отколото, то имела она, – как пишет Я. Зембницкий, – вышины 21, ширины 21, длины 38 футов, а весу по исчислению до трех миллионов фунтов» (1 фут = 30,5 см, 1 фунт = 410 г).

В марте 1769 г. началось перетаскивание камня посуху из Лахты в Петербург, одновременно продолжалась его формовка. Доставкой руководили военный инженер Ласкари-Карбури, подпоручик Иван Шпаковский и «без ранга» Иван Хозяинов. Камень волокли по специальным чугунным желобам с медными шарами, игравшими роль подшипников. Очень известна гравюра Я. Шлея по рисунку Ю.М. Фельтена: в лесу проложена просека, глыбу тянут по желобам, на исполине работает молотками не менее 50 мастеровых, масса работных людей толпится вокруг. Всего в этом деле участвовало около 400 человек. Скорость перемещения «Гром-камня» была невысокой, но, например, 9 января 1769 г. преодолели сразу 133 сажени (1 саж. = 2,1 м). Екатерина II несколько раз приезжала посмотреть на продвижение чудо-камня.

Громадный валун – одна из святынь Коневецкого монастыря на Ладожском озере


Затем камень везли на особо построенной барже, и все это время обтесывание камня не прерывалось. Наконец 23 сентября 1770 г. монолит выгрузили на Сенатскую площадь. Здесь его обработали окончательно: уменьшили по высоте до 17 футов (5,18 м), скололи по ширине до 11 футов (3,35 м), и он получил в результате формовки вид бегущей волны. Но глыба оказалась недостаточной длины: 37 (11,27 м) вместо требуемых 50 футов (15,24 м). Пришлось приставить к монолиту сзади второй камень длиной почти 13 футов (4 м) и надставить его спереди третьим камнем. Все три части постамента плотно подогнаны друг к другу, и швы между ними почти незаметны.

Камень в постаменте памятника Петру I всегда называют рапакиви. Он действительно похож по крупности зерна и цвету на обычный для старого Петербурга розовый финский морской гранит. Но у него иная структура и совсем нет овоидов (кайм вокруг кристаллов микроклина). Чтобы выяснить природу камня, следовало бы выполнить минералого-петрографическое исследование, но отторгать материал от памятника нельзя.

Здания Сената и Синода. Эти здания ограничивают с западной стороны Сенатскую площадь. Как известно, к 1825 г. старое здание Сената, которое занимало бывший когда-то роскошным дворец вице-канцлера Бестужева-Рюмина, построенный в 1740-х гг., пришло в ветхость. Стоявший рядом жилой дом купчихи Кусовниковой и другие дома не гармонировали с новым зданием Адмиралтейства. Они были перестроены в 1829–1834 гг. по проекту К.И. Росси и объединены аркой, переброшенной через Галерную улицу. По замыслу архитектора, новые здания связывает со зданием Адмиралтейства общий композиционный прием: сравнительно невысокий цоколь зданий Сената и Синода несет колоннаду. Цоколь этих зданий облицован тремя рядами плит из розового гранита рапакиви, над гранитными плитами тянется, отделяя их от поля стены, тонкий карниз из путиловского известняка. Наружные лестницы и тумбы широко раскинувшихся пандусов сделаны также из рапакиви, а съезжая часть вымощена диабазовой брусчаткой.

Лев из финского гранита у дома Лаваль


Дом Лаваль. Рядом со зданием Синода, за углом, на набережной Невы находится дом графини А.Г. Лаваль. У входа в этот дом на известняковых плитах лежат два небольших добродушно улыбающихся гранитных льва (из финского рапакиви). Дом не раз перестраивался и свой окончательный вид приобрел в начале 1800-х гг., после переделки Тома де Томоном. Возможно, именно тогда появились львы у входа, а на втором этаже были сделаны балконы из финского гранита рапакиви на гранитных же консолях.

Диоскур у Конногвардейского манежа


Манеж Конногвардейского полка. Построен в 1804–1807 гг. по проекту Дж. Кваренги и является своего рода образцом классицизма в архитектуре Санкт-Петербурга. На гранитных пьедесталах перед портиком установлены скульптурные группы Диоскуров (детей Зевса, близнецов Кастора и Полидевка). Они изваяны П. Трискорни из караррского мрамора по образу скульптур Диоскуров у президентского дворца в Риме.

Исаакиевская площадь

Исаакиевский собор. Одним из грандиозных купольных сооружений мира и доминантой центра города является Исаакиевский собор[14]14
  В основу очерка положены главы из книг А.Г. Булаха и Н.Б. Абакумовой «Каменное убранство центра Ленинграда». (Л. 1989) и «Каменное убранство главных улиц Ленинграда». (СПб., 1993.). Много важной информации приведено в книге В. Серафимова и М. Фомина «Описание Исаакиевского собора в С.Петербурге, составленное по официальным документам». (СПб., 1865). Наиболее полна сведениями книга В.И. Шуйского «Огюст Монферран. История жизни и творчества» (М.; СПб., 2005.)


[Закрыть]
.

Величие и роскошь храма определились значением, придаваемым ему домом Романовых: собор посвящен Петру I и назван в честь св. Исаакия Далматского, в день которого родился Петр I. Сменяя друг друга, до нынешнего Исаакиевского собора возводились три Исаакиевские церкви, все более дорогие. Первая из них, построенная из дерева в Адмиралтейской слободе, просуществовала до 1727 г., ее разобрали из-за ветхости. Затем архитектор Г. Маттарнови выстроил вторую Исаакиевскую церковь, также деревянную. Она была сооружена у Невы на том месте, где сейчас находится Медный всадник, и сгорела в 1735 г. Екатерина II поручила А. Ринальди построить третью Исаакиевскую церковь из мрамора. Работы начались в 60-х гг. XVII в., но велись очень медленно. Их завершили второпях лишь при Павле I. При этом размеры церкви и ее колокольни оказались сильно уменьшенными по сравнению с планом А. Ринальди. Третья Исаакиевская церковь, хотя и облицованная карельскими мраморами, не гармонировала с окружавшими постройками и была снесена. (Сейчас ее модель экспонируется в Научно-исследовательском музее Академии художеств.)

Вид Исаакиевского собора с Адмиралтейского бульвара. Старая литография


Александр I решил возвести новый храм, который мог бы «как снаружи, так и внутри по богатству и благородству архитектуры представлять все, что возбуждает удивление в самых великолепных церквях Италии». Здание предназначалось для главного православного храма России, на его возведение не жалели ни средств, ни сил. Собор строился по проекту архитектора О. Монферрана с 1818 по 1858 г. – необычайно долго вследствие больших технических трудностей. Он рассчитан на 15 тысяч прихожан.

Три почти одинаковых собора – в Лондоне, Санкт-Петербурге и Париже. Рис. Я. Котова, 1999 г.


В четырех величественных портиках установлены грандиозные колонны на массивных гранитных стилобатах. Использован розовый финский морской гранит (рапакиви). В северном и южном портиках их по 16, в восточном и западном – по 8. Колонны венчаются антаблементом, фриз его собран из монолитов того же финского гранита, а к подножию собора ведут широкие гранитные ступени. Высота каждой из 48 колонн 17 м, диаметр 1,85 м, вес 114 т. Они входят в число самых гигантских, уступая по размерам монолита только Александровской гранитной колонне в Петербурге и Помпейской, тоже гранитной, колонне в Александрии (в Египте). Стоимость 48 колонн, включая их добычу, доставку, отделку и установку, составила 2 611 510 р. 48 к. Выше портика, в барабанах куполов, звонницах, а также по бокам окон над городом будто парят ряды колонн из того же розового гранита. Всего собор украшают 112 гранитных колонн.

Сначала собрали стилобат собора. Затем на нем установили колонны будущих портиков. После этого возводились толстые кирпичные стены. Снаружи они облицованы крупными плитами светло-серого рускеальского мрамора. Из такого же мрамора высечены резные портики дверей с бронзовыми многофигурными рельефами. Рускеальский мрамор оказался очень нестойким и быстро разрушался. Поэтому в 1870—1890-х гг. много плит рускеальского мрамора было заменено вставками из более однородного бледно-серого мрамора сорта «бардиллио». Его добывали возле Серравеццы в Италии. Русские мастеровые называли его сырорецким.

Следы снарядов на гранитной колонне


Торжественно богат и в изобилии украшен цветным камнем интерьер собора. Особое впечатление производит иконостас, его стоимость составила десятую часть всех расходов на строительство храма. Иконостас вырезан из белого статуарного мрамора, добытого в Серравецце в каменоломнях Ла Винкарелла, Фальковая и Монте Альтиесимо. В нем находятся восемь колонн и две пилястры. Высота колонн 9,7 м, диаметр 0,62 м. Они пустотелые бронзовые. На трубы нанесен слой штукатурки, в ней сделаны каннелюры, а затем на эту рельефную поверхность наклеены тонкие пластинки малахита. Они подогнаны друг к другу по форме, размеру и узорам камня – подобный прием создания узора из природного малахита называется русской мозаикой. Колонны и пилястры венчаются золочеными капителями. Из малахита сделаны также вставки-медальоны и узкие плиты-филенки в боковых арках алтаря. Здесь тоже применена техника русской мозаики. Всего использовано 15 т малахита самого высокого качества. Он получен из громадной глыбы, найденной в это время на Медно-рудянском месторождении на Урале (сначала Монферран предполагал сделать алтарные колонны из зеленой сибирской яшмы и из пурпурного египетского порфира).

Гармония мрамора, гранита и бронзы – ничего лишнего нет


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации