» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Империя Повелителей"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:36


Автор книги: Антон Белозеров


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 27 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Не доходя пяти шагов до лежащих тел мы остановились. Покрывавшая людей шерсть странно колебалась, хотя никакого ветра не было.

– Рыбы-волосы. – Нарушил молчание Яманубис. – Раньше они водились только в далеких северных озерах. Странно видеть их здесь.

С моих глаз как будто упала пленка, затеняющая истину – я понял, что не волосы покрыли человеческие тела. Это тысячи, сотни тысяч длинных тонких живых созданий впились в кожу и медленно вгрызались внутрь. Меня едва не вырвало от отвращения. Погибнуть такой чудовищной мучительной смертью я не пожелал бы даже Пулай Худу. Хорошо, что милосердные стрелы Стрельца и Косого быстро прервали пытку.

Килеана нажала на кнопку огнемета и не отпускала ее до тех пор, пока место, где упали наши товарищи, не превратилось в большое черное пятно. Все это время Крысолюб бормотал что-то себе под нос, наверно, читал заупокойную молитву, или проклинал неосмотрительность погибших друзей.

– Кажется, я никого не упустила. – Бесцветным голосом произнесла девушка, развернулась и быстро пошла вниз.

Взяв в сторону, чтобы не проходить возле черного пятна, выделявшегося на сером склоне песчаного холма, мы перевалили через гребень. Нашим взорам открылись широкая, шагов в семьдесят, река, медленно текущая слева направо и густой лес на противоположном берегу.

– Раньше реки тут не было. – Растерянно сказал Крысолюб.

– Раньше тут был берег моря. – Улыбнулся Яманубис. – А еще раньше – вообще ничего. Дело-то не в этом. Как мы переправимся через реку, кишащую рыбами-волосами?

Вот это был вопрос. Мостов в округе, разумеется, не предполагалось. А если бы мы двинулись вдоль берега, ища безопасную переправу, то оказались бы настигнуты армией Пулай Худа. Оказаться между смертоносной рекой и войском мертвецов было бы в нашем теперешнем состоянии равносильно смерти.

Крысолюб осторожно подошел к самому краю воды и попытался набрать в шлем воды. Но тут же отпрыгнул назад и сообщил:

– Этих тварей тут и не сосчитать! И они голодные, чуть на берег не выпрыгивают.

Жажда, мучившая наш отряд, заставила Косого и Рогатого повторить попытку Крысолюба, но и они вынуждены были отступить, не добившись успеха. Проклятия в адрес рыб-волос далеко разнеслись над водной гладью. Желанная живоносная жидкость была совершенно недоступна.

– Попробуем достать воду по-другому. – Сказал Яманубис. Шагах в десяти от кромки воды он выкопал яму, пользуясь своей секирой, как лопатой. Постепенно яма стала наполняться водой, просочившейся из реки сквозь песчаную почву. Яманубис, Капитан и Крысолюб сидели вокруг ямы на корточках и напряженно вглядывались в оседающую муть. За их спинами толкались все остальные, ожидая приговора.

– Кажется, их нет. – Задумчиво произнес Крысолюб.

– А если тут окажется хоть один малюсенький малек, и кто-нибудь его проглотит? – Спросил Капитан.

– Прокипятить бы эту воду, но у нас нет ни кастрюли, ни котелка. – Яманубис осмотрелся вокруг, но не увидел ничего подходящего. Головорезы хранили воду в кожаных бурдюках. Их шлемы также были сделаны из толстой многослойной кожи и обиты железными полосами. – Хоть бы один цельнокованый шлем!

– Один есть. – Радостно сообщил Боцман, стаскивая с головы свой головной убор.

Торопливо срезав ножом слои кожи, изнутри и снаружи наклеенные на металлическую основу, Капитан представил нашему вниманию что-то вроде котелка. Словно совершая торжественное богослужение, он опустил сей сосуд в яму с водой, медленно достал и установил на плазменную горелку. Веселое белое пламя окружило полусферу, и почти мгновенно вода в ней громко забурлила. Досчитав до двухсот, Капитан убрал огонь и спросил у Яманубиса:

– Ну, как?

– По-моему, вполне достаточно. – Ответ Яманубиса был заглушен радостным воплем Головорезов.

Теперь у нас была вода, но по-прежнему не было возможности перебраться через реку.

– Если бы можно было свалить несколько деревьев на той стороне реки и построить плот… – Мечтательно сощурил глаза Косой.

– Я плаваю быстрее всех и мог бы попытаться… – Храбро начал я, но Яманубис, стоявший рядом со мной на берегу, молча коснулся поверхности воды древком секиры. Тотчас же вода вокруг вспенилась и примерно десяток рыб-волос вцепился в твердое дерево.

– Даже ты, Рен, проплывешь по реке не более десяти шагов. – Констатировал Учитель. – Придется идти вдоль берега. Я думаю, что мы сможем найти деревья, растущие на нашей стороне реки.

Но тут раздался голос Впередсмотрящего, который по приказу Капитана взобрался на гребень холма и оттуда следил за пустыней:

– Вижу облако пыли! Похоже, наш дорогой колдун приближается.

– Так скоро… – В сердцах топнул ногой Капитан. – Ну что, Умник, куда идти – вверх или вниз по течению?

– Подождите. – Раздался голос Дилл Хамай, и при поддержке Килеаны волшебница слезла с повозки. – Я попробую помочь.

– Ты? – Удивился Боцман, критически осмотрев едва стоящую на подгибающихся ногах, изможденную девушку.

– У кого-нибудь есть расческа? – Не обращая внимания на недоверие, спросила Дилл.

– Расческа? – Чуть ли не истерично взвизгнул от смеха Косой.

– Расческа, гребень, гребешок – что-нибудь, чем расчесывают волосы. – Втолковывала волшебница, по очереди оглядывая всех нас. Но заросшие Головорезы, похоже, никогда в жизни не пользовались подобными инструментами. Моя короткая прическа «ежиком» и лысый череп Яманубиса также не нуждались в особом уходе.

– Такая подойдет? – Килеана протянула тонкую длинную пластиковую полоску с зубчиками.

Дилл повертела ее в руках и просто сказала:

– Подойдет.

Девушка нагнулась и ладонью прокопала канавку в песке, параллельную реке. Пока она заполнялась водой, Дилл нарвала несколько пучков травы и воткнула их с одной стороны канавки. Потом она расположила расческу Килеаны поперек канавки, так что та стала похожа на перекинутый через реку мост на тонких длинных опорах.

– Похоже на эту проклятую реку с лесом на противоположном берегу. – Прошептал Стрелец.

Из всех присутствующих только Яманубис и, может быть, еще Крысолюб догадывались, что затеяла юная волшебница. Для меня же было полной неожиданностью, когда Дилл встала на колени возле своей миниатюрной модели и тихонько запела. Ее фиолетовые глаза сначала закрылись, а потом открылись вновь. Но теперь она не видела ничего вокруг. Ее взор как будто был направлен в другие Измерения, в другие реальности. Я не мог разобрать слов песни, но ее звуки как будто бы обретали материальную силу, они текли от нее к реке.

– Смотрите. – Потрясенный Боцман показал на то, что и так уже заметили все.

Над рекой как мираж, как галлюцинация, вырисовывались очертания моста, перекинутого с одного берега на другой. Он был очень узкий, на тонких столбиках-опорах. Он напоминал – ну, конечно же – расческу Килеаны.

– Тише! – Прошипел Яманубис, подавив в зародыше готовые вырваться возгласы. – Не мешайте ей. Это очень сильная магия, а девушка слишком слаба.

Мост постепенно проявлялся все отчетливее и реальнее. Яманубис подошел к его краю и осторожно погладил ладонью. В это время с холма скатился Впередсмотрящий и что-то быстро зашептал на ухо Капитану.

– Пулай Худ уже близко. – В пол-голоса объявил командир Головорезов. – С ним около тысячи человек. Приближаются очень быстро.

– Мы можем идти. – Яманубис уверенно постучал по мосту, тот отозвался протяжным пластмассовым гулом. – Берите вещи и бегите на ту сторону, я не знаю, сколько еще протянет Дилл.

Для Головорезов магия была вполне обыденным делом, а команды они привыкли выполнять, не задумываясь, поэтому очень скоро по мосту друг за другом осторожно, но быстро, бежали одетые в шкуры люди. Повозку, в которой везли Дилл Хамай, пришлось бросить – по узкому мосту она бы не проехала, но зато все наши запасы были перенесены на руках. С величайшей осторожностью Яманубис взял на руки находящуюся в трансе волшебницу.

– Килеана, Рен, – шикнул он на нас, – вам что, нужно особое приглашение?

Императрица передернула плечами, но резво припустила вслед за Головорезами. Я направился следом. Странное это было ощущение: бежать по увеличенной женской расческе над рекой, полной омерзительных голодных хищников. Я старался не думать о том, что произойдет, если Дилл очнется, когда мы будем над серединой реки. Вместо этого я стремился двигаться возможно быстрее и при этом сохранять равновесие, ведь мост имел в ширину всего полтора шага.

Но все обошлось благополучно. Никто не сорвался, никто не замешкался. Последним с моста сошел Яманубис и бережно положил на расстеленную шкуру свою драгоценную ношу. Дилл по-прежнему находилась в колдовском трансе и продолжала напевать свою тихую песню.

В это самое время на берегу, который мы только что покинули, показались передовые отряды Пулай Худа. Они перевалили через холм и, не останавливаясь, ринулись к мосту.

– Надо вывести ее из транса! – Яманубис несколько раз шлепнул юную волшебницу по щекам, но она на это никак не прореагировала. Яманубис стал трясти ее за плечи так, что голова моталась в разные стороны, но даже при этом девушка не переставала петь и этим поддерживать существование моста.

А первые солдаты Пулай Худа уже бежали по нему через реку. Наши лучники выпустили несколько стрел, сбив в воду особо ретивых. Но следом шли другие воины, с большими прямоугольными щитами, защищающими от смертоносных стрел. Боцман и Рогатый с секирами наготове поспешили занять позиции возле моста. Так как по нему можно было идти только поодиночке, два человека вполне смогли бы задержать целую армию. Но рассыпавшиеся на противоположном берегу стрелки колдуна начали осыпать стрелами наш отряд, так что пришлось отступить под защиту деревьев, утянув туда и шкуру с лежащей волшебницей. Если бы первые солдаты закрепились на нашем берегу, то под их защитой перебралось бы и все войско Пулай Худа.

Яманубис все сильнее и сильнее хлестал девушку по щекам, призывая:

– Очнись, Дилл Хамай! Проснись!

Не выдержав, я бросился рядом на колени и попытался остановить Учителя:

– Подождите, Вы так можете ее убить!

Яманубис поднял на меня необыкновенно проницательный взор и сказал:

– Наконец-то ты решил помочь.

– Я?! Чем?

– Разбуди ее! – Яманубис чуть ли не насильно впихнул безвольное тело Дилл мне в руки.

– Как?! – В отчаянии воскликнул я. – Как ее разбудить?

– Быстрее же! – Капитан Головорезов посмотрел на меня с непонятной надеждой. – Враги уже почти перешли мост.

«Когда надо, Учитель почему-то не хочет мне помочь, – думал я. – Если не получилось у него, то что я-то могу?» Я бережно сжимал в объятиях юную девушку. Сквозь ее пересохшие губы продолжала течь волшебная мелодия. Ее губы растягивались и сжимались, набухали и складывались в трубочку. Ее губы… Тут в моей голове, как молния, мелькнула шальная мысль: «А что, если…» Время на долгие раздумья не было, счет жизни и смерти шел на секунды, и я прижал свои губы к губам Дилл Хамай…

Вокруг меня все как будто замерло. Где-то очень далеко, на грани слышимости, раздавались вопли солдат Пулай-Худа, оказавшихся в речной воде среди тысяч рыб-волос после мгновенного исчезновения моста. Торжествующий рев Головорезов, потрясавших в воздухе своим оружием, также почти не достигал моего сознания. Я был полностью поглощен фиолетовыми, таинственными, необыкновенно ласковыми и благодарными глазами волшебницы Дилл. Ее тонкие руки обвились вокруг моей шеи, и простое прикосновение губ перешло в самый волнующий поцелуй за всю мою жизнь.

Глава 7. Лесной народ.

Мы уже довольно долго двигались через густой лес. Килеана, которая время от времени взбиралась на высокие ветвистые деревья с ловкостью цепкохвостой макаки (надеюсь, она простит мне это сравнение, когда будет читать эту книгу), сообщила, что Зеленое Солнце примерно на четверть выбралось из-за горизонта.

Меня чрезвычайно интересовало, как отсчитывается время на этой планете. Я хотел знать, сколько лет Дилл Хамай. Девушка расцветала на глазах. Может быть, благодаря правильно подобранному Яманубисом питательно-таблеточному рациону, может быть, благодаря моему постоянному вниманию (во что мне очень хотелось верить), она быстро восстанавливала свои силы. Ее кожа порозовела, тело немного округлилось и налилось силой. Оно больше не походило на кости, обтянутые бледной кожей. Теперь девушка могла двигалась без посторонней помощи, и мы почти все время шли рядом, болтая обо всем на свете. Вернее, болтал я, описывая родную Подсолнечную, жизнь Болота, опасные приключения и забавные происшествия.

Дилл спокойно и немногословно рассказывала о своем прошлом, полном страха и жестокости. Я понял, что жизнь волшебницы в этом мире незавидна. Любой князь или герцог готов отвалить кучу денег за собственную чародейку или силой отобрать малышку и запереть в своем замке, пока ее магическая сила не наберет достаточной мощи. И родители Дилл продали ее своему сюзерену, опасаясь, что в противном случае их просто убьют. У меня подобное чудовищное преступление просто не укладывалось в голове, а девушка говорила об этом, как о деле вполне естественном, и только в глубине ее больших фиолетовых глаз я видел следы боли… А потом князь подарил подросшую девушку Пулай Худу, как доказательство своей лояльности. Колдун берег ее для Зеленого Восхода, но не слишком заботился о здоровье: ведь Дилл все равно было суждено умереть во время изъятия ее магической силы.

Так что юная волшебница пережила достаточно бед, но не озлобилась, а, наоборот, сохранила и сберегла какую-то детскую непосредственную чистоту. Да и внешне она больше походила на большую белокурую девочку. Дилл была довольно высокой, почти на голову выше Килеаны, но при этом очень тонкой и хрупкой. Не сухощавой и жилистой, как болотники Подсолнечной, а именно хрупкой, нежной, какой-то беззащитной и легко ранимой. Поймите меня правильно, после поцелуя между нами больше ничего не было. Но я всегда с готовностью подсаживал ее, когда надо было перелезать через лесной бурелом, и она с мягкой благодарной улыбкой принимала эту услугу. За ее улыбку, за ее теплый фиолетовый взгляд я готов был отдать все на свете.

Когда я спросил о возрасте Дилл у Крысолюба, тот ответил, что она родилась три восхода Зеленого Солнца назад. Она появилась на свет именно в тот момент, когда первый зеленый луч наполняет магией этот мир, и потому-то стала волшебницей. Вообще, все дети, которые рождались на восходе, обретали магические силы. А на третий восход их магическая сила развивалась достаточно, чтобы ее можно было использовать. Причем чем точнее совпадал момент рождения и первый зеленый луч, тем больше магических сил приобретал человек. Остальные же жители совершенно не интересовались счетом времени, и понятие «день рождения» в их языке просто отсутствовало.

Тогда я обратился за помощью к Учителю, но тот лишь рассмеялся:

– Тебе в какую систему счисления перевести? В сезоны дождей Подсолнечной? В стандартные года Империи? И учти, Рен, у каждого человека есть много возрастов. Номинальный – то есть календарный отсчет, физиологический, интеллектуальный, нравственный, магический… ну, и много других. Люди развиваются неравномерно. Дилл провела много времени в подземелье, поэтому не очень крепка телесно, но она закалена духовно, а ее волшебный талант чрезвычайно силен. И вообще, тебе-то не все равно, сколько проходит сезонов дождей на твоей Подсолнечной за время между восходами Зеленого Солнца на этой планете, у которой и имени-то нет?

Я пожал плечами. Наверное, все равно. В каждом мире действуют свои законы. Надо принимать жизнь такой, какая она есть.

По мере того, как мы продвигались в направлении, условно именуемом «юг», то есть навстречу Красному Солнцу, становилось все теплее и теплее. И когда Команда Головорезов встретила на своем пути первое лесное озеро, то порядком измученные люди получили, наконец, возможность всласть выкупаться. На берегу было решено разбить временный лагерь и отдохнуть. Из-за отсутствия смены дня и ночи Головорезы, как и остальные местные жители, спали не через какие-то равные промежутки времени, а по мере возможности или по желанию. Почти безостановочное бегство от Пулай Худа через песчаную пустыню и сквозь густые лесные дебри изрядно измотало и утомило всех нас.

– От погони мы, надеюсь, достаточно оторвались. – Сказал Капитан. – А двигаться дальше с такой скоростью через густой лес тяжеловато. Так что – привал!

– И охота! – Радостно продолжил Стрелун. – Эти разноцветные камушки, конечно, утоляют голод, но разве сравнятся они с зажаренной на костре дичью?

– А если Пулай Худ тоже построил мост через реку и сейчас нас нагоняет? – Высказал я опасение.

Крысолюб отрицательно помотал головой:

– Черный колдун не может ничего создавать. На это способны только волшебники и волшебницы вроде Дилл Хамай.

– Пулай Худ говорил мне, – вспомнила Дилл, – что когда он возьмет мою магию, то сможет отказаться от безмозглых мертвяков и создать непобедимую армию из песка и камней.

Первый раз за время путешествия девушка произнесла имя колдуна, и тотчас же в ее глазах всплыл пережитый ужас. Я осторожно положил ей руку на плечи, притянул к себе и провел указательным пальцем по кромке маленького полупрозрачного ушка. Дилл прижалась ко мне боком и слегка потерлась, как приласканный раненый зверек. И тогда я сам себе поклялся никогда больше не покидать эту девушку, защищать ее от жестокого мира и дать ей то тепло и ласку, которые она не знала в своей жизни. Вот так, на восемнадцатом сезоне дождей, я узнал, что такое любовь…

Капитан и Яманубис облюбовали место для лагеря на свободном от деревьев мысе, вдающемся в озеро. Срубив секирами несколько лесных великанов, Головорезы построили изгородь вокруг лагеря. Хотя, пока мы шли по лесу, нам не встречалось никаких крупных животных – ни травоядных, ни хищных.

– Это плохо. – Говорил Крысолюб. – Если животные нас боятся и разбегаются, значит, они знают людей. Люди тут живут, охотятся. Надо держать ушки на макушке!

Две охотничьи группы: братья Стрелун и Стрелец, а также Косой и Впередсмотрящий получили задание не только настрелять чего-нибудь съестного, но и разведать, нет ли в лесу местных жителей. Если раньше Команда Головорезов с треском и шумом проламывалась через заросли, то эти четверо бесшумно заскользили между стволами. Оставшиеся же в лагере создавали иллюзию спокойствия и беззаботности. Если за нами из леса следили человеческие глаза, то они должны были убедиться в нашей силе и уверенности.

Но мы недооценили обитателей леса. Первым забеспокоился Боцман:

– Что-то слишком долго нет наших охотников.

– Может, они никак не найдут добычу? – Высказал предположение Молотила.

– Не похоже. – Буркнул Рогатый. – Не нравиться мне этот лес. Слишком тихий какой-то.

– Да уж, это тебе не море, где вражеский корабль виден еще на горизонте. – Согласился Боцман.

– Что будем делать, Капитан? – Спросил Рогатый.

– Подождем еще немного.

Мы продолжали обустраивать место отдыха, но при этом не переставали следить за стеной леса, с трех сторон окружающей наш полуостров.

И все равно никто из нас, даже колдун Крысолюб и волшебница Дилл Хамай, не почувствовали приближающейся опасности. Дилл потом объясняла мне, что лесные жители настолько естественно вжились в окружающую среду, что не создавали в магической ауре леса возмущений больше, чем, к примеру, кузнечик или бабочка. Но это было уже потом. А тогда, когда внезапно из древесных крон вылетела туча маленьких острых стрелок-игл и накрыла наш маленький лагерь, было не до выяснений, как и почему мы так глупо попались.

Я одновременно почувствовал несколько слабых уколов, похожих на укусы насекомых, увидел тонкие деревянные иголки, впившиеся в кожу и услышал отчаянный крик Капитана:

– Занять круговую оборону! Враг со всех сторон!

Я попытался вскочить, но внезапная слабость сковала мое тело. Прежде чем глаза застлала темнота, я успел увидеть, как вокруг меня падают на землю Головорезы, подобно мне утыканные со всех сторон метательными снарядами так и не показавшихся из леса неведомых лесных воинов.

* * *

Когда я очнулся и попытался пошевелиться, то обнаружил, что мои руки и ноги надежно связаны. Я открыл глаза и обнаружил, что сижу на земле, привалившись спиной к бревенчатой стене. Эта невысокая, в человеческий рост, стена, ограждала круг диаметром шагов в пятьдесят. В самом центре хорошо утоптанной земляной площадки стоял толстый деревянный столб, покрытый тонкой прихотливой резьбой. Все изображения были как-то странно искажены, стилизованы, но тем не менее их смысл был мне ясен. Там можно было различить и человеческие фигуры, и деревья, и цветы, и лодки странной формы, и совершенно невообразимых животных.

Я повертел головой и увидел, что вся Команда Головорезов рядком рассажена вдоль стены этого, несомненно, человеческого сооружения. Большинство еще спало, громким храпом оглашая окрестности, а кое-кто уже просыпался, сонно озираясь и пытаясь освободиться. Но все мы были опутаны какой-то липкой серой паутиной, которую я как ни пытался, разорвать не смог. Нам оставили одежду, но все оружие и запасы были свалены на противоположной стороне площадки неопрятной бесформенной кучей.

С огромным облегчением я отыскал глазами Дилл и Килеану, которые находились на правом фланге нашего сонного строя. Обе девушки еще спали. Но зато не спал Учитель Яманубис, сидевший слева от меня. Между нами находился сладко посапывающий во сне Косой – значит, наших охотников постигла такая же участь, как и остальной отряд.

– Доброе утро! – Поприветствовал меня Учитель, жизнерадостно улыбаясь.

– В этом идиотском мире нет ни утра, ни добра. – Промямлил я непослушным языком. Лицевые мышцы, похоже, долгое время были парализованы, как и мускулы всего тела.

– Напрасно ты так пессимистичен, Рен. – Учитель казался совершенно удовлетворенным нашим теперешним положением. – Мы почти у цели.

– У какой еще цели? И вообще, что с нами случилось?

– Нас захватили в плен лесные жители. Их стрелки смазаны усыпляющим и парализующим составом. А связали нас нитями гигантского паука, которые они тут используют и в строительстве, и при охоте.

– А как же Вы, Учитель? Неужели и на Вас, бессмертного Бога, подействовал этот яд? И почему бы Вам не порвать свои путы и не освободить нас всех? Я уверен, Вы это можете!

– А зачем? – Пожал плечами Яманубис. – Иногда следует доверять Судьбе и плыть по ее течению. Когда нас связали и потащили на юг, я решил, что глупо сопротивляться. Лесовики знают тут все тропы и приблизят нас к моему Южному Храму гораздо быстрее, чем мы бы топали своими ногами. А если я вас освобожу сейчас, то за этой стеной находится около тысячи лесовиков, которые опять утыкают вас своими стрелами. Я тут послушал их разговоры и понял, что в нашу честь они хотят устроить что-то вроде праздника. Если мы себя хорошо покажем, нас отпустят подобрупоздорову, а если нет… тогда и воспользуемся силой.

В это время сверху на обнесенную деревянной стеной площадку спрыгнули несколько человек. Странно, но выглядели они почти как жители Зоны Болотных Лесов на моей Подсолнечной. Наверное, одинаковые условия жизни на столь разных планетах привели к развитию одинаковых внешних признаков. Местные лесовики были длиннорукие, длинноногие, очень подвижные и чем-то напоминали шустрых ящериц как фигурой, так и заостренными лицами с узкими щелочками глаз. Еще более усиливали сходство лысые головы с нанесенной на них и на плечи причудливой татуировкой. Если бы у местных жителей существовали врачи ген-конструкторы, то они, наверняка, обзавелись бы острыми когтями для лазания по деревьям, какими щеголяли лесовики на Подсолнечной. Здесь же обитатели леса носили перчатки с шипами на ладонях. Из одежды на них были только сплетенные из тонких лиан и листьев килты.

Держа наготове заряженные духовые трубки, лесовики осмотрели наш сонный отряд. Потом они начали что-то горячо обсуждать, резко жестикулируя. Их голоса напоминали певучие птичьи трели. Каждое слово в их языке содержало очень много информации. Наверное, охота в лесных дебрях заставила приспособить человеческую речь к быстрой передачи большого объема информации. Благодаря гипноообучению Учителя я понимал отдельные слова, но не всегда полный смысл сказанного доходил до меня. Сейчас они, кажется, спорили, следует ли вновь усыпить проснувшихся чужаков, или же подождать.

– Кабудай идет! Кабудай идет! – Послышались крики из-за стены.

Как я уже понял, Кабудай – это одновременно и имя, и титул. Чтото вроде местного короля, жреца и бога в одном лице. Хотя эта должность была выборная, Кабудая считали не человеком, а высшим существом, чьи слова и дела никогда не подвергались сомнению. Его власть над своими подданными была абсолютной и безграничной. И этот Кабудай должен был сейчас решить нашу судьбу.

На площадке появилось еще несколько человек, среди которых выделялся один – он единственный носил длинные волосы, в которые были вплетены разноцветные птичьи перья. Этот человек казался высоким потому, что рядом с ним остальные лесовики старались пригнуться, сжаться, выказать предельное почтение. Он держался чрезвычайно надменно, своими узкими раскосыми глазами глядя как бы сквозь своих соплеменников, и каждое его слово встречалось низкими раболепными поклонами. В правой руке он держал резной деревянный посох, которым упирался в землю при ходьбе. Я сразу же понял, что этот человек и есть Кабудай.

Приблизившись к нам, Кабудай медленно и хладнокровно оглядел приваленных к стене связанных людей. Его взгляд немного задержался на Яманубисе, который был ниже всех в отряде, и на девушках, которые уже пришли в себя.

– Кто у вас главный? – Спросил он на языке Команды Головорезов.

Мы переглянулись. А действительно, кто? Капитан, который возглавлял свой отряд Головорезов? Яманубис, который вел нас на юг? Килеана, Императрица Повелителей? Дилл Хамай, ради спасения которой мы вступили в борьбу с Пулай Худом?

Яманубис взял на себя инициативу и попытался объяснить Кабудаю, что как такового «главного» у нас нет. В разных ситуациях командование принимает на себя тот, кто лучше других разбирается в данном конкретном деле. Это позволяет нам выпутываться из самых разных неприятностей, с которыми бы не справился кто-то один.

Кабудай выслушал Учителя и процедил сквозь зубы, обращаясь скорее не к нам, а к раболепно внимавшим ему подданным:

– Жалкие дикари, недоразвитые людишки. У них нет Кабудая, который определяет, кому жить и кому умереть, кому смеяться и кому плакать, кому есть и кому голодать. Варвары!

Капитан открыл рот, собираясь что-то сказать, но Яманубис подал ему знак, и он промолчал.

– Почему вы вторглись в наш лес? – Снова спросил Кабудай.

– Мы были вынуждены войти в Ваши владения, уважаемый Кабудай, – услышал я мелодичный умиротворяющий голос Дилл, – потому что нас преследует черный колдун Пулай Худ. Я уверена, что до вашего внимательного слуха уже дошли сведения об этом злодее. Он преследует меня, волшебницу Дилл Хамай, а эти храбрые и благородные воины мужественно меня защищают.

– Не очень-то мужественно они выглядят сейчас, связанные, лежащие у моих ног! – Кабудай, явно довольный своими словами, оглянулся на своих слуг, и те поддержали хозяина дружным гоготом.

Несколько Головорезов дернулись, пытаясь порвать свои путы, но были вынуждены сдаться. Дилл продолжила, не обращая внимания на злую насмешку:

– Я прошу великого Кабудая лесного народа освободить меня и моих спутников и позволить нам пройти через его страну. Наш путь лежит на юг, и если Вы…

– Да вы еще и глупы! – Воскликнул Кабудай. – Куда же вы пойдете, если дальше на юг раскинулось бескрайнее Мутное море?

Его слова на мгновение смутили Дилл, и в это время слово взял Капитан:

– Мы можем выкупить у Вас небольшой корабль, или же построить плот, если Вы разрешите нам свалить несколько деревьев.

– На счет деревьев вряд ли, а вот корабль вы, может быть, получите. – Задумчиво произнес Кабудай.

– Чем мы должны будем за это заплатить? – Поинтересовался практичный Яманубис.

– Вы должны будете в трех поединках одержать победу над лучшими бойцами лесного народа. Если хоть раз проиграете, я прикажу принести вас в жертву духам леса, от которых мы получаем эту прекрасную прочную паутину. Если все три раза победите, что маловероятно, я подарю вам снаряженный для плавания корабль. Согласия вашего я не спрашиваю, ибо выбора у нас нет.

«И здесь то же самое, – подумал я. – Как и на Подсолнечной, судьбы людей решаются на поединках. Может быть, такие жестокие игры составляют основу человеческой сущности?»

– Раз спорить нам не полагается, – усмехнулся Яманубис, – то, может быть, начнем побыстрее, а то у нас затекли руки и ноги от долгого сидения на земле. Это не очень-то честно с Вашей стороны, храбрейший Кабудай.

Глаза хозяина лесного народа зло сощурились:

– Хорошо же, слушайте мой приказ. Произойдет три поединка: на кулаках, на духовых трубках и на дубинках. На кулаках будет драться он. – Палец Кабудая уперся в меня. – На трубках – она. – Кабудай указал на Килеану. – А на дубинках…

Он зыркнул глазами вправо-влево по нашему строю, на мгновение задержавшись на Дилл Хамай. «Только не она! – Едва не вырвалось у меня. – Ведь она едва оправилась от плена у жестокого колдуна.» Но я понимал, что если произнесу это вслух, то именно на нее и падет выбор Кабудая.

– А на дубинках… – Повторил хозяин лесных жителей. – Будешь драться ты, насмешливый толстячок.

Я едва не расхохотался. Причины выбора Кабудая были совершенно ясны: на фоне здоровых мощных Головорезов я, Килеана и Яманубис выглядели самыми слабыми и беспомощными. Потому-то он отказался от Дилл – волшебница могла бы использовать свой магический талант. Но Кабудай просчитался: те, кого он считал самой легкой добычей, на самом деле являлись лучшими бойцами в отряде. Похоже, те же мысли пришли в голову всем Головорезам, потому что на их лицах появились довольные улыбки. Кабудай непонимающе нахмурился. Он не мог понять, чем вызвано подобное веселье, и не допустил ли он какого-нибудь промаха. Но уверенность в собственной непогрешимости победила сомнения безраздельного владыки лесного народа.

Короткими костяными ножами с меня срезали паутину и поставили на ноги. Я несколько раз подпрыгнул, присел, помахал руками. Кровь вновь весело побежала по венам, покалывая конечности тысячей иголочек.

– Готов ли ты к бою? – Спросил один из лесовиков, освободивший меня от пут.

– Вполне. А каковы правила боя?

– Можно наносить удары кулаками по любой части тела. Проиграет тот, кто первый упадет без сознания. Нельзя бить ногами и головой, нельзя захватывать противника. Нарушивший правила также проигрывает.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации