» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Империя Повелителей"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:36


Автор книги: Антон Белозеров


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 27 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Хорошие правила. – Я пожал плечами. – А кто мой противник?

Мой собеседник назвал имя, которое можно было бы перевести как «Тот Кто Ходит Под Деревьями, Потому Что Не Может На Них Залезть Из-за Слишком Большого Размера». Забавно, что почти так же на языке лесного народа назывались съедобные грибы, так что для простоты я переименовал своего противника в Боровика.

– А вот, кстати, и он сам! – Радостно объявил лесовик.

Я обернулся на глухой тяжелый стук, раздавшийся у меня за спиной. На площадке появился Боровик. Вот это да! Я понял, почему он получил свое имя: такая громоздкая туша, действительно, не смогла бы вскарабкаться ни на одно, даже самое толстое и прочное дерево. И как такое чудо уродилось среди худощавых юрких лесных жителей? Бочкообразное тело колыхалось на толстенных ногах, каждая толщиной с мою грудь. Жировые складки свисали на юбочку из листьев. Руки были растопырены в стороны, потому что неестественно вздутые мускулы не давали им прижаться к заплывшим жиром бокам. Узкие черные глазки на непропорционально маленькой голове тупо взирали на меня.

«Да уж, – невесело подумал я, – теперь понятно, почему выбор справедливейшего Кабудая пал на меня. Он выбрал самого тощего и хилого с виду из Команды Головорезов.»

– Объявляю начало поединка! – Провозгласил Кабудай и стукнул по земле своим посохом.

Лесовики мгновенно освободили центр площадки, заняв места вдоль стены, а наверху появилось множество голов любопытных зрителей. Я оставил мысль о том, чтобы перескочить через стену и попытаться добраться до оружия. Учитель был прав: тут собралось не менее тысячи лесных жителей.

А тем временем Боровик шел прямо на меня. Я пришел в то раслабленно-отрешенное состояние, которое полагается принимать во время рукопашного боя. Мои чувства обострились, движения ускорились. Я прыгнул навстречу врагу и обеими руками ударил его в живот. Никакого эффекта! Как будто я стукнул огромную подушку. Складки жира, как броня, защищали тело Боровика. И мне тут-же пришлось пригнуться и отскочить в сторону, уклоняясь от молниеносной контратаки противника. Хотя он двигался медленно, но бил очень быстро. Бой, похоже, предстоял не такой простой, как я предполагал вначале. Лесные жители оглушительно улюлюкали и свистели, подбадривая своего бойца и вызывая у меня отупляющую головную боль.

И началась карусель. Боровик постоянно наступал на меня, я пятился по кругу, время от времени нанося ему удары, не причинявшие, впрочем, никакого ущерба. Пару раз Боровик задел меня своими кулачищами и теперь у меня на правом плече и на левом боку расплывались, наверное, огромные синяки. Так мы совершили полный круг по площадке и опять оказались возле моих связанных товарищей. Время работало против меня. Я начал уставать. Надо было что-то срочно предпринимать, менять тактику.

– Рен! – Сквозь крики лесовиков донесся до меня голос Учителя Яманубиса. – Бей сквозь него! Бей за него!

Эти слова разбудили какие-то навыки, приобретенные во время гипнообучения в брюхе лягуха, но почему-то до сих пор не проявлявшиеся. Конечно же! Как я мог об этом забыть? Забыть о пробивном ударе, ударестеноломе? Мои мускулы сами собой напряглись, ноги пружинисто бросили вперед. С поворотом кулака, вложив в единственный отпущенный мне удар все свое умение, я представил, что бью не в живот Боровика, а в точку, находящуюся позади него в трех шагах. Бью сквозь жирное массивное тело, бью через гору мышц и костей.

Мой удар снес Боровика с ног и отбросил на несколько шагов. Громадна туша тяжело рухнула на утоптанную землю. Несколько человек спрыгнули со стены и подбежали к не подававшему признаков жизни Боровику. Крики лесовиков стихли, и в наступившей тишине прозвучал бесцветный голос Кабудая:

– Вам повезло, чужеземцы. Вы выиграли первый поединок. Осталось еще два.

Меня вежливо, но твердо подхватили под руки подбежавшие лесовики и вновь обмотали руки и ноги липкой паутиной. Ошеломленный своей победой, я не сопротивлялся и позволил им усадить меня на прежнее место.

– Ты слишком долго играл с этим здоровяком. – Улыбнулся мне Яманубис. – Надо было быстро закончить бой. Эти раскрашенные под ящериц дохляки понимают только язык силы.

– Молодец, Пловец! – Похвалил меня Капитан. – Так держать!

– Классно ты ему врезал. – Добавил Молотила. – Не хотел бы я всерьез с тобой драться.

Дилл Хамай мне ничего не сказала, наверное, не хотела выражать свои чувства тут, среди множества людей, но по ее сияющим теплым фиолетовым пламенем глазам я понял многое, очень многое…

А тем временем Килеана, освобожденная от паутины, выходила на центр площадки, к резному деревянному столбу. Ее противником оказался очень подвижный, шустрый лесовик. Духовая трубка, казалось, составляла с его телом одно целое.

– Начинается второй поединок! – Объявил Кабудай и торжественно ударил посохом по земле.

Противник Килеаны двигался резкими рваными скачками, не дававшими девушке возможность прицелиться. Это делало поджарого лесовика еще более похожим на рептилию. Повелительница, в отличие от него, спокойно стояла в центре площадки, держа наготове духовую трубку, и ждала, когда ее противник допустит промах. Но лесовик прыгал вокруг, не приближаясь и не удаляясь от нее. Его болельщики вновь вопили и оглушали нас резкими трелями своего птичьего языка.

«Интересно, – отстраненно задумался я, как будто от исхода поединка не зависела моя жизнь, – интересно, кто победит? Лесной житель, с малолетства охотившийся с подобным редким оружием, или дочь Императора Повелителей, прожившая несколько тысячелетий и в совершенстве освоившая оружие многих миров?»

Мой глаз опытного бойца, каким сделал меня Яманубис, едва не пропустил тот кратчайший едва уловимый момент, когда лесовик замер, делая резкий выдох и выпуская в девушку смертоносную маленькую стрелку. Но Повелители не зря называли себя первосотворенными Великим Первым Богом. Их реакция в несколько раз превосходила обычную человеческую, а тысячелетний опыт и уверенность в своей непобедимости придавали выдержку и спокойствие. Едва лишь лесовик выдул летящую смерть, Килеана отпрянула в сторону и тут же сама сделала резкий выдох.

Противник Повелительницы сделал несколько скачков по площадке, торопливо перезаряжая свое оружие. Девушка же не шевелилась, снисходительно наблюдая за его движениями. Потом вдруг лесовик удивленно посмотрел на свой живот и выдернул из него тонкую деревянную стрелку. Искреннее непонимание отразилось на лице стрелка, считавшего себя лучшим из лучших. С этим выражением он и упал на землю.

Над площадкой повисла гнетущая тишина.

– Вы победили и во втором поединке. – Нехотя прошипел Кабудай. – Но не радуйтесь, впереди ведь еще один, последний.

Килеану начали опять обматывать паутиной и тащить на место. Повелительница с холодным презрением сама протянула перед собой руки, чтобы их удобно было связать.

– Какая женщина! – Пробормотал Учитель с огненным восторгом в глазах. – О Первые Боги, создавшие весь Мир! Какую же женщину вы породили!

Острый слух Повелительницы позволил ей услышать произнесенные слова, а взгляд Яманубиса подтвердил их. Килеана улыбнулась. Она улыбнулась в первый раз с тех пор, как я ее увидел у Портала на Подсолнечной. Она улыбнулась, и сразу стала похожа на маленькую девочку, которую похвалили и ласково погладили по головке. Она улыбнулась, и ей в ответ улыбнулся Яманубис. Бог Смерти и Императрица Повелителей, враги с самого сотворения Мира, весело подмигнули друг другу.

Теперь настала очередь поединка Яманубиса. Моего Учителя вывели на середину и сунули в руки толстую палку в три локтя длиной с утолщением на одном конце. Яманубис взял ее нарочито неловко, едва не уронил, но потом кое-как сжал в правой руке. На его пухлом лице были написаны растерянность и страх, но когда он посмотрел на меня, я поймал хитрый и насмешливый взгляд. Бывший Бог Смерти откровенно забавлялся происходящим!

– Третий поединок! Последний! – Прокричал Кабудай. Он с силой вогнал свой посох в землю и отпустил его, так что тот так и остался торчать из земли.

Навстречу Яманубису вышел плечистый высокий лесовик. Татуировка на его теле подчеркивала рельефные мускулы, перекатывающиеся под кожей. Его холодные глаза оценивающе смотрели на врага. Лесовик не обманулся неловкостью Учителя, он был готов к серьезному поединку.

Некоторое время противники стояли друг напротив друга на расстоянии пятнадцати шагов. На этот раз зрители молчали. Последний поединок был решающим в нашем уговоре с Кабудаем. Нервы тысячи людей были напряжены до предела, и это напряжение передалось поединщику-лесовику. Он не выдержал, дико заорал и, бешено вертя в воздухе дубиной, бросился на Яманубиса. Казалось, что на моего низенького полненького Учителя летит огромный всесокрушающий смертоносный пропеллер. Вот-вот должно было произойти столкновение…

И вдруг все переменилось. Учитель как-будто не сделал ни одного движения, даже не шевельнулся, а лесовик падал к его ногам, обхватив ладонями окровавленную голову. Конечно, в ином исходе я и не сомневался.

А вот для лесного народа и особенно для его вождя, это было жестоким ударом. Тысяча голосов обиженно завыла и запричитала. Кабудай тяжелыми шагами вышел на центр площадки, сопровождаемый десятью слугами, и с печалью в голосе, которая сразу показалась мне подозрительно наигранной, произнес:

– Увы, мы проиграли все три поединка. Но мы благодарим наших гостей за прекрасное зрелище, которым они нас наградили. Мы рады, что они посетили наш лес.

– Тогда неплохо бы для начала развязать моих товарищей. – Напомнил Яманубис.

– Это успеется. – Отмахнулся Кабудай, и в его голосе явно послышалось злорадство. – Согласно договору, я предоставлю этим чужеземцам готовый к плаванию корабль. Мой добрый старый друг, великий колдун Пулай Худ, заранее предупредил меня о том, что через мой лес лежит путь тех, кого он хочет видеть у себя. Флот Пулай Худа скоро войдет в нашу гавань. Вот на одном из его кораблей и отправятся наши сегодняшние победители!

Громовой смех рассыпался над площадкой. Низкая деревянная стена едва не обрушилась под ударами кулаков, выбивающих победную дробь. Нас провели, обманули, предали!

Но Кабудай допустил одну ошибку. Он раскрыл свои карты тогда, когда Яманубис все еще стоял рядом, сжимая в руке дубинку. Должно быть, толстячок, даже побивший лучшего бойца, не внушал вождю лесовиков серьезных опасений. Да и десять стоящих рядом рослых телохранителей создавали иллюзию безопасности. А зря!

Едва лесные жители начали над нами потешаться, фигура моего Учителя превратилась в размытое серое пятно. Несколькими взмахами дубинки он смел окружающих Кабудая воинов. Все они пали на землю почти одновременно, настолько быстро были нанесены смертельные удары. И вот уже Яманубис приставил к горлу Кабудая острый костяной нож, который выхватил из-за пояса поверженного врага.

– Если вылетит хоть одна стрела, я тотчас же перережу вашему Кабудаю горло! – Прокричал Яманубис на языке лесного народа. – Ваш яд не успеет подействовать. Так что стойте, где стоите! Не шевелитесь!

Никто и не думал шевелиться. Лесовики были потрясены до глубины души. Их Бог, их Вождь, их Отец, их Судья находился в смертельной опасности. Они готовы были на любые условия, ведь жизнь Кабудая в их глазах перевешивала все их собственные жизни.

Яманубис, не отнимая ножа от горла Кабудая, подошел к сидящим у стены Головорезам и одним легким взмахом ножа рассек путы на Капитане и Боцмане, находящихся на левом фланге.

– Быстрее, освобождайте остальных и вооружайтесь, – скомандовал он. – Неизвестно, вдруг у местных жителей найдется другой претендент на роль Кабудая, и тогда старый перестанет быть нужным.

Через некоторое время все мы стояли на ногах, вооруженные и готовые к бою. Но пока сражение не предвиделось. Лесные жители молча взирали на нас со стены. Они расступились в стороны, когда мы перебирались через нее и перетаскивали их Кабудая.

– Что дальше? – Спросила Дилл, когда я поднимал ее невесомое тонкое тело.

– Надо осмотреться, а там решим. – Ответил я.

Оказавшись на стене, мы увидели, что площадка находилась на вершине голого земляного холма, наверное, кургана или могильника. С трех сторон его окружали деревья, а с третьей стороны вглубь суши врезался большой залив. Прямо под нами у подножия холма раскинулся небольшой порт с двумя дюжинами длинных узких челнов. Кроме них здесь был пришвартован и другой корабль – большая черная галера, с одинаковыми высоко поднятыми носом и кормой. Вернее, четкого деления на нос и корму не существовало. Конструкция корабля позволяла ему плыть и взад, и вперед, что особенно было важно во время морского боя, когда гребцы могли с легкостью уворачиваться от вражеских таранов.

– Это корабль князя Сиварула Жестокого, подручного Пулай Худа. – Сразу определил Боцман. – Он, наверное, и предупредил Кабудая о нашем появлении.

– Эй, лесные жители, слушайте! – Крикнул Яманубис. – Мы уплывем на этом черном корабле. Если хоть кто-нибудь попытается нам помешать, Кабудай умрет. Если же мы беспрепятственно выйдем в открытое море, то живого и невредимого, посадим его в лодку. Все слышали?

– Все. – Глухо отозвались лесовики.

– Тогда дайте нам дорогу!

И мы пошли вниз по склону холма. По бокам и сзади нас сопровождали толпы лесовиков, не выпускающих из рук свои духовые трубки. Когда мы подходили к причалу, нам навстречу вышли одетые в грубые кожаные одежды люди во главе с рыжеволосым мужчиной средних лет, на лице которого были написаны все мыслимые и немыслимые пороки. Все люди были вооружены топорами и мечами, а рыжеволосый держал в руках боевую палицу с длинными металлическими шипами.

– В чем дело? – Крикнул рыжеволосый, с удивлением глядя на приближающуюся процессию. – Кабудай, зачем ты ведешь мне этих пленников? Ведь за ними должен приплыть сам Пулай Худ.

– Это Кабудай теперь наш пленник! – Со злорадством в голосе ответил Капитан. – Уйди с дороги, Сиварул Жестокий, нам нужен твой корабль.

– Да ты рехнулся, Капитан. – Все еще не понимая, что происходит, сказал Сиварул. – Вперед, мои воины! Взять их!

Но нам не пришлось обнажать оружие. Едва рыжеволосый отдал приказ, его маленькая команда оказалась буквально погребена под градом стрел. Лесовики соблюдали уговор и освобождали нам дорогу к кораблю. Нам осталось только перешагнуть через тела упавших людей.

По узкой хлипкой доске мы перебрались на грязную захламленную палубу черного корабля.

– Крысолюб – к рулю! – Скомандовал Капитан. – Девушки – на корму, следить за лесовиками. Остальные – на весла!

Нас было не так уж много для такого большого корабля, и тем не менее очень скоро мы отчалили от берега. По сравнению с изящными легкими бамбаковыми лодками моей Подсолнечной, этот корабль казался грубо сколоченным деревянным ящиком. Но он был прочен и надежен. Гребные скамьи находились на верхней палубе, и скоро все мы налегали на весла, стараясь быстрее выйти из залива. Яманубис греб на соседней со мной скамье, а Килеана стояла на корме и демонстрировала лесовикам Кабудая, который с момента пленения не проронил еще ни слова. Следом за нами плыли десять челнов, полных воинов с духовыми трубками. Лесовики ревностно следили за соблюдением договора.

– Проклятье! – Воскликнул Впередсмотрящий. – Я вижу шесть парусов справа по борту.

Действительно, далеко, почти на самой линии горизонта, над коричневой гладью Мутного моря поднимались паруса кораблей. Это не мог быть никто иной, кроме Пулай Худа, спешащего забрать свою пойманную добычу.

– Они отрежут нам путь на юг! – Отчаянно прокричал Боцман, не переставая, однако грести.

– Будем прорываться. – Спокойно отозвался Яманубис.

– Как? – Воскликнул Косой. – У колдуна шесть кораблей, и на каждом по полсотни человек. А нас всего двенадцать.

– Но у нас остались огнеметы. – Напомнила Килеана. – Кроме того, у нас есть еще и Кабудай. Попытаемся его использовать.

– Ты так говоришь, Килеана, как будто Кабудай не живой человек, а какой-то предмет. – Сказал Крысолюб.

– Вообще-то, так оно и есть. – Улыбнулся Яманубис. – Дело в том, что Кабудай умер в тот момент, когда я приставил нож к его горлу. Его надменность и спесь не перенесли такого унижения.

– Как? – Обомлела Дилл. – Значит, все это время…

– Конечно. – Подтвердил ее догадку Яманубис. – Все это время я нес его, делая вид, что несу живого человека. Даже все вы в горячке не обнаружили, что он скончался, а уж лесовики и подавно. Когда я передал тело Килеане, то предупредил, чтобы она продолжала игру. Это была наша единственная надежда на спасение. А теперь попытаемся использовать лесовиков против Пулай Худа.

Килеана перегнулась через борт судна и крикнула сопровождавшим нас воинам:

– По вине вашего Кабудая мы попали в ловушку. Видите те шесть кораблей? Помогите нам разделаться с ними, и получите Кабудая обратно.

В челнах долго не отвечали, а потом мы услышали голос:

– Пусть сам Кабудай прикажет нам это!

– Проглоти меня морской бес! – Проскрипел зубами Капитан. – Похоже, мы попались.

Крысолюб вопросительно посмотрел на Дилл:

– Мои колдовские силы слишком слабы, а вот ты могла бы заставить его произнести несколько слов.

– Кого заставить? – Не поняла юная волшебница.

– Его, Кабудая, вернее, его тело.

Дилл испуганно посмотрела на нас. Головорезы продолжали работать веслами, но при этом старались не встречаться с девушкой глазами.

– Крысолюб, – довольно резко произнес я, – ты хоть сам-то понял, что сказал?

– Я-то понял. – Колдун опустил голову. – Но эта наша последняя надежда.

– Нет, нет, я не могу, не могу. – Пробормотала Дилл, сделав два шага назад и упершись спиной в фальшборт. – Не заставляйте меня, пожалуйста.

Я не мог смотреть на дрожащую от ужаса девушку. Если бы не необходимость работать веслом, я бы вскочил и прижал ее к себе. Но защитить свою любимую я мог только словами:

– Неужели, Крысолюб, мы для того спасали Дилл от Пулай Худа, чтобы превратить ее в заклинательницу мертвецов? Скажи, ты хочешь, чтобы она тоже стала колдуньей-некроманткой?

– Нет, конечно нет. – Окончательно понурился Крысолюб. – Я не прав, я понимаю…

– На споры нет времени. – Сказала Килеана. – Впереди корабли Пулай Худа, позади челны с лесовиками. Мы зажаты в клещи. Если бы избавиться хотя бы от одного врага…

– Кабудай – выборная должность. – Напомнил Яманубис, и Повелительница поняла его намек.

Сильной рукой она подняла тело Кабудая над фальшбортом и громко спросила у лесовиков:

– Так вы хотите, чтобы Кабудай отдал вам приказ?

– Да! Да! – Возбужденно и радостно зачирикали те.

– Ну что же… – Килеана выдержала эффектную паузу. – Раз вы так любите подчиняться, я объявляю открытыми выборы нового Кабудая!

С этими словами Повелительница одним взмахом костяного ножа отделила голову покойника и бросила ее в сторону челнов. Следом в воду полетело обезглавленное тело Кабудая. После секундной паузы дикий звериный вой раскатился над проливом, эхом отразившись от высоких деревьев, растущих по берегам.

– Все, нам конец. – Побелевшими губами прошептал Косой.

Но Килеана, глядевшая с кормы на челны лесовиков, громко и издевательски рассмеялась:

– Они бросились друг на друга! Яманубис, ты – гений. После смерти старого Кабудая тотчас же появилось несколько десятков претендентов, которые сейчас режут друг другу глотки и отстреливаются отравленными стрелами. Про нас совсем забыли. Челны повернули обратно к берегу.

– Такова природа людей. – Философски заключил Яманубис, и пародийно-горько вздохнул. – Я слишком хорошо изучил ее. Они боготворят кого-то сильного и готовы целовать прах его ног, но сразу же после его смерти норовят пнуть павшего властелина и сплясать на его трупе.

– Теперь у нас остался только Пулай Худ. – Подвел итог Капитан. – И он уже близко. Приготовиться к бою, друзья.

Наш корабль выплыл из окруженного высокими деревьями залива на открытый морской простор и сразу же я почувствовал на лице легкое дуновение ветра. Я так успел привыкнуть к мертвенной неподвижности воздуха этого мира в пустыне и в лесу, поэтому освежающее прикосновение ветра было чрезвычайно приятным сюрпризом. Мутная коричневая вода слабо плескалась за боротом. На первый взгляд казалось, что она плотнее, гуще, чем вода на Подсолнечной, но грести было также легко, как и на протоках в родном Болоте.

– Поднять парус! – Раздался крик Капитана. – Попытаемся оторваться от погони. Хотя нет, вряд ли нам это удастся…

Наш черный корабль, поймав слабый боковой ветер косым парусом, взял курс на юг. А наперерез нам шла флотилия злодея-колдуна Пулай Худа. Им ветер дул прямо в корму. Так что скоро наши пути должны были пересечься…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации