Электронная библиотека » Бенедикте Леммелейн » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 8 июня 2020, 05:55


Автор книги: Бенедикте Леммелейн


Жанр: Зарубежная эзотерическая и религиозная литература, Религия


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Бенедикте Леммелейн
Во что я верю, будучи ученым-библеистом? Мой искренний уязвимый ответ

© Bénédicte Lemmelijn, 2016

© В.А. Андросова, перевод с голландского, 2020

© Издательство «ДАРЪ», 2020

© ООО ТД «Белый город», 2020

Предисловие переводчика

С радостью представляю читателям уникальную книгу бельгийского ученого, исследовательницы Библии Бенедикте Леммелейн – первое издание этого автора на русском языке. В книге обсуждаются темы, актуальные и в Европе, и в современном российском обществе: насколько совместимы вера в Бога и научное познание, какое значение для современного человека может иметь вера. Искренне говоря о своем личном духовном опыте, Леммелейн ярко показывает, как вера может обогатить жизнь человека, подарить ощущение опоры, радости и внутренней целостности.

В наше время, когда наука и разум воспринимаются как высший авторитет, люди и в вопросах религии стремятся «разложить всё по полочкам». Леммелейн выявляет эти рационализирующие установки и подробно раскрывает, что сфера трансцендентного находится в ином измерении, за пределами разума – Бог неизмеримо превышает людей, так что «математически точное» знание о Нем принципиально невозможно. Научные исследования помогли Леммелейн сформировать свою мировоззренческую позицию, которую она называет «критическое незнание». Понимание ограниченности любого человеческого знания позволяет ей сделать глубокие, значимые выводы.

Для Леммелейн непостижимость Бога не означает Его недостижимость; в согласии с библейскими ветхозаветными книгами мудрости, она видит присутствие Бога во всем том, что наполнено любовью, добром, состраданием, нежностью, красотой. Леммелейн не рассуждает о Боге посредством абстрактных богословских понятий, но обращается к человеческому опыту, доступному каждому. «Вера» для Леммелейн – это не статичное принятие умозрительных положений, но путь доверия и вверения себя Богу[1]1
  В оригинальном голландском тексте Леммелейн любит применять игру слов, а в русском переводе книги получилась своя игра слов: три ключевых понятия для Леммелейн в русском языке являются родственными – «вера», «доверие», «вверение себя»… Последнее понятие часто звучит в православном богослужении в молитвенном возглашении ектении: «сами себя и друг друга и всю жизнь нашу Христу Богу предадим».


[Закрыть]
. Молитвенным предстоянием пред Богом проникнута вся ее жизнь. Леммелейн описывает, как она, погружаясь в свое глубинное «я», в состоянии внутреннего покоя ощущает свое присутствие пред Богом и Его любовь, которой Бог окутывает нас со всей нашей ограниченностью и «малостью». Проживание связи с Богом помогает ей с новыми силами браться за ежедневные дела и видеть в них служение Богу. Главное, во что незыблемо верит Леммелейн, – «Бог есть любовь». Благодаря этой вере повседневные «мелочи» обретают смысл и ценность, вовлеченные во всеохватывающую перспективу любви. Леммелейн раскрывает, что ощущение близости Бога в каждодневной жизни характерно для многих ветхозаветных авторов; один этот пример показывает, что знакомство с Ветхим Заветом может многому научить нас. Леммелейн убеждена в том, что общение Бога с людьми не ограничилось библейскими временами – все мы можем стать участниками живого потока любви, сообщаемой Богом всему творению.

Идея о переводе этой книги родилась в процессе моего личного общения с автором – Бенедикте была моим преподавателем Ветхого Завета в магистратуре Лёвенского университета в Бельгии (2015). Я также общалась с Леммелейн как с вице-деканом по международным отношениям, и Бенедикте всегда выделялась своим неформальным сердечным отношением к студентам. Работа над переводом книги была для меня захватывающей; ее тематика мне очень близка, поскольку я являюсь преподавателем библейских дисциплин, автором пособия «Библия для всех: курс 30 уроков». На меня произвела большое впечатление глубина мыслей Бенедикте.

Книгу Леммелейн можно смело назвать уникальной – небольшая по объему, но удивительно емкая, она совмещает в себе жанры научно-популярного пособия по Библии и личного свидетельства-размышления. Леммелейн также делится с читателями своими собственными стихами и молитвами. Книга отмечена особенным женским взглядом, написана очень доступно и одновременно тонко, с красотой и душевностью. В этих чертах проявляется характер Бенедикте Леммелейн, и я уверена, что русскоязычные читатели откликнутся на ее искреннее дружеское приглашение осмыслить вместе, что значит для нас вера.

Вероника Андросова, переводчик, научный редактор

Предисловие автора

Сорок лет или немногим больше – не слишком ли это молодой возраст, чтобы говорить и писать о Боге? Может ли ученый-библеист рассуждать о Боге? Или же ученый не должен выходить за рамки библейского текста? Может ли экзегет, толкователь Библии, быть одновременно и настоящим ученым и верующим человеком? Последний вопрос я слышу особенно часто. Я написала эту книгу, чтобы показать, что совмещать одно с другим действительно возможно.

Прежде всего, древние библейские тексты на самом деле являются очень древними – осознавать это безусловно полезно и просто необходимо. Кроме того, эти тексты были написаны ищущими людьми, которые задавались вопросами о своей каждодневной жизни, о человеческих отношениях и об обществе, которые хотели осмыслить интуитивные догадки и опыт соприкосновения с превосходящей их реальностью, называемую ими Богом. Однако никто из них не создал такого текста, который мог бы исчерпывающе описать Бога и полностью «охватить» Его, ведь мысль людей с неизбежностью ограничена человеческими категориями. Но если согласиться с последним утверждением, то не бессмысленно ли тогда вообще начинать разговор о Боге и пытаться осмыслять написанное о Нем в Библии? Я также часто слышу: «Как же ты всё еще можешь верить в Библию? Ведь в ней же написано обо всем существующем, и обо всем, что мы должны делать. И что тогда значит “вера”? Как и во что Вы еще верите, будучи ученым-библеистом? Остается ли что-то, во что можно верить?»

Эти вопросы помогают мне прикоснуться к сути дела– отвечая на них, я могу сформулировать самое главное. Итак, я не могу сказать, что я «верю в Библию»: ключевое значение для меня имеет не то, во что конкретно я верю, но сам факт, что я верю. То есть я не принимаю на веру всё то, что именно люди сказали о Боге в каком-то тексте или документе. Другими словами, я не «верю в» комплект готовых библейских истин или догматических доктрин, которые были когда-либо созданы отдельными людьми в разных религиях и которые уверенно и детально описывают природу Бога и образ Его бытия, а также «проясняют» все подробности жизни после смерти.

Вера – это не уверенность, не знание, не понимание. Вера подразумевает выбор человека, его осознанный шаг. Я делаю выбор, что я «верю и буду верить» в Бога, несмотря на то, или даже, может быть, благодаря тому, что точное знание об этой сфере нам недоступно. Возможно, нам следует иметь мужество «посмотреть правде в глаза» и признать, что мы не знаем о Боге гораздо больше, чем знаем. Более того – мы фактически ничего не знаем. Именно поэтому уместно говорить о вере. «Верить» для меня по существу означает «доверять». Верить – значит вверять себя Богу и принять, что Бог существует, что Он по-доброму расположен к нам и любит нас. Но «кто» или «что» есть Бог, остается вопросом, ответы на который человечество с самых давних пор ищет в разных формах религий. Будучи христианами, мы ищем ответы о Боге (опять же это наш осознанный выбор), следуя тому, что явил нам Иисус: Бог прежде всего и в конечном итоге есть Любовь. Как ученый-библеист, я сама ищу ответы на основе древней книги, которую мы называем «Библией». Поэтому и в этом моем тексте Библия занимает важное место – Библия есть своего рода почва, питающая растение моей личной веры. И как же я смогу описать растение, не рассказав предварительно о его почве…

Несомненно одно: я сама также не знаю в точности, кто есть Бог. И эта книжка, которую вы держите в руках, не предлагает «знания». Эта книга – свидетельство об уязвимом человеческом поиске и попытка поделиться им во всей его хрупкой подлинности. В этой книге вы не найдете уверенного профессорского тона. Профессор, пишущая эти строки, это одновременно женщина, жена, мама, дочь, писатель, поэт, сочинительница сказок, художник, фотограф-любитель, гитаристка, певица, наводящая порядок хозяйка и занимающийся прополкой садовод. изначально «слепленная» из любви, которая делает человека подлинно человеком, а присутствие Бога – осязаемым.

Бенедикте Леммелейн

Часть первая
Древняя библиотека, полная золотой мудрости

 
Авраам
Из Ура
в Халдее
в Едом
и Амон,
безвестный
Дамон:
куда он?
зачем?
почему?
да и как?
Это – кочевник.
Дорогу мостит
его шаг,
путь его – поиск,
его цель – вопрос.
Все вперед и вперед,
побуждаем задачей…
Лишь в Одном
он уверен,
лишь Одно Имя
дано —
«Я Есть Сущий,
Я Есть Любовь».
 
16 мая 2012

Давным-давно жили-были…

Давным-давно жило-было человечество. Жили– были люди, которые хотели не только жить или выживать, но также хотели знать, почему они живут, откуда они возникли, для чего они изо дня в день встают, трудятся и заботятся. Они хотели понять, почему они бывают способны сотворить столько страшных вещей, но еще больше – почему они могут возрастать, способствовать росту других и, превосходя самих себя, делать выбор в пользу неочевидного. Сильнее же всего они желали знать, откуда происходит их способность любить.

Люди размышляли обо всем этом и слагали рассказы: о других людях и об иных существах, об окружающем мире и мире «запредельном». Именно так возникли мифология и религия, возникли тексты, указывающие человеку путь и помогающие ориентироваться в жизни. Именно так постепенно складывались «священные» книги. В этих книгах и рассказах люди стремились прикоснуться к сути человеческого бытия и указывали на реальность за пределами видимого мира – эту «трансцендентную» реальность они не могли постичь, но догадывались о ней и ощущали, что она существует, несомненно и неопровержимо.

В таком историческом контексте и появилась Библия. То, что мы сегодня называем «Священным Писанием», на самом деле является результатом мысли людей в окружавших их вполне конкретных политических, социальных и культурных реалиях. Библия есть собрание текстов из разных времен, написанных разными авторами и обработанных многочисленными редакторами и писцами. Все они передавали другим вдохновляющие их тексты, адаптируя их к своему времени. И в какой-то момент возникла необходимость определить, какие тексты могут быть признаны «каноническими», а какие нет. Только тогда динамическое собрание развивающихся текстов в их живом многообразии стало постепенно «фиксироваться» в определенном составе и текстовой форме, и спустя длительный период Библия сформировалась как единое целое. И уже намного позже предназначенные для блага людей вдохновляющие тексты начали становиться объектами злоупотреблений: время от времени их «поднимали на щит» в качестве абсолютных непререкаемых истин. Примеры такого злоупотребления, происходящего также и в наши дни, здесь, наверное, излишни…

В этом контексте мы имеем право сказать, перефразируя слова Иисуса: «Не человек создан для текста, а текст для человека»[2]2
  Автор отсылает к известному изречению Иисуса Христа из Евангелия от Марка: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27). – Здесь и далее примеч. переводчика.


[Закрыть]
. Причем сам библейский текст возник благодаря людям… Однако, чтобы и сегодня текст мог быть «для человека» и служить во благо, необходимо сначала уяснить, чем была Библия и чем она не была, чем она является сейчас и чем она может стать. Это объемный вопрос, и следующая глава посвящена тому, что можно сказать о нем на текущий момент: речь пойдет о возникновении Библии, а также о способах ее прочтения в современном мире. Затем, на материале нескольких конкретных библейских текстов, будет раскрыто, как эти древние размышления, предназначенные помочь людям в их духовном становлении, указывали путь к реализации подлинно человеческого бытия.

Глава первая
Состояние вопроса на текущий момент
1. Библия: незнакомая и далекая книга
Вера и христианство не являются очевидной ЦЕННОСТЬЮ

Не нужно многих слов, чтобы показать, что вера и христианство сегодня уже не являются само собой разумеющейся данностью. Вплоть до эпохи нового времени (времени «модерна», начиная с середины XVII века) люди так называемого «западного» общества привыкли на каждый свой вопрос находить прямой и четкий ответ в религии и благодаря ей обретали жизненную определенность и внутреннюю опору. Однако эти времена прошли – всеохватывающий балдахин религии был потеснен «рациональным» мышлением человека нового времени, считающего, что человеческий разум способен научно объяснить весь окружающий мир и самостоятельно воспроизвести любое его явление. Современная система мышления подразумевает, что каждый вопрос нужно адресовать соответствующей науке, которая должна дать прямой и четкий ответ. Однако постепенно обнаружилось, что достаточно много вопросов, и прежде всего глубокие жизненные «экзистенциальные» вопросы, не находят бесспорного научного ответа и становятся проблемами…

А Библия? По отношению к ней еще меньше очевидной ясности…

Так называемые «экзистенциальные» вопросы охватывают темы жизни и смерти, любви и страданий, удовольствия и болезни, силы и уязвимости. Именно об этих темах повествует Библия. Поэтому может показаться заманчивым поискать в этой древней книге готовые ответы: на первый взгляд, достаточно открыть божественную «книгу рецептов», и в ней непременно найдется то, что мы хотим узнать. Однако тут-то и кроется проблема. С одной стороны, слово «Библия» звучит очень знакомо – эта книга бесспорно представляет собой основу христианской веры и всей нашей культуры. С другой стороны, современному человеку совсем не просто понимать Библию и руководствоваться ею – слишком многое тут не очевидно. Нетрудно убедиться, что Библия – прежде всего «далекая» книга. Нам нужно это всесторонне осознавать, и только тогда Библия может стать актуальной в нашей жизни. В данной главе исследуются те аспекты, в которых Библия является «далекой».

«Посторонние»

Нередко можно услышать, как толкователи Библии и религиозные проповедники говорят, что тот или иной библейский текст «обращается к нам». Это достаточно распространенный оборот речи, однако в буквальном смысле слова это совсем не так. Ни один библейский текст не был направлен к людям XXI века, никто из нас не является его прямым «адресатом». Ни один сегодняшний читатель не пребывает в том же историческом жизненном контексте, в котором находились библейские авторы. Когда пророки говорили о человеческой неверности и беззакониях, они обращались к израильтянам, жившим за тысячу лет до Рождества Христова. И в то время, когда апостол Павел писал письмо коринфянам, он говорил не с теми людьми, которые живут в России в 2020 году. На примере обычного письма ясно видна конкретная проблема: если письмо прочитывает не его адресат, а «посторонний» человек, это «третье лицо» не сразу может понять некоторые детали и даже то, о чем именно идет речь. Чтобы в полной мере понять смысл письма, мы нуждаемся в информации о контексте. Это заключение справедливо также и для чтения библейских книг.

Языковой барьер

Ни одна книга Библии не была написана на современном «живом» языке. Библейские книги были написаны на древнееврейском, древнегреческом и арамейском языках. Для людей, которые хотели бы прочесть текст в его исходной форме, этот факт является серьезным препятствием – необходимо изучать древние языки. Но даже знакомство с этими иностранными языками не гарантирует, что понять Библию будет «легко и просто»: системы древних языков очень отличаются от привычных нам «новых» языков, а значения некоторых слов иногда вообще невозможно прояснить. По этой причине люди издавна обращались к переводам Библии. Однако если кто-нибудь из вас когда-либо пробовал перевести некий текст (не говоря уже о стихотворении), он знает, что каждый перевод подразумевает выбор и интерпретацию как в области грамматики и синтаксических структур, так и в области смысловых оттенков. Ведь не зря существует французская поговорка «traduire, c'est trahir» – «переводить значит предавать». И когда сегодняшний читатель начинает интерпретировать библейский текст на основе какого-либо перевода, то в результате получается интерпретация «в квадрате». Сам перевод уже является, собственно говоря, толкованием, так что читатель фактически истолковывает толкование.

Культурная дистанция

Между первоначальными авторами и адресатами библейских текстов и читателями XXI века существует огромная временная и культурная дистанция. Мир библейских текстов – это мир древнего Ближнего Востока: преимущественно патриархальной культуры, не знающей ни эмансипации женщин, ни активных межкультурных связей и глобальной открытости. Жизненный уклад был очень сильно связан с земледелием и организован сообразно временам года. Рабство было приемлемым, медицина существовала лишь на базовом уровне, смертность была высокой, а продолжительность жизни – низкой. Из– за этой культурной дистанции современные читатели библейских текстов часто нуждаются в историкокультурных пояснениях. Знание контекста очень важно во многих сферах: к примеру, очень затруднительно обсуждать право голоса с людьми, которые не имеют понятия, как устроена демократия в целом. Таким же образом смысл библейского текста может «ускользнуть» от неподготовленного современного читателя, поскольку очень многое в содержании и форме библейских текстов определяется историкокультурными реалиями того времени – как явно, так и неявно.

Временная дистанция

Рассмотренная культурная дистанция непосредственно связана с огромной временной дистанцией, – действительно, со времени возникновения библейских текстов прошли уже многие столетия. Если бы мы начали читать номер газеты от 1950 года, не имея представления об актуальной ситуации того времени, то нам было бы непросто понять причины той или иной эмоциональной окраски статей. А теперь представьте, что возникновение библейских текстов отделено от сегодняшнего читателя не на семьдесят лет, а более чем на два тысячелетия! А если еще вспомнить, что библейские тексты были созданы не в один и тот же период времени… Так можем ли мы удивляться необходимости пояснять исторический контекст каждой библейской книги? Кроме того, нужно учитывать, что Библия является не совокупностью исторических повествований в собственном смысле, но сборником религиозных текстов, основная цель которых – возвещать о Боге. Поэтому каждый библейский рассказ об «исторических событиях» должен быть интерпретирован с достаточной долей осмотрительности.

«Развивающиеся» тексты

Когда мы думаем о таких документах, как бельгийская конституция или Всеобщая декларация прав человека, мы понимаем, что они сформировались в результате длительного процесса, на протяжении которого текст развивался благодаря работе множества различных авторов и/или редакторов. Сходным образом в высшей степени вероятно, что ни одна ветхозаветная книга не была написана лишь одним автором. Так, если книга пророка Исайи в своих трех больших частях позволяет услышать отголоски исторических эпох между восьмым и шестым веками до Рождества Христова, то незамедлительно напрашивается предположение, что Исайя как историческое лицо вряд ли мог прожить столь долго и записать всю книгу самолично. Гораздо более вероятно, что нынешняя форма этой книги есть результат очень сложного и длительного процесса редактуры, переписывания, обновлений и дополнений. Библия есть выражение культурной и богословской мысли разных периодов времени. Несомненно, над собранием библейских книг потрудились разные авторы из разных веков; библейские тексты были многократно переработаны и затем дошли до нас в различных рукописных версиях.

Многообразие текстов

Этот факт приводит нас к еще одной проблеме: ни для одной библейской книги мы не имеем подлинного автографа, «заверенного» автором. Более того, самый древний полный еврейский текст Ветхого Завета датируется приблизительно 1000 годом после Рождества Христова. Во второй половине XX века были найдены многочисленные рукописи библейских текстов, зачастую сохранившиеся лишь фрагментарно; из них наибольшую важность имеют рукописи Мертвого моря. Они датируются в основном с III века до Рождества Христова вплоть до I века после Рождества Христова. Знаменательно, что некоторые из этих рукописей содержат особую версию текста, в ряде значимых пунктов отклоняющуюся от известного нам «стандартного» текста Библии. Причины расхождений могут быть различными: иногда они возникают вследствие сознательной интерпретации, а иногда просто на основе случайных описок во время копирования. Очевидно одно: библейский текст, которым мы привычно пользуемся и на который мы ссылаемся, не есть единственный, но «один из» текстов. Одно лишь осознание этого может удержать нас от фундаменталистской абсолютизации библейского текста, превращающей его в закон для принятия решений о признании «своим» или «отвержении», о жизни или смерти.

Священное Писание

В мировой литературе Библия по праву занимает место в числе общепризнанной «классики». Как и вся лучшая классическая литература, Библия повествует об общечеловеческих темах и экзистенциальных поисках, актуальных во все времена. Однако Библия обладает еще одним измерением: она «живет» и активно «действует» среди общин верующих по всему миру. В этом плане Библия в той или иной мере приобрела «божественный» авторитет, ее называют «Священным Писанием». Приступая к интерпретации библейского текста, мы тем самым присоединяемся к длинному ряду предшественников, которые уже делали попытки понять этот текст и истолковать его. С одной стороны, включенность в традицию дает нам преимущество: многие проблемы были уже давно замечены, и возможные подходы к ним уже были исследованы. С другой стороны, наличие связи с предшественниками не должно нас «парализовывать» и сковывать. Сегодняшний читатель должен иметь смелость в определенной мере дистанцироваться от многовековой традиции, с тем чтобы образовалось пространство для новых, в равной мере возможных и легитимных толкований.

Незнакомая и «отчужденная» книга

Все вышеописанные рассуждения приводят нас к заключению, что Библия фактически является «далекой» и незнакомой, в то же время оставаясь нашим культурным фундаментом. Этот фундамент так далеко отстоит от нас, что воспринимается как чуждый. Однако именно признание «отчужденности» Библии может стать первым шагом к ее адекватной и плодотворной интерпретации. Ведь если мы хотим дать новую жизнь старому зданию, мы должны вначале решиться вскрыть некоторые элементы конструкции и даже что-то сломать и заменить. Всего лишь положить новый слой краски или поклеить обои будет явно недостаточно для полноценного результата.


Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации