» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Письмо Виверо"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 20:47


Автор книги: Десмонд Бэгли


Жанр: Зарубежные приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 23 страниц)

2

Оглядываясь назад, я думаю, что примерно в это время Фаллон начал терять свою хватку. Однажды он уехал в город, а вернувшись назад, был мрачным и задумчивым, и начиная с этого дня стал внезапно погружаться в молчание и проявлять рассеянность, Я отнес это на счет проблем, возникающих у миллионеров – падение курса акций или что-нибудь подобное, и в то время не придал большого значения его странному поведению. Что бы там ни произошло, это определенно не помешало подготовке экспедиции в Уашуанок, за которую он принялся с демонической энергией. Мне казалось странным, что он посвящает ей все свое время; несомненно, миллионеры должны присматривать за своими капиталовложениями, но Фаллон не беспокоился ни о чем, кроме экспедиции в Уашуанок и того, что заставляло его погружаться в раздумья.

На той же неделе я познакомился с Патом Харрисом. Фаллон позвал меня в свой кабинет и сказал:

– Я хочу представить вам Пата Харриса – я одолжил его у одной нефтяной компании, в которой имею свою долю. Я выполняю свою часть договора; Харрис занимается Нискеми.

Я посмотрел на Харриса с интересом, хотя по внешнему виду мало что могло этот интерес оправдать. Он казался средним во всех отношениях; не слишком высокий и не слишком маленький, не слишком толстый и не стишком худощавый. Он был одет в средний костюм и выглядел совершенно средним человеком, так, словно его создали статистики. Он имел более чем средние мозги, но этого не было видно.

Он протянул руку и сказал бесцветным голосом:

– Рад встретиться с вами, мистер Уил.

– Расскажи Уилу, что ты обнаружил, – приказал Фаллон.

Харрис сцепил руки на своем среднеамериканском брюшке.

– Виктор Нискеми – мелкий хулиган, – заявил он. – Про него почти нечего сказать. Он никогда никем не был и ничего особенного не сделал – за исключением того, что дал себя убить в Англии. Обучение в исправительной школе отразилось на нем, но не слишком сильно. Он занимался распространением наркотиков, но это было достаточно давно. Последние четыре года на него ничего нет; я хочу сказать, у них) не было приводов в полицию. Чист как стеклышко, если верить полицейскому досье.

– Это что касается официального полицейского досье, насколько я понимаю. А как насчет неофициального?

Харрис посмотрел на меня с одобрением.

– Здесь, разумеется, все совсем по-другому, – согласился он. – Какое-то время он охранял букмекеров, затем перешел в рэкет – поначалу исполнял роль охранника сборщика денег, а позднее стал сборщиком сам. Он продвигался наверх по своему скромному пути. Потом он уехал в Англию и дал себя застрелить. Конец Нискеми.

– И это все?

– Не слишком длинный путь, – резко сказал Фаллон.

– Продолжайте, Харрис.

Харрис пошевелился в своем кресле и внезапно стал выглядеть более раскрепощенно.

– Имея дело с таким парнем, как Нискеми, вы должны помнить одну вещь – у него есть друзья. Взгляните на это досье: исправительная школа, мелкое хулиганство и так далее. Затем, вопреки ожиданиям, в течение четырех лет в полицейском досье не появляется никаких записей. Он по-прежнему оставался преступником все такого же мелкого пошиба, но у него больше не было неприятностей. Он приобрел друзей.

– Кто они?..

– Мистер Уил, вы англичанин и, вероятно, не знакомы с проблемами, которые существуют у нас в Штатах, поэтому то, что я сейчас вам расскажу, может показаться вам чем-то необычным. Так что я прошу просто поверить мне на слово. О'кей?

Я улыбнулся.

– После того, как я познакомился с мистером Фаллоном, мало что может удивить.

– Хорошо. Меня интересует оружие, из которого Нискеми убил вашего брата. Вы можете его описать?

– Это был дробовик с отпиленными стволами, – сказал я.

– И с обрезанным прикладом. Верно? – Я кивнул. – Такого рода оружие называется лупара, это итальянское слово, и семья Нискеми имеет итальянские корни, или, если быть более точным, сицилийские. Примерно четыре года назад Нискеми был принят в Организацию. Организованная преступность это один из самых позорных фактов американской действительности, мистер Уил, и ею обычно руководят итало-американцы. Она существует под разными именами – Организация, Синдикат, Коза Ностра, Мафия – хотя Мафией обычно называют родительскую организацию на Сицилии.

Я недоверчиво посмотрел на Харриса.

– И вы пытаетесь мне сказать, что Мафия – Мафия, черт возьми! – захотела убить моего брата?

– Не совсем, – сказал он. – Я думаю, Нискеми здесь допустил оплошность. Он определенно оплошал, когда позволил убить себя. Но я лучше опишу вам, что происходит с молодым хулиганом, подобным Нискеми, когда его вербуют в Организацию. Первое, что ему говорят, это держать свои руки чистыми – не пересекать дорогу копам и делать только то, что скажет капо – его босс. Это очень важный момент, и он объясняет, почему Нискеми внезапно перестал фигурировать в полицейских протоколах. – Харрис нацелил на меня палец. – Но он объясняет также и другое. Если Нискеми не имел права по личной инициативе пытаться ограбить вашего брата, то это может означать только одно – он действовал по приказу. Организация не терпит в своих рядах членов, которые действуют на свой страх и риск.

– Так значит, его подослали?

– С вероятностью девяносто девять процентов можно утверждать, что так и было.

Это оказалось выше моего понимания, и я никак не мог поверить словам Харриса. Я повернулся к Фаллону.

– Кажется, вы говорили, что мистер Харрис работает на нефтяную компанию. Достаточную ли квалификацию он имеет для того, чтобы делать такие предположения?

– Харрис служил в ФБР, – сказал Фаллон.

– В течение пятнадцати лет, – добавил Харрис. – Я заранее знал, что мои обвинения покажутся вам необычными.

– Так и случилось, – сказал я коротко и погрузился в размышления. – Где вы получили информацию о Нискеми?

– В полиции Детройта – это было его место обитания. Я сказал:

– Скотланд-Ярд расследует убийство моего брата. Американская полиция сотрудничает с ним?

Харрис снисходительно улыбнулся.

– Несмотря на всю эту восторженную болтовню насчет Интерпола, мало шансов на то, что подобное дело будет раскрыто. Кто возьмется за такую работу? Американские законники только рады избавиться от Нискеми, и кроме того, он был слишком мелкой сошкой. – Харрис улыбнулся и неожиданно спародировал: – Это произошло в другой стране, да и к тому же парень мертв.

Фаллон сказал:

– Возможно, нам удастся выяснить значительно больше. Харрис еще не закончил.

– Верно, – согласился Харрис – Теперь мы подошли к следующему вопросу. Кто послал Нискеми в Англию и почему? Капо Нискеми является Джек Гатт, но Джек мог оказать услугу какому-нибудь другому капо. Хотя я так не думаю.

– Гатт! – воскликнул я. – Он находился в Англии в то время, когда мой брат умер.

Харрис покачал головой.

– Нет, его там не было. Я проверял его. В день смерти вашего брата он находился в Нью-Йорке.

– Но он хотел купить кое-что у Боба, – сказал я. – Он сделал предложение в присутствии свидетелей. Он был в Англии.

– Воздушные путешествия – удивительная штука, – заметил Харрис – Вы можете покинуть Лондон в десять утра и оказаться в Нью-Йорке в полдень – по местному времени. Определенно Гатт не убивал вашего брата. – Он поджал губы, а затем добавил: – По крайней мере персонально.

– Кто он такой и чем занимается?

– Глава преступного мира в Детройте, – быстро ответил Харрис – Его владениями являются Мичиган и приличный кусок Огайо. Настоящее имя Джакомо Гаттини американизировано до Джека Гатта. В Организации он стоит не слишком высоко, но все же является капо, и это делает его важным.

– Я думаю, вам лучше объяснить все поподробнее.

– Хорошо. Организация контролирует преступность, но это не централизованный бизнес, как, скажем, в Дженерал Моторс. На самом деле в ней много свободы; настолько много, что временами разные части Организации вступают в конфликт друг с другом. Это называется война гангстеров. Но она плохо сказывается на бизнесе, слишком сильно привлекает внимание копов, поэтому время от времени все капо собираются на совещание, своего рода совет директоров, чтобы разрешить все разногласия. Они распределяют территории, успокаивают горячие головы и решают, когда и как принуждать выполнять установленные правила.

Это был грубый и примитивный мир, который вторгся на ферму Хентри в далеком Девоне. Я спросил:

– Как они это делают?

Харрис пожал плечами.

– Предположим, что капо типа Гатта решил проигнорировать высшее начальство и сделать что-нибудь по-своему. Довольно скоро в городе появится молодой преступник, подобный Нискеми, который пристукнет Гатта и скроется. Если он ошибется, то очередную попытку сделает кто-нибудь другой, и так до тех пор, пока один из них не преуспеет. Гатт знает это, поэтому и не нарушает правила. Ведь пока он их соблюдает, он капо – король на своей территории.

– Понимаю. Но почему Гатт поехал в Англию?

– Ах, – произнес Харрис – Теперь мы подобрались к самому интересному. Давайте получше взглянем на Джека Гатта. Это американский мафиози в третьем поколении. Он не бедный крестьянин, который недавно покинул Сицилию и не умеет говорить по-английски, и не полуобразованный бандит, каким был Капоне. Джек цивилизован, Джек культурен. Его дочь закончила школу в Швейцарии, один сын учится в престижном колледже на востоке, другой занимается своим собственным бизнесом – законным бизнесом. Джек ходит в оперу и на балет; я даже слышал, что он оказывает существенную финансовую поддержку одной балетной труппе. Он собирает картины, и когда я говорю собирает, то не имею в виду, что он их крадет. У него, как и у других миллионеров, завязаны отношения с галереей Парки-Бернет в Нью-Йорке, а также с Сотбис и Кристис в Англии. У него очаровательная жена и прекрасный дом, связи в высшем обществе и репутация безупречно честного человека среди самых добропорядочных людей, никто из которых не знает, что он занимается чем-то еще, кроме законного бизнеса. Разумеется, он занимается и им тоже, я не удивлюсь, если вдруг окажется, что он является одним из ваших крупнейших акционеров, мистер Фаллон.

– Я это проверю, – мрачно сказал Фаллон. – А от чего он получает свою основную прибыль, ее незаконную часть?

– Азартные игры, наркотики, проституция, вымогательство, покровительство, – произнес Харрис скороговоркой. – Во всех возможных комбинациях и сочетаниях. Путь Гатта наверх усеян человеческими жертвами.

– О Боже! – воскликнул Фаллон.

– Это только может быть, – сказал я, – Но почему Нискеми так внезапно проник на ферму? Фотографии подноса в газетах появились всего несколькими днями раньше… Как Гатту удалось так быстро напасть на след?

Харрис вопросительно посмотрел на Фаллона. Фаллон мрачно сказал:

– Вы можете узнать всю историю целиком. Я был возмущен обвинениями Халстеда в том, что я украл у него письмо Виверо, и поэтому поручил Харрису проверить этот факт. – Он кивнул Харрису.

– Человек Гатта следил за мистером Фаллоном и возможно за Халстедом тоже, – сказал Харрис – Вот как он обо всем узнал.

Письмо Виверо и на самом деле было у Халстеда, перед тем как попало к мистеру Фаллону. Он купил его здесь, в Мексике, за 200 долларов. Затем он отвез его в Штаты – в то время он жил в Виргинии, и его дом был ограблен. Среди украденных вещей оказалось и письмо. – Он сложил кончики пальцев вместе и сказал: – Я думаю, что письмо Виверо взяли чисто случайно. Оно лежало в запертом кейсе, который забрали вместе с остальными вещами.

– Какими вещами? – спросил я.

– Домашней утварью. Телевизор, радиоаппаратура, часы, кое-какая одежда и немного денег.

Фаллон бросил на меня сардонический взгляд.

– Вы можете себе представить, что меня интересует ношеная одежда?

– Я думаю, что это была работа мелкого взломщика, – сказал Харрис – От вещей, пользующихся широким спросом, легко избавиться – существует большое количество не слишком разборчивых перекупщиков, которые этим занимаются. Осмелюсь предположить, что вор был разочарован содержимым кейса.

– Но письмо оказалось у добропорядочного человека – Джеррисона, – заметил я. – Как оно попало ему в руки?

– Меня и самого это удивило, – сказал Харрис – И я тщательно проверил Джеррисона. Его репутация оказалась небезупречной. Нью-йоркские копы уверены, что он скупщик краденого высшего разряда. Открылась одна любопытная деталь – Джеррисон в дружеских отношениях с Джеком Гаттом. Он останавливается в доме Джека, когда бывает в Детройте.

Он наклонился вперед.

– Теперь чисто гипотетическая реконструкция событий. Взломщик, проникший в дом Халстеда, обнаружил у себя письмо Виверо, которое не могло ему принести никакой выгоды, поскольку даже если он понимал, что оно имеет какую-то ценность, то не представлял, какую именно, и не знал, где его можно безопасно продать. Хотя существуют различные пути и способы. Я полагаю, что оно путешествовало по каналам преступного мира, пока не попало в руки человека, способного распознать его ценность, – и наверняка это был не кто иной, как Джек Гатт, культурный гангстер, имеющий собственный небольшой музей. И хотя я не знаю содержания этого письма, но полагаю, оно настолько заинтересовало Гатта, что он путем проверки установил его источник – Халстеда.

– А как насчет Джеррисона?

– Может быть, с его помощью Гатт захотел узнать мнение независимого эксперта, – сказал Харрис мягко. – Мы с мистером Фаллоном обсудили это и пришли к некоторым заключениям.

Фаллон выглядел смущенным.

– Э… дело было так… я… э… я заплатил Джеррисону за письмо 2000 долларов.

– Ну и что? – спросил я.

От отвел глаза.

– Я знал, что цена слишком низкая. Оно стоит значительно больше.

Я усмехнулся.

– Вы подумали, что оно может быть… сюда подойдет слово "горячее", мистер Харрис?

– Подойдет, – ответил Харрис.

– Нет, – бурно запротестовал Фаллон. – Я подумал, что Джеррисон допустил ошибку. Если перекупщик ошибается, то это его дело – они достаточно часто обчищают нас коллекционеров. Я решил, что на этот раз я обчищу Джеррисона.

– Но с тех пор вы изменили свое мнение.

Харрис сказал:

– Я думаю, что мистер Фаллон заглотил наживку, которую Гатт подбросил ему через Джеррисона, чтобы просто посмотреть, что он будет делать. Он не мог положиться на Халстеда, который, по его мнению, всего лишь молодой и неопытный археолог. Но если он передаст письмо мистеру Фаллону, авторитетному специалисту в своей области, и затем мистер Фаллон начнет движение по тому же маршруту, что и Халстед, то Гатт может быть уверен, он на правильном пути.

– Возможно, но совершенно невероятно, – сказал я.

– Вы так считаете? Джек Гатт – не тупой громила, – убежденно заявил Харрис – Он интеллигентен и достаточно образован для того, чтобы увидеть выгоду там, где другой гангстер ее бы не заметил. Если здесь пахнет наличными, то Гатт будет рядом.

Я подумал о золотых желобах на крышах Уашуанока и королевском дворце с золотыми листами везде и повсюду. Я вспомнил про золотую гору с пылающим золотым знаком, которую описал Виверо. Харрис вполне мог оказаться прав.

Он сказал:

– Я думаю, что за Халстедом и мистером Фаллоном следили повсюду, куда бы они ни поехали. Вероятно, Нискеми был одним из соглядатаев, вот почему он оказался поблизости, когда опубликовали заметку про ваш золотой поднос. Нискеми связался с Гаттом, тот сразу прилетел в Англию и предложил вашему брату продать поднос. Я проследил за его передвижениями в то время, и оказалось, что все совпадает. Когда ваш брат ответил ему отказом, он приказал Нискеми заполучить поднос любым способом. Это не могло сильно обеспокоить Джека Гатта, но он решил принять все меры предосторожности и поэтому покинул страну к тому времени, когда было намечено провернуть дело. А затем Нискеми – или тот, кто ему помогал – совершил оплошность, и Нискеми оказался убит.

И Гатт был тем человеком, который так понравился простому девонширскому фермеру Ханнафорду. Я спросил:

– Как нам прижать этого ублюдка?

– Мы располагаем только теоретическими построениями, – сказал Харрис – Их нельзя представить в суде.

– Может быть, они слишком теоретические, – предположил я. – Может быть, все произошло совсем по-другому.

Харрис тонко улыбнулся и сказал:

– Гатт держит этот дом под наблюдением прямо в данную минуту – так же как и дом Халстеда в городе. Я могу показать вам парней, которые присматривают за нами.

Услышав такое, я выпрямился и посмотрел на Фаллона. Тот кивнул и сказал:

– Да, Харрис обнаружил наблюдателей.

Это в корне меняло дело. Я спросил:

– Они люди Гатта?

Харрис нахмурился.

– Пока трудно сказать. Будем считать, что кто-то в Мексике оказывает Гатту услугу – члены Организации любят это; они все время обмениваются услугами.

Фаллон произнес:

– Я должен что-то сделать с Гаттом.

Харрис посмотрел на него с любопытством.

– Например?

– Я имею достаточный вес, – сказал Фаллон. – Сто миллионов долларов кое-что стоят, – Он самоуверенно улыбнулся. – Я проучу его.

Харрис встревожился.

– Я бы не стал этого делать – с Джеком Гаттом. Вы можете так поступить с обыкновенным соперником по бизнесу, но только не с ним. Он не любит давления.

– Да что он может сделать? – презрительно спросил Фаллон.

– Он выведет вас из игры – навсегда. Пуля имеет больший вес, чем сто миллионов долларов, мистер Фаллон.

Фаллон внезапно весь съежился. В первый раз он попал в ситуацию, в которой его богатство не имело силы, когда он не мог купить того, что хотел. Я дал ему небольшую дозу того же лекарства, но это было ничто по сравнению с шоком, который он получил от Харриса. Фаллон был неплохой человек, но он так долго имел деньги, что привык использовать их с безжалостной легкостью – как дубинку, с помощью которой можно получить то, что ему нужно. А теперь он столкнулся с человеком еще более безжалостным, который ни во что не ставит единственное оружие Фаллона. Похоже, это сбило с него спесь.

Я почувствовал к нему жалость и решил продолжить разговор с Харрисом, чтобы дать Фаллону время прийти в себя.

– Думаю, пришло время рассказать, в чем здесь дело, – сказал я. – Тогда у вас появится возможность предугадать дальнейшие действия Гатта. Но это долгая история.

– Не уверен, что я хочу ее знать, – сказал Харрис скривившись, – если она заставила Джека Гатта покинуть Детройт, то это должен быть динамит.

– Он покинул Детройт?

– Он не только покинул Детройт – он сейчас в Мехико, – Харрис развел руками. – Он говорит, что приехал посмотреть Олимпийские игры, а что еще ему тут делать? – сказал он цинично.

Глава 5

1

Одеваясь на следующее утро, я задумался о том, как странно порою может повернуться человеческая судьба. Четыре недели назад я был лондонским счетоводом – человеком в шляпе котелком, а теперь я нахожусь в экзотической Мексике и готов совершить высадку на еще более экзотической территории. Из услышанного мною от Фаллона я понял, что за таинственным названием Кинтана Роо скрывается настоящая адская дыра. А что я собираюсь делать в Кинтана Роо? Искать потерянный город, черт возьми! Если бы четыре недели назад кто-нибудь предложил мне такое в качестве серьезного предсказания, то я счел бы его верным кандидатом в сумасшедший дом.

Я поправил галстук и посмотрел оценивающе на человека в зеркале: Джемми Уил, новый елизаветинец, искатель приключений во всей своей красе: "имеет пистолет, готов к путешествию". Эта мысль заставила меня улыбнуться, и человек в зеркале иронично улыбнулся в ответ. У меня не было пистолета, и в любом случае, вряд ли я смог бы использовать его эффективно. Полагаю, что Джеймс Бонд на моем месте давно бы распаковал свой портативный вертолет и, совершив налет на Джека Гатта, вернулся назад с его скальпом и парой роскошных блондинок. Черт, я даже не похож на Шона Коннори.

Так все же, что я намерен делать с Джеком Гаттом? Из сказанного Патом Харрисом ясно, что Гатт находится на неуязвимой позиции с точки зрения закона, далее если он и отдал приказание Нискеми. Против него нельзя выдвинуть ни одного стоящего обвинения. А пытаться вести борьбу с Гаттом его собственными методами было бы с моей стороны невообразимой глупостью – наиболее подходящая аналогия, которую здесь можно привести, это все равно как если бы Монако объявило войну России и Соединенным Штатам.

И вообще, какого черта я делаю в Мексике? Я окинул мысленным взором все неординарные поступки, совершенные мною за последнее время, и решил, что, вероятно, всему виной язвительные слова этой маленькой глупой сучки Шейлы. Многих мужчин убивали в прошлом, однако их братья не носились по всему миру в жажде мести. Слова, небрежно брошенные Шейлой, запали в мое подсознание, и все мои поступки, совершенные с тех пор, были попыткой доказать самому себе, что она неправа. И это только доказывало мою незрелость и, возможно, некоторую мягкотелость.

И все же я уже совершил эти действия и теперь оказался лицом к лицу с их результатом. Если я сейчас остановлюсь и вернусь обратно в Англию, то, полагаю, буду жалеть об этом всю свою жизнь. Меня постоянно будет мучить гнетущее подозрение, что я струсил и вышел из игры, предав тем самым самого себя, а с таким чувством невозможно жить. Меня интересовало, сколько всего людей подвергало свою жизнь ненужным опасностям только из-за того, что они заподозрили покушение на их самоуважение.

За короткий период я многого достиг с помощью слов. Мне удалось заставить миллионера сделать то, что я от него хотел, правда, только благодаря тому, что в моих руках был главный козырь – зеркало Виверо. Теперь Фаллон располагает как зеркалом, так и его секретом, а я отброшен назад к своим собственным ресурсам. Вряд ли он нарушит свое обещание, но я ничего не смогу сделать, если такое вдруг произойдет.

Маленький серый человек все еще был здесь. Он облачился в яркие, плохо сидящие на нем одежды и с щегольством носит свой маскарадный наряд, но в глубине души страстно желает снова одеть строгий консервативный костюм, шляпу котелком и взять в руки сложенный зонтик вместо этой бутафорской пики. Я состроил гримасу человеку в зеркале; Джемми Уил – овца в волчьей шкуре.

Я покинул комнату в состоянии неуверенности и раздвоенности чувств.

* * *

Внизу я застал Пата Харриса со стетоскопом на шее и маленькой черной коробочкой в руках, из которой торчала блестящая телескопическая антенна. Увидев меня, он неистово замахал рукой и прижал палец к губам, показывая своей мимикой, что я должен сохранять тишину. Он кружил по комнате, как собака на незнакомом месте, пересекая ее вперед-назад и постепенно концентрируя свое внимание на большом обеденном столе из массивного испанского дуба.

Внезапно он встал на четвереньки и скрылся под столом, завершив тем самым свое сходство с собакой. Все, что я мог видеть, это заднюю часть его брюк и подметки его ботинок; брюки были в порядке, но ботинки нуждались в ремонте. Через некоторое время он показался наружу, улыбнулся и снова приложил палец к губам. Он подозвал меня, показывая, что я должен к нему присоединиться, и, чувствуя себя немного глупо, я тоже встал на четвереньки. Он нажал кнопку, и узкий луч света вырвался из маленького фонарика, зажатого у него в руке. Луч поблуждал по обратной поверхности стола, а затем замер неподвижно. Повинуясь жесту Харриса, я присмотрелся и увидел маленькую серую металлическую коробочку, наполовину скрывшуюся за перекрестьем балок.

Харрис пошевелил согнутым указательным пальцем, и мы выбрались из-под стола, после чего он быстро вышел из комнаты и провел меня по коридору в кабинет Фаллона, который оказался пуст.

– Нас подслушивают, – сообщил он.

Я разинул рот.

– Вы хотите сказать, что этот предмет…

– …радиопередатчик. – Он вынул из ушей стетоскоп с видом диктора, готового сообщить плохие новости. – Это устройство предназначено для обнаружения микрофонов. Я проверяю все частоты, и если где-то поблизости работает радиопередатчик, в наушниках раздается посвистывание. Затем, чтобы его найти, остается только следить за показанием стрелки индикатора.

Я нервно произнес, окинув взглядом кабинет:

– Не лучше ли нам помолчать? Это место…

– Оно чисто, – сказал он коротко. – Я его проверил.

– Бог ты мой! – воскликнул я. – Что заставило вас подумать о возможности наличия в доме подобных устройств?

Он усмехнулся.

– Недоверчивый склад ума и знание человеческой натуры. Я просто представил, что сделал бы на месте Джека Гатта, если бы мне хотелось быть в курсе событий, происходящих в этом доме. Кроме того, это стандартная процедура в моей работе. – Он потер подбородок. – Вы говорили о чем-нибудь в той комнате – о чем-нибудь важном?

Я спросил осторожно:

– Вы что-нибудь знаете про то, что мы пытаемся сделать?

– Тут все в порядке – Фаллон выложил мне все полностью. Прошлым вечером мы засиделись с ним допоздна. – Его глаза вспыхнули. – Какая необыкновенная история – если это правда!

Я мысленно вернулся назад.

– Мы все стояли вокруг того самого стола, разговаривая о подносах. Именно тогда я сообщил новость, что это на самом деле зеркала.

– Не слишком хорошо, – сказал Харрис.

– Но затем мы перешли в кинозал, – продолжил я. – И я продемонстрировал, что произойдет, если луч света отразится от зеркала. Все остальное было сказано там.

– Покажите мне этот кинозал, – попросил Харрис.

Я показал, и он, вооружившись стетоскопом, несколько минут вращал ручки на своем устройстве. Наконец он снял наушники.

– Здесь ничего, значит есть шанс на то, что Гатту известно только истинное предназначение этих изделий, но он не знает про их необычные свойства.

Мы вернулись обратно в кабинет и застали там Фаллона и Халстеда. Фаллон распечатывал большой конверт, но сразу замер как только услышал то, что ему сказал Харрис.

– Хитроумный ублюдок! – сказал он с некоторым удивлением в голосе. – Вырвите с корнем этот проклятый микрофон.

– Не надо! – возразил Харрис. – Я хочу, чтобы передатчик остался на месте. Он нам еще пригодится. – Он посмотрел на нас с легкой улыбкой. – Никто из вас не представлял себя в роли радиоактера? Я думаю, мы сможем скормить Джеку Гатту кое-какую дезинформацию. Но вы все должны помнить, что в этой комнате нельзя говорить ничего важного.

Фаллон рассмеялся.

– Вы и сами достаточно хитроумны, Харрис.

– Я профессионал, – просто сказал Харрис. – Не думаю, что мы сможем устроить живое шоу; так слишком много шансов допустить оплошность. Здесь требуется хорошо отредактированная пленка, которую мы прокрутим перед микрофоном. – Он сделал паузу. – Я присмотрю за этой комнатой. Кто-то должен сменить батарейки, они не вечны.

– Но куда ведется передача? – спросил Халстед.

– Вероятно в машину, которая припаркована чуть выше по дороге. Двое парней сидят в ней уже второй день. Я полагаю, что в машине установлен приемник, соединенный с магнитофоном. Мы не будем их тревожить до тех пор, пока они не проглотят приготовленную для Гатта историю, а может быть, и после. Одно дело что-то знать, но гораздо лучше, когда твой противник не знает, что ты это знаешь. Мой совет – сохранять невинный вид. Вы даже не подозреваете, что Джек Гатт существует.

Фаллон не ошибался насчет Харриса; это был самый хитроумный человек, которого я когда-либо встречал, и его предусмотрительность не знала просчетов. Узнав его лучше, я понял, что могу доверить ему собственную жизнь, да иначе и не могло быть, поскольку, как оказалось, он знал про меня больше, чем я сам. Его специальностью являлась информация, и он усердно собирал ее на работе и в свободное время. У Харриса был мозг, подобный хорошо организованной компьютерной памяти, но в отличие от компьютера он еще имел возможность прибегнуть к огромному количеству различных уловок.

Фаллон вскрыл конверт.

– Давайте вернемся к делу. Это рентгеновские снимки – в натуральную величину.

Он рассортировал их и раздал нам по одному отпечатку каждого зеркала. Снимки оказались весьма хорошего качества, удивительные по четкости деталей, которые были лишь смутно различимы на экранном изображении. Я сказал:

– Миссис Халстед не ошиблась, здесь и в самом деле какие-то слова возле самого края. – Я пригляделся повнимательнее. – Я не могу читать по-испански.

Фаллон взял увеличительное стекло и что-то зашептал себе под нос.

– Насколько я могу разобрать, здесь написано примерно следующее. На вашем зеркале: "Путь к истинной славе лежит через порталы смерти". А на моем зеркале: "Жизнь вечная ждет за могилой".

– Ужасно, – прокомментировал Харрис.

– Не слишком точные инструкции, – иронично сказал Халстед.

– Это может что-то значить, – произнес Фаллон задумчиво. – Но одна вещь не вызывает сомнений; здесь определенно изображено побережье Кинтана Роо. – Он провел увеличительным стеклом над отпечатком. – Бог ты мой, да тут еще и города отмечены. Видите эти квадратные значки в виде замков?

Я почувствовал, что атмосфера в комнате накаляется.

– Эти два вверху должно быть Коба и Тулум, – произнес Халстед напряженно. – А к западу от них Чичен-Ица.

– И Ичпатуун в заливе Четумал. А что это за город к югу от Тулума? Может быть, Чанауши? – Фаллон поднял голову и устремил взгляд в пространство. – Город, открытый совсем недавно. Существует теория, что он был центром морской торговли на побережье.

Рука Халстеда рывком опустилась вниз.

– Здесь рядом показан еще один город – и вот еще, – Его голос надломился. – А вот еще один. Если эта карта достаточно точная, мы сможем открывать потерянные города целыми пачками.

– Успокойтесь, – сказал Фаллон и отложил отпечаток в сторону. – Давайте взглянем на Уашуанок. – Он взял в руки другой снимок и внимательно на него посмотрел. – Если эта схема соответствует маленькой окружности на мелкомасштабной карте, то мы сможем определить местонахождение города.

Я взглянул на свою копию снимка. На нем были показаны холмы, но из-за отсутствия масштаба их высота оставалась под вопросом. По склонам холмов рассыпались грубые изображения различных строений. Я вспомнил слова Виверо, сказанные им в письме, о том, что город расположен на гряде холмов, протянувшейся с востока на запад.

Халстед заметил:

– Планировка зданий выглядит как смесь Чичен-Ицы и Кобы, но этот город больше. Значительно больше.

– А вот сенот, – сказал Фаллон. – Значит, здесь должен находиться храм Юм Чака, если верить Виверо. Интересно, где расположен королевский дворец? – Он повернулся и взял в руки большую трубу, из которой извлек свернутую в рулон карту. – Я потратил на эту карту большое количество времени, – сказал он. – Целую жизнь.

Он развернул ее и расстелил на столе, прижав углы книгами.

– Все, что построили майя, показано здесь. Вы не замечаете тут ничего странного, Уил?

Я пристально посмотрел на карту и сказал в итоге:

– Похоже, что города сконцентрированы на юге.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации