» » » онлайн чтение - страница 16

Текст книги "Харшини"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Дженнифер Фаллон


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 34 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 31


Собрание военлордов, созванное для избрания Высочайшего Принца Хитрии, состоялось, наконец, через четыре дня после возвращения Дамиана и Адрины в Гринхарбор. Появилась Теджи Лайнскло и рассказала, что повстречалась в пути с дитя демона и что, когда они расстались, Р'шейл направлялась в Фардоннию, собираясь говорить с королем Габлетом.

Эти новости не слишком ободрили Дамиана. Плохо было уже то, что она исчезла не попрощавшись, но то, что после этого она направилась в Фардоннию, было еще хуже. Он не хуже прочих понимал, что должно произойти, если он победит на выборах. Но звать на помощь Габлета, который последние тридцать лет только и думал о том, как бы захватить его страну, пытавшегося нанять убийц, чтобы погубить его, – это не казалось Дамиану особенно мудрой мыслью.

– Ты смотришься очень…

– Как? – огрызнулся он на вошедшую в его спальню Адрину. – Глупо?

– Я собиралась сказать «лихо», но «глупо» тоже подойдет, если тебе так больше нравится.

Он и вправду чувствовал себя идиотом. Одной из причин, заставлявших его проводить как можно меньше времени во дворце, была та, что он ненавидел надевать все эти пышные одеяния. Он был весь в белом, традиционный цвет Высочайшего Принца, от высоких сапог из телячьей кожи до пышно расшитой куртки и короткого плаща, тяжелого и неудобного и совершенно неуместного во влажном климате Гринхарбора. Золотой венец на лбу казался пудовой гирей, а украшенные самоцветами ножны церемониального меча весили больше, чем сам клинок. В битве от него было бы не больше проку, чем от вязальной иглы. Адрина настояла на том, что, отправляясь на собрание, надо одеться, как подобает Высочайшему Принцу, неожиданно оказавшись заодно с принцессой Марлой.

Она улыбнулась и, подойдя, поправила венец – стало немного легче. Потом она расправила его светлые волосы.

– Ты смотришься вылитым Высочайшим Принцем.

– Смотреться принцем еще не значит победить на выборах.

– Ты так полагаешь?

– О боги, как же я ненавижу всю эту помпу и церемонии!

– Попробуй привыкнуть к ним, любимый.

Нежные слова были Дамиану в диковинку.

– Любимый?

– Ну не называть же мне тебя злобным варварским ублюдком, правда?

Он невольно усмехнулся.

– Да, пожалуй, не стоит.

Адрина опустилась на низкое сиденье подле него и поджала ноги, наблюдая, как он одевается. После их возвращения из крепости Дреджиан и последующей ссоры на берегу она изменилась настолько, что ему казалось, что перед ним совсем другой человек. Или, может быть, теперь она повернулась к нему стороной, которой он раньше никогда не замечал. Его тревожила эта перемена – не потому, что она ему не нравилась, а потому, что он опасался, что это ненадолго. Эта новая Адрина была той идеальной супругой, о которой он всегда мечтал. Она была умной, очаровательной и готова была любой ценой поддерживать его трон. В какой степени это определялось заботой о нем и в какой – желанием разделаться с Кирусом Иглспайком, Дамиан боялся даже подумать.

– Дамиан, объясни мне, пожалуйста, одну вещь. Почему тебя надо избирать Высочайшим Принцем? Разве это не наследный титул?

– Вообще-то да, но часто бывает так, что претендентов больше одного. В моем семействе часто случаются двойни, а старший по рождению не обязательно будет лучшим для этой работы.

– Двойни? О боги, почему ты не предупредил, что у меня может быть двойня?

Он улыбнулся, глядя на ее встревоженное лицо.

– Калан и Нарвелл, например, двойняшки. Даже у Лернена был близнец, только его брат умер еще в младенчестве.

– Но разве Лернен не объявил тебя своим наследником? Ведь в этом случае можно было бы обойтись и без выборов.

– Как правило, собрание действительно не больше чем формальность, – согласился он. – Оно дает военлордам почувствовать, что они тоже участвуют в делах. Но сейчас у нас два претендента.

– Как Кирус может считать себя претендентом, если именно тебя Лернен назвал наследником? Я понимаю, почему он выскочил, полагая, что ты пропал в Медалоне, но теперь, когда ты вернулся, ему стоило бы вежливо откланяться.

– Кирус никогда ничего не делает вежливо, а уж того, что неправ, и вовсе никогда не признает. Нет, он будет драться до последнего. Он зашел слишком далеко, чтобы теперь отступать.

– Как бы я хотела пойти с тобой. У меня есть что сказать лорду Иглспайку.

– Именно поэтому я и рад, что ты не пойдешь со мной.

Она улыбнулась. Прежняя Адрина, наверное, кинула бы в него чем-нибудь тяжелым.

– Будь только поосторожнее, разговаривая с ним сам, Дамиан.

– Я не выйду из себя, как бы он ни старался.

– Я не боюсь, что он разозлит тебя. Главное, не дай ему победить.

Он подошел к ней и осторожно поднял ее на ноги. Она не сопротивлялась. Он привлек ее к себе и поцеловал, поражаясь, насколько приятно делать это, не опасаясь, что она всадит ему нож между лопаток. Она уронила голову ему на грудь и застыла так.

– Возвращайся целым и невредимым, – попросила она, глядя на него. В ее изумрудных глазах стояли слезы.

– Я постараюсь, ваше высочество. – Он еще раз поцеловал ее и, обняв за плечи, прошел с ней в центральную комнату его апартаментов. Точнее говоря, их апартаментов – после возвращения в Гринхарбор Адрина перебралась к нему. Альмодавар уже поджидал их, одетый, как на битву. Увидев его, Адрина нахмурилась.

– Альмодавар! Ты до сих пор не готов?

– Он не пойдет со мной, – объяснил Дамиан. – Я оставляю его защищать дворец.

– Но тебе же нужна почетная стража!

– И она у меня есть. Но Кирус, если выборы пройдут не так, как он надеется, может перейти к действиям прямо во дворце Лиги чародеев. Я не намерен повторять своих ошибок. Альмодавар остается здесь, чтобы обеспечить твою безопасность.

– Тебе он нужен больше, чем мне, – настаивала она.

– Этот вопрос, Адрина, мы обсуждать не будем. – Он поцеловал ее в лоб и легонько оттолкнул. – Мы еще увидимся позже. Когда все закончится.

Она кивнула, но ничего не ответила. Альмодавар открыл ему дверь, и он, не оборачиваясь, шагнул за порог.

– Дамиан!

Он остановился и обернулся к ней.

– Да?

Она приготовилась сказать что-то, даже раскрыла рот, потом, видимо, передумала и беспомощно пожала плечами.

– Будь осторожен.

Он подождал продолжения, но, видимо, она уже раздумала говорить. С шутовской покорностью он поклонился ей.

– Всегда к услугам вашего высочества.

Она хмуро посмотрела на него и обратилась к капитану:

– Уведи его отсюда, Альмодавар. Похоже, этот венец совсем отдавил ему мозги.

Даже Альмодавар не смог удержаться от улыбки, которая, как назло, придавала ему особенно свирепый вид.

– Сюда, господин.

Выходя, Дамиан встретил ее взгляд. Она улыбнулась ему. В этой улыбке не было ни подвоха, ни фальши. И внезапно ему показалось, что совсем не важно, что еще может произойти в этот день.


Зал собрания во дворце чародеев предназначался для избрания Высочайшего Принца или конфирмации военлордов. Это была девятиугольная комната без окон, не слишком большая, но роскошно обставленная. На семи стенных панелях красовались мозаики, выложенные из золота, серебра и полудрагоценных камней, изображающие гербы военлордов Хитрии. В центре восьмой панели были входные двери, но закрытые, они складывались в ромбический символ Лиги чародеев. А на стене, противоположной дверям, на листе из чистого золота красовалась оскаленная волчья голова – эмблема семейства Вулфблэйдов. Свисающая с потолка массивная люстра, которую каждый раз приходилось по целому часу разжигать двум специальным прислужникам, была единственным источником света.

В центре комнаты стоял девятиугольный стол, окруженный девятью резными стульями. В точности как и стены комнаты, столешница была разделена на десять частей, окрашенных в цвета семи провинций, королевского дома и Лиги. Впервые Дамиан попал сюда в день десятилетия – Марла показал ему комнату, чтобы он почувствовал значимость своего рождения.

Дамиан занял место – не под гербом Вулфблэйдов, а под знаком провинции Кракандар – вздыбленным кракеном его покойного отца, Ларана Кракеншилда. Дамиан не помнил отца, но все равно временами печалился о нем. Судя по рассказам, Ларан был сильным и жестоким мужчиной. С таким человеком можно было бы вступить в союз. Он подумал, что ему придется теперь подыскивать себе замену в Кракандаре. Если он получит титул Высочайшего Принца, то провинции понадобится новый военлорд.

Прочие военлорды тоже заняли свои места, щеголяя роскошными одеяниями. По сравнению, скажем, с украшенным драгоценными камнями панцирем Торена Фоксталона наряд Дамиана казался просто скромным. Кирус, одетый в белое, избегал встречаться с ним глазами, равно как и Конин Фоксталон. Входя, Рохан кивнул ему. Теджи улыбнулась, увидев его, а Нарвелл даже не взглянул в его сторону, внимательно всматриваясь в лица прочих военлордов. У Дамиана потеплело на сердце при виде младшего сводного брата. Было непривычно, что Нарвелл беспокоится о нем, а не наоборот.

Калан появилась последней. На ней была простая черная куртка, украшенная только ромбической эмблемой ее Лиги. Она вошла, и двери за ней закрылись сами собой. Не говоря ни единого слова, военлорды расселись по своим местам. Верховный Аррион положила руки на стол и прикрыла глаза.

– Мы собрались, чтобы избрать нового Высочайшего Принца. Да даруют нас боги мудростью.

– Да даруют нас боги мудростью, – эхом повторили за ней военлорды, кто с большим, кто с меньшим энтузиазмом. Калан открыла глаза и села, вглядываясь в лица собравшихся.

– Согласно воле покойного Высочайшего Принца, Дамиан Вулфблэйд является его законным наследником, он же является им и по праву рождения. Есть другие кандидаты?

Эта фраза была обязательной данью традиции, но сейчас взгляды всех присутствующих обратились на Кируса. Он медленно кивнул и поднялся на ноги.

– Лорд Иглспайк?

– Я предлагаю свою кандидатуру, госпожа.

– На каком основании?

– По праву рождения.

– Твоя прапрабабка была урожденной Вулфблэйд, лорд Иглспайк. По праву рождения у лорда Вулфблэйда больше оснований претендовать на трон.

– Я упомянул о своем рождении, просто чтобы подкрепить свои требования, госпожа. На самом деле я предлагаю свою кандидатуру, потому что считаю, что лорд Вулфблэйд замыслил измену.

Ответом на его слова было тревожное молчание.

– Это серьезное обвинение, господин.

– Не менее серьезное, чем действия лорда Вулфблэйда.

– Можешь ли ты обосновать свое обвинение? – требовательно вопросил Нарвелл, поднимаясь на ноги. – Если нет, то лучше тебе сесть, прежде чем я…

– Заткнись, Нарвелл, – взорвалась Калан, превратившись на секунду из Верховного Арриона, говорящей с военлордом, в сестру, защищающую брата.

– Калан! – попытался возразить он. Сестра была старше брата всего на двенадцать минут, но в споре с ним побеждала всегда она.

– Сядь, Хоксворд, – произнес Рохан. – Кирус выроет себе могилу и без твоей помощи.

Нарвелл неохотно уселся, а Кирус обернулся к Рохану.

– Ты угрожаешь мне, господин?

– Нет, Иглспайк, это еще не угроза. Ты сам поймешь, когда я это сделаю.

– Когда меня прервали, я говорил о том, – продолжал Кирус, пристально глядя на Нарвелла, – что Дамиан Вулфблэйд замыслил измену. Поэтому его нельзя допускать до трона, независимо от того, какой была воля покойного Высочайшего Принца.

– Не потрудишься ли ты уточнить свои слова, господин?

– Он противозаконно вступил в союз с чужестранными силами, а потом женился на фардоннке.

– По крайней мере, женился, – заметила Теджи, хихикнув. – Старого бедняги Лернена и на это не хватало.

Кирус не поддержал ее тона.

– Это серьезное дело, госпожа. И лучше бы тебе отнестись к нему соответственно.

– Я пытаюсь воспринимать все серьезно, Кирус, и буду, если только ты не успокоишь меня, сказав, что просто шутишь. – Она повернулась к Дамиану. – Что ты скажешь, лорд Вулфблэйд? Правду ли говорит Кирус? Правда ли, что ты вступил за нашими спинами в союз с чужестранными силами? О том, что ты женился на фардоннке, уже все, я думаю, наслышаны.

– Кирус говорит чистую правду, – невозмутимо ответил Дамиан.

Кирус уставился на него, не в силах скрыть изумления.

– Ты признаешься в своих преступлениях?

– Я не знаю, что ты называешь преступлениями, кузен, но я действительно заключил соглашение с Медалоном, и я думаю, вы все уже видели мою жену. – Остатки гордости заставили Кируса при этих словах Дамиана отвести глаза в сторону. Дамиан спросил себя, догадался ли тот, как Адрине удалось ускользнуть. – Но у меня есть смягчающие обстоятельства.

– Какие еще смягчающие обстоятельства? – фыркнул Конин Фальконланц. – Чем можно оправдать подобные поступки?

– Меня попросили помочь Медалону. И мне приказали жениться на Адрине.

– Кто?

– Что касается первого, то лорд Брэкандаран, харшини, попросил меня о помощи. А что касается второго, то речь идет о дитя демона. Она была вверена моему попечению самим Зигарнальдом, так что отказаться я не мог. Кирус недоверчиво засмеялся.

– И ты думаешь, мы поверим, будто бы бог войны явился тебе и просил тебя помогать дитя демона?

– Да.

– Неслыханно! Чем ты это докажешь?

– Спроси Гленанарана, если тебе недостаточно моего слова. Уж слову харшини-то ты поверишь? Он был с нами, когда мы оказались в Медалоне, и я уверен, что он без труда вызовет тебе бога войны, так что ты сможешь сам спросить у него, что хочешь.

Только Калан и Нарвелл знали, что он разговаривал с Зигарнальдом. Все военлорды, за исключением Кируса, благоговейно застыли, услышав об этом. Лорд Иглспайк обвел взглядом сидящих за столом и покачал головой.

– Значит, это мне одному эти басни кажутся пустым вымыслом?

– Нет, просто ты один здесь кровно заинтересован в том, что бы мы им не поверили, – уточнила Теджи. – Я верю Дамиану, и, когда до этого дойдет, скажу, что предпочитаю Высочайшего Принца, который разговаривает с богами, тому, кто, прикрываясь моим именем, обманывает своих товарищей.

Видно было, что Кирусу неуютно. Он не ожидал, что Теджи уже прослышала о его уловке, к тому же он рассчитывал, что у него в заложниках будет Адрина.

– Что же, лорд Иглспайк? – спросила Калан. – Звать ли мне харшини, который может засвидетельствовать правоту слов Вулфблэйда?

Кирус покачал головой.

– В этом нет необходимости, госпожа. Лорд Вулфблэйд – человек чести.

– Честный предатель? Ты мне льстишь, господин.

Военлорд пропустил эти слова мимо ушей, но остался стоять.

– Остается все же вопрос о его женитьбе на фардоннке. Может быть, он и взял ее в жены по настоянию дитя демона, но это не делает ситуацию более приемлемой для нас.

– А что тебе так не нравится, Кирус? – насмешливо уточнила Теджи. – То, что она фардоннка, или то, что ты не можешь удержать ее в своей темнице и пары часов?

Кирус сдержал порыв гнева.

– Что бы я ни делал, госпожа, сделано мною для блага Хитрии.

– Значит, у нас одна цель, господин, – вступил в разговор Дамиан. – Я тоже всем сердцем болею за благо Хитрии.

– Если бы ты заботился о Хитрии, ты не стал бы навязывать нам эту женщину! Эту змею! Когда она в прошлый раз была в Гринхарборе, ты утверждал, что она пыталась убить Лернена!

– Я ошибался.

– Ошибался тогда? Или теперь ты начал думать яйцами? – Он оглядел собравшихся с многозначительной ухмылкой. – Я слышал, она опытная курт'еса.

Дамиану пришлось приложить все силы, чтобы сдержать порыв перепрыгнуть через стол и схватить лорда Иглспайка за горло.

– Изволь говорить с почтением о своей Высочайшей Принцессе, – выговорил он, оставаясь внешне спокойным.

– Она не моя Высочайшая Принцесса и никогда не будет ею!

– Станет ли Адрина Высочайшей Принцессой, нам еще предстоит решить, – напомнила им Калан, слегка повышая голос. – Лорд Иглспайк, есть ли у тебя конкретные претензии к принцессе, или тебе просто неприятна ее национальность?

– Я не вижу ни одной серьезной причины признавать эту заграничную шлюху, – вставил слово Конин Фальконланц.

Дамиан вцепился в края своего сиденья, так что костяшки пальцев занемели, но не выдал ничем своего гнева.

– Одну причину? Пожалуйста. Порох.

Это привлекло их внимание.

– Порох? – выдохнула Теджи. – О боги, да если бы ты избавил Габлета от забот обо всех дочерях сразу, он бы и тогда не поделился с тобой своим секретом.

– Не сомневаюсь в этом, да и Адрина тоже. Когда Габлет подписывал с Кариеном соглашение, которое предусматривало, что он раскроет им секрет пороха, оговаривалось, что соглашение скрепляется знаком Адрины и Кратина. Она понимала, что у Кратина мало шансов выполнить условия договора. Поэтому, понятно, она опасалась, что разгневанные кариенцы захотят сорвать на ком-нибудь зло – и первым человеком, который подвернется им под руку, окажется она. Так что она настояла на том, чтобы до отъезда из Фардоннии ей тоже открыли этот секрет.

– И она передала его кариенцам? – быстро спросил Торен Фоксталон, до этого ни разу не раскрывший рта на этом собрании. Дамиану казалось, что он просто дремлет, но поднятая тема, видимо, пробудила его от спячки.

– Нет. Она поделилась им только со мной.

– За что тебе-то такая честь? – пренебрежительно хохотнул Кирус.

Дамиан томно растянул губы.

– Да просто я тоже кое-что смыслю в курт'есах, господин.

Теджи захлопала в ладоши и восхищенно рассмеялась.

– Получай, Кирус! Я думаю, пора заканчивать эту бессмысленную болтовню. Мы все уже решили, кто за кого будет голосовать, и не думаю, чтобы дальнейшие разговоры могли повлиять на наше решение. Они даже моего мнения не изменили. Вели приступать к голосованию, Калан!

Кирус обвел взглядом сидящих за столом, прикидывая свои шансы. Теджи он потерял – это было очевидно, да и Фоксталон был заметно воодушевлен перспективой заполучить секрет изготовления пороха. Нарвелл с самого начала был против него, а что до Рохана, то было ясно, чью сторону он примет. Он поднял руки и тяжело опустился на свое место.

– Ну так начинайте свое проклятое голосование. Это же просто фарс!

– Я приступаю к сбору голосов, господа, – согласно кивнула Калан, нахмуренными бровями выражая неодобрение Кирусу.

– Лорд Бербоу, кому отдает свой голос Искомдар?

– Вулфблэйду.

– Леди Лайнскло? Кому отдает свой голос Восточная провинция?

– Вулфблэйду.

– Лорд Фальконланц? Кому отдает свой голос Гринхарбор?

– Иглспайку.

– Лорд Хоксворд? Кому отдает свой голос Эласапин?

– Вулфблэйду.

– Лорд Фоксталон? Кому отдает свой голос Пентамор?

Торен поерзал на своем стуле, обреченно глядя в стол перед собой.

– Вулфблэйду.

Дамиан облегченно перевел дыхание. Пять из семи военлордов на его стороне – два дня назад он не смел и надеяться на такое.

– Лорд Иглспайк? Кому отдает свой голос Дреджиан?

– Иглспайку, – разъяренно ответил тот. – Ради всего святого, кому же еще!

– Лорд Вулфблэйд? Кому отдает свой голос Кракандар?

– Вулфблэйду. – Больше ничего не стоило говорить.

– Итак, я провозглашаю Дамиана Вулфблэйда Высочайшим Принцем Хитрии. Да здравствует Высочайший Принц Дамиан!

Кирус с грохотом отодвинул свое сиденье и поднялся на ноги.

– Сегодня плохой день для Хитрии, господа. Вы вручили нашу страну человеку, которого держит в руках фардоннская шлюха. И вы еще пожалеете об этом решении. Пойдем, Конин, помянем с тобой нашу бывшую национальную независимость.

Лорд Фальконланц встал и молча проследовал за Кирусом. Двери отворились, когда они приблизились к ним, и захлопнулись за ними, едва они переступили порог комнаты. Казалось, ушедшие военлорды унесли с собой все напряжение, скопившееся в комнате.

– Кто хочет поспорить, что эти поминки Кирус начнет с объявления гражданской войны? – спросил Рохан у собравшихся.

– Что-то не тянет на спор, Рохан, – отозвалась Теджи.

– Калан, как Высочайший Принц, я хочу взять на себя командование войсками Лиги чародеев.

Верховный Аррион не колебалась ни секунды.

– Они твои, Дамиан, вместе со всем прочим, что тебе может потребоваться.

Рохан рассмеялся.

– Да, есть резон делать дела в рамках семьи. Как вы полагаете, много ли времени у нас осталось?

– Я думаю, что до восхода, – ответил Дамиан. – Я бы на их месте подождал, пока мы откроем ворота поутру.

– Значит, мы не станем открывать городских ворот, – угрюмо отозвался Нарвелл.

– А как насчет гавани? – осведомилась Теджи. – Кирус с Конином вполне в силах блокировать ее.

– Я предупредил все рыболовецкие суда сегодня утром, прежде чем идти сюда. Те, кто хотел увести свои суда из гавани, уже это сделали. Что касается остального, то, если дитя демона можно верить, помощь должна быть уже в пути. Нам не придется ждать ее больше пары недель.

– Помощь? Какая помощь? – подозрительно спросил Фоксталон.

– Фардоннцы.

– Как фардоннцы? Им доверять нельзя!

– Я и не доверяю им, – отозвался Дамиан. – Но я доверяю дитя демона.

– Хочется верить, что твое доверие обосновано, Вулфблэйд, – угрюмо сказал Рохан. – Мы очень многое доверили этой девчонке.

Дамиан улыбнулся.

– У этой девчонки в руках сила, которая может уничтожить бога, Рохан.

– Ее сил может хватить и на то, чтобы уничтожить всех нас, – зловеще напомнила ему Калан.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации