» » » онлайн чтение - страница 19

Текст книги "Харшини"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Дженнифер Фаллон


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 19 (всего у книги 34 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 36


Когда Гарет Уорнер открыл дверь кабинета Лорда Защитника, навстречу хлынул поток теплого воздуха. «Должно быть, кто-то развел огонь», – подумал он удивленно. С тех пор как Лорда Защитника заключили в тюрьму «в целях его безопасности», по выражению кариенцев, Гарет редко появлялся здесь и никому не говорил, что собирается сюда этим утром.

Он распахнул дверь и заглянул внутрь, но комната была точно в том же виде, в котором он оставил ее, уходя в прошлый раз, только в очаге полыхал огонь. Большую часть пространства занимал массивный письменный стол. Роскошное кресло, стоящее перед ним, слегка пахло седельной смазкой, которой его обрабатывали, чтобы кожа не теряла гибкости. На ковре все еще висела коллекция фардоннского и хитрианского оружия, которую Дженга собирал долгие годы. Вся комната была пропитана воспоминаниями об этом человеке. Казалось, он просто вышел ненадолго и скоро вернется.

Впрочем, кое-что все же изменилось: гора бумаг, ждущих своего часа на столе, заметно выросла. Гарет вздохнул, увидев ее. Ему хватало и своей работы, и он вовсе не горел желанием брать на себя еще и административные хлопоты Лорда Защитника.

С большинством этих бумаг возни было немного. Прошения о переводе, об отпуске, о разрешении на женитьбу – каждодневные хлопоты, требующие разрешения Лорда Защитника. Но попадались и донесения, с которыми требовалось разбираться внимательно, дисциплинарные вопросы, которые не решишь росчерком пера, большей частью возникающие в результате конфликтов между защитниками и кариенскими солдатами.

А еще там могли быть приказы от Верховной сестры.

Гарет сознавал, что, хоть на них и стоит подпись Джойхинии Тенраган, автором этих приказов является вовсе не она – лепечущее бессмыслицу создание, готовое подписать все, что ляжет перед ней на стол. Она с таким же успехом могла быть сейчас на северной границе. Это были приказы сквайра Мэтена, и пусть он и писал их в манере, привычной для медалонцев, это были приказы его кариенских хозяев.

Он направился к столу и, внезапно похолодев, ощутил, что кроме него в комнате есть кто-то еще.

– Гарет.

Он мгновенно повернулся на голос. Перед ним стояла Р'шейл. Она выглядела лучше, чем в тот последний раз, когда они виделись. На нее приятно было посмотреть: темные волосы отросли и рыжими волнами спадали на лицо. Но изменилась не только внешность – в ней появилась уверенность, которой раньше не было и в помине. Он гадал, глядя на нее, как ей удалось вырваться от кариенцев и зачем ей понадобилось после этого так глупо лезть в Цитадель. Сзади, уверенный в себе и спокойный, стоял харшинский полукровка Брэкандаран.

– Р'шейл! Брэк! Откуда вы? Впрочем, не хочу даже знать.

Он оборвал себя и обошел кругом стол лорда Дженги, прежде чем снова посмотреть на них. Они были в удобных харшинских кожаных одеждах, подчеркивающих их изящное сложение, – уже по этому в них можно было узнать чужую породу.

– Что вы здесь делаете?

– Мы хотим расставить все по местам, – ответила Р'шейл.

– И как вы собираетесь это сделать?

– С твоей помощью.

Ее слова не слишком удивили его.

– Видимо, ты считаешь, что я тебе что-то должен, раз не поддержал тебя на собрании?

– Ты ничего не должен мне, Гарет. Но ты сам сказал, тайком передавая мне нож, что Медалону будет мало проку от тебя, если ты окажешься в тюрьме.

– Но я и не в тюрьме, как видишь.

– Вижу. Я убила этим ножом кариенского наследного принца. Полагаю, что, если кариенцы узнают об этом, тебе грозит что-нибудь похуже тюрьмы.

Гарет был слишком опытен, чтобы позволить себе испугаться.

– Ты убила кариенского наследного принца? О Основательницы, уж если ты устраиваешь неприятности, Р'шейл, то не мелочишься.

По ее губам скользнула легкая улыбка.

– Подожди, пока услышишь все остальное.

Он покачал головой.

– Спасибо, но я вовсе не…

– Нет! – отрезала она. – Так больше не пойдет, Гарет. Пора решать. Или ты с нами, или ты против нас. Нельзя больше сидеть между двух стульев.

Гарет тяжело опустился в кресло Лорда Защитника – не столько потому, что почувствовал, как внезапно ослабли его ноги, но чтобы выиграть хоть немного времени на размышления. Он знал все о Р'шейл. Знал о ее родителях-харшини, знал, что она-то и является давно ожидаемым язычниками дитя демона, но до этого момента даже не задумывался над тем, что она и вправду может быть так могущественна, как утверждают язычники.

– А если я не захочу быть с вами? – спросил он, гадая, насколько решительно она настроена.

– Тогда я устраню тебя из своих расчетов.

– Ты убьешь меня?

– Я убила кариенского принца. Как ты считаешь, стану я печалиться из-за простого защитника?

Он уперся ладонями в стол и поднял на нее глаза. Все ее существо казалось наполненным сдерживаемой силой, ждущей повода вырваться на свободу.

– Значит, так? Присоединиться к вам или умереть?

– В общем, так, – пожала плечами она.

– Ты не оставляешь мне выбора.

– Значит, ты согласен?

Он задумчиво кивнул.

Она подскочила к нему и накрыла его ладони своими.

– Клянись!

Гарет открыл рот, собираясь пообещать все, что она хотела, но не смог вымолвить ни слова. Она сделала с ним что-то, что не давало ему солгать. С неожиданной ясностью он понял, что, если он поклянется сейчас, ему придется держать эту клятву до самой смерти – и даже после нее, если язычники не врут и после смерти действительно что-то есть.

– Клянись, Гарет, – прошептала она. Она стояла перед ним лицом к лицу, и ее глаза, казалось, проникали в самые сокровенные тайники его души, куда он привык прятать все свои неприятные тайны, все секретные замыслы. Она не использовала магии, ее глаза не темнели, но он почему-то понял, что не сможет отречься от того, что сейчас скажет.

– Я с вами, Р'шейл.

Она очень внимательно вгляделась в него и отступила. Как только она отпустила его, Гарет упал в кресло и закрыл глаза, надеясь, что, когда он откроет их, комната уже не будет вращаться.

– Извини, Гарет, но мне требовалось быть уверенной в тебе.

Он поднял на нее глаза, соображая, что же наделал. Через несколько секунд он собрался с силами и раскрыл рот.

– Ну и что теперь?

– Первым делом нужно сделать так, чтобы кариенцы не повесили Тарджу, – отозвался Брэк с таким видом, будто дело было пустяковое – словно муху прихлопнуть.

– Разве вы не знаете, что они обвиняют его в убийстве принца Кратина?

– Да уж, откуда им знать, что это сделала дитя демона. Когда будет суд?

– Суд? Какой суд? Кариенцы не слишком заботятся о формальном правосудии, Брэк. Назначено повесить Тарджу в ближайший выходной. Это будет в амфитеатре, чтобы все могли прийти и посмотреть.

– Нам придется остановить их, – заявила Р'шейл. – А где Дженга? Его они тоже убили?

– Нет еще. Они не слишком лютуют с защитниками. Большинство их людей не говорит по-медалонски, поэтому мы нужны им. А если они убьют Лорда Защитника, может подняться восстание, и они это понимают. Он под арестом. Они держат его в темнице под зданием штаба, и его охраняют кариенцы, а не наши люди.

– Значит, нам нужно освободить его.

– Как? Насколько я помню, твоя последняя попытка освободить кого-то из Цитадели закончилась полным провалом.

Р'шейл нахмурилась при упоминании о былой неудаче.

– На этот раз я спланирую все получше. Если мы хотим справиться с кариенцами, первым делом нам нужно избавиться от Джойхинии и поставить на ее место Верховную сестру, которая будет на стороне Медалона, затем…

– Кого ты собираешься поставить на это место? Мэгина мертва.

– Знаю. Я видела ее голову над воротами.

– Чья была идея? – осведомился Брэк.

– Верховной сестры.

– Почему-то я даже не удивлена. – Брэк даже не знал, что у Р'шейл может быть такой тяжелый взгляд. Она потрясла головой, пытаясь освободиться от переполнившей ее ненависти, и пожала плечами. – Я думала о Хэрри.

Гарет задумался. Хэрри не пользовалась популярностью. Но из всех Членов Кворума она одна, пожалуй, действительно пеклась о Медалоне.

– Допустим, ты справишься с этим, что дальше?

– Мне нужно найти архивы харшини. А еще я убью Локлона.

– Локлона? А он-то здесь при чем? Кроме того, он числится как дезертир. Никто не видел его с той ночи, когда прошло последнее собрание.

Р'шейл подтащила к столу деревянное кресло, стоящее у стены, и уселась в него.

– Джойхинии больше нет, Гарет. Кариенские жрецы украли чужое сознание и поместили в ее тело. Вовсе не Джойхиния пишет Кариенские указы. Это Локлон.

Гарету было не под силу сразу поверить в услышанное.

– Это же абсурд… так не бывает…

– Бывает, и еще как, – отрезал Брэк. – Ты столкнулся с силами, существование которых отрицаешь, но от этого они не стали менее реальными. Или менее могущественными.

– Может быть, она все же придет в себя…

– Тарджа уничтожил ее разум. Джойхинию уже не вернуть.

– Но при чем тут Локлон? Как он…

– Это не важно, – отмахнулась Р'шейл. – Главное, как-нибудь разобраться с ними со всеми – с Локлоном, с кариенцами и прочими. Пока все это не улажено, я не могу заниматься поиском ответов на праздные вопросы.

– Ты что, ехала сюда с закрытыми глазами, Р'шейл?

– Я не говорю, что все будет просто, Гарет, – ответила она. – Но другого пути нет.

Комендант медленно кивнул.

– Хорошо. Но если вы хотите, чтобы я работал на вас, тогда я прошу… нет, я требую… двух вещей.

– В твоем положении о требованиях лучше не вспоминать, Гарет.

– И все же я буду требовать. И если ты откажешься, то я просто проткну себя своим же мечом и избавлю кариенцев от необходимости вешать меня.

Р'шейл приготовилась возражать, но раньше, чем она открыла рот, ее прервал Брэк.

– Что ты хочешь, комендант?

– Во-первых, я хочу, чтобы ты пообещала слушаться меня, я не сидел без дела, глядя, как кариенцы грабят Медалон. У меня есть нужные люди на нужных местах, и они повинуются мне. Но если мы не хотим провалиться, нужно действовать слаженно. Не стоит никому – и особенно тебе, Р'шейл, – срываться из-за какой-то благородной языческой цели, на которую мне наплевать, и портить игру всем остальным. Меня не волнует ни твое предназначение, ни харшини, ни повстанцы. Я даже и знать не хочу, что тебе нужно в архивах. Понятно?

– По моему, вполне. А во-вторых? – спросил Брэк быстро не дав Р'шейл вставить ни слова.

– Я хочу расформировать Сестринскую общину.

– Расформировать Сестринскую общину? Зачем?

– Странно, что ты об этом спрашиваешь, Р'шейл. Это продажное и пагубное правительство. Может быть, начинали они и с добрыми намерениями, но теперь ими движет только стремление к личной власти. Все нынешнее безобразие затеяно было сестрами Клинка. Захватив Цитадель, мы должны вырвать власть из рук общины и предать ее защитникам.

– Ты хочешь заменить одну тиранию другой? – насмешливо уточнил Брэк.

– Нет. В конечном счете мы проведем выборы. У медалонцев должна быть возможность самим выбирать того, кто возглавит их. Нельзя доверять этот выбор горстке женщин, которым с детства внушили, что они умнее всех на свете. Мы доверим власть Дженге, пока не прогоним кариенцев, а потом организуем выборы. Он благороден и сможет проследить, чтобы все было сделано честно. Р'шейл недоверчиво глядела на него.

– Давно ли ты все это задумал, Гарет?

– Покончить с Сестринской общиной? С тех самых пор как узнал, что в Священных горах сожгли деревеньку под названием Приют, – ответил он.

Какое-то время она молчала.

– Ты сам родом из Приюта. – Это был не вопрос, а утверждение; внезапно она поняла, что движет им в этой жизни. А он почувствовал, что где-то в глубине души она простила его.

– Твоих настоящих родичей убили тогда, Р'шейл. Как и моих.

– Я и не знала, что ты из горного народа.

– Откуда тебе было знать? Я стал защитником задолго до того, как мы познакомились.

– И ты все это время знал, кто я такая?

Он покачал головой.

– Ты родилась уже после того, как я ушел из Приюта. Но я знал твою мать, Джей'нл. И ее сестру, Б'трим.

– Какими они были?

Он улыбнулся, отчасти своим воспоминаниям, отчасти в ответ на волнение Р'шейл. За всей ее силой, за всеми великими замыслами скрывался ребенок, жаждущий утешения, как и положено детям.

– Б'трим я запомнил огромной грозной женщиной, которая могла погнаться за нами, ребятишками, в лес, размахивая охотничьим ножом если бы застукала нас за кражей из ее силков. Джей'нл была полной противоположностью. Маленькая, хрупкая и пугливая. Мы называли ее снегурочкой. Для нее не было большей радости, чем потеряться в лесу. Нас, мальчишек, нередко посылали разыскивать ее. Она даже дикого кролика могла бы подманить и накормить с рук. Я никогда больше не встречал таких девушек. Немудрено, что в конце концов в нее влюбился король харшини.

Р'шейл прикрыла глаза, и Гарет обменялся взглядами с Брэком.

– Когда ты покинул Приют? – спросил Брэк.

– Мне было четырнадцать. Меня не слишком привлекала судьба дровосека, и я убежал в Тестру. Там я выяснил, что уметь жить на земле еще не значит быть готовым к жизни в городе. Меня поймал за кражей еды лейтенант защитников. Он предложил мне выбирать – вступить в их ряды или быть отосланным в Гримфилд. Так я сделался защитником. Этот лейтенант замолвил словечко за меня, и меня приняли в кадеты. С тех пор я не возвращался в Приют.

– Тебе повезло, что ты встретил столь достойного человека, – заметил Брэк.

Гарет кивнул.

– Повезло. Я до сих пор обязан ему. Его звали Палин Дженга.

Р'шейл широко открыла глаза.

– Значит, тебе есть за что мстить и есть за что возвращать долги.

Он кивнул.

– Именно поэтому я настаиваю на том, чтобы оба моих требования были приняты. Я не допущу, чтобы твои планы помешали моим. Другого случая у меня не будет. Мы договорились?

Р'шейл посмотрела на стоящего за ее спиной Брэка. Харшини еле заметно наклонил голову.

– Да, Гарет. Договорились.

Глава 37


Гарет Уорнер назначил собрание офицеров, разделявших его стремление свергнуть сразу и кариенцев, и сестер Клинка. Р'шейл была поражена, увидев их. Знакомых лиц почти не было – только несколько однокашников Тарджи. Все это были господа офицеры, которых трудно было бы заподозрить в измене. Она была уверена, что все защитники в Цитадели желают освободиться от кариенской оккупации, но для нее стало откровением, что большинство из них желают свергнуть заодно и Сестринскую общину.

Они собрались в небольшой комнатке на задах таверны «Серая вдова» на Трактирной улице. Приходили по одному, чтобы не привлекать внимания кариенских солдат, которых теперь всюду было полно. Окна были прикрыты потрепанными ткаными занавесками, а желтый свет стеклянных светильников, развешенных по стенам, создавал особенно заговорщицкую атмосферу. Когда все собрались, Гарет запер дверь и оглядел пришедших. Было пятнадцать защитников, все офицеры в чине не ниже капитана. Единственными штатскими в комнате оказались Брэк и Р'шейл.

– Начну сразу с сути дела, – объявил он. – Если не все вы знаете имена товарищей, то, может быть, это и к лучшему. Но вот этих двоих следует вам представить. Большинство из вас знает Р'шейл. А ее друга зовут Брэк.

– Им можно доверять? – спросил незнакомый офицер.

– Иначе бы их здесь не было.

Защитник кивнул, и больше к этой теме не возвращались.

– Насколько я понимаю, это собрание означает, что мы переходим к действиям, – высказался другой.

Гарет кивнул.

– Начнем в выходной на рассвете.

– У нас почти не останется времени на подготовку, – отметил кто-то. Р'шейл помнила этот голос, но сейчас не видела говорящего.

– В том-то и дело, – ответил Гарет. – Выйдя отсюда, мы должны будем посвятить еще многих в тайну нашего существования. Чем больше людей о нас узнает, тем больше шансов, что мы будем раскрыты. Соответственно, чем меньше времени останется до начала действий, тем лучше для нас.

– Я помню, что все это мы уже обсуждали, – вступил молодой человек, сидящий где-то сзади от Р'шейл, – но даже если мы захватим Цитадель, никуда не денется армия кариенцев, стоящая возле ворот крепости.

– И еще придется как-то справиться со жрецами, – тревожно добавил его сосед. – Во всякие сказки про магию я не верю, но я был на северной границе, когда их армия напала на нас. И то, что я там видел я не забуду.

– Возьмите их в заложники, – предложила Р'шейл. Все, включая Брэка, удивленно посмотрели на нее.

– Если все пройдет как надо, – продолжала она, – то, когда вы возьмете Цитадель, все герцоги Кариена окажутся у вас в заложниках, и их жрецы вместе с ними. Если вы не сможете прийти к соглашению с Ясноффом, имея на руках такой козырь, как совет герцогов, будет просто смешно. Это же очевидно. Убивайте их по одному, пока он не сдастся. Начинайте со жрецов и постепенно поднимайте планку. До короля Ясноффа должно быстро дойти, что к чему.

Брэк развернул ее к себе и негромко, так что она одна слышала его, прошипел ей в ухо:

– Ради всего святого, что ты затеяла?

– Верь мне, Брэк. – Она высвободилась из его рук и отодвинулась от него.

– Как-нибудь в другой раз, Р'шейл. Я не буду молча смотреть, как ты убиваешь невиновных, пытаясь перещеголять матушку.

Она раздраженно вздохнула. Ну почему он всегда думает о ней так плохо?

– Я не считаю, что кариенских герцогов и их жрецов стоит называть невиновными. Кроме того, мы никого не должны убивать – достаточно припугнуть их. В конце концов, мы просто объясняем им, ради чего они должны вернуться к себе домой.

Брэк очень подозрительно взглянул на нее, но времени на разговоры не было.

– Вы всерьез предлагаете нам хладнокровно убивать заложников? – это спрашивал Рилан, шталмейстер Цитадели. Р'шейл с раннего детства помнила его. – Защитники так не поступают.

– Вы неплохо справлялись с этим во время чистки, командир, – ответила она. – Я думаю, что несколько голов противника над главными воротами уже ничего не изменят.

Комната наполнилась возмущенными голосами. Гарет гневно поглядел на нее.

– Ты слишком многое берешь на себя, Р'шейл.

– Я просто констатирую факты, Гарет. Защитникам ведь есть в чем покаяться.

– Самой большой нашей ошибкой было то, что мы не удостоверились как следует, уничтожены ли все харшини, – вызывающе выкрикнул кто-то.

Р'шейл повернулась к сказавшему это офицеру.

– Ты делаешь еще большую ошибку, полагая, что мог бы сделать это, не запачкав безнадежно рук. Поглядите на себя! Вы прячетесь в задней комнате таверны и собираетесь свергать свое правительство, а исповедуете отвращение к ненужному кровопролитию. Но ваша драгоценная честь защитников не спасла Мэгину. Она не помешала кариенцам захватить Медалон, и она не поможет вам вернуть его. Вы сражаетесь с фанатиками, капитан, с людьми, которые мыслят иначе, чем вы. Если вы хотите победить, вам придется играть по их правилам, не дожидаясь, пока они начнут играть по вашим.

Гарет предостерегающе взглянул на Брэка.

– Заткни ее, или убирайтесь.

Брэк шагнул вперед и крепко взял Р'шейл за плечо.

– Ты не права, Р'шейл.

– Но ведь я говорю правду! – настаивала она.

– Яснофф не станет торговаться. Ему это не нужно. Что с того, что мы захватим Цитадель? Эта армия, расположившаяся за стенами, сможет держать нас в осаде годы. И некому будет прийти к нам на помощь. А если бы и нашлись желающие, где им набрать столько бойцов, чтобы сразиться со всеми кариенцами, собравшимися здесь? Нет, это было бы слишком опасно. Нам нужно найти другой путь.

Гарет взмахнул руками, утихомиривая гвалт, поднятый словами шталмейстера, и испытующе поглядел на Р'шейл и Брэка.

– Рилан затронул очень серьезный вопрос. Если нам не удастся запутать кариенцев расправой над пленными, то мы окажемся в осаде, которая грозит затянуться надолго и выбраться из которой мы, скорее всего, не сможем.

– А если я скажу, что знаю, кто освободит вас? – спросил Брэк. Р'шейл удивленно обернулась на него и, сообразив, улыбнулась.

– Дамиан.

– Кто? – спросил кто-то из задних рядов.

– Дамиан Вулфблэйд, Высочайший Принц Хитрии. Это к нему собирался идти Тарджа с теми людьми, которых ему удалось собрать, он обещал помочь Медалону.

– Коли на то пошло, – задумчиво добавила Р'шейл, – мы сможем, наверное, уговорить Габлета помочь нам в сражении. И остается еще защитники, ушедшие в Хитрию.

– Сколько этих защитников? – спросил кто-то. – Тысяча? Или две? Не слишком много против этой орды, что стоит здесь под стенами.

– И вы всерьез полагаете, что хитрианцы и фардоннцы придут к нам на помощь? – хмыкнул Рилан.

– Дамиан придет, – уверенно отозвалась Р'шейл.

– Р'шейл права, – подтвердил Брэк. – И Хитрия, и Фардонния придут к вам на помощь, если она попросит их об этом.

– Должно быть, на юге все резко переменилось в последние месяцы, – кисло высказался Рилан. – Еще недавно я слышал, что Габлет собирается нападать на нас, а вовсе не освобождать от захватчиков. И с каких это пор ты берешься приказывать что-нибудь королям и принцам?

Гарет внимательно посмотрел на Р'шейл. Он был на северной границе и знал, что с хитрианским принцем она знакома.

– Я думаю, что она говорит правду, Рилан. Вулфблэйд может и прийти, если Р'шейл попросит его. Но уверена ли ты, что ему можно доверять?

– Я доверила бы Дамиану свою жизнь.

– Но нам придется доверить ему не только твою жизнь, Р'шейл, но жизни всех мужчин, женщин и детей в Цитадели.

Гарет задумчиво поглядел на обоих гостей, видимо решая, стоит ли полагаться на их заверения. В конце концов он пожал плечами и перевел взгляд на своих людей.

– Насколько я понимаю, нам нужно действовать сейчас или отказаться от надежды на победу. С каждым днем кариенцы все крепче обосновываются в Медалоне, и скоро их будет уже не выдворить отсюда. Я предлагаю поверить, что Р'шейл сможет привести кого-то к нам на помощь. Я полагаю, нам следует сейчас действовать решительно, а потом ждать, пока хитрианцы освободят нас.

По комнате пронесся гул голосов, выражающих согласие защитников с высказанным предложением. Гарет кивнул.

– Хорошо. Тогда давайте договариваться о деталях.

Теперь Р'шейл и Брэку настала пора помалкивать. Эти люди готовились действовать с того дня, как Джойхиния подписала договор о капитуляции Медалона. Они подумали обо всем: о ключевых позициях, которые нужно занять, об оружии, которое потребуется для этого, и о каждом человеке, который будет в этом участвовать. На этой встрече утрясались уже мельчайшие детали и последние поправки к их планам.

Готовя переворот, они основывались на предположении, что любой защитник в Цитадели поддержит их, и Р'шейл полагала, что так оно и будет. Трудно было представить себе защитника, который добровольно отдал бы себя во власть кариенцам, – за исключением, может быть, Вэйна Локлона, а с ним она надеялась в ближайшее время разобраться сама.

Освободить Лорда Защитника и Тарджу выпало молодому капитану, которого Р'шейл помнила еще лейтенантом в свою бытность трудницей. Она с легким удивлением обнаружила, что это был тот самый молодой человек, который увел Кайлин на танцы той ночью, когда Дэвидд Тайлорсон привел ее на свидание с Тарджой под амфитеатром. Та ночь отпечаталась в ее памяти как край бездонной пропасти, в которую, как ей казалось, она падала до сих пор навстречу предназначению, о котором она никогда не просила и не мечтала. Симин внимательно выслушал приказ, но она чувствовала, что он взволнован, хотя и старается скрыть это. Он немного беспокоил ее. Все было слишком серьезно, а он словно не понимал этого.

Наступило уже раннее утро, когда Гарет обвел комнату взглядом и удовлетворенно кивнул.

– Ну что ж. Вы все знаете, что вам делать. Вопросы есть?

– Мы не обсудили, каким образом будет доставлено послание к хитрианцам, – заметил Рилан.

– Р'шейл? – спросил Гарет, обращаясь к ней.

– Мы позаботимся об этом.

– А как? – спросил Рилан. – Мы заперты в Цитадели. Как ты пошлешь им весть? Как обманешь бдительность кариенцев? У нас нет птиц, наученных летать в Хитрию.

За нее ответил Гарет:

– Я думаю, что эту задачу мы можем предоставить Брэку и Р'шейл. У них есть… средства, о которых нам не нужно знать. Я полагаю, что по этому поводу мы можем не тревожиться.

Р'шейл краем глаза посмотрела на Брэка, улыбнувшегося при виде этого трогательного признания Гаретом их силы.

– Хорошо, если больше вопросов нет, я полагаю, мы можем закончить. Удачи вам, джентльмены.

Защитники собрали свои карты и планы и начали по одному выходить из комнаты, выскальзывая за дверь по сигналу молодого лейтенанта, дежурившего у выхода. Р'шейл и Брэк выходили последними.

– Я очень многое сделал, полагаясь на ваши слова, и это тревожит меня, – сказал им Гарет, пока они ждали своей очереди. – Вы действительно сумеете сделать так, что Вулфблэйд и фардоннцы вовремя придут к нам на помощь?

– Я думаю, что сумеем.

– Р'шейл, я был бы страшно счастлив, если бы ты говорила немного поувереннее.

Она пожала плечами.

– Все зависит не только от меня. Мне придется поговорить с богами.

Гарет нахмурился.

– Подумать только, что я не просто говорю с вами об этом – нет, я основываю на этом бреде всю стратегию. – Он остановился и кивнул в ответ на приветствие двух капитанов, подождал, пока те выйдут, и продолжил: – Я хочу сказать тебе еще кое-что. Если мы убьем слишком много жрецов и герцогов, Яснофф так разъярится, что будет стремиться уничтожить нас всех просто по злобе.

– Если тебе и придется убить, Гарет, то только нескольких.

– Тебе легко говорить. А перерезать им горло мечом будут другие. Или ты собираешься заняться этим сама?

– Я не могла бы, даже если бы хотела. Если бы я стала причиной такого насилия, это ударило бы по тем харшини, которые связаны с тем же источником силы, что и я. – Она посмотрела на Брэка, немного обиженная изумлением, появившимся на его лице. – Ты думал, что я не знаю? Я помню, что сказала мне Шананара по поводу той ночи, когда я пыталась убить Локлона. Если даже пожелание смерти одному может причинить такую боль харшини, то убийство дюжины может просто уничтожить их.

– Не забывай еще вот о чем, – напомнил ей Гарет. – Позволив сотням тысяч разъяренных кариенцев пройтись по Медалону ты станешь причиной не меньшего числа бед, чем если бы ты просто убила их своими руками.

– Не беспокойся, Гарет. Я знаю, что делаю.

Он уныло покачал головой.

– Я сильно сомневаюсь в этом, Р'шейл, да и Брэк, насколько я могу судить по выражению его лица, тоже.

– Тогда почему ты все же решился действовать?

– У нас нет выбора, – просто ответил он.

В Главный зал Цитадели теперь называли домом Франсил, но Р'шейл отказалась признать новое название. Это название Джойхиния Тенраган добыла ценой женской чести, а Р'шейл отказывалась оправдывать столь низкий поступок. В огромном помещении никого не было, и они проскользнули внутрь, испуганно прислушиваясь к громкому гулу захлопнувшихся дверей. Рассветало, и первые лучи солнца окрашивали алым пляшущие в воздухе пылинки. Стены под галереей были еще погружены во мрак. Брэк вошел в зал и огляделся. В его глазах затаилась печаль.

– На потолке здесь были изображения первичных богов, – сказал он, глядя на пустынный белый свод. Его голос громко разнесся по молчащему зданию. – Харшини потратили полстолетия на то, чтобы создать их. Можно было всю жизнь смотреть на них и не разглядеть все, что нарисовано.

– На стене в моей комнате была фреска такого типа, – вспомнила она. – На ней было столько деталей, что я никогда не уставала глядеть на нее.

Казалось, он даже не слышит, что она говорит.

– Вдоль галереи шли фрески, посвященные случайным богам. Их последователи могли приходить в Храм богов и сами дорисовывать фрески, опираясь на свой опыт общения с богами. Некоторые фрески были просто великолепны, особенно те, что посвящались богу художников. На стенах были выгравированы сонеты, посвященные богу поэзии. Видишь эту мраморную балюстраду? Если внимательно посмотреть, окажется, что каждая колонна покрыта особой резьбой. Открой в ветреный день окна с двух сторон зала, и он запоет песню в честь бога музыки.

Р'шейл не знала, что сказать и стоит ли говорить вообще. Брэк погрузился в воспоминания. Он шагал по залу, и его сапоги гремели по мраморному полу.

– Видишь эти двенадцать колонн, поддерживающие галерею? В каждой из них была ниша, но теперь они замурованы. В каждой из них был алтарь одного из первичных богов. – Он нахмурился в ответ на какие-то далекие воспоминания и взглянул на нее. – Всевидящий Кристалл стоял вот здесь, на подиуме. Он казался мне огромным, но это, наверное, потому что я был еще маленьким.

– Должно быть, это было прекрасное зрелище.

– Было, – согласился он, хмуро глядя на голые стены. Стена за подиумом была заштукатурена и побелена. Р'шейл вспомнила внушительный камень в храме Гринхарбора и попыталась вообразить подобный камень, гордо возвышающийся посреди этого храма, но не смогла. Для нее зал был слишком связан с Сестринской общиной и ее историей, чтобы она могла представить то, чем грезил сейчас Брэк.

– Ты даже не представляешь, как в детстве мы с Коранделленом озорничали, играя с богом воров и богом удачи.

– Вы играли с богами?

– Мир тогда был совсем иным, Р'шейл. Тогда не было никаких сестер Клинка. Никакого Всевышнего. Вообще никакого насилия, о котором стоило упомянуть, разве что в Хитрии, но это была провинция бога войны, и на наши жизни они посягали редко. – Он покачал головой и печально огляделся. – Сестринская община немало напакостила, но из всех ее дел это, пожалуй, самое скверное.

Она вгляделась в пустой зал. Она видела Убежище и была покорена его красотой, но сейчас ей пришло в голову, что все его красоты были только слабым отражением того, чем когда-то была Цитадель.

Брэк, видимо, уже стряхнул с себя меланхолию.

– Пошли. Если уж нам нужно это сделать, то лучше поскорее Город скоро проснется.

– Жрецы нас не учуют?

– Здесь – нет.

– Ты не говорил об этом раньше.

– Я вполне намеренно утаил это от тебя, – подтвердил он. – А то мало ли что бы ты надумала.

– Но они же засекли меня в прошлый раз, когда я попыталась призвать здесь силу.

– Это потому, что они были внутри вместе с тобой.

– Интересно, сколько еще жизненно важных деталей ты вполне намеренно утаил от меня? – рассердилась Р'шейл.

– Немного. Но нам пора. Не торчать же здесь весь день.

Это был Храм богов. Произнести здесь имя бога значило призвать его. Ей стало не по себе – а вдруг после всего, что здесь происходило, боги не захотят прийти на ее зов? Она покосилась на Брэка, потом решительно вздохнула.

В конце концов, был только один способ выяснить это.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации