» » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Королевский подарок"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:28


Автор книги: Джулианна Морис


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 8 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Рауль, я беременна. А любой мужчина мечтает о стройной, изящной любовнице.

Он глубоко вздохнул. Глаза Джулии выражали множество чувств, но он увидел лишь одно. Сомнение. Она сомневалась, что желанна.

– Ты думаешь, я не захочу тебя после рождения ребенка?

– Не удивлюсь, если ты не хочешь меня уже сейчас.

Глаза Рауля расширились. Неужели она сама верит в то, что говорит?

– Мы целовались вчера вечером, помнишь? И если бы ты позволила мне не останавливаться…

– Это было вчера вечером. – Джулия отвела взгляд и непроизвольно облизала губы.

– И что с тех пор изменилось?

– Во-первых, я беременна. К тому же я знаю, ты не испытываешь ко мне… – Она умолкла и закусила губу.

– Чего я не испытываю?

– Ничего.

Рауль знал это выражение лица. Когда его сестры так надували губки, это означало только одно. Он, Рауль Оман, только что пропустил нечто очень важное и совершенно не понимает женщин.

– Возможно, – прошептал Рауль, придвигаясь к Джулии, – нам следует проверить, осталось ли прежнее влечение.

– Рауль, не надо, – взмолилась Джулия. – Дело не только в моей беременности. Я никогда не вела себя так, как тогда, в Вашингтоне… И не уверена, что у меня снова получится.

Он улыбнулся. Оказывается, мисс Я-все-могу-сама чертовски не уверена в себе. Что ж, если ему суждено стать примерным семьянином, Джулия Паркер – не самый худший вариант спутницы жизни. С ней, по крайней мере, не соскучишься.

– Мы не станем заниматься любовью. – Рауль пропустил сквозь пальцы шелковистые пряди ее волос. – Нельзя рисковать здоровьем малышки. Просто сейчас мы проверим, насколько ты права относительно моего влечения.

Она с отчаянием заглянула в его глаза, но Рауля уже нельзя было остановить. Сама мысль о том, что он потерял к Джулии всякий интерес, казалась ему смехотворной.

– Первое, что ты должна понять, – продолжал Рауль, развязывая пояс ее халата, – мужчины моей страны ценят женщин с округлыми формами. Мы не разделяем увлечения твоих соотечественников худосочными моделями.

Джулия затаила дыхание и не проронила ни слова. Рауль спустил халат с ее плеч. При виде ее великолепного тела он почувствовал, как кровь закипает в жилах. Трусики плотно облегали округлившийся животик. Пышную грудь сдавливал прозрачный шелк бюстгальтера.

Воспоминания каскадом обрушились на него. Она стала единственной женщиной, с которой он занялся любовью без презерватива. И сейчас Рауль вновь хотел погрузиться в ее зовущую плоть.

– Джулия, – простонал он, накрывая ладонью набухшую грудь.

У нее перехватило дыхание. От прикосновений его пальцев к соскам по телу бежали электрические разряды.

– Ты такая красивая, – хрипло произнес Рауль. – Как я могу не желать тебя?

Джулия дрожала и боролась с искушением ответить лаской на ласку, поцелуем на поцелуй. Она не может, не должна поощрять это безумие. Ведь Рауль не любит ее и не хочет ребенка.

Иногда по ночам она мечтала о том, чтобы он оказался рядом, сжал ее в объятиях. Но утром мечта рассыпалась в прах, потому что шейх Оман олицетворял собой все то, что она не выносила в мужчинах. Он приказывал, а не просил, не знал, что такое компромисс. Выйти за него замуж означало для Джулии совершить самую большую ошибку в жизни.

Но как приятно снова чувствовать себя желанной. Беременность сделала ее невероятно чувствительной к ласкам. Джулия уже почти забыла, как великолепно ощущать себя в объятиях Рауля. Она запустила пальцы в его шевелюру, притягивая мужчину еще ближе.

– Милая, – простонал Рауль, прижимаясь к ней всем телом и покрывая ее грудь и плечи поцелуями. – Чувствуешь, как велико мое желание? Разве его можно скрыть?

Словно протестуя против материнской слабости, малышка сильно толкнула Джулию в живот. Чувственный туман мигом рассеялся. Рауль резко отпрянул и теперь удивленно взирал на Джулию.

– Что это?

Джулия откашлялась и перевела дыхание.

– Малышка… она пошевелилась.

– Это ребенок?

Ребенок.

Рауль желает ее тело, но дитя, которое она носит под сердцем, ему не нужно. Джулия хотелось бы думать, что Раулю помешало незнание языка, но не стоит обманывать себя. Ее девочка для него – всего лишь непредвиденное осложнение.

Сдерживая слезы, она тряхнула его за плечи со всей злостью, на которую была способна.

– Да, – выпалила Джулия. – Младенцы имеют обыкновение шевелиться в животе матери. А теперь, когда ты доказал нашу сексуальную совместимость, пожалуйста, уходи.

– Джулия…

– Оставь меня.

Рауль не двигался с места.

– Я не выйду за тебя замуж. А теперь уходи.

– Ты должна быть благоразумна.

– Это ты должен быть благоразумен. Подумай сам. Ты принц, твоей семье нужны наследники. – Ее голос сорвался на крик. – Я жду девочку, Рауль. И, возможно, других детей у меня уже не будет.

Она едва сдерживала слезы.

– Джулия, не говори так.

– Нет. – Она покачала головой. – Когда-нибудь ты захочешь сына, а я не смогу тебе его родить.

Рауль вздохнул и поднялся. Он жаждал убедить Джулию, что находит ее привлекательной. И ему это удалось. Но почему тогда он не может избавиться от ощущения, что, выиграв сражение, проиграл войну?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В течение следующих двух недель Рауль и Джулия едва ли сказали друг другу несколько слов.

Действительно, женщины полны загадок. Они словно существа с другой планеты. Рауль понимал, что упустил нечто очень важное. Но что?

Его не покидала тревожная мысль, что большую часть жизни он встречался не с теми женщинами.

Единственным утешением было то, что Джулия чувствовала себя гораздо лучше. Она быстро набирала вес. Новости в компании разлетались молниеносно, и от сотрудников Рауль узнал, что врач больше не беспокоится за жизнь ребенка. Ему также стало известно, что Шэрон Уотертон и Лорен Митчелл тайком от Джулии готовят вечеринку в ее честь. Вечеринку, которую он ни за что не пропустит.

В среду утром, выходя из кабинета Джулии с пустым пакетом в руках, Рауль столкнулся с ней в коридоре.

– Я так и знала, что ты делаешь это либо рано утром, либо после работы. Я же запретила тебе носить мне еду.

– Да, но мне доставляет удовольствие заботиться о тебе.

Она сердито вздохнула и кивнула.

– Хорошо, но о твоих маленьких вылазках никто не должен знать.

– Я очень осторожен, – заверил ее Рауль.

– Я знаю, – Джулия отвела взгляд. – Спасибо. Наберись терпения, велел себе Рауль.

Один раз он уже пытался надавить на Джулию.

И к чему это привело? Ему стоило дать ей время хорошенько обдумать его предложение. Но нежелание Джулии открыто признать его отцовство вывело Рауля из себя, и он потерял голову. На сей раз он будет вести себя более осторожно.

В коридорах компании стояла тишина. В столь ранний час они были одни в здании.

– Мы так и не пришли ни к какому решению, – напомнил Рауль, убедившись, что их никто не услышит. – Ты не рассказываешь мне о визитах к врачу. Почему я должен узнавать новости о своем ребенке от третьих лиц?

Джулия молчала.

– У тебя есть еще неделя, – продолжил Рауль, – чтобы рассказать в компании о наших взаимоотношениях. Это нужно сделать, Джулия. Так больше не может продолжаться.

– Рауль, нет.

– Пожалуйста, – умоляюще произнес он. – Это для меня очень важно. Тогда, в коридоре, когда мистер Хуффман пожалел тебя, я чуть со стыда не сгорел… Все считают тебя матерью-одиночкой.

– Я ничего от тебя не жду, Рауль.

– Но я не оставлю тебя.

Она долго молчала, затем подняла на него грустные глаза и кивнула.

– Хорошо. Я подумаю.

– Неужели перспектива жить со мной представляется тебе такой ужасной? – Рауль искренне хотел разобраться, что происходит в ее душе. – Я не жестокий человек. Я дам тебе и ребенку все, что пожелаете. А если ты сомневаешься в моей верности, обещаю, что не дам ни малейшего повода для ревности. Узы брака священны в моей семье.

– Одного чувства ответственности недостаточно, чтобы стать хорошим отцом. Я это знаю точно, – прошептала Джулия, и ее прекрасные карие глаза наполнились слезами.

Раулю захотелось прижать ее к себе, осушить слезы поцелуями. Но такое поведение наверняка вызовет протест с ее стороны. Неопределенность злила Рауля. Кейн предложил подать в суд, но он не хотел решать проблему таким кардинальным способом. Оставалось надеяться на благоразумие самой Джулии.

Тем же вечером Рауль позвонил домой. Дальше утаивать новости от семьи он не мог.

В его стране было утро, и трубку подняла служанка. Рауль позвал к телефону Фатиму, которая по счастливой случайности оказалась дома.

– Рауль, милый. Мама расстроится, что ты ее не застал. Она уехала в свой благотворительный фонд, – поприветствовала брата Фатима. – Хотя зачем я тебе это рассказываю? Ты и сам прекрасно знаешь, что она ездит туда каждое утро, а отец отправляется к дедушке.

– Знаю. – Впервые за две недели Рауль улыбнулся. – Я хотел поговорить с тобой.

– Да?

– Помнишь, я рассказывал о женщине, которую встретил в прошлом июне? Джулии Паркер?

– Да, помню. Ты никогда раньше не рассказывал о своих подругах. – В голосе сестры звучал неподдельный интерес.

Последнее замечание задело Рауля.

– Она не одна из моих подруг. – Ему хотелось, чтобы семья сразу поняла, как высоко он ценит Джулию. Что она единственная, хотя он сам долгое время не желал этого признавать.

Повисла короткая пауза.

– Ты отзывался о мисс Паркер очень тепло. Она показалась мне милой девушкой.

Рауль вздохнул. После возвращения из Вашингтона он все время думал о Джулии и решился рассказать о ней сестре. Поговорить с отцом или матерью он не мог. Они пришли бы в восторг от услышанного и настаивали бы на немедленной свадьбе. Даже тот факт, что предполагаемая невеста – американка, вряд ли смутил бы его родителей.

– Рауль? – прервала его размышления сестра.

– Фатима, Джулия беременна. – Не дождавшись ответной реакции, он вздохнул и продолжил: – У нас будет ребенок.

– Не могу поверить… Она скрыла от тебя свою беременность? – В голосе Фатимы звучало искреннее изумление, и Рауль стиснул в руке трубку. Он не хотел рассказывать семье об обмане Джулии, но не из-за уязвленной гордости. Они должны принять ее в семью, и тот факт, что она долгое время скрывала свое положение, мог значительно усложнить дело.

– Джулия знала, что я не готов обзаводиться семьей. Она подумала, я не захочу лишних сложностей…

– Тогда она тебя совсем не знает.

– Джулии не слишком везло с мужчинами, Фатима. Она полагала, что я такой же, как все остальные.

– Когда свадьба?

Рауль вздрогнул.

– Джулия мне отказала. Она очень независима.

– Ты в кои-то веки делаешь женщине предложение, и она тебе отказывает? – Фатима звонко рассмеялась. – Я хочу познакомиться с этой независимой американкой. Она мне уже нравится.

– Нравится? Она отказывается выходить за меня замуж, – сердито напомнил сестре Рауль. – К тому же она вбила себе в голову, что поправилась и не привлекает меня как женщина. – От одной мысли о прелестях Джулии Паркер у него участилось дыхание. – Но это не так.

– Ты любишь ее?

– При чем тут любовь? Она ждет моего ребенка и должна стать моей женой.

– Очень романтично.

Рауль уставился на стену. Он знал, что сестры встанут на сторону Джулии. Женщины есть женщины.

– Она разрешила матери и отцу навестить ребенка, когда он родится. Уверен, что, в конце концов, она примет мое предложение.

– Ребенок? – переспросила сестра. – Ты уже дважды произнес это слово.

– Что ты имеешь в виду?

– Ничего… Просто оно звучит так отстраненно.

– Я отец. Разве этого недостаточно? Расскажи родителям, но постарайся удержать их дома. Мне и без них проблем хватает. Я позвоню, когда появятся новости.

Они тепло попрощались.

Рауль долго размышлял, как дальше будут развиваться его отношения с Джулией. Разговор с Фатимой заставил его усомниться в правильности собственных поступков. Ему просто необходимо задать Джулии несколько вопросов и получить на них ответы.

Сложность заключалась в том, что Джулия всячески его избегала.


Джулия вышла из здания компании и вдохнула холодный зимний воздух. После обеда она отпросилась с работы и решила пройтись по магазинам. Теперь, когда ребенок активно набирал вес, ей не помешает купить новую одежду.

– Привет, Джулия.

Она молча наблюдала, как Рауль выходит из серебристого «мерседеса», припаркованного у тротуара.

Последнее время она испытывала к Раулю смешанные чувства. С одной стороны, он властный, не терпящий возражений человек, которому не место в жизни ее дочери. Но с другой стороны, ей не хватало его французской галантности, его объятий и страстных поцелуев…

– Куда ты идешь?

– По магазинам.

– Тогда тебе наверняка понадобится мужская сила. Позволь сопровождать тебя. – Он жестом указал на «мерседес».

В машине Джулия согрелась, немного расслабилась и завела разговор о сотрудниках компании. Рауль Оман был замечательным собеседником, образованным и остроумным. Уже через несколько минут она заливалась смехом над его рассказом о взаимоотношениях Кейна Халея и Мэгги Стюард.

– Миссис Стюард – превосходная помощница, – уверял Рауль. – Кейну с ней необычайно повезло.

– Да уж, – согласилась Джулия, хотя в душе сомневалась, что Кейн догадывается о своем везении.

Рауль припарковался и обошел вокруг машины, чтобы помочь Джулии выйти. Она с благодарностью оперлась на протянутую руку. Последние недели малышка быстро набирала вес, и Джулия чувствовала себя неуклюжей.

В торговом центре она с облегчением избавилась от пальто.

– Ты замерзнешь, – забеспокоился Рауль.

– Ты даже не представляешь, как мне жарко. Такое ощущение, что внутри меня работает небольшая печка.

– Вот как? – Рауль взял у нее из рук пальто. – А когда ребенок шевелится, ты испытываешь дискомфорт?

Джулия нахмурилась. Господи, как она ненавидела это слово – ребенок! Сможет ли Рауль когда-нибудь полюбить свою малышку?

Лишь одно она знала наверняка: Рауль не отступится. Он выполнит все свои обязательства, чего бы это ни стоило.

– Я нормально переношу ее движения. Каждый раз, когда она шевелится, я знаю, что она жива и здорова. Было время, когда я с замиранием сердца ждала каждого толчка.

– А что сказал доктор?

– Мы приблизились к нижней границе нормы.

Еще пара недель – и я наберу нужный вес. Сейчас я постоянно ем и стараюсь высыпаться. Это очень благотворно влияет на малышку.

– Я рад.

Они вошли в очередной магазин, наполненный игрушками и детской мебелью. Джулия с восхищением провела рукой по погремушкам над одной из колыбелек. Они были выполнены из дерева и раскрашены вручную.

– Тебе нравится? Давай купим. – Рауль жестом подозвал продавщицу.

– Я пока только смотрю. – Джулия испуганно взглянула на него.

Появилась улыбающаяся продавщица.

– Какой у вас срок, мадам?

– Семь с половиной месяцев.

– Вы ищете что-то конкретное?

Джулия покачала головой.

– По правде говоря, я еще не определилась. Я жду…

– Ждете? – в голосе продавщицы звучало удивление, но тут вмешался Рауль.

– Мы пока выбираем, – властно произнес он. Продавщица тут же отступила.

– Конечно, сэр. Я буду неподалеку, если вам что-нибудь понадобится.

– И как часто люди делают то, что ты им говоришь? – спросила Джулия, когда они вошли в следующий магазин.

– Почти всегда, если не брать в расчет одну упрямую американку, которая меня даже слушать не хочет. – Озорные огоньки заплясали в глубине его темных глаз.

– А может, она просто очень умна?

– Бесспорно… и очень красива. Даже когда упрямится.

Джулия улыбнулась и положила ладонь на живот. Ребенок шевельнулся, и это движение наполнило ее умиротворением.

– Могу я? – Рауль, как зачарованный, следил за толчками под ее рукой.

Джулия всегда мечтала разделить с кем-нибудь такие моменты, но никогда не думала, что Рауль сам попросит ее об этом. Видя ее нерешительность, Рауль нахмурился.

– В чем дело, Джулия? Я уже много раз спрашивал, почему ты не пускаешь меня в жизнь ребенка, но так и не получил вразумительного ответа.

– Разве ты не понимаешь? – Слезы наполнили ее прекрасные глаза. – Конечно, ты не хотел становиться отцом. Но послушай себя. Ты ни разу не сказал «моя малышка» или «наша дочь». Она для тебя лишь безликий ребенок. Она будет расти, видеть, как сильно ее друзей любят отцы, и не поймет, почему ты держишься так отстраненно.

Я не хочу, чтобы она страдала.

Я не хочу, чтобы она страдала.

Внезапно Рауль представил маленькую Джулию. Милую девочку, которая всем сердцем любила отца и не понимала, что делает не так.

– Я не похож на него, – резко произнес Рауль.

– На кого? – Джулия подняла бледное лицо.

– На твоего отца.

– Он здесь ни при чем.

– Ты думаешь, я буду вести себя так же и причиню боль… нашей дочери.

– Ты не похож на моего отца, но это ничего не меняет. Она все равно будет страдать. Дети тонко чувствуют разницу между долгом и любовью, а ты ее не любишь. После того, как я с тобой поступила, не думаю, что ты сможешь полюбить малышку. Я не хочу, чтобы ты обвинил нас в том, что мы испортили тебе жизнь.

Так вот в чем дело.

Джулия не простила себя за то, что обманула его, и она не верит, что он простил. Раньше он действительно был против отцовства и семьи. Но разве время не меняет людей? Он всегда желал эту женщину, она носит его ребенка. Если ему и суждено обрести семейное счастье, то только с Джулией.

– Дорогая, – прошептал Рауль. Они свернули за полку с игрушками, которая скрыла их от посторонних глаз, и он ласково провел ладонью по щеке Джулии. – Мои чувства к тебе остались прежними. Я желаю тебя так, как никогда не желал ни одну женщину.

– Ты изменился, – она подняла на него наполненные болью глаза. – Ты всегда говоришь по-французски с людьми, которые тебе дороги. А с тех пор, как ты узнал о ребенке, ты не сказал мне ни единого французского слова.

– Ты же сама мне запретила.

– С каких пор ты меня слушаешь? – парировала она.

– Не часто, – вздохнул Рауль. – Пойми, когда я узнал о ребенке… о нашей малышке, я был шокирован. Ты держала меня на расстоянии и отказывалась от моей помощи. Ситуация вышла из-под контроля, и я не знал, что делать.

– Вот именно. Ты привык контролировать всех и вся.

– Нет, я… – Он запнулся. А если она права?

Как-то отец сказал, что власть не делает тебя мужчиной. Хороший правитель служит своим подданным больше, чем они ему. Тогда они со старшим братом не приняли слова отца всерьез.

– Джулия, – осторожно начал Рауль. – Мне о многом нужно подумать. Я так же, как и ты, желаю нашей дочери всего самого лучшего. Пожалуй, ты права, я никогда не думал о ней, как о живом существе. Просто я мало времени проводил с детьми.

– И что нам делать?

– Для начала вот что. – Рауль убрал руку Джулии и осторожно положил свою ладонь на ее живот. Немедленный толчок вызвал в нем целую гамму чувств. Гордость. Облегчение. Беспокойство.

– Рауль?

– Научи меня, – прошептал он. – Научи меня любить эту малышку так, как любишь ее ты. Помоги стать для нее самым лучшим отцом на свете. Клянусь, что не разочарую тебя.

Джулии очень хотелось верить. Рауль был человеком слова. Она знала это с самой первой минуты, иначе никогда не легла бы с ним в постель. Но действительно ли он изменился? Сможет ли стать хорошим отцом?

У Джулии не было ответов на эти вопросы.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На следующий день Джулия сидела в кабинете и изучала список телефонов сотрудников. Она уже выучила телефон Рауля наизусть, но никак не решалась набрать заветные цифры.

Его вчерашние слова до сих пор звучали у нее в голове.

Научи меня любить эту малышку так, как любишь ее ты. Помоги стать для нее самым лучшим отцом на свете. Клянусь, что не разочарую тебя.

Теперь был ее ход. Джулия гадала, чем обернется ее поступок для ребенка, которого она носит под сердцем.

Она не ожидала, что Рауль так безошибочно распознает ее страхи. Он всегда рос в любви. Откуда ему знать, как чувствовал себя отвергнутый родителями ребенок. Накормить, одеть, дать крышу над головой – этого еще не достаточно.

Пожалуй, она слишком возбуждена. Лучше поговорить с глазу на глаз.

Джулия схватила сумочку и бутылку воды и направилась в кабинет Рауля.

Дерби Эллиотт, секретарша Рауля, подняла голову и улыбнулась.

– Добрый день, мисс Паркер. Проходите.

– Мистер Оман не занят?

– У меня есть распоряжение пропускать вас в любое время, – секретарша пожала плечами.

Джулия кивнула и направилась к дверям.

– Джулия, – поприветствовал ее хозяин кабинета. – Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо. – Она помолчала, а затем продолжила: – Через полчаса мне нужно быть у врача. Поедешь со мной?

– Конечно, – Рауль расплылся в улыбке. – Неужели я наконец увижу фотографию нашего ребенка… то есть нашей дочери?

– Изображение будет не слишком четким.

– Я поведу машину, – предложил Рауль. Джулия не возражала.

До клиники они добрались без происшествий.

– Джулия, привет, – поприветствовал ее Карл Киросаки, ассистент. – Представишь мне своего спутника?

– Рауль Оман. – Он протянул руку. – Я отец ребенка.

Мужчины обменялись рукопожатием. Джулия едва сдерживала раздражение.

Рауль встрял в разговор, даже не спросив ее мнения!

Они прошли в кабинет, и по мере подготовки к процедуре раздражение сменялось смущением.

Не будь дурой, мысленно ругала себя Джулия. Не так давно Рауль видел тебя полностью обнаженной!

Но сейчас она смущалась не столько собственной наготы, сколько огромного живота.

Она легла, и, пока Карл смазывал гелем ее живот, пришел доктор. Через несколько мгновений на экране появилось черно-белое изображение.

– Это она? – еле слышно спросил Рауль, не отрывая глаз от монитора.

– Да, – ответил за Джулию Карл. – Малышка сейчас спит и сосет во сне пальчик. – Он нажал на кнопку и выделил контуры младенца.

Рауль смотрел на экран. Господи, какая она крошечная! Внезапно ему захотелось защитить свою дочь от всего мира.

– Сколько ей еще не хватает до нормального веса?

– Полагаю, сейчас она весит около четырех фунтов, – ответил доктор Свенсон. – Если прибавка в весе будет продолжаться такими же темпами, то к родам она должна весить около пяти. Этого вполне достаточно.

– А не мало? – обеспокоенно спросил Рауль.

– Конечно, нам, взрослым, эта цифра может показаться ничтожной. Но поверьте, пять фунтов – отличный вес для младенца, – доктор похлопал Джулию по плечу. – Я жду вас у себя в кабинете.

Джулия схватила бумажное полотенце и поспешила скрыться за ширмой.

– Сюда я записал видео с вашей малышкой. – Карл протянул Раулю кассету.

Спустя пару минут появилась раскрасневшаяся Джулия. Она была так хороша, что будущий отец не удержался и поцеловал ее.

– Рауль?

– Нас ждет доктор, – напомнил он.

Раньше мысли о браке и детях навевали на него скуку. Но с Джулией все было иначе, и Рауль Оман с радостью погружался в новый для него мир.

Доктор Свенсон еще раз осмотрел Джулию, измерил давление и пульс и задал несколько вопросов. Судя по всему, он остался доволен осмотром.

– Вы стабильно прибавляете в весе. Думаю, все будет прекрасно.

– Спасибо. Вы мне очень помогли, – лицо Джулии озарилось счастливой улыбкой.

– Вы молодец. Жду вас на следующей неделе. Джулия выпорхнула в приемную и повернулась к Раулю.

– Ты слышал? Кажется, опасность миновала.

– Я услышал, – широко улыбнулся Рауль. Через огромные окна он увидел, что на улице идет снег, и поморщился.

– Давай я отвезу тебя домой, – предложил он. – Завтра суббота, тебе не нужно ехать на работу. А ближе к вечеру я пригоню твою машину.

Джулия покачала головой.

– Хорошо, но я сама заберу машину. Или поеду в понедельник на такси.

Ему стоило невероятных усилий удержаться от спора.

Рауль совершенно искренне не понимал, почему ее так раздражают маленькие знаки внимания. Ну что плохого в том, что он отгонит машину Джулии и заодно привезет ей еду?

– Зайдешь? – спросила Джулия, когда они подъехали к ее дому.

Рауль хотел было согласиться, но, заметив смятение в ее прекрасных глазах, отрицательно покачал головой.

– Вот мой телефонный номер в гостинице. Звони, если что-то понадобится, – он вложил визитку в ее ладонь.

– Все еще живешь в гостинице?

– Пока да, но обдумываю предложение Кейна. – Рауль залюбовался ее профилем.

– А мне казалось, ты был против покупки дома.

– Это было до того, как я узнал о малышке. – Рауль положил ладонь на живот Джулии. – Теперь все изменилось. Возможно, это наша судьба.

– Не стоит путать судьбу и чувство долга, – пробормотала Джулия и опустила глаза.

– При чем здесь чувство долга? – Рауль приподнял ее лицо за подбородок и запечатлел поцелуй на прохладных губах. – Я заинтригован.

– Заинтригован?

– Сегодня был непростой день, и тебе нужно отдохнуть, bien-aimé. Мы поговорим позже.

Он вручил Джулии видеокассету, помог ей выйти из машины и подождал, пока она скроется за дверью. Только после того, как щелкнул дверной замок, Рауль снова сел в автомобиль и повернул ключ в замке зажигания.


На следующий день снегопад прекратился.

Джулия разожгла огонь в камине, намазала тосты арахисовым маслом и с удовольствием уплетала их, обмакивая в мед.

Впервые за долгие месяцы беременности она по-настоящему наслаждалась едой.

– Ммм, – Джулия облизала пальцы, перепачканные медом.

Еда и тепло от камина действовали на нее умиротворяюще.

За долгие годы дом претерпел множество изменений. К счастью, камины уцелели, как и некоторые другие детали интерьера, вроде дубовых балок в комнатах. Это здание – одно из немногих, переживших Чикагский пожар 1871 года.

Джулия задремала, и тут раздался звонок в дверь.

Рауль?

Впервые за последние недели она без особого беспокойства подумала о его визите.

Зевая, Джулия пошла в гостиную и выглянула в окно. Перед домом припарковался фургон.

– Кто там? – Джулия приоткрыла дверь, не снимая цепочку.

– Мисс Паркер? У меня доставка на ваше имя.

– Я ничего не заказывала.

– Значит, кто-то решил сделать вам сюрприз. Здесь пакеты от «Тойз энд Кидз», «Джекки Бейби»… В общем, много чего.

Сонливость Джулии как рукой сняло. Рауль.

– Я ничего не заказывала. Отвезите все обратно.

– Мисс, послушайте. Заказ полностью оплачен. Почему бы вам просто не расписаться в накладной, и мы занесем покупки в дом?

– Нет. Вы сейчас же отвезете все обратно в магазины. Пускай они вернут деньги мистеру Оману.

– Но…

– Я сказала «нет».

Конечно, не стоило срываться на доставщике. Молодой человек, скорее всего студент, просто решил подзаработать. Но она не примет от Рауля ничего. Особенно, когда он поступает против ее воли.

Краем глаза она заметила, как за фургоном остановился серебристый «мерседес», из которого вышел сам виновник происшествия и неторопливо направился к крыльцу.

– Не получилось? – поинтересовался он у растерянного молодого человека. – Ты объяснил, что тебе не заплатят, если получатель не распишется в накладной?

– Не успел.

– Рауль! – негодующе воскликнула Джулия.

– Что ж, я так и думал. Подожди меня в машине.

Он повернулся к Джулии. В его глазах заплясали озорные огоньки. Когда паренек скрылся в фургоне, Рауль шире распахнул дверь и прижал палец к губам Джулии.

– Да, я должен был сначала спросить, – сказал он, не давая ей вставить ни слова. – Ты права. Я немного поторопился. Но если бы ты приняла эти небольшие подарки для нашей дочери, я был бы тебе очень признателен.

– Ну вот, опять, – прошептала Джулия. – Ты снова пытаешься манипулировать мной. Сейчас ты спрашиваешь разрешения, но так, что у меня практически нет шансов отказаться.

– Ему заплатят, – спокойно произнес Рауль. – И я оставлю щедрые чаевые. Видишь, никто не пострадает в случае твоего отказа.

Как бы там ни было, он старался ради своей дочери. Последние дни они много разговаривали, и сейчас Джулия осознавала, что, требуя от Рауля понимания, она сама редко шла на компромиссы.

– Ну… хорошо.

– Спасибо, chère, – Рауль ласково прикоснулся к ее щеке. – Где ты решила устроить детскую?

– Пойдем, – Джулия пропустила его в дом. Они прошли через просторный холл, и Рауль снова поразился, каким огромным оказалось ее жилище. Сейчас многие комнаты пустовали, но со временем Джулия, несомненно, обставит их со вкусом.

– Вот здесь.

Рауль остановился в дверях. Мебели в комнате практически не было – лишь огромный старинный шкаф. Не говоря ни слова, Рауль распахнул дверцы. Внутри висели женские платья, на пустой полке красовался плюшевый медвежонок, а рядом валялась погремушка. Его сердце сжалось. Опасаясь потерять ребенка, Джулия ничего не покупала для малышки.

– Очевидно, мне давно следовало пройтись по магазинам. – Она привычным жестом прижала ладонь к животу. – Просто…

– Все в порядке, я понимаю.

Не поднимая глаз, Джулия кивнула. Рауль тяжело вздохнул. Конечно, он не мог возместить ей свое отсутствие в течение долгих семи месяцев. Но теперь он ни на секунду не исчезнет из жизни Джулии.

– Пойду принесу коробки.

Следующие полчаса Рауль заносил многочисленные покупки в дом. Воспользовавшись передышкой, Джулия скользнула на кухню. Пожалуй, ей сейчас не помешает чашка молока и пара тостов с медом. Уплетая лакомство за обе щеки, она услышала звук отъезжающего фургона.

– Где у тебя инструменты? – В кухню вошел Рауль. Рукава его дорогой рубашки были закатаны. – И дай, пожалуйста, нож.

– Нож?

– Нужно открыть коробки.

– Я могу открыть их сама.

– Но ты же не будешь сама таскать все наверх и собирать мебель. Можно? – Он кивнул на тост в ее руке.

Не дожидаясь ответа, Рауль откусил большой кусок.

– Обожаю мед. – Он медленно облизал каждый ее палец.

От его прикосновений по коже Джулии побежали электрические разряды.

– Пожалуй, я сварю кофе. – Она отдернула руку. – Или ты предпочитаешь чай?

– Не спеши. Думаю, мне придется некоторое время повозиться в детской. Так, где у тебя инструменты?

Джулия махнула рукой в сторону шкафа в прихожей.

Рауль извлек ящик с инструментами и направился в детскую.


Когда Джулия проснулась на диване в гостиной, за окном уже темнело. Она потянулась и услышала шум наверху. Значит, Рауль еще здесь.

Джулия знала, что он пьет только очень крепкий кофе. Как-то в Вашингтоне она сделала глоток из его чашки и долго не могла избавиться от горечи во рту.

– Как дела? – она остановилась в дверях, держа в руках кружку с ароматным напитком.

Рауль обернулся и заулыбался.

– Нормально. Но теперь я понимаю, почему один из моих друзей с таким ужасом отзывался о сборке мебели.

– И почему же?

– Только представь, что тебе нужно вставить деталь А в отверстие Б, которого и в помине нет.

Джулия рассмеялась.

– Надеюсь, кофе поможет. – Она протянула чашку.

– Mon trésor,[3] ты читаешь мои мысли. – Он сделал большой глоток и одобрительно закивал. – Превосходно. Обычно американский кофе напоминает помои.

– Не всем нравится избыток кофеина в организме, – поддразнила Джулия. – А некоторые и вовсе любят травяной чай.

– Это даже хуже, чем помои, – поморщился Рауль.

Джулия снова положила ладонь на живот и прошлась по комнате, рассматривая покупки. Рауль внимательно за ней наблюдал. Если Джулии что-то придется не по душе, он легко заменит не понравившуюся вещь.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 4 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации