Электронная библиотека » Фредерик Пол » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Подводный город"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:12


Автор книги: Фредерик Пол


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

11

КОРАБЛЬ В КОЛОДЦЕ

Через час я снова оказался за пределами военно-морской базы – так же, как и Боб Эсков.

Боб был не один.

Следить за ним оказалось на удивление просто. Надев поверх формы неприметный плащ и встав за первое попавшееся укрытие, я стал ждать его за главными воротами базы. Мои ухищрения оказались излишними. Боб, словно торпеда, вылетел из ворот и устремился к эскалатору, ведущему на следующий ярус. Я пошел за ним и вскоре увидел его старого компаньона – китайца.

Все мои сомнения были развеяны: китаец ничего не держал в руках, от завернутого в циновку предмета он уже успел избавиться. Скорее всего, этот предмет сейчас лежал в сейфе моего дяди. Встретившись на ярусе «минус один» – как раз над воротами базы, они спустились на два яруса ниже – туда, где был проложен технический тоннель-коллектор.


Боб и китаец не спеша удалялись от площадки возле лифтов, когда я выскочил из-за тележек-контейнеров со стоками и устремился за ними.

Мы дошли до поперечного тоннеля, над которым висела светящаяся табличка: «Головная насосная станция № 4». Я ощутил вибрацию мощных насосов – под огромным давлением они выталкивали дренажные воды в океан. Боб и китаец направились в тоннель, и я, выждав несколько секунд, пошел за ними.

Это был технический тоннель с ровным полом и тянущимися вдоль обеих стен сточными лотками. На бетонных стенах тоннеля с довольно большими интервалами были укреплены трубки тройоновых ламп. Если не считать тихо журчавшей в лотках воды, здесь было совершенно сухо.

Посмотрев вперед, я с досадой обнаружил, что Боб и его компаньон исчезли из виду. Я секунду подумал, а потом медленно и осторожно двинулся вперед. Вскоре я нагнал их и увидел, что Эсков и китаец спускаются в отстойник, выводящий в дренажный коллектор.

Признаюсь, это меня озадачило. Только теперь я заметил то, на что не обратил внимания минутой раньше: мы вышли за пределы купола. Над нами лежала скальная подушка толщиной в несколько десятков метров и четыре километра соленой морской воды.


Проходящий под техническим тоннелем дренажный коллектор был дополнительно укреплен и изолирован лишь в нескольких местах. Из коллектора доносился плеск и шорох просачивающегося через базальтовую платформу моря. Температура воздуха здесь была немного выше ноля по Цельсию, сильно пахло морским рассолом.

Итак, я стоял перед спуском в отстойник, а Боб с его компаньоном уходили все дальше и дальше.

Дно отстойника, которым заканчивался технический тоннель, уходило под тридцатиградусным уклоном вниз и закруглялось по краям. Отстойник вырубался в базальте мощным горнопроходческим роботом, на черной блестящей поверхности камня были хорошо заметны следы огромных фрез.

Повсюду сочилась и журчала вода – в отстойнике ее глубина достигала примерно полуметра. Черная поверхность влаги почти не освещалась слабым светом отдаленной тройоновой лампы.

В какую-то минуту я решил поворачивать обратно.

Но Боб и китаец были там, в отстойнике. Я прислушался. Все, что я услышал, – это звуки падающих капель и плеск воды, которые разносило и умножало эхо.

Прошло несколько секунд.

Постепенно мои глаза приспособились к темноте, и я увидел, что справа от меня по воде расходится какой-то слабый свет. Это был свет изотопного ручного фонаря. Эсков со своим компаньоном шли где-то далеко впереди.

Я решил спуститься в коллектор.

Стараясь двигаться как можно тише, я чуть ли не по колено вошел в воду. На мгновение мои ноги сковало ледяным холодом, но я стиснул зубы и стал пробираться к источнику света. Я шел до тех пор, пока светлое пятно на поверхности воды не исчезло. Со всех сторон слышались журчание и плеск стекавшей по растрескавшемуся камню воды.

Ситуация серьезно осложнилась.

Моя одежда намокла. Ноги онемели. Меня начинал бить озноб. К тому же у меня не было с собой ни фонаря, ни оружия.

Если те, кого я преследовал, затаились и ждали меня в коллекторе, я едва ли мог оказать им сопротивление. Правда, не мог поверить, что Боб Эсков мог пойти на такое предательство.

Отдаленная лампа отбрасывала слабый оранжеватый свет на изогнутую стену тоннеля. Я что есть сил вгляделся в темноту и сделал несколько осторожных шагов. Потом набрал в легкие побольше воздуху – и решительно шагнул вперед, погружаясь выше колена в ледяную воду. Вокруг было совершенно темно. Уровень воды повышался, ее течение становилось все более стремительным. Так, вслепую, я прошел примерно полсотни метров.

Неожиданно впереди забрезжил слабый свет.

Я остановился и замер – пятно света тоже не двигалось. Через секунду я понял, что свет падает из узкого радиального тоннеля. Такие тоннели отходили от окружного коллектора подобно спицам от обода и несли стоки к насосам.

В глубине радиального тоннеля я увидел два силуэта – там стояли Боб Эсков и его азиатский компаньон.

Радиальный тоннель был прямым, как стрела, и поэтому на мерцающем светлом фоне мне были хорошо видны темные фигуры.

Я пошел по радиальному тоннелю. Он довольно круто опускался вниз – настолько круто, что я едва не упал. Сверху, накатывая на онемевшие ноги, быстро бежала вода, но я стоял достаточно твердо. Через секунду я обнаружил, что у стенок дно тоннеля поднимается, а значит, на середине уровень воды должен быть гораздо меньше. Двигаясь по центру тоннеля, я поспешил, насколько мне позволяли темнота и скользкое дно, за своим другом и китайцем.

Они довольно далеко ушли вперед, и все же я держал их в поле зрения. И вдруг силуэты и светлое пятно от фонаря неожиданно исчезли. На секунду в тоннеле воцарилась полная темнота и лишь потом я стал различать на стекающей вниз воде слабые отблески света.

Я продолжал спускаться, осторожно нащупывая твердую поверхность промокшими и замерзшими ногами. Слева и справа от меня бурлили потоки, но в самом центре тоннеля воды почти не было, и это значительно облегчало мне передвижение. И все же со сводов на меня не переставая лили ледяные ручьи. Я вымок до последней нитки и уже не мог сдерживать дрожи.

И все-таки я добрался до конца тоннеля.

Здесь вода стекала в большой тридцатиметровый резервуар, вырубленный прямо в скале. Резервуар выполнял роль аварийного накопителя стоков – на тот случай, если насосы выйдут из строя. Свод над резервуаром был укреплен бетонными конструкциями, но стены были все из того же черного, хранившего следы машины базальта.

В резервуар сливались стоки из шести радиальных тоннелей. Я ощущал, как сотрясается у меня под ногами скалистый монолит – это работали мощные насосы. Они засасывали сточные воды и выталкивали их навстречу колоссальному давлению в океан.

Бледный свет, благодаря которому я хоть что-то мог разглядеть, шел откуда-то снизу. Желая определить, где находится источник освещения, я подобрался к самому краю резервуара. Вода, стекавшая по сточным лоткам, пенилась и бурлила возле моих ног. Поток был настолько силен, что грозил снести меня вниз. Я встал на четвереньки и заглянул за отвесно обрывающийся прямо передо мной край резервуара.

Я увидел, откуда исходит бледный мерцающий свет.

Свет исходил от покрытого иденитом корпуса субмарины. Она стояла возле воды в черном базальтовом колодце. За всю свою жизнь я не видел ничего более удивительного.

Я лежал, вцепившись окоченевшими пальцами в неровный базальт и совершенно забыв про льющуюся на меня ледяную воду. Подводное судно – и притом довольно большое! – в накопителе для стоков, там, где нет ни переходного шлюза, ни какого-либо другого выхода в океан!

В это было невозможно поверить. И все же корабль мерцал прямо перед моими глазами.

Я не мог определить, какова глубина резервуара. Темная поверхность воды поблескивала в четырех-пяти метрах ниже меня. Водопады стоков сильно шумели, а освещение было настолько слабым, что я, прижавшись к краю сточного лотка, мог не опасаться того, что меня случайно заметят.

Длинный обтекаемый корпус субмарины был почти полностью погружен в воду, над водой возвышалась только приземистая башенка боевой рубки. Я увидел, как в рубку осторожно спустился старый китаец. Какой-то незнакомый человек стоял на узком ходовом мостике, держась за релинги, и напряженно вглядывался в черную воду.

Он ждал чего-то, а несколькими метрами выше чего-то ждал я. Наконец над водой показалась голова водолаза. Водолаз?! Это было не менее удивительно, чем попавшая в сточный резервуар субмарина. На водолазе были объемный гидрокостюм (без него он не смог бы провести в воде и минуты) и шлем с прозрачным забралом.

Водолаз поднял руку, показывая конец пенькового линя.

– Готово? – Эхо подхватило его приглушенный, искаженный шлемом голос – Выбирай понемногу!

Он снова ушел под воду. Человек на мостике стал выбирать линь. Очевидно, на другом его конце было что-то тяжелое – незнакомец делал заметные усилия и вскоре начал тяжело дышать. Очень скоро он решил передохнуть и рассеянно посмотрел вверх.

Он не видел меня, но я хорошо видел его. Я не мог ошибиться, это был именно тот человек, за которым я следил: Боб Эсков.

Ко мне сразу вернулось ощущение сырости и холода. Холодом был наполнен весь мир. До этого во мне теплилась надежда, что произойдет какое-то чудо – и все мои подозрения рассеются, как страшный сон. Теперь все стало окончательно ясно.

Затаив дыхание, я следил за тем, как вновь появившийся на поверхности водолаз помогает поднять из воды какой-то тяжелый и странный предмет – то, что с таким трудом вытягивал линем Боб. Водолаз внимательно следил за тем, чтобы груз не ударился об обшивку корабля.

Я далеко, как только мог, свесился через край резервуара, пытаясь получше разглядеть все детали происходящего.

Все, что видел, попросту не укладывалось у меня в голове. Как в сточном резервуаре, вдалеке от подводных доков, могла оказаться субмарина? Резервуар не мог сообщаться с океаном – если бы их связывал какой-то тоннель, вода под огромным давлением хлынула бы внутрь и сокрушила все на своем пути.

Оборудовать здесь переходный шлюз тоже представлялось совершенно нереальным. Сооружение шлюза с иденитовым покрытием было невероятно сложной инженерной задачей, легче было построить подводную лодку прямо в вырубленном в скале колодце, чем соорудить секретный переходный шлюз.

Но помимо всех этих вопросов существовал еще один, самый главный вопрос: зачем?

С какой целью все это делалось? Кому потребовалось контрабандным путем заводить подводное судно в сточный резервуар? Если уж называть вещи своими именами, то, конечно, контрабандистам. Но это было настолько смешно, что я тотчас же отбросил такую мысль: каким же ценным должен был быть товар, чтобы контрабандисты затратили на его перевозку столько сил и средств.

…И тут я увидел груз, который поднимали на борт субмарины…

Все мои нелепые и смешные предположения разом были забыты: у предмета, который водолаз и Эсков с такой; осторожностью поднимали из воды, оказался пугающе знакомый вид.

Это был шар с отшлифованной золотистой поверхностью, примерно пятнадцати сантиметров в диаметре. Для своих размеров он был неестественно тяжелым – я мог убедиться в этом, следя за усилиями Боба. Шар был заключен в каркас из металлической ленты с кольцом наверху, к кольцу был привязан линь.

Для того чтобы понять, что это такое, мне было достаточно одного взгляда. Во время учебы в академии в лаборатории термоядерного оружия нас подробно знакомили с такой техникой.

Передо мной был первичный реактор термоядерного устройства. Другими словами – взрыватель водородной бомбы!

Не надо объяснять, что использование термоядерного оружия частными лицами во все времена считалось тяжким преступлением.

Но что здесь происходило? Может быть, субмарина отправлялась в пиратский рейд, целью которого были грабежи и разрушения? Это было первое, что пришло мне в голову. Но Эсков никогда не испытывал склонности к грабежам и пиратству – тем более к пиратству термоядерному!

Я так хотел узнать, что будет дальше, что даже забыл про сырость и холод. Боб опустил зловещий золотистый шар в люк субмарины. Кто-то – скорее всего старый китаец – принял его внизу. Боб Эсков снова бросил конец линя водолазу. Водолаз опять погрузился под воду.

Значит, взрывателей было несколько. Да нет же, их было много! Вскоре из воды был извлечен еще один шар, затем еще и еще…

На борт субмарины подняли восемь шаров. Восемь термоядерных взрывателей. Каждый из них был способен вызвать взрыв, мощность которого могла уничтожить целый город.

Здесь пахло не пиратским рейдом, а куда более масштабной и страшной по своим последствиям акцией.

Совершенно ошеломленный, я наблюдал за тем, как водолаз закончил свою рискованную работу, поднялся на борт субмарины и расстегнул молнию гидрокостюма. Когда он снял шлем, я от изумления чуть не свалился в резервуар.

Передо мной улыбалось честное и добродушное темнокожее лицо Гидеона Парка!

На этом можно было поставить точку в описании одного из самых черных дней в моей жизни. Но самое тревожное и удивительное ожидало меня впереди.

Погрузка взрывателей закончилась. Гидеон быстро сложил гидрокостюм, смотал линь и передал все это в рубку. Потом что-то сказал Бобу – из-за шума падающей воды я не мог услышать, что именно. Тут же они оба спустились в люк. Послышалось ровное гудение двигателей.

Через несколько секунд люк был задраен и… рубка субмарины стала плавно погружаться в корпус. Ярче вспыхнуло сияние иденитовой оболочки.

Вот тут я наконец нашел ответ хотя бы на один из мучивших меня вопросов.

Переходный шлюз? Никаких переходных шлюзов не было.

Такому судну не нужны были никакие шлюзы!

Ведь это была не обычная субмарина, это было нечто куда более мощное и грозное.

Передо мной стоял «подводный крот» – судно, оборудованное уникальным буровым приспособлением, позволяющим продвигаться через монолитную скальную породу. Теперь, когда рубка была убрана, на корпусе судна стали хорошо видны утопленные в обшивку спиралевидные буры.

Всему этому можно было найти только одно объяснение. Какой-то предатель похитил самую секретную разработку нашего подводного флота и решил использовать ее в своих целях.

Субмарина начала погружение. Над ее корпусом сомкнулась черная вода. Реагируя на изменения давления, иденитовая обшивка то меркла, то испускала яркое сияние.

Вскоре я уже с трудом различал ее сквозь толщу черной воды.

«Подводный крот» начал погружение в скалу.

Вокруг меня сомкнулся мрак.

Дрожа от холода и от нервного напряжения, я встал на ноги и побрел вверх по радиальному тоннелю. Его базальтовый пол сотрясала сильная вибрация. Что это было – насосы? А может быть, вгрызающиеся в скалу спиралевидные буры?

Ускоряя шаг, замерзший и измотанный, я поднимался по темной каменной трубе, а где-то глубоко подо мной через море горной породы продвигался удивительный корабль с двумя моими друзьями на борту.

12

ТРЕВОЖНЫЙ ПРОГНОЗ

На базу я вернулся в первом часу ночи. Очень хотелось принять горячую ванну и переодеться. Еще сильнее хотелось, чтобы кто-нибудь пришел и сказал мне, что все увиденное мной – наваждение, нелепица, кошмарный сон.

И все же прежде всего я направился на сейсмическую станцию.

Лейтенант Цуйя уже ждал меня на своем обычном месте и без всяких предисловий приказал доложить о выполнении задания.

В бункере на столе была разложена карта сейсмических напряжений. Я заметил, что лейтенант почему-то был мрачным и раздраженным.

Выслушав меня, Цуйя некоторое время молчал и каким-то отсутствующим взглядом смотрел на диаграмму изоэнтропического анализа.

– Меня опять задерживает отдел компьютерной обработки, – наконец с раздражением произнес он.

– Сэр? – с удивлением переспросил я. Честно говоря, я не ожидал такой реакции на рассказ о том, что происходило в дренажном резервуаре.

Он встряхнул головой и уже с большим вниманием посмотрел на меня.

– Ах да… Иден! Вы говорили, что… Да, да!

– Простите, сэр, может быть, я не очень понятно рассказывал, – серьезно посмотрев на лейтенанта, сказал я. – Но они завладели «подводным кротом»! И на борту у них восемь термоядерных взрывателей!

– Я понял, – угрюмо кивнул лейтенант.

Я опять удивился его реакции. Либо он поверил мне, либо нет, во всяком случае, я не находил другого объяснения.

– Иден, а вы не могли придумать что-нибудь более невероятное? – полным желчной злобы голосом вдруг спросил лейтенант. – И вы хотите, чтобы я поверил в эту сказку? Да меня на смех поднимут! Существует всего пять «подводных кротов», и я гарантирую вам, что к ним имеют доступ только несколько самых авторитетных сейсмологов. Если бы вы сказали, что судном управлял отец Тайдсли – я бы еще допустил, что существует такая вероятность. Но Боб Эсков! Это очевидная чушь!

Он недоверчиво покачал головой, а потом продолжил уже более спокойным тоном:

– Иден, я хочу, чтобы вы как следует подумали, прежде чем ответить на мой вопрос. У вас есть доказательства того, о чем вы рассказали?

Этот вопрос застал меня врасплох.

Я был готов к чему угодно, но только не к этому. Если бы он бросился звонить в службу безопасности, предложил расстрелять Эскова на месте, если бы он, прихватив меня с собой, отправился в погоню за беглецами – это не показалось бы мне странным. Но он вел себя так, словно, во-первых, сильно сомневался в достоверности моей информации, а во-вторых, не придавал ей большого значения.

Я сказал то, что первым пришло мне в голову:

– Косвенные доказательства, конечно, есть, сэр…

Я показал ему на мою мокрую испачканную форму и на ботинки, в которых хлюпала морская вода.

– Вы где-то здорово промокли, Иден. – Лейтенант зло прищурился. – Неужели у вас нет более серьезных доказательств?

– Нет, сэр, – упавшим голосом ответил я. – Но я готов спорить, что Эсков не вернется из увольнения, пока «подводный крот» не закончит свое плавание в скальной породе.

– Это едва ли можно считать доказательством, – упрямо возразил Цуйя. – Эсков может находиться где угодно. В любом более правдоподобном месте.

Лейтенант глубоко вздохнул и пристально посмотрел на меня.

– Иден, я должен вам сказать, что я не могу поверить в то, что вы рассказали. Я склонен думать, что вы сочинили все это, желая снять подозрения со своего дяди.

– Но, сэр… – От его слов у меня даже перехватило дыхание.

– Если выяснится, что я ошибся, я немедленно принесу вам свои извинения. Но сейчас… Одну секунду!

На приборной панели замигала красная лампа, и тут же зазвенел контрольный звонок. Лейтенант Цуйя, мгновенно забыв про меня, бросился к приемному контейнеру воздушной почты. Я заметил, с каким нетерпением он раскручивает капсулу. На листе бумаги, который выпал оттуда, крупными буквами было написано: «Компьютерный отдел».

Мне кажется, теперь я начинал понимать причину странного поведения лейтенанта. Он направил меня на задание. Когда я успешно справился с ним и принес важную информацию, он проигнорировал мое сообщение и отнесся ко мне с вызывающим недоверием. Сначала я подумал что лейтенант попросту лишился рассудка.

Но с рассудком у него было все в порядке.

Дело обстояло иначе. За время моего отсутствия произошло какое-то серьезное событие – настолько серьезное, что лейтенант попросту не мог тратить время на расследование пропажи геозонда. Еще меньше значения он придал невероятной истории с появлением «подводного крота» в дренажном резервуаре.

«Компьютерный отдел»… Эти два слова сказали мне очень многое.

Наука прогнозирования землетрясений оперирует таким количеством факторов, что в тупик порою заходит даже компьютер.

Конечно, компьютер за короткий отрезок времени производит невероятно сложные математические расчеты – такие расчеты не под силу произвести одному человеку. Но у компьютеров нет интуиции, их знание; лимитировано программой. Компьютеру под силу решить любую задачу, которую задаст ему человек, но человек; должен разработать для машины идею решения. Разработка компьютерных задач в области сейсмологии требует не меньше времени и усилий, чем их решение. Именно из-за этого компьютерами и не пользуются при прогнозировании землетрясений. Конечно, за исключением одного случая.

Этот единственный случай – ситуация, в которой сейсмолог не может поверить своему собственному прогнозу. Тогда в поисках математической ошибки он обращается к компьютеру.

Не знаю, что думал лейтенант, но по тому, как нервно», вздрагивали его плечи, я понял, что ошибка так и не была найдена. Он отбросил в сторону листок с колонками цифр; и, откинувшись на спинку кресла, уставился отсутствующим взглядом в стену.

– Что-нибудь не в порядке, сэр? – тихо спросил я. Он нахмурился и посмотрел на меня.

– Не в порядке? – пробормотал он и криво улыбнулся. – Да, можно сказать и так. Я обнаружил признаки резкого возрастания глубинных сейсмических напряжений.

– Но наблюдения, проведенные сегодня днем… – попытался я как-то успокоить его.

– Наблюдения, проведенные сегодня вечером, – поправил меня он. – Они показали заметное возрастание активности, причем быстро прогрессирующее. Н-да… – Цуйя покачал головой. – Там, на глубине, заваривается серьезная каша.

Только сейчас я смог ознакомиться с результатами его последних исследований. Если анализ лейтенанта был верен, мы действительно имели дело с серьезной аномалией. Ее признаки проявлялись на каждой карте. Возрастание напряжений в период между девятью и двадцать одним часом было просто поразительным.

– Я хочу провести экстренное исследование геозондом, – мрачно бросил через плечо лейтенант. – Если зона дойдет до глубины двести километров, мы получим безошибочный прогноз. Но…

Он не договорил, но я и без этого все понял. Я знал, что шанс получить информацию с такой глубины практически ничтожен. Давление в недрах достигает фантастических величин, и девять зондов из десяти взрываются на куда меньших глубинах.

– Но пока, – вздохнув, продолжил Цуйя таким же мрачным тоном, – успешные случаи приема отраженного сигнала зафиксированы на глубине всего лишь в двадцать километров…

Он тяжело вздохнул и повернулся ко мне лицом.

– Теперь вы понимаете, Иден, что у меня было достаточно проблем и без ваших сказок про пиратов на «подводном кроте». К тому же свои сказки вы не удосужились подкрепить ни одним серьезным доказательством.

– Сэр, если вам нужны вещественные доказательства, их наверняка можно будет найти в сточном резервуаре, – горячо возразил я. – Для этого достаточно осушить резервуар и обследовать его дно.

– Сегодня ночью нам будет не до осушения резервуаров, – отрезал лейтенант Цуйя. – Я уже вызвал на станцию персонал для запуска геозонда. А вы, Иден, можете быть свободны. Идите спать.

Я еще не вышел из бункера, а Цуйя уже вглядывался усталыми, покрасневшими глазами в разложенные на столе карты.

Но спать в эту ночь мне пришлось очень мало.

Я стоял под горячим душем до тех пор, пока онемевшие пальцы моих ног не обрели чувствительность. Потом я лег в постель и долго лежал с открытыми глазами: явь казалась мне кошмарным сном.

Поразмыслив, я понял, что не следует особенно порицать лейтенанта Цуйю за его недоверие к моему рассказу. С его стороны было логично предположить, что я выгораживаю дядю Стюарта. К тому же я и сам плохо верил в то, что видел собственными глазами. Я не мог понять, каким образом Боб Эсков, старик-китаец и Гидеон Парк завладели «подводным кротом». Не меньшей загадкой для меня было и то, как им удалось получить термоядерные взрыватели. Я не мог представить себе, что они задумали делать со всем этим, пока… пока…

Я вскочил с кровати.

Пока я не увидел в этих событиях связь с сейсмическими возмущениями, озадачившими лейтенанта Цуйю!

Я сразу вспомнил слова отца Тайдсли: кто-то вызывает искусственные землетрясения. Кто-то делает это, чтобы вести нечестную игру на бирже!

Но уже в следующую секунду я понял, что ошибаюсь.

Моя гипотеза от начала и до конца не выдерживала критики. Меня сбило с толку простое совпадение.

К счастью, два этих события никак не могли быть связаны друг с другом. Исследования лейтенанта Цуйи показали резкий рост сейсмических напряжений. Скальная порода начала растягиваться и скручиваться, иными словами, она была готова поползти вперед. Тогда бы случилось землетрясение. Но пока этого не произошло!

Конечно, я понимал, что с помощью водородной бомбы можно спровоцировать землетрясение. Но вызвать аномальные явления, которые беспокоили лейтенанта, взрыв, естественно, не мог. Взрыв, скорее, мог выпустить на волю накопившуюся в глубинах энергию, но способствовать ее накоплению… Нет… Короче говоря, это противоречило элементарной логике.

Я подумал и решил выбросить события сегодняшнего дня из головы…

Как-то незаметно для себя я заснул.

Мне приснилось, что я обнаружил трещину в нашем подводном куполе. На моих глазах капель превратилась в ручеек, потом в ревущий поток, а потом под купол устремился весь океан. Я стал кричать дяде, что надо срочно восстановить иденитовую оболочку, но ледяная волна оглушила меня. Я стоял, немой и беспомощный, а вода подбиралась к моему подбородку.

Неожиданно кто-то схватил меня за плечи и вытащил из воды.

Я проснулся.

За плечи меня тряс Харли Дэнторп.

– Джим, ты так кричал во сне! Наверное, съел кальмара на ужин.

Это была старая морская шутка. Почему-то считалось, что тому, кто питается кальмарами, по ночам снятся кошмары. Но, судя по лицу Дэнторпа, он был настроен вполне серьезно.

– Нам приказано через тридцать минут явиться на станцию!

– А сколько сейчас времени? – Я стал искать свои часы.

– Пять утра.

Понятно. Я быстро вскочил на ноги. Они вызвали нас на дежурство на три часа раньше положенного времени. Значит, что-то произошло. Не случайно накануне вечером Цуйя сказал, что на глубине «заваривается каша».

Когда мы спустились на станцию, там дежурил лейтенант Маккероу. Он был в скверном настроении и заметно нервничал. Лейтенант Цуйя, как правило, перед сменой вахты проводил короткий инструктаж, во время которого давал оценку последним изменениям сейсмической обстановки. Но Маккероу было явно не до инструктажей. Измотанная ночным дежурством группа обслуживания геозонда готовилась к новому запуску. Лейтенант приказал нам идти к ним на помощь.

Боба Эскова на станции не было. Не было его и в общежитии. То, что я говорил лейтенанту Цуйе, в точности подтвердилось. Но Цуйю, как видно, это не слишком интересовало. Не выходя из бункера, он лег на маленькую кушетку и заснул.

Через какое-то время мы закончили запуск геозонда. Его нельзя было назвать слишком удачным. Зонд взорвался на глубине пятьдесят один километр. Но короткая информация даже с этой глубины (конечно, мы тут же расшифровали ее и проанализировали) оказалась весьма тревожной. Все указывало на резкое возрастание негативной гравитационной аномалии. Если сенсоры зонда произвели верный замер, значит, произошло резкое смещение сильно нагретой и поэтому менее плотной породы непосредственно к основанию купола.

Более горячая и менее плотная порода. Скорее всего – раскаленная жидкая магма.

Лейтенант Маккероу, нервно потирая виски, изучал разложенные перед ним карты.

– Это именно то, что предполагал Цуйя, – пробормотал он. – Заметное возрастание… Иден, Дэнторп! Займитесь составлением прогноза. Причем – каждый своего! Я хочу посмотреть, придете ли вы к одинаковым выводам. Если уж вы решили проявить себя в прогнозировании землетрясений, более подходящего случая у вас не будет.

Мы с Харли принялись за работу. С помощью изобар я отразил характер давления, с помощью изогеотерм – картину температуры, в миллигалах показал величину гравитационных аномалий. Потом определил вектор действия силы, соотнес текущие данные с результатами предыдущего анализа и произвел экстраполяцию на ближайшее будущее. С помощью формулы геодинамического уравнения, выведенной отцом Тайдсли, я рассчитал величины напряжений. Выявил возможные участки погрешностей. Замерил величину «приливной» деформации и рассчитал величины всех прочих провоцирующих сил.

Наконец я подставил результаты своих вычислений в уравнения, с помощью которых определялись вероятное время и сила землетрясения.

Итог получился неутешительным.

Я повернулся к Дэнторпу. Судя по всему, он пришел к таким же выводам. Мой приятель заметно побледнел и сейчас, напряженно вглядываясь в листок с расчетами, вносил какие-то исправления.

Прогнозирование землетрясений – наука не более точная, чем обычное прогнозирование погоды. Вы можете прекрасно понимать причины и следствия происходящих процессов. Но вы не сможете получить всю информацию и учесть все возможные факторы, необходимые для составления стопроцентно верного прогноза.

Как я понимаю, информация для такого прогноза должна была бы включать данные о каждом кристалле – если не о каждой молекуле! – земной коры. Ученые должны были бы знать их температуру и точку плавления, химический состав и чистоту, давление и величину деформации сдвига, магнитный момент и электростатический потенциал, радиоактивность, гравитационные аномалии, естественный период вибрации… Но даже и этого было бы недостаточно. Еще пришлось бы проследить, как изменялись миллионы этих показателей. Возрастают они или падают? В каком темпе? Регулярно или беспорядочно?

Представьте себе, что вы сидите в огромном концертном или спортивном зале, вмещающем несколько миллионов зрителей, – и вдруг кто-то кричит: «Пожар!» Как поведет себя толпа? Вы не сможете спрогнозировать это до тех пор, пока точно не узнаете, что может повлиять на реакцию каждого отдельного зрителя – поскольку один паникер может перечеркнуть все ваши расчеты.

Естественно, провести такой анализ невозможно.

И точно так же невозможно определить характер и степень воздействия каждого из компонентов сейсмологического прогноза. Для хранения и анализа такой информации потребуется компьютер размером с нашу планету! И это при том условии, что вы эту информацию достанете.

Так что сейсмологам приходится работать с теми данными, которые им удалось получить. А при нехватке информации всегда встает задача отбора образцов для исследования. Если невозможно исследовать каждый кристалл горной породы, вы наугад выбираете несколько ее кристаллов и надеетесь составить по ним общее представление о текущих процессах. Конечно, иногда это удается. И все же… Вы располагаете некоторыми показаниями приборов – и при этом подразумеваете, что, несмотря на сверхвысокое давление и температуру, приборы не допустили серьезной погрешности. Основываясь на этих показаниях, вы делаете свои выводы. Точны ли они? А интерпретация данных – это не менее важная часть прогноза.

Короче, все дело в удаленности исследуемого объекта. К центру землетрясения очень трудно подобраться. Трудно!.. Скажите – невозможно, это будет вернее. Многие землетрясения зарождаются на глубине в сотни километров от поверхности. Применяя сонарное зондирование, мы могли производить замеры на тридцатикилометровой глубине – в основном успешно. В других же случаях нам приходилось полагаться на не вполне доказанные теории, косвенные факты, а зачастую и на чистую интуицию.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации