Электронная библиотека » Фредерик Пол » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Подводный город"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:12


Автор книги: Фредерик Пол


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Помня про все источники возможных ошибок, я вернулся к своему прогнозу и еще раз произвел все вычисления.

Я проверил все, что можно было проверить. Я отбросил зарегистрированные показатели гравитационных аномалий (они показались мне чересчур высокими), но, подумав, снова подставил их в формулу: повторная проверка данных трех последних геозондов показывала все тот же резкий скачок негативной аномалии.

Уравнения, составлениями которых заканчивалась любая работа по прогнозированию, никогда не могли дать отрицательного ответа: «Землетрясения не будет!» Такого не могло случиться по той простой причине, что предпосылки для землетрясения есть всегда и везде. Именно с учетом этого и были выведены формулы уравнений.

Смысл ответа, на который мы могли рассчитывать, сводился к тому, что согласно проведенному анализу в обозримом будущем не предвиделось сколько-нибудь значительного землетрясения. При самом благоприятном прогнозе сила прогнозируемого землетрясения оценивалась как «О», а его предполагаемые сроки – как бесконечность.

Но я получил совсем другие ответы.


Я посмотрел на Харли Дэнторпа и встретил его обеспокоенный взгляд.

– Джим! – сухим, хрипловатым голосом обратился он ко мне. – Джим, ты закончил?

Я утвердительно кивнул.

– Ну и что твой прогноз?

Я набрал побольше воздуху в легкие и прочитал то, что было написано у меня на бумаге.

– Вероятная сила землетрясения – десять баллов. Погрешность – плюс-минус два балла. Вероятные сроки – через тридцать шесть часов, плюс-минус двадцать четыре часа.

Харли отложил в сторону ручку и, похоже, немного успокоился.

– А я уже решил, что у меня крыша поехала! – прошептал он. – У меня точно такие же результаты.

Несколько секунд мы оба молчали. В бункере стояла тяжелая тишина. На стенах темнели сырые пятна. Вода бесшумно текла по узкой канавке, проложенной по краю бетонного пола. У нас над головой простиралось три километра скальной породы и четыре с лишним километра океана.

– Значит, оно может начаться через двенадцать часов, – тихо сказал Харли. – И дойти до двенадцати баллов.

Он резко повернулся на стуле и посмотрел на часы.

– После толчка в двенадцать баллов не уцелеет никто.

13

ПАНИКА ЦЕНОЙ В МИЛЛИАРД ДОЛЛАРОВ

Мы отнесли наши варианты прогноза лейтенанту Маккероу.

– Цуйя, просыпайтесь! – нетерпеливо крикнул Маккероу и углубился в наши вычисления. Через секунду, потирая глаза, к нему подошел лейтенант Цуйя, и они оба стали внимательно проверять наши прогнозы.

Вскоре Цуйя тяжело вздохнул и положил листок с вычислениями на стол. Вслед за ним закончил проверку и Маккероу.

– Да, то же самое, что и у нас, – безрадостно констатировал он.

– Я посмотрю, что делается наверху, – торопливо сказал Цуйя и вышел из бункера.

Лейтенант Маккероу повернулся к нам.

– Примите мои поздравления, – с кислым лицом произнес он. – Мы все пришли к одному и тому же выводу. В течение ближайших шестидесяти часов можно ждать сильного землетрясения.

После этих слов все замолчали. Было слышно, как в канавку с водой с плеском упала крупная капля. Фиксируя эту ничтожную вибрацию, стрелка моего сейсмографа едва заметно отклонилась в сторону.

Первым заговорил Харли Дэнторп.

– Сильное землетрясение! – пробормотал он. – И что же мы будем делать?

– Скорее всего, просто наблюдать за ним, – пожал плечами Маккероу. – А у вас есть какие-то другие предложения?

Он серьезно и требовательно посмотрел на нас.

– Зато я знаю, чего делать не надо. Не надо понапрасну распускать язык. Вы меня поняли? Наши исследования засекречены. Разглашать прогноз посторонним лицам строго запрещено. И исключений быть не может!

Меня эти слова озадачили.

– Но как же, лейтенант! Городу грозит опасность, неужели мы никого не предупредим?

– Эта опасность угрожает городу с момента его основания, – едко возразил лейтенант.

– Но не такая же, как сейчас! Если сила толчков достигнет двенадцати баллов, представляете, сколько погибнет людей? Надо принять какие-то меры по эвакуации населения…

– Это уже не наши проблемы, – сказал Маккероу. – Пусть этим занимается лейтенант Цуйя.

Он хмуро посмотрел на исписанные нами листки.

– Станция была создана городским правительством и подводным флотом. И одним из условий ее создания было то, что мы не имеем права обнародовать прогноз без специального разрешения правительства. Вчера вечером лейтенант Цуйя позвонил мэру города и предупредил его о возможной опасности. Сейчас он пошел, чтобы встретиться с ним лично и потребовать созыва экстренного заседания правительства Кракатау. Только на таком заседании может быть принято решение об обнародовании прогноза.

– Какое заседание? Мы же не можем держать этот прогноз у себя в столе! – в отчаянии закричал я.

– Ничего другого нам не остается, – мрачно возразил лейтенант.

В течение следующих двух часов мы по нескольку раз проверяли каждую цифру. Ошибки не было.

Вскоре вернулся лейтенант Цуйя.

Он успел побриться и надеть свежую форму, но его по-детски округлое лицо выглядело нездоровым, пожухлым, как оставленная на морозе тыква. Он торопливо проверил приборы, внимательно посмотрел на ленту самописца сейсмографа, а потом сел за свой стол.

Лейтенант Маккероу вычерчивал новый поперечный разрез сейсмоопасного участка скальной платформы.

– Есть что-нибудь новое? – быстро спросил Цуйя.

– Ничего, – покачал головой Маккероу. – А что отцы города?

– Они слишком заняты, чтобы собраться на заседание! – со злостью бросил Цуйя. – Ведь большинство из них – бизнесмены. Может быть, они боятся чрезмерной паники, но паники хватает и без наших сообщений.

– Паника? – Маккероу с недоверием посмотрел на нас с Дэнторпом. – Что, кто-нибудь проболтался?

– Думаю, что нет, – задумчиво пробормотал Цуйя. – Скорее, это запоздалый эффект первого землетрясения. Вы же знаете, что на бирже вчера поднялась волна продажи акций. А сегодня торги открылись как раз тогда, когда я поднялся в резиденцию мэра. Судя по всему, биржа превратилась в сумасшедший дом. Я не смог дозвониться до мистера Дэнторпа…

Лейтенант вопросительно посмотрел на Харли, но тот с недоумением пожал плечами.

– В какой-то момент я даже решил действовать сам… Но – нет. Мы должны сделать все так, как положено, по официальным каналам. Но мэр говорит, что до окончания биржевых торгов кворума на заседании городского совета не будет. А торги закончатся… – Цуйя взглянул на часы, – часа через три, не раньше.

– Сэр, неужели же мы не можем хоть что-нибудь предпринять? – с отчаянием спросил я.

– Что-нибудь? – Цуйя бросил на меня быстрый взгляд. В этом взгляде чувствовалась та напряженная работа мысли, склонность к которой я замечал в лейтенанте и раньше. У него уже явно созрело какое-то решение, и тревога по поводу надвигающейся катастрофы – какой бы реальной она ни была – отступила на второй план. Я прекрасно понимал его положение. Он руководил небольшой экспериментальной станцией, штат которой состоял всего из двух офицеров. Сейчас к нему подбросили трех курсантов, каждый из которых по-своему представлял проблему. Взять хотя бы Эскова – ведь он вел себя более чем странно! Что касается меня, то, с точки зрения лейтенанта, со мной тоже было немало вопросов. О поступках Боба Цуйя судил только с моих слов. Естественно, он мог думать, что я каким-то образом участвую в преступном плане, который разработал мой дядя. Наконец, был еще и Харли Дэнторп, сын того человека, от доброй воли которого зависело само существование станции.

Да, Цуйя находился в непростой ситуации!

– Допустим, Иден, мы возьмем на себя инициативу и обнародуем прогноз, – вдруг сказал лейтенант. – Но без взаимодействия с городским советом и полицией мы все равно будем беспомощны. Представьте, какая возникнет паника! Ведь вы, наверное, еще не имели дела с обезумевшей от страха толпой. В общем, мы скорее добьемся этим противоположного результата… А с другой стороны, – в его тихом голосе вдруг появились жесткие интонации, – если вы боитесь за свою собственную жизнь, я могу вас успокоить. В штабе флота имеется план экстренной эвакуации. Для этого у нас достаточно кораблей. Я уже познакомил с нашим прогнозом командира базы. Конечно, станция до последнего момента будет вести наблюдения, ее эвакуируют в последнюю очередь. Но если вы подадите рапорт с просьбой о переводе из сейсмологической группы, вас вывезут отсюда раньше…

– Сэр! – вспыхнул я. – Вы меня не так поняли!

Цуйя слегка улыбнулся.

– Тогда прошу прощения, Иден. Готовьте следующий геозонд – мы приступаем к составлению нового прогноза.

Геозонд вновь взорвался на глубине пятьдесят километров. Его показания были угрожающими. Показатели негативной гравитационной аномалии в районе подводного купола продолжали расти. Принципиально ничего не изменилось.

Когда я ввел в уравнения новые данные, расчетная величина силы предполагаемого землетрясения составила одиннадцать баллов, плюс-минус один балл, расчетное время – тридцать часов, плюс-минус двенадцать часов.

Лейтенант Цуйя сравнил мои расчеты со своими и озабоченно покачал головой.

– Наши прогнозы снова совпали, курсант Иден, – холодно заключил он. – Единственная новость – то, что землетрясение может быть более мощным и начнется немного раньше.

Говорил он спокойно и неторопливо, но я не мог не заметить жестких складок у его рта.

– Я собираюсь еще раз позвонить мэру, – вдруг заключил лейтенант.

Когда Цуйя ушел в свой кабинет звонить по телефону, в бункере появился Харли Дэнторп с большими белыми кружками горячего кофе, которые он принес из столовой.

– Держи, – сказал он и протянул мне одну из них. – И бери сандвич!

Я бросил взгляд на тарелку, которую он держал в другой руке, и отрицательно покачал головой. Хотя время завтрака уже давно прошло, у меня совершенно не было аппетита.

– Я тоже не хочу есть, – признался Харли. – А что делает лейтенант?

– Пошел звонить мэру.

– Ему надо связаться с моим отцом! – нетерпеливо воскликнул Дэнторп. – Мне достаточно было бы сказать отцу одно слово – и совет собрался бы за десять минут!

Тут Харли поднял голову и увидел, что из двери своего кабинета выходит лейтенант Цуйя.

– В этом нет необходимости, Дэнторп. – Лейтенант, конечно, слышал то, что сказал Харли. – Совет уже собрался на заседание.

– Ура! – не сдержался Дэнторп. – Уверяю вас, теперь дело пойдет на лад. Если уж мой отец… Прошу прощения, лейтенант! – Он неожиданно смутился.

Лейтенант Цуйя критически покачал головой.

– Лейтенант Маккероу! – позвал своего коллегу Цуйя. – Я поднимаюсь в город – мне надо ознакомить совет с нашим прогнозом. Вы остаетесь за начальника станции… Думаю, что сегодня среди городских верхов разыграется жаркая дискуссия. Некоторые из членов совета вообще не видят смысла в нашей работе. Сейчас они конечно же нас покритикуют.

– Сэр, не могу ли я пойти вместе с вами? – нетерпеливо спросил Харли. – Если я буду присутствовать на совете, у моего отца не возникнет никаких сомнений в достоверности нашего прогноза…

Он снова сконфуженно замолчал.

– Спасибо, курсант Дэнторп, – сухо поблагодарил его Цуйя. – Я сразу решил, что со мной пойдете вы и курсант Иден. Но пойдете главным образом для того, чтобы помочь мне развесить карты…

Он поднял вверх указательный палец.

– Докладывать буду я сам. Прошу не забывать об этом!


Зал заседаний городского совета находился на одном из верхних ярусов в северо-западном секторе купола.

Мэр и члены совета ждали нас в просторном зале, стены которого были расписаны фресками, рассказывающими об освоении океана. На одной из фресок была изображена подводная ферма, на другой – глубоководный урановый рудник, на третьей – заходящий в док подводный лайнер. На меня эти фрески произвели приятное, успокаивающее впечатление.

Но люди, собравшиеся в зале, явно нервничали.

Во всяком случае, они ни на секунду не замолкли. Громогласно, перебивая друг друга, члены совета высказывали свои точки зрения на происходящее. По морским понятиям, это был просто птичий базар. Мэр постоянно призывал всех к порядку, но даже тогда, когда он наконец решился дать слово лейтенанту Цуйе, и даже тогда, когда лейтенант начал говорить, в зале продолжалась перепалка.

Она прекратилась, когда лейтенант сухим, бесстрастным тоном сообщил, что городу угрожает землетрясение силой одиннадцать баллов.

– Одиннадцать? – недоверчиво переспросил мэр.

– Возможно, даже двенадцать, – уточнил Цуйя.

– «Возможно»! – с ядовитой улыбкой повторил Бен Дэнторп. – Возможно, двенадцать! Но, возможно, и одиннадцать?

– Такой прогноз наиболее вероятен, мистер Дэнторп, – вежливо сказал Цуйя.

– А может быть, будет всего десять баллов? – саркастично поинтересовался Дэнторп.

– Такое тоже возможно.

– Или даже девять? Или восемь? Семь?

– Вероятность этого настолько мала, мистер Дэнторп, что…

– Мала? – усмехнулся Бен-водяной. – О да, лейтенант, не буду спорить. И все же вы не можете исключать и такого?

– В принципе да… – признал лейтенант. – Все зависит от очень многих случайных факторов.

– Понятно, понятно, – покачал головой Дэнторп. – И из-за этих случайных факторов вы хотите эвакуировать огромный город! А вы представляете, во что это обойдется?

В глазах лейтенанта вспыхнули гневные огоньки.

– Деньги – не единственное, что надо принимать в расчет в этой ситуации, мистер Дэнторп!

– Про них не следует забывать в любой ситуации! Я говорю это лейтенант, потому что нам придется оплачивать все из собственного кармана. Мы не живем за счет налогоплательщиков, как некоторые…

Цуйя помрачнел. На его мягком, округлом лице заходили желваки.

– Я не отрицаю того, что ваши специалисты дают нам немало ценной информации, – продолжал Дэнторп. – Ведь с вами работает даже мой собственный сын, не так ли? Кстати, он очень смышленый паренек, лейтенант, очень смышленый!

Я покосился на Харли Дэнторпа и понял, что при этих словах его стало просто распирать от гордости.

– Но он еще мальчик! – неожиданно перешел на более резкий тон Дэнторп-старший. – А мы не можем доверить судьбу Кракатау-Доум мальчишкам! Вы говорите, что мы сидим на месте вероятного тектонического разлома. Допустим. Мы сами знаем это. И что же вы предлагаете нам делать?

– Мы предполагаем, что в ближайшие сорок восемь часов произойдет очень сильное землетрясение, – упрямо повторил лейтенант. – Возможно, это случится ближайшей ночью. Население города должно быть эвакуировано.

– Никаких должно, лейтенант! – закричал Дэнторп. – Ваше дело составить прогноз, и больше ничего! А мы уже решим, что должно быть сделано. Но для начала зарубите себе на носу: никакой эвакуации не будет!

В зале наступила тишина. Потом лейтенант Цуйя достал из своего портфеля несколько скрепленных листов бумаги.

– Я предварительно поговорил с руководителями инженерных служб города и получил их письменное заключение. Они утверждают, что город способен без значительного ущерба выдержать землетрясение силой девять баллов. При условии, что внутренние иденитовые перегородки будут в полной исправности, практически никто из жителей не пострадает. Но толчок силой десять баллов разрушит купол. Согласно нашему прогнозу, сила толчков может достигнуть одиннадцати и даже двенадцати баллов.

Бен Дэнторп внимательно выслушал лейтенанта, а потом с невозмутимым видом отрицательно покачал головой.

– Я давно знаком со всеми этими расчетами, лейтенант. И тем не менее я повторяю то, что уже говорил: Кракатау-Доум не будет эвакуирован! Ваша честь! – Дэнторп обратился к мэру. – Объясните лейтенанту, с чем это связано.

Мэр был грузным розоволицым человеком, склонным безоговорочно поддерживать во всем Бена Дэнторпа. Его даже удивило, что в ходе этой дискуссии кто-то заинтересовался его мнением. Однако то, что он сказал, сразу же изменило ход разговора.

– Мы столкнулись с серьезной проблемой, лейтенант, – начал он. – И я не думаю, что у нее есть решение. Дело в том, что население города составляет семьсот пятьдесят тысяч человек. Флот, которым мы располагаем, может вывезти не менее пятидесяти тысяч. Мы можем организовать «воздушный мост» и за два дня эвакуировать самолетами еще сто тысяч человек, если у нас будут эти два дня. На плавучей платформе можно разместить пятьдесят тысяч, а может быть, и все сто, если мы освободим для беженцев взлетные полосы. Но в итоге в городе останется почти полмиллиона жителей, в том числе немало женщин и детей. Значит, они будут принесены в жертву Нептуну?

– Но почему этого нельзя было предусмотреть заранее? – вскипел лейтенант Цуйя. – Ведь такая ситуация могла возникнуть в любой день!

– Лейтенант, не забывайтесь! – проревел мэр, и его розовое лицо стало багроветь.

Но в спор уже вмешался Бен-водяной:

– Мы говорим о технической стороне дела, но не забывайте и о психологических проблемах, лейтенант! Многие жители не захотят покинуть город, даже если им предоставят такую возможность. Это их родина. И они, так же как и я, считают, что какие-то гам предсказатели землетрясений не вправе решать их судьбу!

Он повернулся к мэру:

– Ваша честь! Я полагаю, что нам надо поблагодарить лейтенанта и попросить его уйти. Пусть продолжает заниматься своими играми.

В зале поднялся шум. Дискуссия продолжалась не меньше часа. Особенно горячие споры вызвал вопрос: на что можно потратить деньги, выделенные для сейсмологических исследований? В конце концов страсти улеглись и нас отправили «заниматься своими играми». И привыкать к мысли, что в жизни каждого обитателя Кракатау, возможно, наступают последние сутки.

14

СЕЙФ СО СВИНЦОВОЙ ПОДКЛАДКОЙ

Лейтенант Цуйя буквально бурлил. Мы молча прошли от дверей зала заседаний к посадочной площадке перед лифтами.

– Сэр, – тихо обратился к лейтенанту Дэнторп, – я хочу, чтобы вы правильно поняли моего отца…

– Мне не нужны ваши извинения, Дэнторп, – резко отозвался Цуйя.

– Но я не извиняюсь за него, сэр, – возразил Харли. – Дело в том, что он – бизнесмен. Вы должны понять это.

– Я понимаю, что он убийца! – прорычал лейтенант. Харли Дэнторп остановился как вкопанный.

– Но он мой отец!

– Да, это так, – смягчился Цуйя. – Извините, Дэнторп! У меня сегодня пошаливают нервы.

Лейтенант стал оглядываться по сторонам. Я знал, о чем он думает. Рядом с нами сверкали огромные базальтовые колонны, куда-то спешили десятки людей, кипела работа в офисах могущественных корпораций и в правительственных учреждениях. Если наш прогноз верен, то в течение ближайших дней все это будет сметено стихией. Сомнется подводная платформа, с чудовищным грохотом опрокинется купол, порвется иденитовая оболочка. Внутрь, в город, под колоссальным напором хлынет ледяная вода.

Через неделю или две в тех строениях, которые раньше назывались домами города Кракатау, будут жить разве что осьминоги или гигантские кальмары.

Мы ничего не могли сделать, чтобы предотвратить эту катастрофу. Да и сам город был бессилен помочь своим жителям.

– Дэнторп! – вдруг резко сказал лейтенант. Харли весь обратился в слух.

– Дэнторп, бегите к телефону. Свяжитесь с командиром базы, скажите, что действуете по моему приказу, и сообщите ему, что городской совет пренебрег нашими рекомендациями. Попросите его принять необходимые меры и быть готовым использовать все возможности флота!

– Есть, сэр! – щелкнул каблуками Харли и помчался к телефону.

– Хотя… возможности флота тоже небезграничны, – пробормотал лейтенант, глядя вслед удаляющемуся Харли. – Но подводники все же могут успеть прийти на помощь и эвакуировать часть людей.

– Сэр, если я могу быть чем-нибудь полезен… – осторожно спросил я.

– Можете, Иден, – серьезно ответил лейтенант. – Как только Дэнторп вернется, мы… мы попытаемся определить, не вызвана ли эта аномалия искусственным путем!

– Это прекрасная идея, сэр! – горячо поддержал его я. – Я могу провести вас к резервуару, в котором я видел «подводного крота»! И нам даже не потребуется осушать его. Я уже все продумал – мы можем спуститься на дно в гидрокостюмах!

– Не торопитесь, Иден, – охладил мой пыл лейтенант и слегка, одними губами, улыбнулся. – Вы не совсем поняли мой замысел. Я вовсе не собираюсь начинать расследование с прыжка в сточный колодец. Для начала мы пойдем… в офис вашего дяди.

Дэнторп вскоре вернулся, и мы втроем спустились на ярус «четыре плюс».

Мы шли молча. Разговаривать было особенно не о чем. Среди простого населения Кракатау никто не паниковал. Седьмая Радиальная улица была, как и прежде, забита тяжелыми грузовыми электрокарами. В мастерских и на складах шла работа. Воздух, как во все обычные дни, наполняли волнующие ароматы моря.

Я подвел своих спутников к дому номер восемьдесят восемь, и мы поднялись по крутой темной лестнице. Пройдя по коридору, я увидел знакомую дверь с надписью «Иден Энтерпрайзиз Анлимитед». Тут я в замешательстве остановился.

– Входите, Иден, – приказал лейтенант. Я толкнул дверь.

Первым, кого я увидел, когда мы вошли в скудно обставленную комнату, был Гидеон Парк. Он тюкал одним пальцем по допотопной пишущей машинке. Увидев меня, негр чуть не опрокинул со стола эту рухлядь.

– Джим! – радостно воскликнул Гидеон. – Мы так надеялись, что ты найдешь…

И тут он увидел, что я не один. Улыбка мигом исчезла с его доброго лица, оно стало спокойным и безразличным. Не желая, чтобы кто-то прочитал напечатанные им строчки, Гидеон быстро накинул на машинку пластмассовый чехол и поднялся со стула.

– Это лейтенант Цуйя, Гидеон, – представил я лейтенанта.

– Рад познакомиться с вами, лейтенант, – вежливо сказал Гидеон и протянул руку.

Но Цуйя даже не поздоровался с ним.

– Нам нужен Стюарт Иден, – требовательным тоном произнес он. – Почему его здесь нет?

– Он здесь, лейтенант. – Гидеон облизал пересохшие губы. – Он в своем кабинете.

– Хорошо, – кивнул Цуйя и подошел к внутренней двери.

Гидеон тотчас же преградил ему путь.

– Извините, – пробормотал он. – Мистера Идена сейчас лучше не беспокоить. Он прилег поспать.

– Разбудите его!

– О, нет, лейтенант. Боюсь, что это невозможно… – Гидеон изо всех сил пытался вести разговор в вежливом, спокойном тоне. – Он, видите ли, неважно себя чувствует. Врачи просят, чтобы он ежедневно отдыхал в это время. Если можно, зайдите через часок или чуть-чуть попозже…

– Вы что-то скрываете, мистер Парк! – закричал лейтенант. – А ну-ка, прочь с дороги!

Но Гидеон не пошевелился. По-прежнему спокойный, он стоял прямо перед дверью во вторую комнату.

Лейтенант побледнел и непроизвольно сжал кулаки. Я встревожился: дело шло к драке.

Но Цуйя быстро справился со своими эмоциями и сделал шаг назад.

– Прошу меня извинить за излишнюю резкость, – окончательно взяв себя в руки, сказал он, – но я представляю здесь интересы подводного флота.

– Подводного флота? – Гидеон заколебался.

– Мы проводим очень важное расследование, мистер Парк. Если Стюарт Иден действительно здесь, рекомендую его немедленно разбудить. Дело в том, что у него возникли серьезные проблемы. Между прочим, мистер Парк, они возникли и у вас. По словам курсанта Идена, вы замешаны в какой-то таинственной истории с похищением «подводного крота» и компонентов ядерного оружия.

Гидеон Парк озадаченно покачал головой, потом медленно повернулся и, глядя на меня, задумчиво произнес:

– Значит, Джим, ты все-таки выследил нас…

Я утвердительно кивнул:

– Лейтенант все говорит верно, Гидеон. Мне кажется, тебе лучше разбудить дядю Стюарта.

– Ну что ж, парень, – вздохнул негр. – Будь по-вашему.

Он подошел к покрашенной в бирюзовый цвет двери и тихонько постучал в нее.

Несколько секунд стояла гробовая тишина. Тогда Гидеон повернул ручку и открыл дверь.

Заглянув в комнату, я увидел огромный сейф и стоящую рядом узкую кушетку. Возле кушетки поблескивали высокие моряцкие ботинки моего дяди. А на кушетке…

Опершись на локоть, на кушетке лежал дядя Стюарт. Он заметил, что я вошел, и уставился на меня заспанными глазами.

– Джим! – Его лицо засветилось радостью. – Я очень рад тебя видеть!

Только после этого он, как и Гидеон, понял, что я пришел не один – и выражение его лица точно так же на глазах переменилось. Между нами словно упала невидимая завеса, и мы перестали понимать друг друга.

– Что-нибудь случилось? – невозмутимо спросил дядя.

– Да, случилось! – грубо ответил лейтенант. – Курсант Иден, так это и есть ваш дядя?

– Да, сэр!

– Тогда позвольте я тоже представлюсь: Цуйя, лейтенант подводного флота, прибыл сюда по официальному делу.

Лейтенант бегло осмотрел комнату и, обратив внимание на сейф, нахмурился.

– Мистер Иден, у командования флота есть основания подозревать, что вы причастны к организации искусственных землетрясений. Судя по всему, вы провоцировали их в целях личной наживы. Предупреждаю: все, что вы сейчас скажете, может быть использовано против вас!

– Даже так? – Дядя спустил ноги на пол. – Понятно…

С безучастным выражением лица он медленно, словно старый Будда, покачал головой. Похоже, обвинение лейтенанта его не слишком-то удивило.

Стюарт Иден как будто даже ждал, что, все это однажды случится. Он встал с кушетки, подошел к своему обшарпанному шаткому столу и тяжело опустился в кресло.

– Чего вы от меня хотите? – спросил он, внимательно посмотрев на лейтенанта.

– Очень многого, – быстро ответил тот. – Я хочу знать все про «подводного крота» и про контрабанду ядерных взрывателей, которой занимался ваш помощник.

Дядя вопросительно посмотрел на меня, потом на Гидеона. Гидеон утвердительно покачал головой.

– Я понимаю, – наконец сказал дядя. – Но какое отношение это имеет ко мне?

Такого вопроса я от дяди не ожидал! У меня не возникало даже и мысли, что Стюарт Иден откажется разделить ответственность с Гидеоном! Но лейтенант прореагировал на дядин ответ спокойно.

– Хорошо, мистер Иден. Тогда перейдем к вопросам, которые касаются непосредственно вас. Во-первых… – он согнул палец. – Что вы могли делать около горы Маунт-Калькутта во время недавнего извержения вулкана – тогда, когда потерпел аварию ваш батискаф?

– Одно из главных направлений моей работы – поиск на дне моря затонувших судов, – спокойно ответил дядя. – В одном из каньонов возле этой горы мы обнаружили затонувший корабль и попытались поднять его на поверхность.

Узкие черные брови лейтенанта недоуменно приподнялись.

– Я довольно хорошо знаком с историей мореплавания в Индийском океане. Насколько я знаю, в акватории горы Маунт-Калькутта за последнюю четверть века не было зарегистрировано ни одного кораблекрушения.

– Это крушение произошло намного раньше, – объяснил дядя.

– Допустим, – скептически покачал головой лейтенант. – Но если ваш бизнес – спасение затонувших судов, зачем вам понадобилось открывать офис именно здесь, в Кракатау?

– Я уже говорил, что подъем затонувших судов – это лишь одно из направлений моей деятельности. В соответствии с уставом моя компания – «Иден Энтерпрайзиз Анлимитед» – правомочна заниматься любой деятельностью, которая представляет для меня интерес.

– В том числе и биржевыми спекуляциями? – выпалил лейтенант. – Как я понимаю, последнее землетрясение обогатило вас на несколько миллионов долларов!

– Иногда приходится прибегать и к биржевым спекуляциям, – вздохнул дядя. – Я уже больше тридцати лет имею дело с ценными бумагами подводных компаний. Когда я прибыл в Кракатау – после аварии у Маунт-Калькутта, – я обнаружил, что мои ценные бумаги быстро девальвируются. Не надо быть великим экспертом, чтобы понять, что даже слабенькое землетрясение обесценит их еще больше. А то, что оно непременно должно было случиться, вы и сами знаете. В общем, я распорядился продать на бирже все свои ценные бумаги. Я ответил на ваши вопросы?

Похоже, такой ответ еще больше разозлил лейтенанта.

– Далеко не на все! – прорычал он. – У меня есть самый главный вопрос, и на него я непременно хочу получить ответ, слышите – непременно! Что хранится в вашем сейфе?

– Послушайте, лейтенант, – нахмурился дядя. – Вы превышаете свои полномочия. Я гражданин Маринии. Моя виза предоставляет мне все законные права как жителю любого подводного города. Если вы хотите знать, что хранится у меня в сейфе, предъявите ордер на обыск!

– У меня на это нет времени! – категорически покачал головой Цуйя.

– Тогда я не стану открывать перед вами сейф! – улыбнулся дядя.

– Вам все же придется открыть сейф, мистер Иден, – со вздохом сказал лейтенант. – По нескольким причинам. Во-первых. Последнее землетрясение странным образом было предсказано вашим сообщником курсантом Эсковом. Во-вторых. Есть свидетели того, что Эсков и ваш помощник мистер Парк захватили уникальное судно «подводный крот». В-третьих. Тот же свидетель видел, как в сточном резервуаре Эсков и Парк грузили на борт «подводного крота» взрыватели к термоядерным бомбам. И, наконец, в-четвертых! Этим свидетелем, который выследил Эскова и Парка и своими глазами видел «подводного крота», является не кто иной, как ваш собственный племянник, курсант Иден!

Дядя сидел, облокотившись на стол, и от каждого нового аргумента лейтенанта Цуйи вздрагивал, как от удара. Его изборожденное морщинами лицо мрачнело, а кулаки сжимались. Но когда Цуйя назвал мое имя, руки дяди безвольно опустились на колени.

– Довольно, – тихо произнес он. – Вы выиграли, лейтенант. Я открою сейф.

Он с трудом поднялся с кресла, секунду помедлил, словно у него кружилась голова, потом, собравшись с силами, наклонился к круговой шкале и, щуря глаза, стал набирать комбинацию цифр. Вскоре раздался тихий щелчок. Дядя выпрямился и широко распахнул дверь.

Лейтенант, а следом за ним и я нетерпеливо заглянули внутрь. То, что я увидел, повергло меня в шок. Мне казалось, что после того, как я застал Боба и Гидеона за погрузкой ядерных взрывателей, меня не сможет удивить ничто в этом мире. Но это…

Изнутри сейф был выложен десятисантиметровыми брусками тусклого серого свинца. Свинцовыми брусками с внутренней стороны была выложена и дверь.

Когда луч света проник в глубь сейфа, на темном свинцовом фоне ярко заблестели тяжелые золотые шары. Каждый шар был перетянут стальной лентой.

– Контрабандные ядерные взрыватели! – торжествующе воскликнул лейтенант. С пылающим от гнева лицом он повернулся к дяде. – Вы можете объяснить это, мистер Иден? Ведь это компоненты термоядерных бомб!


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации