Электронная библиотека » Фрэнсин Паскаль » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Дом с привидениями"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:56


Автор книги: Фрэнсин Паскаль


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Фрэнсин Паскаль

Дом с приведениями

Посвящается Бэри Розепоу

1

Было уже почти половина пятого, когда сестры Уэйкфилд вышли из библиотеки.

– Пойдем скорее, – заторопилась Элизабет. – Мы ведь обещали маме, что в четыре будем дома.

– Не беспокойся, – ответила Джессика. – Когда она прочтет наши доклады, ей сразу станет ясно, как много нам пришлось потрудиться. Пятерки у нас в кармане! Это уж точно!

– Ты в самом деле думаешь, что Сеточка так расщедрится? – засомневалась Лиз.

Миссис Арнетт, учительница истории, всегда забирала свои седые волосы под сеточку. Неизвестно, кто первый назвал миссис Арнетт Сеточкой, но прозвище это к ней прилипло и каждый раз веселило сестер.

Джес и Лиззи катили на своих велосипедах по тенистым улицам их уютного калифорнийского городка. Близнецов хорошо знали в Ласковой Долине, но мало кто мог отличить друг от друга. Сходство девочек было просто фантастическим: у обеих длинные светлые волосы, голубовато-зеленые глаза и даже ямочки на левой щеке одинаковые.

Когда они перешли в пятый класс, Джес, желая казаться взрослой, стала слегка завивать волосы и подкрашивать губы и ресницы.

Ее сестра, напротив, косметику не жаловала. Да и зачем она нужна? Нежная кожа и чудесные длинные ресницы, подаренные ей природой, вполне устраивали Лиззи. Волосы она зачесывала назад и, разделив их на пробор, закалывала.

В последнее время сестры стали ощущать, насколько они разные, несмотря на внешнее сходство. Лиззи была серьезная, спокойная девочка. Она много читала и даже пробовала сама писать, в своих беседах с подругами отличалась умом и рассудительностью. Джес, непоседа, напротив, терпеть не могла подолгу заниматься чем-то одним. От этого у нее портилось настроение.

У нее всегда была куча «важных дел», и, едва закончив одно, она немедленно хваталась за другое. Массу времени она тратила на болтовню о мальчиках и моде с подружками из «Клуба Единорогов». Лиззи казалось, что Единороги ужасно глупые, а Джесси считала приятельниц Лиз жуткими занудами, но, несмотря на такую разницу вкусов, близнецы оставались лучшими подругами.

Они свернули на Кэмден-драйв и не сговариваясь сбавили скорость. Обычно сестры старались объезжать эту улицу стороной, потому что здесь находился особняк Мерканди. Мрачный и ветхий, он напоминал старинные дома с привидениями из фильмов. Множество слухов ходило об обитателях этого дома. Большинство из них касались миссис Мерканди. Говорили, что она настоящая ведьма и держит своего сумасшедшего мужа на чердаке под замком. Таинственные огни и тени, плясавшие порой в чердачных окнах но ночам, казалось, только подтверждали правоту рассказчиков.

Все эти страшные истории об особняке Мерканди наводили ужас на девочек, и все же они прямо умирали от желания узнать хоть чуточку больше о нем и его хозяевах. Вот и сегодня, стараясь держаться другой стороны улицы, подальше от таинственного особняка, они просто сгорали от любопытства.

Дело в том, что примерно неделю назад Джес и Лиззи стали свидетелями того, как по улице проехало такси и остановилось перед домом Мерканди. Близнецы увидели, как темноволосая девочка примерно их возраста вышла из машины и направилась к покосившемуся переднему крыльцу. Шофер быстро выставил к обочине старый чемодан и мгновенно умчался. Взглянув еще раз в сторону особняка, сестры обнаружили, что темноволосая девочка уже исчезла в сумраке загадочного дома.

С тех пор Лиз и Джесси только об этом и говорили. Они больше не видели ту девочку и даже стали подозревать, что миссис Мерканди сотворила с ней что-то ужасное.

Много лет назад этот обветшалый дом был великолепным особняком в испанском стиле. Белоснежный, он стоял в глубине ухоженного парка, окруженный фруктовыми деревьями. Гармония и покой царили здесь. А теперь дом весь посерел и облез от времени. Красная черепица с крыши исчезла, а переднее крыльцо, казалось, было готово рухнуть в любой момент. Парк и лужайки возле дома большей частью скрытые металлической изгородью, буйно заросли диким кустарником и гигантскими сорняками.

И сегодня, проезжая на велосипедах мимо дома Мерканди, сестры не отрывали взглядов от особняка, до боли в глазах пытаясь хоть что-то разглядеть сквозь железную изгородь и густую зелень деревьев.

Неожиданно Джес тихо вскрикнула:

– Лиззи, смотри!

Две пары голубовато-зеленых глаз уставились на парадное крыльцо особняка. Массивная дубовая дверь отворилась, и уже знакомая им темноволосая девочка вышла на крыльцо. Ее волосы, собранные на затылке в «конский хвост», спадали по спине до самого пояса. Она была одета в поношенные джинсы и выцветшую клетчатую рубашку.

Девочка не замечала, что за ней наблюдают. Она что-то высматривала во дворе. Легко сбежав по ступенькам крыльца, она стала кого-то звать, но кого, ни Лиззи, ни Джес не услышали.

Сами не осознавая того, близнецы ехали все медленнее, пока окончательно не остановились посреди улицы. Наконец Лиз опомнилась:

– Джес, мы не можем просто так стоять здесь и глазеть!

– Ну конечно, – согласилась Джессика.

Она осторожно слезла с велосипеда и шагнула на тротуар, потом, став на одно колено, дернула шнурок на своей теннисной туфле.

– Оп-па! Мне срочно нужно завязать шнурок, – она улыбнулась сестре. – Он почему-то развязался.

И Джессика стала возиться со шнурком.

Но тут девочка опять позвала кого-то.

– По-моему, она зовет собаку, – предположила Джес. – Кажется, она крикнула: «Ко мне, Борис!»

– Борис? – прошептала Лиззи. – Кто же называет собаку Борисом?

– Ведьма Мерканди, вот кто, – быстро нашлась Джессика.

– По-моему, это отвратительное имя, – заметила Лиззи.

– Конечно, отвратительное, – сухо согласилась Джес. – Отвратительное имя, отвратительное место и все, кто здесь живет, отвратительные. – Она все еще возилась со шнурком. – Слушай, я не могу весь день завязывать этот шнурок, как идиотка.

– У меня идея, – сказала Лиззи. И ее книги грудой посыпались на тротуар. – Ой! – притворно вскрикнула она, закусив губу, чтобы не рассмеяться.

Пока сестры собирали разбросанные учебники и тетради, темноволосая девочка вновь появилась в поле их зрения. У нее на руках была черная кошка. Когда она поднялась на крыльцо, входная дверь отворилась.

– Ты видишь ведьму? Там, внутри? – скорее выдохнула, чем прошептала Джес.

Близнецы впились глазами в темную фигуру, возникшую в дверном проеме.

– Не знаю… – в голосе Лиз звучало сомнение. – Похоже, это просто старуха. Вся в черном.

– Надеюсь, она нас не увидела! – вцепилась Джессика в руку сестры, как только за девочкой и женщиной в черном закрылась дверь.

Зловещий дом словно проглотил их. Близнецы замерли, уставившись друг на друга. Наконец Лиззи сказала:

– Поехали домой и расспросим Стива, что он знает о Мерканди.

Четырнадцатилетний брат близнецов Стивен появился дома только через час. Едва он открыл входную дверь, Лиззи и Джес набросились на него.

– Стив, отгадай, что мы знаем?! – Лиз вся пылала от нетерпения.

Но Стива не так-то легко было вывести из равновесия. Он швырнул в шкаф баскетбольный мяч и куртку и, выдержав паузу, невозмутимо спросил:

– Ну и что же вы знаете?

– Недавно мы с Джес видели, как возле дома Мерканди из такси вышла девочка с чемоданом. Представляешь, сегодня мы опять ее видели по дороге из библиотеки! Она примерно нашего возраста, – торопливо рассказывала Лиз.

Тут ее перебила Джессика:

– У нее черные волосы, и такие длинные! Ниже талии. Мы думаем, что старуха Мерканди заколдовала ее или еще что-то с ней сделала.

– С чего ты взяла? – удивилась Лиззи.

– А с того, – заявила Джес, – кто же добровольно станет жить в этом ужасном доме с ведьмой Мерканди!

Едва она произнесла последние слова, как вошел мистер Уэйкфилд.

– Что еще за ведьма?

– С тех пор, как девочки вернулись домой, они только об этом и говорят, – заметила мама, выходя из кухни, где готовила ужин.

Лиззи и Джес, спеша и перебивая друг друга, рассказали папе о девочке, поселившейся в особняке Мерканди.

Как только они закончили подробный рассказ о том, что с ними случилось днем, папа спросил:

– А почему вы думаете, что миссис Мерканди ведьма?

– Папочка, – сказала Джес тоном, каким говорят с малыми детьми, – всем известно, что в доме Мерканди водятся привидения и что старая миссис Мерканди – ведьма.

Мистер Уэйкфилд взглянул на жену.

– Ты слышала, оказывается, в Ласковой Долине, прямо у нас под боком проживает ведьма? – спросил папа, не скрывая улыбки.

В глазах у мамы появились веселые искорки:

– Да, насчет Мерканди ходит много слухов.

– Это больше, чем слухи, мама, – заявил Стивен тоном, не допускающим возражений. – Хауэллы живут рядом с Мерканди. Джо рассказывал мне, что, по меньшей мере раз в неделю на чердаке Мерканди мелькают странные тени.

– А Джанет говорит, что она не видела, чтобы мистер или миссис Мерканди вот уже целых пять лет куда-нибудь выходили из дома! – вмешалась Джес.

– И Джо видел только один раз старуху Мерканди, – продолжил Стив. – Однажды, года два тому назад, она прогуливалась по заднему двору. И знаете… Она была такая бледная, и глаза у нее были с красноватым оттенком. Ну точно призрак!

– Стивен, – укоризненно заметила мама, – пожалуйста, не называй ее старухой Мерканди.

– Ее так все зовут! – запротестовал Стив.

– Это не имеет значения, – твердо возразила мама. – Я хочу, чтобы ты уважал хотя бы ее возраст.

– Я где-то читала, что глаза у ведьм обычно бесцветные и в темноте светятся, – сказала Лиз. – Они почти ничего не видят при солнечном свете и поэтому появляются только по ночам.

Мистер Уэйкфилд застонал:

– Нельзя же верить всему, что слышишь или читаешь! Неплохо было бы поразмышлять и собственной головой, а не просто бездумно пересказывать то, что говорили другие. А теперь извините нас. Я и мама договорились с друзьями поужинать вместе.

После ужина Лиззи переоделась и спустилась на первый этаж, чтобы порепетировать перед очередным занятием в школе танца, которую они с Джессикой посещали дважды в неделю. Стивен пошел в комнату делать уроки, а Джессика, как всегда, направилась к своему излюбленному месту – в прихожую, к телефону.

Был конец октября, и солнце уже почти зашло, поэтому Джес, присев возле телефона, включила настольную лампу. Она набрала номер Лилы Фаулер.

Джессика и Лила знали друг друга еще с начальной школы, но близкими подругами стали только после того, как Джессика вступила в «Клуб Единорогов».

Для Джес вступление в «Клуб Единорогов» было счастливейшим событием в ее жизни. В клубе состояли самые знаменитые девочки школы, они всегда были в центре внимания. Поскольку большинство из них учились в седьмых или восьмых классах, Джессике удавалось побывать в их компании в таких местах, куда пятиклассников обычно не пускали.

Лила подняла трубку только после третьего звонка.

– Лила! – воскликнула Джес. – Ни за что не догадаешься! Сегодня мы с Лиззи опять видели ту девочку во дворе дома Мерканди.

– Да ты что!

Джессика могла поклясться, что Лилу потрясло ее сообщение.

– Рассказывай быстрей!

– Мы видели ее во дворе перед домом. Она держала на руках черного кота по кличке Борис. А потом старуха, тоже вся в черном, позвала ее в дом.

– Ведьма Мерканди? Какая она?

– Я не разглядела, как следует, – призналась Джес. – В доме было темно.

– А с девчонкой ты говорила? – продолжала допытываться Лила.

– Нет. Я только собралась заговорить, как ведьма Мерканди увела ее, – Джессика намеренно слегка преувеличивала, зная, что ее рассказ вызовет отчаянную зависть Лилы.

– Ого! – воскликнула Лила. – Думаешь, она тоже ведьма?

– А что? Может быть, – сказала Джессика, вдохновленная новой мыслью. – Во всяком случае, выглядит она довольно странно.

– Интересно, а Джанет об этом знает? – внезапно спросила Лила. – Ты с ней еще не говорила?

– Нет. Я собиралась ей позвонить позже, – ответила Джес.

– Ладно, можешь не утруждаться, – распорядилась Лила. – Я сама ей позвоню. В конце концов, она моя кузина. И Джанет живет по соседству с Мерканди, и готова поспорить, она тоже видела эту девочку. Пока! Встретимся завтра в школе.

Поговорив с Лилой, Джес вскипела от негодования. Ведь она сама собиралась рассказать все Джанет, а теперь Лила перехватила у нее инициативу. Но Джессике не хотелось сердить Лилу. Джанет Хауэлл была кузиной Лилы и председателем «Клуба Единорогов». Она была самой знаменитой девочкой в средней школе Ласковой Долины. Джес никогда бы не рискнула попасть Джанет под горячую руку.

Через полчаса Лиззи, уютно устроившаяся с книгой в руках на диване в гостиной, неожиданно увидела свою сестру в купальном костюме. Элизабет изумленно вскинула брови:

– Ты что, собираешься купаться?

– Да, собираюсь, – ответила Джес.

Она направилась к раздвижной стеклянной двери и включила свет на заднем дворе.

– Родителей удар хватит. Ты же знаешь, на этой неделе воду в бассейне не грели. Она, наверное, там ледяная… Вот схватишь воспаление легких!

– Лиззи, здесь Калифорния, а не Аляска, – подчеркнуто медленно и терпеливо объяснила Джессика. – У нас можно купаться круглый год. Кроме того, я люблю холодную воду. Я только пару раз переплыву бассейн и все.

– А ты спрашивала у Стива, он не против?

Джессика с досадой посмотрела на сестру:

– Конечно, нет. Ты же знаешь, что он скажет.

– Все равно, я не хочу лишних неприятностей. Если мама с папой узнают…

Уже выходя во дворик, Джесси бросила через плечо:

– А ты им не говори, они ничего и не узнают.

Элизабет видела, как сестра, описав безупречную дугу, нырнула в их маленький бассейн. Она взглянула на часы – половина десятого. Родители должны вот-вот вернуться, а сестры им обещали, что в десять часов уже будут в постелях. У Лиз редко случались неприятности, а если это и бывало, то всегда не без помощи ее милой сестрицы. Она облегченно вздохнула, когда Джес наконец вылезла из бассейна и вернулась в дом. Сестры поднялись наверх, заглянув по дороге в комнату Стива, и, пожелав ему спокойной ночи, разошлись по своим спальням. Как и было обещано, в десять часов Джессика лежала в постели, предварительно нацепив на голову наушники плейера, включенного на полную мощность. Не дослушав и до середины кассету с записями Джонни Бака, она заснула.

Некоторое время спустя Джессику разбудили какие-то странные звуки. В комнате было абсолютно темно. Приподнявшись на локте, она огляделась, пытаясь понять, что же могло ее разбудить. Прямо на нее смотрели два светящихся огненно-красных зрачка. Хриплый голос прошептал:

– Я ведьма из дома Мерканди!

2

Услышав пронзительный вопль Джессики, Элизабет выскочила из постели и бросилась через ванную комнату, разделяющую их спальни. Увидев над головой сестры мертвенно-бледное лицо с раздвинутыми в дьявольской усмешке губами и пылающими, как угли, глазами, Лиззи оцепенела от ужаса. Почти машинально она протянула руку и включила свет.

– Стив! – закричала она.

В ее крике слились гнев и облегчение.

Стивен сбросил свою страшную маску на пол и, корчась от смеха, рухнул на кровать перепуганной до смерти Джессики.

Едва опомнившись, Джес схватила подушку я разразилась гневными воплями.

– Стив! Где твои мозги?! – подушка мелькала в воздухе, каждый раз опускаясь на голову Стива. – У меня чуть сердце не остановилось!

Лиззи подняла маску с пола и стала внимательно ее рассматривать.

– Это самая страшная маска из всех, какие я видела. Где ты ее взял?

– Всю ночь над ней провозился, – гордо ответил Стивен. – Это – Чудовище Черной Лагуны. Я хочу надеть ее на Хэллоуин.[1] Джейк Хилл устраивает вечеринку.

Джессика села в кровати.

– А мы с Лиззи пойдем праздновать Хэллоуин к Лиле Фаулер. Она пригласила к себе уже почти сорок человек.

Стивен забрал маску у Лиз. И суровым голосом старшего брата распорядился:

– А теперь, детки, бай-бай! Мама и папа скоро вернутся.

Джессика показала ему язык и повернулась к сестре:

– Лиззи, не уходи, давай сегодня переночуем в одной комнате, как раньше.

Видимо, она все еще боялась.

Лиззи тоже находилась под впечатлением от страшной маски, поэтому ей тоже не слишком хотелось спать в комнате одной.

– Очень даже не против.

И, улыбнувшись сестре, Лиззи нырнула к сестре под одеяло.

Проснувшись на следующее утро, Джессика застонала.

– У меня горло болит, – прохрипела она. – Попроси, пожалуйста, маму, пусть придет и измерит мне температуру.

Лиззи посмотрела на Джес.

«Я же тебе говорила», – было написано в ее глазах, но она и словом не обмолвилась о вечернем купании. Даже заскочила в ванную, где сушился купальник сестры, и повесила его в шкаф подальше от маминых глаз.

Измерив Джессике температуру, мама велела ей весь день не выходить из дома. Услышав суровый приговор, Джес рухнула на подушку и просипела:

– Ну вот, теперь я не встречусь с Единорогами. Сегодня во время обеда мы хотели провести экстренное заседание.

– Думаю, тебе чертовски повезло, Джес, – поддразнила ее Лиззи.

Джессика нахмурилась:

– Ну почему ты даже не попытаешься быть терпимей к Единорогам?

– Я уже тебе говорила. Я считаю, что в этом дурацком клубе вы ничем полезным не занимаетесь. Только сплетничаете на своих заседаниях и все.

– Премного благодарна, – Джес задохнулась от обиды.

Сверкнув глазами, Лиз улыбнулась сестре:

– Я не имела ввиду именно тебя, Джес.

Но Джессика уже забыла про оскорбление, нанесенное Единорогам.

– Если пойдешь мимо дома Мерканди и опять увидишь эту девочку, попробуй на этот раз узнать про нее все, что можно. Да, поговори с Лилой и Джанет. Может, они узнали что-нибудь новенькое и…

– Хорошо, хорошо, – оживленно сказала Элизабет. – Я тебе все расскажу, как только вернусь домой. – Лиззи застегнула молнию на светлом спортивном жакете, одетом поверх бледно-голубой юбки. – Пока, Джес!

Лиззи не хотелось одной идти мимо дома Мерканди, и она отправилась в школу совсем другой дорогой, в обход. Поговорить с Лилой и Джанет о девочке из особняка ей не удалось. Но получилось так, что не прошло и десяти минут с начала занятий, как Лиззи узнала все, что ее интересовало.

На первом же уроке мисс Поли объявила, что в их класс поступает новая ученица. Дверь открылась и вошла школьная секретарша, а за ней – девочка, которую Лиззи и Джес видели козле дома Мерканди.

Пока секретарша шепталась с мисс Поли, передавая ей какие-то бумаги, новенькая, смущенно потупившись, стояла перед классом. Лиз заметила, что на ней была все та же поношенная одежда, в которой они с сестрой видели ее в последний раз.

Когда секретарша вышла, мисс Поли встала и дружески положила руку на плечо новенькой.

– Ребята! Это Нора Мерканди. Она совсем недавно переехала к нам из Пенсильвании.

При вмени Мерканди в классе взволнованно зашептались.

Будто про себя, но достаточно громко, чтобы все вокруг услыхали, Лила прошептала:

– По-моему, она хотела сказать «Трансильвании».[2]

Учительница строго посмотрела в ту сторону, откуда донесся приглушенный смех. Она подождала, пока все успокоились.

– Мне бы хотелось, чтобы кто-нибудь из вас показал сегодня Норе нашу школу и познакомил с Ласковой Долиной.

Все смущенно отводили глаза от мисс Поли, которая в ожидании добровольца посматривала на ребят.

Пауза затягивалась, и ученики, чувствуя себя неловко, стали ерзать за партами. Нора Мерканди все так же смотрела в пол, лицо ее густо покраснело. Лиззи стало невыносимо жалко ее. Она медленно подняла руку.

Мисс Поли с облегчением улыбнулась.

– Спасибо, Элизабет! – и, повернувшись к Норе, сказала: – Элизабет Уэйкфилд тебе все покажет и познакомит с одноклассниками. Надеюсь, тебе понравится в нашей школе.

Мисс Поли указала Норе на свободную парту во втором ряду. Как только Нора двинулась по проходу, Лила Фаулер и Эллен Райтман, тоже из «Клуба Единорогов», демонстративно отодвинулись от нее в сторону, насколько это было возможно. Нора недоуменно взглянула на них.

Через несколько минут прозвенел звонок. Элизабет собрала учебники и пошла было к Норе, но Лила ее остановила.

– Ты в самом деле собираешься ей все показывать? – спросила она.

Элизабет знала, что Лила может быть жестокой и эгоистичной, особенно по отношению к тем, кто ей не нравился. А Лиз была уверена, что Нора Мерканди Лиле не по душе. Но сейчас она решила не обращать на Лилу внимания.

Она только утвердительно кивнула:

– Мисс Поли сказала, чтобы я познакомила ее с ребятами. Хочешь познакомиться с ней?

– Ну уж, нет! Спасибо, – отрезала Лила. – Еще заколдует меня.

– Неужели ты не боишься ведьмы? – прошептала Эллен. – Просто не верится, что ты сама вызвалась помогать ей?

– По-моему, Нора больше похожа на испуганную девочку, чем на ведьму, – заметила Лиз.

– Ну смотри, превратит тебя в лягушку! – предостерегла Эллен. – Если такое случится, будь уверена, я тебя поймаю и отнесу к вам домой. Наверное, Джессика но доброте своей не откажется от тебя, даже если ты станешь зеленой и скользкой.

Лила и Эллен расхохотались. Они подбежали к Чарли Кэшмену, известному своими хулиганскими выходками. Через секунду все трое уставились на Нору и, уже выходя из класса, завыли низкими голосами:

«Бу-у-у, бу-у-у, бу-у-у».

Элизабет подошла к Норе и дружески ей улыбнулась:

– Не обращай на них внимания. Большинство ребят в Ласковой Долине совсем не такие уж плохие.

Однако Нору, казалось, ее слова не убедили. Она робко посмотрела на Лиз и тут же отвела взгляд. Потом взяла портфель, тетради и вышла из класса следом за ней.

Как обычно, в коридоре было много учеников, снующих из одного кабинета в другой. Лиз открыла дневник Норы и посмотрели ее расписание уроков.

– Сейчас у нас будут разные занятия, так что встретимся только на физкультуре после обеда, – сказала она. – Пойдем, я покажу, где у тебя будет урок.

У Элизабет сердце оборвалось, когда она увидела Лилу и Чарли Кэшмена, сидящих на переднем ряду в классе, где у Норы по расписанию была история. Ей оставалось только надеяться, что они не доставят новенькой лишних неприятностей.

В течение следующего урока Лиз почти не вспоминала о Норе Мерканди. Она была слишком увлечена своим любимым предметом – английским. Элизабет любила сочинять и вместе со своими подругами Эми Саттон и Джулией Портер выпускала школьную газету для одноклассников, которая называлась «Пятиклассник Ласковой Долины». И хотя пока вышло только два номера «Пятиклассника», газета имела огромный успех.

Во время обеда Лиз обнаружила Нору сидящей в полном одиночестве за столиком в дальнем углу буфета. Подойдя к ней, Элизабет присела рядом.

– Привет! – широко улыбнулась она. – Как прошла история?

Нора едва не плакала, но старалась держаться независимо. Она пристально посмотрела на Элизабет и, не выдержав, горько вздохнула:

– Просто ужасно, и английский тоже! Все обращались со мной так, будто… будто я какая-то заразная. – Нора машинально передвигала тарелки на своем подносе. Наконец, продолжила: – Видишь вон тех девчонок?

Лиз оглянулась и увидела Лилу и Эллен Райтман, которые вместе с другими Единорогами сидели недалеко от них.

– Они весь урок рассылали записки по классу. Не знаю, что там было написано, но, прочитав их, все смотрели на меня такими глазами!..

– Нора… – Лиззи запнулась, не зная сразу, что и сказать. – Видишь ли, Лила и Эллен – они Единороги. В этом клубе все девчонки такие. Только тем и занимаются, что сплетничают.

– Но как они обо мне могут сплетничать? – изумилась Нора. – Ведь они меня даже не знают.

– Когда Единорогам не о чем посплетничать, они начинают выдумывать всякую всячину.

Лиззи видела, что ее слова только еще больше встревожили Нору. Нора вновь скользнула взглядом но Единорогам.

– А почему они все в лиловом?

– Цвет их клуба. В этом году! они решили носить только лиловое. – Лиз улыбнулась, и ямочка на щеке стала еще заметней. – Но это не единственная их глупость.

Неожиданно прямо в тарелку, стоящую перед Норой, упал бумажный самолетик. Нора и Лиззи оглянулись, чтобы узнать, кто его запустил, но в буфете было непривычно тихо – все вокруг, казалось, были заняты только едой.

Элизабет обратила внимание, что на самолетике какая-то надпись. Она развернула его и молча прочитала:

«Мы все про тебя знаем. Убирайся в Трансильванию».

Прежде чем Нора это заметила, Лиз скомкала бумажку и бросила ее в мусорный бачок. Потом, извинившись перед Норой, подошла к столику Единорогов.

– Послушайте, Нора отличная девчонка. Почему бы вам не познакомиться с ней поближе?

– Ни за что! – отрезала Лила.

– Если ты хочешь угодить учительнице и стать лучшей подругой ведьмы, это твое личное дело, – кисло улыбнулась Эллен. – Но не жди, что мы станем тебе помогать. Мы много чего знаем о Мерканди. И не хотим иметь ничего общего ни с кем из них.

Элизабет подняла брови:

– И что же такое вы знаете о Мерканди?

Улыбка превосходства расплылась по лицу Лилы:

– Мы-то знаем, да не для твоих ушей.

Резко развернувшись, Лиз пошла обратно к Норе. Есть им обеим уже не хотелось, и Лиз предложила немного пораньше пойти на физкультуру.

– А ты принесла сегодня спортивный костюм? – спросила Лиззи, когда они подошли к раздевалке.

Нора отрицательно качнула головой:

– Нет. Тот, что был у меня раньше, превратился в сплошные лохмотья. Я его выбросила, когда собиралась сюда. У бабушки с дедушкой мало денег… и мне не хочется ни о чем их просить.

– В спортзале не разрешают заниматься без спортивного костюма, – объяснила Лиз. – А если будешь сидеть, получишь плохую оценку. – Ее лицо неожиданно просияло. – У нас с сестрой есть один запасной костюм. Я его принесу, и ты будешь в нем ходить на занятия, пока не купишь себе новый.

– А ты уверена, что твои не будут против? – недоверчиво спросила Нора.

Лиззи покачала головой. Ее длинные светлые волосы волной перекатились по плечам.

– Думаю, все будет в порядке.

Лиззи не была без меры любопытна, но теперь она чувствовала некоторую ответственность за эту девочку и должна была, как ей казалось, поближе узнать свою одноклассницу. Секунду поколебавшись, она решилась:

– А как получилось, что ты стала жить с дедушкой и бабушкой?

Нора сглотнула застрявший в горле ком. На мгновение Лиз показалось, что она сейчас заплачет:

– Папа умер, когда я была еще маленькой… а мама – в прошлом месяце.

Лиз подавленно молчала.

– П-п-прости, – запинаясь, прошептала она.

Разговор прервался сам собой – в раздевалку ворвались другие девочки. Весь урок Нора просидела на скамейке, наблюдая за играющими в теннис. Когда игра закончилась, Лиззи хотелось продолжить беседу, но время поджимало – нужно было срочно приниматься за статью для «Пятиклассника». По дороге из спортзала она успела только сказать:

– Завтра я принесу тебе спортивный костюм. Встретимся утром в классе.

Дела у Норы и после обеда складывались не лучшим образом. На последнем уроке Лила нарочно толкнула ее, когда она шла к своей парте. Чтобы не упасть, Нора схватилась за угол ближайшего стола, и тут же услышала презрительное шипение Мэри Джаччо, тоже Единорога:

– Убери лапы с моей парты!

Даже учитель, который был близоруким и не видел, что на самом деле произошло, резко отчитал Нору:

– Я знаю, что вы новенькая, но предупреждаю: я не потерплю никакого шума на своем уроке.

Но самое худшее случилось по дороге домой. Метрах в десяти от Норы, не отставая и не приближаясь ни на шаг, ее упорно преследовали Лила и Эллен. Потом к ним присоединились Брюс Пэтмен, шестиклассник, наглый мальчишка из богатой семьи, и Чарли Кэшмен со своим приятелем Джерри Макаллистером. Всякий раз, как Нора прибавляла шагу, чтобы оторваться от них, ее мучители тоже увеличивали скорость.

– Пусть убирается в свою Трансильванию! – громко разглагольствовала Лила. – В Ласковой Долине и без нее хватает этих колдунов Мерканди.

Дойдя до Кэмден-драйв, Нора бросилась бежать. Она пулей пронеслась по улице, распахнула железные ворота, вбежала во двор и кинулась по дорожке, ведущей к крыльцу. Когда она подбежала к двери, ее всю колотило. Единственное, что узнала Нора Мерканди в свой первый школьный день, было чувство глубочайшей ненависти к этой школе, да и ко всей к Ласковой Долине.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации