» » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 30 мая 2017, 16:26


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Николай Платошкин


Жанр: История, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Шрифт:
- 100% +

26 ноября 1916 года президент Вильсон, как утверждали американцы, крайне неохотно санкционировал предложение Лансинга о военной оккупации Доминиканской республики. «Но я убежден, что это наименьшее зло в этой крайне запутанной ситуации»[88]88
  Foreign Relations of the United States. Volume 1916. P. 242.


[Закрыть]
. В цинизме и лицемерии Вильсон (один из самых «идеалистических» президентов, по версии американской историографии) ничуть не уступал своему госсекретарю. Он вычеркнул из проекта прокламации Нэппа положение о праве американского военного губернатора снимать и назначать судей. Даже если к этой мере и придется прибегнуть, то необязательно, считал Вильсон, упоминать ее в первой же декларации американского хозяина Доминиканской республики.

29 ноября 1916 года Доминиканская республика в третий раз утратила свою независимость. Прибывший в Санто-Доминго на флагманском крейсере своей эскадры «Олимпия» капитан Нэпп объявил о роспуске правительства Карвахаля, объявлении военного положения и переходе всей полноты власти к военному губернатору США. В качестве юридического обоснования ликвидации независимости суверенного государства американцы ссылались на статью 3 договора 1907 года, в которой говорилось, что доминиканское правительство не может увеличивать свой долг без консультации с США. Правда, эта статья вовсе не давала США никакого права на военное вмешательство. К тому же американцы сами спровоцировали финансовый кризис, перестав передавать доминиканскому правительству причитавшуюся ему часть таможенных сборов (чем, кстати, нарушили то же соглашение 1907 года).

2 декабря 1916 года Нэпп в публичной декларации отметил, что будет править на основании законов чрезвычайного положения (как мы помним, США очень заботились о судьбах демократии в Доминиканской республике). «Оккупационные войска США, находящиеся под моим командованием, будут действовать в соответствии с Военным законом, определяющим их права и обязанности, относясь с должным уважением к правам и собственности доминиканских граждан и всех проживающих в Санто-Доминго иностранцев и неизменно поддерживая доминиканские законы в тех случаях, когда они не противоречат целям, ради которых предпринята оккупация»[89]89
  История Латинской Америки. 1918-1945. М., 1999. С. 388.


[Закрыть]
.

Нэпп быстро показал, что американцы понимают под демократией. Первым делом всем доминиканцам было запрещено владение и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Поиски оружия сопровождались арестами, задержаниями без суда и пытками.

Вторым указом Нэпп ввел жесткую цензуру печати. Все сообщения газет, так или иначе затрагивавшие оккупантов, подлежали предварительному одобрению цензоров. Статьи, способные «разжечь враждебность или сопротивление военному правительству», запрещались[90]90
  Pons F. M. The Dominican Republic. A national History, Markus Wiener Publishers, 1998. P. 321.


[Закрыть]
. Также запрещались все публикации, содержавшие «неблагоприятную точку зрения» на политику США.

В качестве «пряника» американцы заплатили доминиканским госслужащим зарплату за июнь и июль 1916 года. Причем платили только чиновникам низшего и среднего звена, пытаясь таким образом противопоставить госаппарат политическому руководству. Зарплата высшим служащим ставилась в зависимость от их дальнейшего поведения. Впоследствии заработную плату госслужащим платили без задержки.

4 декабря 1916 года доминиканский посланник в Вашингтоне по поручению правительства заявил официальный протест против интервенции[91]91
  Foreign Relations of the United States. Volume 1916. P. 244.


[Закрыть]
. В документе, в частности, разоблачалась ссылка американцев на статью 3 договора 1907 года. Даже если доминиканское правительство и увеличило бы свой долг без согласия США, последние имели право только на судебный иск, но никак не на военную оккупацию. Отвергался и предлог в виде «внутренних беспорядков»: доминиканцы абсолютно точно воспроизвели в своем протесте хрестоматийную истину международного права: ни одно государство не имеет права вмешиваться во внутренние дела других государств.

Соединенные Штаты быстро отреагировали на протест. 8 декабря 1916 года Нэпп официально распустил правительство республики и объявил министерские посты вакантными. Позднее министрами были назначены офицеры морской пехоты США.

Первоначально американцы не столкнулись с серьезным военным сопротивлением. В городах, по мнению американской дипмиссии, обстановка была «удовлетворительной». Лишь губернатор провинции Пасификадор генерал Лико Перес во главе отряда из сотни бойцов попытался отбить город Сан-Франсиско-де-Макорис. Отряд Переса был разбит американской морской пехотой.

В начале декабря 1916 года в Доминиканскую республику вернулся Рассел. В своем отчете о первых впечатлениях он утверждал, что недовольство оккупацией выражают только «мелкие политики». По его словам, как минимум год страной должна управлять американская администрация (чтобы провести «реформы»), а потом власть можно передать хунте из «лучших местных элементов». Никаких выборов «демократ» Рассел не желал: по его мнению, они были бы «разрушительны» для страны[92]92
  Foreign Relations of the United States. Volume 1916. P. 249.


[Закрыть]
. Доминиканская республика, по его словам, не была к ним не готова. Рассел писал о «прекрасном эффекте» цензуры печати, которую следовало бы продлить на неопределенное время.

После первоначального умиротворения страны Нэпп приступил к реформам. Были возобновлены все инвестиционные проекты правительства, осуществление которых прервалось после убийства Касереса в 1911 году. В частности, американцы поощряли строительство дорог (например, было построено шоссе от Санто-Доминго до Сантьяго), тем более что это позволяло быстро перебрасывать войска с юга на север.

Впервые доминиканское государство стало осуществлять масштабные инфраструктурные проекты при президенте Оро. Касерес разработал целостную программу развития инфраструктуры, особенно транспортной, которая начала реализовываться под руководством американских специалистов. Британская компания приступила к строительству железной дороги («Скоттиш Рейлроуд») от города Мока до порта Санчес. В это же время в республике начали строиться современные автомобильные дороги. Очевидно, что доминиканское правительство было в состоянии позаботиться о развитии транспортной сети страны и без иностранной оккупации.

Американцы в 1917 году взялись было за разработку плана активного развития инфраструктуры в Доминиканской республике с учетом опыта Филиппин и Пуэрто-Рико. Финансировать все проекты планировалось за счет доминиканского бюджета, который, в свою очередь, зависел от мировых цен на сахар. В конце Первой мировой войны (подробнее см. ниже) эти цены резко упали, и оккупационные власти свернули все строительство на острове.

Например, планировавшиеся к постройке бетонные мосты заменялись деревянными, а некоторые объекты так и остались на бумаге. К октябрю 1922 года, когда американцы вновь передали управление временному доминиканскому правительству, в стране были построены лепрозорий, тюрьма, несколько второстепенных дорог, таможней и верфей. Однако из крупных проектов можно выделить лишь автомагистраль национального значения Санто-Доминго – Сантьяго, которая пересекала остров с юга на север. Если раньше с южного на северное побережье Доминиканской республики добирались только морским путем, занимавшим до трех дней, то теперь из Санто-Доминго до Сантьяго можно было доехать по автостраде за 12 часов. У жителей столицы впервые в истории появилась возможность получать свежие продукты из внутренних районов республики.

Транспортное сообщение между восточной и западной частями страны было так же затруднено, как и к моменту прибытия интервентов в Доминиканскую республику (на момент ухода американцев эта дорога находилась еще в стадии строительства). В основном транспортная инфраструктура была закончена в 1924-1930 годах (в то же время деревянные мосты в стране были заменены на бетонные).

В США до сих пор считают именно эту деятельность оккупантов благородной миссией, однако тогда американцы аргументировали строительство дорог соображениями безопасности (можно было быстрее перебрасывать войска в отдаленные районы страны).

Следует подчеркнуть, что строительство велось за счет доминиканского бюджета и еще неизвестно, сколько дорог построили бы доминиканцы на собственные деньги, не будь американской интервенции.

Видный деятель демократической партии США и соратник Франклина Рузвельта Самнер Уэллес писал в 1922 году: «Несомненно, в 1917, 1918 и 1919 годах сотни тысяч долларов доминиканских денег были выброшены на строительство общественных сооружений. Это было, конечно, временем процветания[93]93
  Уэллес имел в виду высокие цены на доминиканский сахар на мировом рынке.


[Закрыть]
, и военное правительство (США в Доминиканской республике) взялось за осуществление экстравагантной и неэффективной программы в области общественных работ… которую никогда не разрешили бы осуществлять в самих Соединенных Штатах»[94]94
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 54.


[Закрыть]
.

Американцы упорядочили внутреннее налогообложение и фактически ввели всеобщее начальное школьное образование для ликвидации неграмотности в стране.

Первоначально военное правительство учредило комиссию из шести авторитетных доминиканских общественных деятелей для анализа ситуации в сфере образования и создания «такой системы сообразования, которая в наилучшей степени отвечала бы интересам народа республики»[95]95
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 34.


[Закрыть]
. К моменту начала американской оккупации неграмотными были примерно 90 % из 750 тысяч жителей Доминиканской республики. Из 200 тысяч детей школьного возраста в школах числились только 14-18 тысяч, из которых реально занятия посещали не более 40 %. Подавляющее большинство доминиканских детей было вынуждено с самого раннего возраста зарабатывать деньги, чтобы помочь своим отнюдь не богатым родителям. Полное школьное образование существовало только в Санто-Доминго и Сантьяго. В маленьких городках и поселках обычно была только начальная школа, в которой один или два учителя преподавали все предметы. В деревнях школ, как правило, не имелось совсем. Реально образование было доступно только очень зажиточным семьям, которые могли себе позволить отдать отпрысков в платные частные школы.

Формально с начала XX века школьное образование в Доминиканской республике было бесплатным, светским и доступным для детей обоего пола. Проблема заключалась лишь в абсолютно неадекватном финансировании как самих школ, так и учителей.

К концу 1917 года созданная американцами комиссия закончила свою работу, подготовив шесть законов по реформе системы образования. В них провозглашалось, что образование для детей от 7 до 14 лет является обязательным и бесплатным и должно вестись на испанском языке (в Пуэрто-Рико и на Филиппинах США пытались насадить в школах английский язык)[96]96
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 35.


[Закрыть]
. Были утверждены программы обучения и создан Национальный совет по образованию, призванный контролировать всю систему государственных учебных заведений.

Американское военное правительство делало упор на полномасштабный охват начальным образованием как можно большего количества детей школьного возраста. Американцы считали, что грамотность (особенно на селе) создаст в республике основы гражданского общества и укрепит стабильность. Высшее образование, на базе которого обычно возникает национальная элита того или иного государства, оккупационные власти заботило мало.

К 1920 году, по данным военного правительства, в школы была записана половина детей школьного возраста – примерно 100 тысяч человек, из которых ежедневно школу посещало 85 %. Особенно разительные перемены произошли на селе. Если в 1916 году в деревнях было всего 30 школ, то в 1920-м – 647 школ и 50 тысяч учеников[97]97
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 35.


[Закрыть]
.

Проблему острой нехватки учителей американцы решили за счет существенного увеличения заработной платы педагогов. К началу оккупации зарплата учителя варьировалась от 8 до 60 песо в месяц. Это было очень мало, и даже выпускники педагогических училищ предпочитали не работать по специальности. К 1920 году учитель получал уже от 15 до 150 песо. Это был серьезный рост, но следует учитывать и сильно увеличившуюся в годы Первой мировой войны инфляцию.

Однако в системе образования осталось и много проблем. Школ не хватало, а многие сельские учебные заведения были расположены в совершенно не подходивших для занятий зданиях. В двух третях школ не имелось даже досок и парт[98]98
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 38.


[Закрыть]
. Мест там не хватало даже зарегистрированным 100 тысячам школьников. Шансов принять оставшихся 100 тысяч детей школьного возраста не было никаких. Большинство учителей на селе были малоквалифицированными, зачастую сами не получившими законченного школьного образования. Американское военное правительство явно не тратило на образование много денег, а без резкого роста ассигнований все реформы были обречены на то, чтобы остаться косметическими.

Еще в 1918 году американский военный губернатор Нэпп «извинился» за то, что у оккупационных властей не хватает денег на образование. Между тем это время было чрезвычайно благоприятным для экономики Доминиканской республики: Первая мировая война привела к резкому росту спроса на товары доминиканского экспорта и, соответственно, к росту доходов властей. После окончания войны начался глобальный экономический спад, и ситуация в доминиканском образовании превратилась из плохой в катастрофическую. Заработную плату учителям урезали сначала на 20 %, а потом еще на 50 %.

В 1921 году из-за нехватки финансирования американцы начали закрывать школы, что вызвало протесты населения. В последующие три года школы то открывались, то закрывались. На селе в целях экономии многие школы были закрыты окончательно, а в городах они перешли на двухсменное обучение. По данным самой же военной администрации США, «экономия» привела к тому, что за пределами системы образования остались 30 тысяч бывших школьников.

Ни о каком нормальном образовании в этих условиях не могло быть и речи.

При этом следует подчеркнуть, что недостаток финансирования был результатом именно политики американской военной администрации. До оккупации школы в Доминиканской республике финансировались за счет патентного сбора (то есть фактически платы за регистрацию коммерческой деятельности) местных бизнесменов. Такая система финансирования делала образование фактически независимым от конъюнктурного цикла в мировой экономике.

Американцы в целях развития предпринимательства вообще упразднили патентный сбор и стали финансировать школы из совокупных доходов правительства. А доходы эти зависели от мировой конъюнктуры на важнейшие товары доминиканского экспорта, особенно сахар.

Сначала конъюнктура была превосходной, что позволяло американцам выступать в роли благодетелей доминиканцев за их же счет. Первая мировая война привела к росту цен на сахар с 5,5 доллара за 45,6 кг (100 фунтов) в 1914 году до 22,50 доллара – в 1920-м. Естественно, экспорт сахара вырос: с 122,6 тысячи тонн в 1916 году до 158,8 – в 1920-м. В 1920 году Доминиканская республика заработала на вывозе сахара 45,3 миллиона долларов. Однако после окончания войны Европа возобновила производство сахара из сахарной свеклы, и в 1921-м мировая цена на сахар упала до 2 долларов за 45,6 кг.

Чтобы спасти систему образования (да и всего государственного управления) от полного коллапса, американцы попытались исправить свою ошибку, но сделали лишь очередной промах. Они решили финансировать школы из введенного при оккупации налога на имущество. Однако этот налог из патриотических соображений бойкотировало большинство доминиканцев. В результате в школы стало поступать еще меньше средств. Опять последовала волна закрытий учебных заведений, многие учителя уходили из профессии, так как не получали заработную плату.

После окончания оккупации временное доминиканское правительство снова ввело патентный сбор. Ситуация начала выправляться, но еще к концу 20-х годов в школах республики было меньше учащихся, чем в 1920 году. В 1930-м в стране было 526 государственных школ, в которых числилось 50 тысяч учеников, то есть примерно столько же, сколько и в 1918 году, когда началась американская реформа системы образования[99]99
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 40.


[Закрыть]
.

Таким образом, эта «прогрессивная реформа» «цивилизованных» американских оккупантов в «нецивилизованной» стране закончилась полным провалом, принеся больше вреда, чем пользы.

Оккупанты считали одной из основных проблем отсталой, с их точки зрения, Доминиканской республики бедственное состояние системы здравоохранения и гигиены. В стране действовал закон от 1912 года о создании системы общественного здравоохранения, но он в основном оставался на бумаге в связи с нехваткой финансирования. Американские офицеры с брезгливостью отмечали, что доминиканские города очень грязные, а в немногих больницах мало медикаментов и оборудования.

Чтобы показать свою озабоченность проблемами здравоохранения, уже через месяц после оккупации американцы назначили хирурга ВМС США Гаррисона главным санитарным врачом республики. Однако Гаррисон в основном только советовал – денег он не давал. Американские военные коменданты на местах заставляли жителей подметать улицы и вывозить мусор, а также устраивать более комфортабельные общественные уборные.

Гаррисон разработал амбициозный план реформы системы здравоохранения, но для его осуществления были нужны солидные ассигнования. Военное правительство в Санто-Доминго отказалось их санкционировать, и вопрос был передан на рассмотрение в Вашингтон. Однако там не собирались улучшать жизненный уровень доминиканцев за счет американского бюджета. Проект Гаррисона пылился в различных правительственных кабинетах, и в этих условиях главный санитарный врач попытался действовать самостоятельно. Он издал массу законов и предписаний, касавшихся отдельных сторон функционирования системы здравоохранения, однако без адекватной финансовой подпитки они оставались на уровне благих пожеланий.

В частности, Гаррисон легализовал проституцию, чтобы хотя бы как-то сдержать распространение венерических заболеваний, и усилил контроль над оборотом лекарств (пусть и только на уровне нормативных актов).

В конце 1919 года американцы издали закон о здравоохранении, который превращал всю систему, до тех пор главным образом муниципальную, в единый государственный аппарат. Целью этого была унификация системы здравоохранения в стране. Закон устанавливал поголовную вакцинацию населения от оспы, запрет проституции, регламентировал карантинные меры и упорядочил сбор статистических данных об инфекционных заболеваниях. Также провозглашалось обязательное строительство новых общественных зданий с адекватной системой вентиляции и канализации.

Однако, по большому счету, закон так и остался на бумаге. Все эти благие (и, безусловно, правильные) меры нельзя было реализовать без весьма значительных ассигнований. К тому же все шаги по улучшению санитарно-гигиенической обстановки предпринимались в основном в городах. На селе не изменилось практически ничего.

Врачи были очень плохо подготовлены и часто мало чем отличались от знахарей. В 1918 году американцы рассматривали вопрос о повышении требований к тем, кто хотел получить лицензию на медицинскую деятельность. Однако эта мера была отвергнута, так как большинство бедных доминиканцев были не в состоянии платить за услуги высококвалифицированного персонала. Наоборот, американские власти часто снижали требования к медицинскому персоналу, чтобы таким незамысловатым (и экономичным) образом увеличить количество врачей в республике.

Была у оккупационных властей и не менее оригинальная идея по улучшению системы здравоохранения. В 1917 году было решено придать каждой части формировавшейся Национальной гвардии медика, который не только следил бы за здоровьем солдат, но и выступал бы в роли санитарного врача той местности, где было расквартировано подразделение. Таким образом американцы хотели заодно повысить крайне низкий престиж военнослужащих своих марионеточных формирований, которых большинство доминиканского населения считало предателями. Однако патриотически настроенные доминиканские врачи не желали иметь ничего общего с Национальной гвардией. В конце концов, пришлось дать разрешение американским военным медикам на занятия частной практикой.

Нехватку врачей (которая, в свою очередь, была вызвана нехваткой адекватного финансирования их подготовки) американцы попытались восполнить поощрением конкуренции в системе продажи лекарств. Цель была более чем благородной – сделать медикаменты более доступными для бедной части населения. Чтобы сломить монополию аптек, во многих населенных пунктах оккупанты выдавали лицензии обычным торговцам, которые могли теперь продавать помимо прочих товаров еще и медикаменты. Это тоже привело к неожиданным для оккупантов результатам. Многие доминиканцы (в том числе и торговцы) превратились в самозваных докторов и рекомендовали покупателям лекарства, не зная точно, от чего они, собственно, помогают. Главным их мотивом было заработать деньги, а не помочь пациенту. На этом фоне не более чем иронией выглядело зафиксированное в новом законе о здравоохранении стремление освободить население от предрассудков, шарлатанства и культа вуду[100]100
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 46.


[Закрыть]
. Несмотря на то, что знахарям и всякого рода шаманам по новому закону грозил год тюрьмы, для большинства доминиканцев их услуги оставались единственно доступной формой медицинской помощи.

Иногда новый закон нарушал и самые элементарные права доминиканцев. Например, американцы стали заставлять бедняков в трущобах Санто-Доминго за свой счет проводить у себя канализацию и водопровод. Но денег у большинства обитателей лачуг не было, и тогда американские власти стали сносить дома, лишая людей крыши над головой.

В 1921 году американская реформа здравоохранения, как и реформа образования, потерпела крах из-за падения мировых цен на сахар. Централизовав систему здравоохранения, американцы лишили всех стимулов доминиканских бизнесменов и богатых людей, которые раньше иногда финансировали в порядке благотворительности (или в расчете на поддержку на предстоявших выборах) местные больницы на своей малой родине. Теперь все деньги шли из Санто-Доминго, но суммы были еще меньше, чем те, что муниципалитеты выделяли на здравоохранение до оккупации. Если в 1920 году созданное американцами министерство здравоохранения имело бюджет в 253 тысячи песо, то годом позже – только 63 тысячи[101]101
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 47.


[Закрыть]
. С такими деньгами министерство едва могло финансировать само себя. Американские офицеры отмечали, что на местах вся санитарно-гигиеническая деятельность была фактически прекращена.

После 1921 года американцы все еще пытались как-то бороться с эпидемиями тифа и оспы, но с каждым годом ассигнования на эти цели падали вместе с мировыми ценами на сахар. В 1923 году, когда власть перешла от оккупантов к временному доминиканскому правительству, бюджет министерства здравоохранения не превышал смехотворной суммы в 35,8 тысячи песо. Несколько улучшали положение только доходы от лотерей, предназначенные для развития (а, точнее сказать, поддержания) здравоохранения, которые составили в том же 1923 году 75 тысяч песо. На муниципальном уровне, который американцы фактически лишили собственных средств, положение было ужасающим. Персонал больниц и медпунктов не получал заработную плату месяцами.

Таким образом, к моменту прекращения оккупации положение в здравоохранении Доминиканской республики не сильно отличалось от 1916 года. Наследием американцев можно было признать разве только новое законодательство и несколько построенных в 1916-1924 годах больниц (которые, возможно, построили бы в любом случае, так как оккупационные власти обычно лишь завершали начатые на декабрь 1916-го объекты).

Что касается налоговой реформы, то главный источник поступлений американцы первоначально увидели в алкоголе. Они ввели акцизные марки для всех производителей рома и прочих спиртных напитков и заставили их перевести свои предприятия в крупные города (прежде всего провинциальные центры), где их можно было легче контролировать. Налоговая реформа вызвала широкий протест, но американские цензоры запретили печатать соответствующие материалы в прессе.

В 1918 году американцы создали службу по взиманию внутренних налогов, а в 1919-м ввели налог на имущество. В целом сбор внутренних налогов вырос с 450 тысяч долларов в 1915 году до 2,99 миллиона в 1924-м. Однако, хотя по внешнему долгу Доминиканской республики за время оккупации было выплачено 9 миллионов долларов, он даже вырос – до 14,8 миллиона долларов в 1922 году[102]102
  Американский экспансионизм. Новейшее время. М., 1986. С. 54.


[Закрыть]
.

Несмотря на разговоры о демократических и прогрессивных реформах, проводимых якобы в интересах плохо управлявшегося до сих пор доминиканского народа, американцы заботились в основном о собственных экономических интересах на острове.

В январе 1920 года оккупационное правительство снизило импортные таможенные пошлины в среднем на 38 %[103]103
  Американский экспансионизм. Новейшее время. М., 1986. С. 54.


[Закрыть]
. Так американцы создали своим товарам (производившимся в расчете на длительную войну и оказавшимся невостребованными в 1919-м) прекрасный рынок сбыта в Доминиканской республике. При этом товары доминиканского экспорта (сахар, табак, кофе) новый таможенный тариф никак не ограждал.

В 1920 году американцы решили упорядочить систему землевладения на острове. С колониальных времен многие земельные участки находились в общественной собственности муниципалитетов, и, по мнению США, это мешало свободной купле-продаже земель (в чем были заинтересованы крупные американские сахарные компании, стремившиеся увеличить свои латифундии за счет окрестных фермеров). У многих землевладельцев не было вообще никаких документов на землю, и они владели участками потому, что ими владели их предки. Еще в 1911 году был принят закон о разделе общественных земель, но именно американская администрация активно проводила его в жизнь.

1 июля 1920 года американцы учредили так называемый Земельный суд, который должен был разрешать тяжбы, возникавшие из-за проведения в жизнь введенного оккупантами земельного законодательства. Согласно новому закону полновластным собственником земли становился тот, кто, начиная с 1 января 1921 года, владел ею в течение последних 10 лет[104]104
  История Латинской Америки. 1918-1945. М., 1999. С. 388.


[Закрыть]
. Тем самым были легализованы недавние события, когда американские компании по бросовым ценам скупили многие земли на острове.

Благодаря социально-экономической политике американской оккупационной администрации, опиравшейся на штыки морской пехоты США, американский бизнес стал в стране полновластным хозяином.

Об этом свидетельствовала первая перепись населения, проведенная окупантами в 1920 году в Доминиканской республике. На тот момент в стране проживало 894 665 человек, в том числе 148 894 – в городах. Самыми крупными городами были столица Санто-Доминго (38 тысяч жителей) и Сантьяго (20 тысяч).

На долю США приходилось 77,2 % экспорта и 81,1 % импорта Доминиканской республики (экспорт состоял в основном из сахара, какао и кофе, импорт – из нефтепродуктов и оборудования для сахарной промышленности). Из 25 сахарных заводов страны американцам принадлежали 12, два представляли собой смешанные американо-доминиканские компании, пятью владели итальянцы, еще 4 были итало-доминиканскими предприятиями и только два завода могли похвастаться хозяевами-доминиканцами. Из 438 182 акров земли, на которых выращивался сахарный тростник, американцам принадлежали 362 189 акров земли[105]105
  История Латинской Америки. 1918-1945. М., 1999. С. 388.


[Закрыть]
. Капиталовложения США в доминиканскую экономику выросли с 7,5 миллионов долларов в 1912 году до 69 миллионов – в 1925-м[106]106
  История Латинской Америки. 1918-1945. М., 1999. С. 391.


[Закрыть]
.

Вступив в 1917 году в Первую мировую войну, США запретили Доминиканской республике торговлю с Германией, которая была традиционным покупателем табака и других товаров доминиканского экспорта. Тем самым экономике республики был нанесен чувствительный ущерб. Протесты подавлялись силой. За выражение симпатии к Германии полагалось тюремное заключение. Со ссылкой на требования военного времени (хотя Доминиканская республика формально в войну против Германии не вступала) была учреждена специальная комиссия по контролю над импортом для пресечения любых поставок из Германии, в том числе и через третьи страны. Естественно, эти меры только усилили экономическое доминирование США в оккупированной ими стране.

В апреле 1917 года США учредили Национальную гвардию, к которой должен был перейти контроль над страной после ухода оккупантов. Национальная гвардия заменила собой прежние армию и полицию. Командирами подразделений были морские пехотинцы США, которые должны были обеспечить боевую подготовку доминиканцев в точном соответствии с американскими военными уставами. Тем самым Национальная гвардия должна была превратиться фактически во вспомогательное подразделение оккупационных войск. В ее ряды после тщательного отбора принимали как бывших военнослужащих доминиканской армии и полиции, так и безработную молодежь.

Американцы создавали Национальную гвардию якобы как полностью деполитизированную структуру, которая не будет участвовать в возможных военных переворотах и не станет инструментом той или иной политической группировки. В апреле 1917-го был издан приказ № 47 оккупационных властей, предусматривавший выделение 500 тысяч долларов на формирование гвардии[107]107
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 55.


[Закрыть]
. Она замышлялась как сугубо полицейская структура, то есть американцы лишали республику национальных вооруженных сил. В американской администрации даже возник спор по этому поводу. Командование морской пехоты предлагало все же воссоздать доминиканскую армию (естественно, под командованием американских офицеров), однако Нэпп считал, что достаточно полиции. Глава оккупационной администрации утверждал, что Доминиканская республика в финансовом отношении не может себе позволить иметь собственные вооруженные силы. Нэпп также говорил, что никакой внешней угрозы Доминиканской республике не существует, к тому же она всегда может положиться на «моральную и физическую» поддержку США[108]108
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 55.


[Закрыть]
.

На самом деле американцы просто боялись, что хорошо вооруженная, пусть и созданная ими, армия в один прекрасный день повернет штыки против самих оккупантов. Полиция же должна была иметь только легкое стрелковое оружие. Тогда в случае повторной оккупации страны она не представляла бы проблемы для морской пехоты США.

Формально Национальная гвардия должна была охранять границы и порядок внутри страны, но главным образом – бороться против развертывавшегося на востоке страны партизанского движения. Ее формирование продвигалось очень медленно. Никак не удавалось обучить 1200 человек, а бойцы гвардии сначала носили старую форму республиканской гвардии и были оснащены устаревшим вооружением (на новую форму не хватало денег).

Костяк новой гвардии составили бойцы гвардии старой – республиканской гвардии (которая как раз была политизированным воинским объединением предоккупационного времени). Помимо них в гвардию шли в основном бедняки из сельской местности, мечтавшие хотя бы таким образом получить постоянную оплачиваемую работу. Им обещали 15 долларов в месяц, бесплатное питание, медицинское обслуживание и проживание[109]109
  Colder В. J. The Impact of Intervention. The Dominican Republic during the US Occupation of 1916-1924. Markus Wiener Publishers, 2006. P. 56.


[Закрыть]
. Однако никакой военной подготовки у новых рекрутов не было. Американские офицеры докладывали, что только немногие гвардейцы умеют читать и писать.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации