154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:16


Автор книги: Роберт Артур


Жанр: Детские детективы, Детские книги


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Роберт Артур

Тайна Огненного Глаза

АЛЬФРЕД ХИЧКОК ПРЕДСТАВЛЯЕТ:

Здравствуйте, мои юные друзья! Рад сообщить вам, что мы опять встречаемся с Тремя Сыщиками в новой истории, полной запутанных происшествий. На сей раз мы столкнемся с загадочным посланием, таинственным завещанием, подозрительным господином из Индии и многим другим, о чем я пока умолчу. Скажу только, что если вам по душе тайны, расследования, опасности и загадки, то эта история полна ими.

Те, кто с ними уже знаком, могут перевернуть страницу и сразу начать читать, а новичкам я с удовольствием представлю трио моих юных друзей – Юпитера Джонса, Боба Андрюса и Пита Креншоу, которые называют себя «Три Сыщика». Их девиз – «Мы расследуем любое дело». И в самом деле расследуют. В прошлом им приходилось иметь дело с Зеленым Призраком, с замком, излучавшим ужас, с Шепчущей Мумией и другими историями, которые были, мягко говоря, немножко необычными.

Юпитер Джонс славится удивительной наблюдательностью и сообразительностью. Пит Креншоу – самый сильный из этой тройки. Боб Андрюс более склонен к научным исследованиям и занимается ими очень хорошо. Вместе они – замечательная команда.

Живут друзья в городке Роки-Бич, в Калифорнии, совсем рядом со знаменитым Голливудом. Их штаб размещается на складе утильсырья, принадлежащем тете и дяде Юпитера – Матильде и Титусу Джонс.

Вот мы и познакомились. А теперь – история начинается!

СЫЩИКОВ ЗОВУТ НА ПОМОЩЬ

На складе Джонса кипела работа. Матильда Джонс руководила своим племянником Юпитером и его друзьями Бобом и Питом. Сидя на садовом кресле из кованого чугуна рядом с аккуратным вагончиком, в котором помещалась ее контора, она орлиным взором следила за мальчиками. А те разгружали большой грузовик с разными диковинами, приобретенными Титусом Джонсом во время последней поездки по округе.

– Юпитер! – крикнула она. – Осторожнее с этими статуями на грузовике! Несите, мальчики, их сюда да поставьте в ряд на этом столе, рассмотрим-ка их хорошенько.

Она имела в виду скульптуры великих людей, аккуратно уложенные на холстину в кузове грузовика. Строго говоря, это были не статуи, а бюсты, примерно вполовину натуральной величины, они состояли только из голов и плеч. Такие бюсты иногда можно увидеть в музеях или библиотеках.

Юпитер, Боб и Пит залезли на грузовик и стали рассматривать скульптуры. По мнению мальчиков, вряд ли они могли кому-нибудь понравиться. Всего бюстов было тринадцать. От пыли, годами оседавшей на их поверхности, они порядком посерели. На постаментах были высечены имена.

– Юлий Цезарь, Октавиан, Данте, Гомер, Френсис Бэкон, Шекспир, – прочел Юпитер несколько надписей. – Ого, да это все великие люди!

– Август Сильный, – прочел Боб, – не слышал о таком.

– Как и о Бисмарке или Лютере, – добавил Пит, указывая на бюсты очень сурового вида.

– Но уж зато вы наверняка слышали о королеве Виктории, – заметил Юпитер, – а также о Вашингтоне, Франклине и Линкольне.

– Еще бы, – отозвался Пит, – ну, начнем, что ли, с Вашингтона. Ух ты, тяжелый!

– Осторожно, Пит, – окликнула его миссис Джонс, – это очень ценная скульптура. Я ее собираюсь продать за пять долларов.

– Я слезу на землю, а ты мне ее подашь, – сказал Юпитер.

Пит встал в кузове на колени и осторожно опустил бюст Вашингтона на руки Юпитеру. Юп крепко обхватил скульптуру и, пятясь назад, пошел к столу. Он бережно опустил на стол бюст первого президента США и вытер пот со лба.

– Тетя Матильда, – сказал он, – а не подождать ли нам Ганса с Конрадом, чтобы они сгрузили эти бюсты, а то мы с Питом можем их уронить.

– И то правда, – согласилась тетя, внимательно наблюдавшая за мальчиками. – И плакали тогда мои пять долларов. Хорошо, Юпитер, вы пока свободны. Можете устроить заседание своего клуба или еще чем-нибудь заняться.

Дело в том, что Боб, Пит и Юп организовали клуб разгадывателей головоломок, который потом превратился в агентство юных детективов под названием «Три Сыщика». Но миссис Джонс так и не поняла, что, хотя мальчики продолжали разгадывать разные ребусы и иногда посылали свои решения на конкурс, на самом деле их теперь занимали только настоящие тайны, встречавшиеся в реальной жизни.

Миссис Джонс знала, что у Юпитера есть своя мастерская с разными инструментами и даже печатным станком в дальней части двора, скрытой от глаз грудами строительных материалов, Но она не знала, что рядом с мастерской мальчики устроили штаб Трех Сыщиков.

Штаб помещался в старом жилом автофургоне, который Титус Джонс не смог продать, потому что фургон был сильно поврежден в аварии. Титус отдал его в распоряжение Юпитера, чтобы ему было где собираться с друзьями. За последний год мальчики с помощью Ганса и Конрада, двух белобрысых немцев, работающих на складе, возвели вокруг фургона настоящую баррикаду из обрезков пиломатериалов и разного хлама. Фургона теперь совершенно не было видно со двора, и пробираться в штаб приходилось только потайными ходами.

В фургоне размещался маленький кабинет с письменным столом, телефоном, магнитофоном и другими необходимыми приспособлениями, а рядом с кабинетом была устроена лаборатория и темная комната для занятий фотографией. Почти все это оборудование попало к Титусу в сломанном виде и было аккуратно восстановлено и отремонтировано Юпитером и его друзьями.

Ребята собирались уже отправиться в штаб, когда во двор въехал другой грузовик, поменьше. За рулем был Конрад, а рядом с ним сидел Титус Джонс, низенький человек с огромными усами, едва ли не более длинными, чем он сам. Ганс, брат Конрада, ехал в кузове.

Грузовик остановился, и Титус спрыгнул на землю. Мальчики увидели, что весь кузов был заполнен странными черными штуковинами, которые назывались «портновскими болванами». Они представляли собой металлический каркас, обтянутый черной материей; по форме они были похожи на женский силуэт, но без головы и с металлической подставкой вместо ног. Раньше такого «болвана» держали почти в каждой семье, и хозяйки пользовались ими, когда шили себе платья, но сегодня уже мало кто прибегал к помощи этого предмета.

Миссис Джонс вскочила, хватаясь за голову:

– Титус Джонс, ты что, совсем ума лишился? Как, скажи мне ради всего святого, ты думаешь продать целый грузовик таких болванов?

– На что-нибудь мы их приспособим, – ничуть не смутившись, ответил Титус. Джонс был весьма необычным старьевщиком – он покупал не то, что легко было бы продать, а то, что нравилось ему. Но так или иначе ему удавалось сбыть все свои приобретения, причем с неплохой прибылью.

– Юпитер, подумай-ка, на что может пригодиться старый портновский болван, – скомандовал дядюшка.

– Из них, – не задумываясь, откликнулся Юпитер, – вышли бы неплохие мишени для стрельбы из лука.

– М-м-м-м, – оценивающе промычал Титус, – неплохо, неплохо. Для начала сойдет! Ага, я вижу, вы уже начали разгружать мою замечательную коллекцию гипсовых бюстов. Удивительно художественное, скажу я вам, приобретение.

– Я сперва-то не могла понять, зачем ты их купил, – сказала Матильда, – а теперь, кажется, придумала, как их продать – как украшения для сада. Они прекрасно будут смотреться в саду, на маленьких колоннах, среди цветочков и кустиков.

– Я всегда в тебя верил, Матильда, – воскликнул дядюшка, – в самую точку! Ганс, Конрад, разгружайте их скорее, да, смотрите, не разбейте!

Он уселся в тенечке, достал трубку и стал ее раскуривать, а Ганс и Конрад приступили к разгрузке бюстов.

– Эти головы, – начал рассказывать Титус, – я нашел в старом доме в каньоне за холмами. Хозяин дома умер. Мебель и ковры распродали до меня – такая досада! Ничего не осталось, кроме всякого барахла, которое уже никто брать не хотел, – эти бюсты, какие-то книги, солнечные часы, садовая мебель. Ну, я их и купил.

Он замолчал и только пыхтел трубкой. Юпитер, Пит и Боб воспользовались случаем, чтобы потихоньку улизнуть. Через минуту они уже сидели в своей мастерской.

– Ух, – выдохнул Пит, – я уж думал, что твоя тетушка заставит нас целый день работать, Юп.

– И заставила бы, если бы не испугалась, что мы уроним эту гипсовую башку, – откликнулся Юпитер. – Тетя Матильда терпеть не может понапрасну терять деньги.

– Ну, что будем делать? – спросил Пит. – Никаких тайн для расследования у нас под рукой нет. Может, достанем карты городов-призраков в пустыне, которые мы давно собирались изучить?

– Или можно помудрить над заданиями конкурса, в котором первый приз – двухдневная поездка на Гавайские острова, – предложил Боб.

– Значит, так… – начал Юпитер, но тут вдруг замигала красная лампочка на панели, укрепленной над печатным станком.

– Смотрите, – закричал Боб, – телефон звонит!

– Может, у кого-то завелась какая-нибудь тайна, – с надеждой произнес Юпитер.

А Пит уже отодвинул лист железа, которым был накрыт большой ящик рядом с печатным станком. Он прыгнул в ящик и оказался в Туннеле II – широкой гофрированной трубе, которая, проходя под грудами строительных материалов и даже спускаясь в одном месте под землю, вела к хорошо замаскированному фургону. Боб и Юпитер устремились вслед. Пит открыл люк на другом конце трубы, и мальчики вылезли через него в свой штаб.

Телефон продолжал звонить. Юпитер снял трубку.

– Алло, Юпитер Джонс слушает!

– Минутку, пожалуйста, – произнес женский голос, который был слышен и другим мальчикам благодаря присоединенному к телефону динамику. – Будете говорить с Альфредом Хичкоком.

Альфред Хичкок! Обычно он звонил, когда у него появлялась какая-нибудь тайна, требующая немедленного расследования.

– Привет тебе, мой юный друг Юпитер, – пророкотал в тесном кабинете густой бас Альфреда Хичкока. Надеюсь, ты сейчас не очень занят. У меня тут сидит один молодой человек, которому нужна помощь, и я думаю, что вы с друзьями именно те люди, которые могли бы ее оказать.

– Мы с удовольствием попробуем, мистер Хичкок, – сказал Юпитер. – А что случилось у вашего друга?

– Ему оставили в наследство нечто очень ценное, – ответил Хичкок, – только вся беда в том, что он совершенно не представляет, что это такое и где его искать. Если вы приедете ко мне завтра в десять часов утра, он будет здесь и сам вам все расскажет.

СПОР С МИСТЕРОМ ГЕЛБЕРТОМ

– Замечательно! – воскликнул Пит. – У мистера Хичкока опять появилась для нас загадка.

– Мальчик, которому оставили в наследство что-то ценное, но он не знает, что и где оно, – озадаченно протянул Боб. – Мне это кажется слишком сложным делом.

– Чем непонятнее, тем лучше, – заметил Юпитер.

– Нам нужна машина, чтобы доехать до Голливуда, – вставил Пит, – нельзя же ехать на всемирно известную киностудию в офис Альфреда Хичкока на старом грузовике!

– Позвоним-ка в агентство по прокату автомобилей «Катайся на здоровье», – заявил Юпитер, набирая номер, – и попросим прислать сюда Уортингтона с «роллс-ройсом» завтра утром.

Не так давно Юпитер выиграл конкурс, главным призом в котором был бесплатный прокат старинного позолоченного «роллс-ройса» с шофером. Эта машина сослужила друзьям неоценимую службу в их прошлых расследованиях, потому что расстояния в Южной Калифорнии огромные и без машины очень трудно куда-либо добраться. Конечно, иногда мальчики пользовались маленьким грузовиком дядюшки Титуса, а возили их Ганс или Конрад. Но для визита к Альфреду Хичкоку, всемирно известному режиссеру, грузовик явно не годился.

– Алло, – произнес Юпитер в трубку, – могу я поговорить с управляющим? …Алло, мистер Гелберт, здравствуйте, это Юпитер Джонс. Пришлите, пожалуйста, нам завтра Уортингтона с «роллс-ройсом» к половине десятого.

Но, к своему немалому удивлению, в ответ он услышал:

– Извините, но это невозможно. Тридцать дней бесплатного проката машины истекли.

– Надо же! – с досадой воскликнул Пит. – А мы-то и забыли. Конечно, срок истек, пока мы ездили на запад и возились там с тайной Зеленого Призрака.

Однако Юпитер не собирался сдаваться так легко:

– Согласно моим подсчетам, мистер Гелберт, тридцати дней еще не прошло.

– Как же не прошло, – громко прошептал Пит, – давно прошло – он прав!

Но Первый Сыщик замахал на него рукой. А управляющий агентством твердо сказал:

– Боюсь, что вы ошибаетесь.

– Мистер Гелберт, – с достоинством произнес Юпитер, – я думаю, нам нужно устранить расхождение в подсчетах. Я буду у вас в агентстве через двадцать минут для обсуждения этого вопроса.

– Да чего тут обсуждать-рассуждать! – Управляющий начал выходить из себя. – Приезжайте, только все равно ничего вы не докажете.

– Спасибо, – сказал Юпитер и повесил трубку. Повернувшись к друзьям, он скомандовал:

– На велосипеды – и поехали!

– Но он же прав, – протестовал Пит, пока они карабкались по Туннелю II. – Тридцать дней – они и есть тридцать дней.

– Это как считать, – загадочно заметил Юпитер. – Предоставьте это дело мне.

– Да уж конечно, предоставим, – проворчал Боб. – Нам все равно сказать нечего, только время зря теряем.

Юпитер промолчал. Они выехали за ворота и проехали полмили по направлению к центру Роки-Бич. Слева от них разливалась синева Тихого океана, на волнах которого качалось множество лодок, а справа поднимались бурые утесы гор Санта-Моника.

Агентство «Катайся на здоровье» помещалось на углу главной улицы города. Сыщики оставили велосипеды у входа и вошли в контору. Впереди шел Юпитер, а за ним весьма неохотно брели Пит и Боб.

Их проводили в кабинет управляющего. Мистер Гелберт, краснолицый толстяк, взглянул на них крайне неприветливо.

– Ну, – спросил он Юпитера. – Вы выиграли наш конкурс и тридцать дней бесплатно пользовались автомобилем. С чего это вы взяли, что можете пользоваться им и дальше? Вы что, считать не умеете?

– Умеем, мистер Гелберт, – очень вежливо ответил Юпитер, – и я старался считать очень точно.

Он достал из кармана блокнотик и конверт. Из конверта он вынул аккуратно сложенный листок, который оказался рекламным объявлением о конкурсе, выигранном Юпитером. Вот что было сказано в объявлении.

...

ВЫ ПОЛУЧИТЕ «РОЛЛС-РОЙС» С ШОФЕРОМ

В ПОЛНОЕ ВАШЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ

на 30 дней, по 24 часа в каждом,

если угадаете, сколько в кувшине фасолин

Агентство по прокату автомобилей «Катайся на здоровье»

– Ну и что? – спросил мистер Гелберт, заглядывая в объявление. – Что вы этим хотите сказать? Вы пользовались автомобилем тридцать дней, когда вам было угодно, а в каждом дне, само собой, по двадцать четыре часа. И все на этом.

– Я вот размышляю над тем, как сформулировано ваше объявление, мистер Гелберт, – сказал Юпитер. – В нем говорится, что победитель получает автомобиль на тридцать дней, в каждом из которых двадцать четыре часа.

– Ну, так! – рявкнул Гелберт. – Вы им и пользовались тридцать дней, а в каждом дне – двадцать четыре часа. Кто же этого не знает?

– Именно, мистер Гелберт, – произнес Юпитер. – А если все знают, что день состоит из двадцати четырех часов, зачем писать об этом в объявлении? Почему бы не сказать просто: «Получите „роллс-ройс“ на тридцать дней»?

– Почему? – озадаченно переспросил Гелберт. – Да просто мне хотелось, чтобы это звучало попривлекательнее.

– Очень хорошо, – с готовностью согласился Юпитер. – Ну а что получается? Из текста вашего объявления я узнаю о том, что победитель может пользоваться «роллс-ройсом» тридцать раз по двадцать четыре часа. То есть, другими словами, тридцать дней, состоящих из двадцати четырех часов поездок на автомобиле. А согласно моим подсчетам, – он раскрыл свой блокнотик, – мы использовали машину в общей сложности семьдесят семь часов и сорок пять минут, что равно трем дням пяти часам и сорока пяти минутам. Так что у нас остается почти двадцать шесть дней бесплатного проката автомобиля. Точнее говоря, двадцать шесть дней по двадцать четыре часа в каждом.

Пит с Бобом не верили своим ушам. Юпитер не мог быть прав, но то, что он говорил, звучало ужасно убедительно. В самом деле, в условиях конкурса было сказано: «30 дней по 24 часа в каждом», а если считать, что один день – это двадцать четыре часа пользования автомобилем, то получается, что Юпитер прав.

Гелберт, казалось, лишился дара речи. Он даже весь покраснел.

– Но это же чушь! – вскричал он. – Я никогда ничего такого не говорил! Во всяком случае, не хотел сказать.

– Вот почему всегда нужно особенно тщательно следить, чтобы то, что вы говорите, не расходилось с тем, что вы хотите сказать, – заметил Юпитер. – А в данном случае вы сказали…

– Не говорил я этого! – взревел Гелберт. – В любом случае, если вы думаете, что можете бесконечно долго бесплатно пользоваться моей лучшей машиной и лучшим шофером, вы сошли с ума. Плевал я на то, что написано в объявлении. Я хотел сказать – тридцать дней. И точка! Ваш срок вышел! Еще раз точка!

– Но нас же целую неделю не было в городе, мистер Гелберт, – вдруг вступил в разговор Боб. – И мы в это время не пользовались машиной. Не могли бы вы просто прибавить эту неделю к нашим тридцати дням?

– Нет! – взвизгнул управляющий. И вдруг он кивнул головой. – Ну, хорошо, я пойду вам навстречу. Если вы пообещаете оставить меня в покое, я разрешу вам еще два раза вызвать мой автомобиль. Но два раза – значит два раза, а потом – все!

Юпитер вздохнул. Он очень не любил срывов в своих планах. Он так рассчитывал на то, что формулировка рекламного объявления обеспечит им пользование «роллс-ройсом» еще на долгое время. В конце концов, разве он неправильно поставил вопрос: если вы пишете «30 дней по 24 часа в каждом», то это значит 30 умножить на 24? Но взрослые, к сожалению, очень часто ведут себя неразумно и нелогично.

– Ну, хорошо, – произнес он, – еще два раза. Первый раз – завтра в 9.30 утра. Спасибо, мистер Гелберт. Он повернулся к своим друзьям: – За мной, Второй и Секретарь!

Пит и Боб молча последовали за ним. Друзья вернулись к Джонсам.

– Ну вот, – мрачно сказал Пит, – а что будем делать после этих двух раз? Если нам подвернутся еще какие-нибудь расследования, что мы, на велосипедах, что ли, должны кататься по всей Южной Калифорнии?

– Придется побольше работать на складе, – ответил Юпитер, – чтобы тетя Матильда разрешала нам пользоваться грузовиком и отпускала с нами Ганса или Конрада.

– Но то они бывают заняты, то грузовик, – возразил Боб. – Похоже, конец приходит Трем Сыщикам, Юп, и ты сам это понимаешь.

– Пока мы еще два раза можем вызвать «роллс-ройс», – твердо сказал Юпитер, – а там, глядишь, еще что-нибудь придумаем. Я очень многого жду от завтрашней встречи с мистером Хичкоком. Кажется мне, что он приготовил нам хорошенькую тайну!

ТАИНСТВЕННОЕ ПОСЛАНИЕ

– Ну, ребята, – пророкотал Альфред Хичкок, – познакомьтесь с моим юным другом из Англии. Его зовут Август, и фамилия у него Август… м-м-да, немножко необычное имя. Август, это Юпитер Джонс, Пит Креншоу и Боб Андрюс. Они имеют опыт распутывания таинственных историй и, возможно, смогут тебе помочь.

Три Сыщика расположились в роскошном голливудском кабинете знаменитого кинорежиссера. Сидевший рядом с Альфредом Хичкоком мальчик поднялся со стула, чтобы поприветствовать наших друзей. Мальчик был высокий и худой, ростом выше Пита, но гораздо уже в плечах, с длинными и очень светлыми волосами. Очки в массивной оправе сидели на его тонком, с небольшой горбинкой носу.

– Очень рад с вами познакомиться, – сказал Август, пожимая ребятам руки, – пожалуйста, называйте меня просто Гус.

Он сел, продолжая говорить:

– Я очень надеюсь на вашу помощь, потому что я просто – как это у вас говорят в Америке – выбит из колеи. Недавно умер брат моего дедушки, его звали Горацио Август. Его адвокат переслал мне письмо, в котором я ничего не могу понять…

– Признаюсь, я тоже, – вставил Хичкок. – А между тем Горацио Август, видимо, считал, что его внучатый племянник сможет в нем разобраться. Август, друг мой, покажи ребятам письмо.

Гус достал из кармана бумажник и осторожно извлек из него сложенный лист роскошной бумаги, покрытый неразборчивыми письменами.

– Вот, – сказал он, протягивая письмо Юпитеру, – посмотрите, поймете ли в нем хоть что-нибудь.

Боб и Пит тоже склонились над бумагой, заглядывая в нее через плечо Юпитера. Вот что было сказано в письме:

...

«Августу Августу, моему внучатому племяннику.

Август – твое имя, август – твоя слава, и в августе твое счастье. Пусть гора препятствий, стоящая на твоем пути, не остановит тебя. Тенью твоего рождения отмечены и начало и конец.

Копай глубже, смысл моих слов – для тебя одного. Я не могу писать яснее, чтобы другие не узнали того, что предназначено только тебе. Он мой, я его купил и владею им, хотя никогда не испытывал его злых чар. Но пятьдесят лет уже прошло, и за полвека он очистился. И все же его нельзя отнять или украсть, а можно только купить, получить в дар или найти.

Поэтому будь осторожен, хотя время и очень важно. Его и свою любовь я оставляю тебе.

Горацио Август».

– Ого! – сказал Боб. – Ничего себе письмишко!

– Прямо как будто не по-английски написано, – добавил Пит. – Кстати, а как понять «злые чары»?

– Ну, это когда кто-то или что-то хочет тебе навредить, – пояснил Боб.

Юпитер посмотрел письмо на свет, надеясь увидеть что-нибудь, написанное невидимыми письменами.

– Хорошая мысль, мой юный друг, – одобрил Хичкок, – только нет в письме ни шифра, ни симпатических чернил, ни еще каких-либо хитростей. Я отдавал письмо на техническую экспертизу на нашей киностудии. К тому же, по словам адвоката, который переслал Августу это письмо, написано оно было в его присутствии, за несколько дней до смерти мистера Горацио. Он сразу же отдал конверт адвокату с указанием отправить письмо в должный час. Так что разгадка прячется именно в том тексте, который мы только что прочли. Какие у вас возникают мысли?

– Значит, так, – медленно произнес Юпитер, – с одной стороны, здесь все ясно…

– Куда уж ясней! – фыркнул Пит. – Нет, мне это нравится! Мне тоже, Юп, все ясно – как в тумане на Тихом океане в безлунную ночь!

Юпитер пропустил это замечание мимо ушей. Он думал над загадочным письмом.

– С одной стороны, – продолжал он, – очевидно, что мистер Август хотел отправить своему племяннику послание, которое никто другой не смог бы понять. Он что-то спрятал, и похоже, что спрятал давно, лет пятьдесят назад. Причем это «что-то» очень ценное, и если бы он просто написал, где его искать, то эту ценность могли бы похитить. Все это ясно.

– Положим, что так, – согласился Пит, – зато все остальное неясно.

– Может быть, и так, – продолжал Юпитер, – что подлинный смысл письма заключен только в некоторых словах, а все остальные приписаны для того, чтобы сбить с толку посторонних. Начнем с начала. «Август – твое имя…»

– Совершенно верно, – очень серьезно сказал Гус, – как и то, что август – моя слава. Из-за имени Август Август меня вся школа дразнила. Просто замучили совсем.

– А что может значить фраза «и в августе твое счастье»? – спросил Боб.

– Да, это не совсем понятно, – согласился Юпитер. – Если он хотел сказать, что Гусу повезет в августе, он бы так и сказал: «в августе ты будешь счастлив», но не случайно же он написал – «и в августе твое счастье».

– Точно подмечено! – отозвался Хичкок. – Если только он не писал второпях и не ошибся в формулировке случайно.

Первый Сыщик отрицательно покачал головой:

– Нет, мне кажется, текст послания серьезно продуман, просто мы пока не можем догадаться, что он имел в виду.

– Мой день рождения в августе, – вступил в разговор Гус, – шестого числа. Поэтому меня так и назвали. Отец тогда сказал: «Человека по фамилии Август, родившегося в августе, могут звать только Августом». Может быть, это как-то связано с моим днем рождения? Про него говорится в следующем предложении.

Юпитер задумался над этой идеей.

– Не знаю, – сказал он после долгой паузы, – если твой день рождения всего через два дня, может быть, именно к нему относятся слова «хотя время и очень важно».

– Если у нас в распоряжении всего два дня, то плохо наше дело, – вставил Пит. – Тут и двух лет не хватит, чтобы все разгадать.

– Дай же Юпу подумать, – упрекнул Пита Боб, – он только начал.

Первый Сыщик вновь углубился в изучение послания.

– Возьмем второе предложение. В нем говорится: «Пусть гора препятствий, стоящая на твоем пути, не остановит тебя. Тенью твоего рождения отмечены и начало, и конец». В первой его части вроде бы просто говорится: «Не сдавайся», а вот что значит его вторая половина – просто ума не приложу!

– Дело в том, что с моим рождением действительно связана печальная история, – сказал Гус, – моя мама умерла родами. Так что мое рождение, то есть начало моей жизни, стало концом жизни для нее. Может быть, Горацио Август имел в виду именно это.

– Может быть, – согласился Юпитер, – хотя непонятно, как это связано со всем остальным. Впрочем, следующее предложение никаких вопросов не вызывает. «Копай глубже, смысл моих слов – для тебя одного». Это значит, что послание адресовано только тебе и ты должен хорошенько подумать над его смыслом. А почему, ясно из следующей фразы. «Я не могу писать яснее, чтобы другие не узнали того, что предназначено только тебе». С этим тоже все понятно.

– Допустим, – вступил в разговор Хичкок. – А как ты понимаешь следующее предложение: «Он мой, я его купил и владею им, хотя никогда не испытывал его злых чар?»

– Этим он хочет сказать, что эта штука, что бы она собой ни представляла, принадлежит ему законно и он имеет полное право завещать ее Августу, – ответил Юпитер, – но в то же время предупреждает, что опасается ее. – Юпитер прочел вслух: – «Но пятьдесят лет уже прошло, и за полвека он очистился. И все же его нельзя отнять или украсть, а можно только купить, получить в дар или найти». – Он посмотрел на Боба и Пита: – Проанализируйте-ка эту фразу, Второй и Секретарь, вам тоже полезно набить руку в таких делах.

– Мне кажется, он хотел сказать, что эта вещь у него уже давно – пятьдесят лет, – сказал Пит, – и, по его мнению, за это время она очистилась и стала безвредной.

– Нет, она все же еще может быть опасной, – возразил Боб, – иначе он не стал бы предупреждать, что ее нельзя украсть или отнять, а можно только купить, найти или получить в подарок. Видите, в конце он говорит: «Поэтому будь осторожен», то есть соблюдай правила обращения с этим не-пойми-чем, я так думаю. И добавляет: «время очень важно», то есть в этом деле нельзя опаздывать, так что будь осторожен, но поспешай.

– Ну, а с последней строкой «его и свою любовь я оставляю тебе» и так все ясно, – подвел итог Юпитер. Вот мы и добрались до конца загадочного послания, но знаем мы немногим больше того, что знали, когда прочли его в первый раз.

– Мог бы этого и не говорить, – заметил Пит.

– Наверное, нам стоит поподробнее разузнать о Горацио Августе. Гус, что ты знаешь о брате своего дедушки?

– Почти ничего, – отозвался Гус, – я его никогда в жизни не видел. Он в нашей семье считался загадочным человеком. Еще мальчишкой, когда меня и в помине не было, он уплыл на торговом корабле куда-то в южные моря. От него было несколько писем, а потом он совсем пропал. Все решили, что он, наверное, погиб в кораблекрушении. И представляете, как мы с папой удивились, когда получили письмо от его адвоката и узнали, что дядюшка Горацио, оказывается, жил в Голливуде, что он недавно умер, а перед смертью поручил адвокату отправить мне это письмо.

– И ты сразу же приехал сюда? – поинтересовался Юпитер.

– Не совсем сразу, – ответил Гус. – Быстро приехать я не мог. Мы с папой люди небогатые, поэтому мне пришлось плыть на грузовом судне, а это плавание длится несколько недель. Так что с момента получения письма прошло уже почти два месяца.

– А по приезде ты, конечно, сразу отправился к адвокату, который прислал письмо?

Гус отрицательно покачал головой:

– Я позвонил ему, но его не было в городе, поэтому сразу встретиться с ним мне не удалось. Но сегодня я его наконец увижу. У меня не было в Америке знакомых, но мой папа хорошо знает мистера Хичкока, поэтому я к нему и пришел за помощью. Ну а он, как вы уже знаете, решил позвонить вам. Так что он и вы – единственные люди, которые знают об этой истории.

– Раз так, – решил Юпитер, – нам надо вместе поехать к адвокату и хорошенько расспросить его про твоего дядюшку. Это поможет нам решить, как действовать дальше.

– Вот и хорошо, мой юный друг, – отозвался Хичкок. – Август, ты можешь всецело доверять этим ребятам. А теперь мне пора заняться своими делами, а вам – приступить к расследованию.

«Роллс-ройс» ждал их на улице, старинная машина величественного вида, немножко похожая на коробку из-под обуви. Автомобиль блестел воронеными боками и позолоченными ручками и молдингами. Шофер Уортингтон, высокий и прямой, как палка, распахнул перед мальчиками дверцу.

Гус достал из кармана конверт с именем и адресом адвоката. Его фамилия была Двиггинс, а жил он в старой части города. Мальчики ехали по голливудским улицам, и Гус без умолку расспрашивал их об этой столице мирового кинематографа, пока Уортингтон не повернул к небольшому старомодному жилому дому.

– Ага, – заметил Юпитер, вылезая из машины, – похоже, мистер Двиггинс держит контору в том же доме, в котором сам живет.

Маленькая табличка под звонком гласила:

«Г. Двиггинс, адвокат. Позвоните и входите».

Юпитер нажал на кнопку, и в доме раздался звонок. Затем, следуя указанию на табличке, он открыл дверь и шагнул внутрь.

Мальчики оказались в гостиной, превращенной в кабинет. В нем стоял большой письменный стол, множество полок с книгами по юриспруденции и ящиков с деловыми бумагами. Один из ящиков был выдвинут, на столе лежала раскрытая папка с документами, а рядом валялось опрокинутое набок рабочее кресло. Но самого мистера Двиггинса в кабинете не было.

– Здесь что-то случилось! – воскликнул Юпитер. – Что-то здесь не так. – Он громко позвал: – Мистер Двиггинс! Мистер Двиггинс! Где вы?

Затаив дыхание, мальчики стояли в пустой комнате. И вдруг откуда-то издалека раздался сдавленный и слабый голос:

– Помогите! Помогите, я задыхаюсь!

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации