154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 17 декабря 2014, 01:43


Автор книги: Сергей Брилев


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 35 страниц)

Сергей Брилёв

Забытые союзники во Второй мировой войне

Вступительное слово от Сергея Шойгу

Думал, что знаю Сергея Брилёва. Как выяснилось, ошибался.

Конечно, я и раньше видел, что этот телеведущий не ограничивает себя лишь студийными и кабинетными съемками. Меня с ним судьба сводила и в лагере беженцев в осетинском Алагире во время событий 2008 года, и в тигровом заповеднике в уссурийской тайге, и в учебных центрах МЧС. Сергей – действительно один из тех журналистов, кто не откажется от работы не только на «паркете», но и в поле.

Однако я и предполагать не мог, чем обернется наш с ним, казалось бы, случайный разговор в Русском Географическом обществе в Санкт-Петербурге.

Меня тогда только избрали президентом РГО и пригласили в «святая святых»: в хранилище Общества, где находятся вещи, привезённые из экспедиций Беллинсгаузеном и Лазаревым, Миклухо-Маклаем, Пржевальским, Вавиловым. Признаться, при осмотре этих помещений во мне, прежде всего, заговорил глава МЧС: настолько всё было запущено с точки зрения пожарной безопасности.



Сегодня это – одно из самых безопасных исторических помещений нашей северной столицы. Но в тот первый визит Сергей Брилёв, видя, как я расстроен увиденным, попытался меня несколько ободрить. Ему это удалось. Он обратил мое внимание на политический раритет из хранилищ РГО, который, похоже, оставался вне поле зрения самих хранителей. Потертый и выцветший довоенный глобус академика Вавилова. А на этом глобусе между СССР и Монголией было вполне четко изображено такое отдельное тогда государство, как «Тувинская народная республика».

В 1944 году ТНР, к счастью, вошла в Российскую Федерацию. Но не буду скрывать, что мне, коренному жителю Тувы, было крайне интересно притронуться к этому историческому глобусу. И я, конечно, был очень благодарен Сергею за то, что он, и сам оказавшийся в хранилище впервые, своим профессиональным взглядом выцепил этот экспонат.

Тогда-то я и спросил Сергея, знает ли он, что в самом начале Великой Отечественной еще независимая тогда ТНР объявила войну Германии и даже отправила на советско-германский фронт части Тувинской народно-революционной армии (ТНРА).

Сергей этого не знал. Но каково же было мое удивление, когда пару лет спустя он прислал мне рукопись своей новой книги, где участию Тувы во Второй мировой войне была посвящена многостраничная глава. Оказывается, Брилёв не поленился, сел в самолёт и нашёл в степи на границе с Монголией последнего ветерана ТНРА, легендарную тувинскую женщину-кавалериста.

А ещё Брилёв обнаружил уникальные архивные материалы, о которых я, например, никогда и не слышал. Сопоставив свои находки с тем, что было на этот счёт опубликовано ранее, Сергей удивил меня и тем, в какой геополитический контекст он поместил события вокруг Тувы до и во время войны. Почитайте и увидите, как в Туве и вокруг Тувы сталкивались интересы Коминтерна и Британской империи, русских купцов-большевиков Сафьяновых и монгола Сухэ-Батора, белого барона фон Унгерна и китайцев и, естественно, самих тувинцев. Но, в конце концов, на то Сергей и является не только журналистом, но и членом Президиума Совета по внешней и оборонной политике, чтобы позволить себе некую интеллектуальную провокацию. Предполагаю, что иные профессиональные историки могут и поспорить с видением Брилёва. Но эту книгу интересно читать.

Меня в книге Сергея Брилёва о наших забытых и вообще неизвестных «малых союзниках» во Второй мировой заинтересовала, прежде всего, моя родная Тува. Но ведь это – только одна из глав. Остальные посвящены кубинцам и гондурасцам, эфиопам и свазилендцам, новозеландцам и уругвайцам и т. д. И почти во всех главах есть чёткий советский «след».

Иными словами, рекомендую эту книгу Сергея Брилёва профессиональным исследователям и самому широкому кругу читателей.


Генерал армии Сергей ШОЙГУ,

Президент Русского Географического общества

Предисловие

Больше, чем «Большая тройка»

Неужели российская автономия Тува всё ещё не отменила состояние войны с Германией?

Как в годы Второй мировой военно-воздушные силы Гондураса помогли Рабоче-Крестьянскому Красному флоту СССР?!

Почему первым кавалером-иностранцем высшего советского Ордена Ленина в годы Великой Отечественной войны стал лётчик-истребитель из… Новой Зеландии?

Почему про одного абиссинского императора говорили, что он воевал «по-кутузовски», а другому дали советский Орден Суворова?

Что за сыны Палестины (причем сразу и арабы, и евреи) наступали на немцев в Италии справа от… бразильцев?

Что в 1942 году целая флотилия советских судов делала у Мадагаскара, а подлодок – в Гуантанамо?

На первый взгляд, всё это похоже на детский стишок-каламбур, который я выучил в пионерском лагере: «Советская лодка в степях Украины погибла в неравном воздушном бою». Но это не каламбуры. Это – факты, теперь уже точно установленные мной по ходу написания этой книги: и по открытым источникам, и на основе рассекреченных (иной раз в моём присутствии) архивных материалов.

Еще несколько «абсурдных» вопросов.

С чего это памятник своим погибшим во Второй мировой войне воздвигнут в африканском Королевстве Свазиленд? А у парламента Содружества Багамских островов в Нассау? И что за «Мишка Бабичефф» покоится на главном военном кладбище эфиопской Аддис-Абебы?





Союзники известные и неизвестные. По часовой стрелке: 1. «Большая тройка» – Сталин, Черчилль и Рузвельт в Ялте. 2. Автор в гостях у последнего оставшегося в живых ветерана Народно-революционной армии независимой Тувы Веры Байлак. 3. «Наш сукин сын» никарагуанский диктатор Анастасио Сомоса 4. Боевые пляски воинов Свазиленда


И всё-таки рассказ о наших забытых союзниках во Второй мировой войне я начну не с Азии, Африки или Латинской Америки, а с близкой, милой и спокойной ныне «старой Европы».

Странная Европа

…Всего-то тридцать пять километров наверх от Адриатики, через туманы, через горы, по древнему извилистому римскому тракту, обсаженному кипарисами и брошенными рывная: такая, какой она и задумывалась до Второй мировой. До войны это и был один, сплошной и непрерывный город.

Но после Второй мировой Гориция, как Берлин, оказалась нелепо разделённой на две части. По эту сторону – итальянская Гориция, а по ту – Нова Горица, «народная» Югославия. Конечно, в отличие от граждан ГДР, счастливые обладатели югославских паспортов без проблем пересекали границу между Западом и Востоком и во времена социалистические. По этой причине, в отличие от Берлина, в Гориции-Горицы и нет странных пустошей: здесь – не стреляли. Но не стены, так заборы были всё-таки и здесь.



Сегодня это вновь – одна Европа, общие для Италии и Словении «еврозона», Шенген и т. п. И всё-таки помимо зависти новые реалии итальяно-словенской границы вызывают вопросов, может быть, даже больше, чем раньше.



Со славянской стороны – бум. Но бум своеобразный.

Вокруг того, что русский путешественник сразу и безошибочно идентифицирует как бывший горком компартии (югославской, но такой же «родной»), высятся десятки новехоньких… казино. И это – не просто казино, а подозрительно обширные торгово-развлекательные комплексы с рекламой вроде «Мегаэротика. Private Affairs». Иными словами, словенская «долька» Гориции-Горицы – это большая приграничная «прачечная» для «чёрного нала». И, похоже, большой бордель.

Откуда взялась здесь такая необычная граница?

Европа. Май 1945 года

…Преследуя фашистов с Востока и пытаясь как можно больше расширить границы народной Югославии, именно в этом районе партизаны коммуниста Тито наткнулись на силу, совершенно для них новую. С Запада фашистов гнал экспедиционный корпус союзников из… Новой Зеландии.


Хорошо виден контраст: на словенской стороне – лес из высоких зданий казино


У новозеландцев к тому времени был приказ обуздать уже не фашистов, а коммунистов. Они-то, посланцы с далёкого архипелага в Тихом океане, и остановили в предгориях Альп продвижение югославских партизан. Они-то, новозеландцы, и зафиксировали границу так, как она пролегла.

Естественно, это не новозеландцы превратили потом Нову Горицу в центр обналички и взрослых забав. Все «это» на итальяно-словенской границе возникнет многие десятилетия спустя. И, конечно же, милейшие новозеландцы были не вершителями, а лишь операторами мировой истории. Но это – идеальный пример того, что судьбы мира в годы Второй мировой определяла не одна только «Большая тройка» в составе Сталина, Рузвельта и Черчилля, но и «малые» страны из числа наших «забытых» союзников.

Но даже и новозеландцы – не самая большая экзотика. Никак не менее необычно выглядел также встретивший победный май 1945 года в Старом Свете Хулио Хиль Мендес: лётчик-доброволец из уругвайского Сориано. Правительства таких стран, как Уругвай, войну Германии объявили только к концу Второй мировой, а после, по слухам, принимали беглых нацистских преступников. Но отдельно взятые граждане таких южноамериканских республик всеми правдами и неправдами в личном качестве записывались в ВВС «Сражающейся Франции» и Его Британского Величества. В личном качестве эти достойнейшие граждане своих нерешительных государств воевали за идеалы.

Но за какие идеалы они воевали? За свободу и демократию в борьбе с тиранией Гитлера и Муссолини? Но ведь в «Большую тройку» входил и никакой не демократ Сталин, а в Объединённые нации – кубинский сержант-путчист Батиста, никарагуанский диктатор Сомоса и т. п.

С другой стороны, и оставшиеся две страны «Большой тройки», Британия и Америка, тогда были ещё совсем не теми, что сегодня: им обеим тогда было ещё очень далеко до нынешних либеральных и демократичных порядков во внутренней общественной жизни.

Один только пример: ныне Белиз, а тогда Британский Гондурас. По идее, принадлежность к Британской империи должна была означать куда большую приверженность гражданским свободам, чем в соседнем «обычном» Гондурасе. Но почему же именно из Белиза в 1939 году депортировали в лагеря на Ямайке не немцев даже, а немецких евреев?! А ведь они, было, подумали, что спаслись в Белизе от нацистов…

Итак, это будет книга не только о забытых союзниках, но и о неизвестной политике. И эта политика никак не менее актуальна сегодня: когда даже самые могущественные державы спотыкаются при попытках именно сколотить коалиции. А ведь взывают они к опыту и даже идеалам как раз Второй мировой: как вам все эти «общие угрозы» и т. п.?

Почему книга?

Многие из этих, согласитесь, парадоксальных сюжетов легли в основу серии специальных репортажей в программе «Вести в субботу» на каналах «Россия-1» и «Россия-24». Почему же, спросите вы, я решил написать ещё и книгу? Ведь, по идее, как телевизионщик, я своё профессиональное самолюбие уже удовлетворил.

Если отвечать на этот вопрос коротко, то телевизионные репортажи пишутся жёстко под имеющуюся картинку, а абстрактными «обоями» стены истории (а в нашем случае закадровый наговор) не заклеишь. Нужна не просто хроника, а конкретные фото– и кинокадры. Ими же, картинками, в годы Второй мировой не всегда сопровождались даже самые конкретные истории. По моим подсчетам, кино– и фотоматериалов нам хватало, чтобы «окартинить», ну, может быть, процентов пятнадцать-двадцать от тех удивительных сведений, которые мы добывали по ходу работы над телерепортажами для «Вестей в субботу». Таким образом, мне действительно есть о чём написать.

Но как писать?

Сразу обозначу критерии, по которым я выбирал «действующих персонажей». Что касается героев-государств, то, как правило, наши «малые» союзники проходили через три этапа: разрыв отношений со странами «Оси» – объявление им войны – отправка на фронты Второй мировой своих военных. Главное внимание в этой книге я уделю тем государствам, которые прошли через все три этапа (потому что были и такие, кто ограничился лишь разрывом отношений или только формальным объявлением войны). Отдельный рассказ будет и про героев-людей, особенно тех из них, чьи страны «отсиделись», а они сами – воевали.

Но сразу же – несколько серьёзных оговорок.

Во-первых, я, конечно же, не являюсь профессиональным историком – при том что в силу цеховой принадлежности я иной раз быстрее попадаю в иные архивы[1].

Но даже с этой своей привилегией (и даже после того, как большую часть рукописи, по моей просьбе, любезно прочел и снабдил ценными замечаниями старейшина российских международников, академик Евгений Максимович Примаков), я остаюсь пленником моей цеховой принадлежности.

Каким бы рациональным я сам себе ни казался, наверное, я буду слишком поверхностен в вопросах научных и, напротив, излишне подробен в другом. Это «другое» заключается в том, что я неизбежно буду «сваливаться» в то, что иному профессиональному историку может показаться эдакой «залихвасткостью». Но мне это представляется прямо-таки необходимой «репортажностью». В конце концов, по-другому я не умею.

Во-вторых, наверное, многое здесь можно было бы изложить с куда большим литературным изяществом – особенно на фоне того, что я не откажу себе в праве на эксперимент и решусь на пару-тройку сугубо литературных экзерсисов. Тем не менее, ни на какую особую нишу в русской словесности я не претендую и пишу неизбежно по-журналистски. Я и есть – много ездящий по стране и миру, много с кем знакомый, наверное, умеющий отличить информацию от пропаганды, но – репортёр.



Ещё менее известные союзники СССР во Второй мировой. Король африканского Свазиленда и президент центральноамериканской республики Гондурас


В-третьих, есть и самая больная для меня проблема. Ещё перед 60-летием Победы мой коллега с телеканала НТВ Владимир Кондратьев провёл буквально сразивший меня опрос среди московских школьников. Из «нарезки» мини-интервью со старшеклассниками (!) выяснилось, что во Второй мировой войне мы воевали не с Германией, Италией и Японией, а с… Америкой! В смысле не вместе с Америкой, а против неё. Мои худшие опасения подтвердила пришедшая на практику к нам в редакцию летом 2011 года студентка-отличница (!) журфака МГУ. Она уже не смогла ответить на вопрос, в каком году началась Великая Отечественная. Напали на нас тогда, по ее предположениям, «австрийцы и американцы».

Как же тогда писать о союзниках ещё и неизвестных? Этот вопрос я задавал себе постоянно. Мне-то всё описанное здесь кажется страшно интересным и поучительным. Но я, в конце концов, принадлежу ещё к тем поколениям.

То есть для меня «холодная война» – часть жизни, а выражение «наши отцы и деды» применительно к участникам Великой Отечественной – не фигурально. Вот я и пытался высчитать, что же для молодых теперь может оказаться уже по-настоящему «фоновым».

Ну, например, целая глава у меня будет посвящена тому, как задолго до Фиделя Кастро союзные отношения с Москвой в годы Второй мировой установил свергнутый потом Фиделем президент Фульхенсио Батиста. Это – классический пример ситуации, где молодой читатель, наверное, уже и запутается: кто такой не Батиста даже, а Кастро. Вот поэтому, когда я буду добираться до таких сюжетов, я буду обильно сопровождать свой рассказ не только литературными этюдами, но подробными сносками-справками: в интересах молодых.

А ещё я решил перестраховаться и подготовил справку, которую, вопреки правилам составления подобных книг, помещу не в приложении в конце, а уже на следующих нескольких страницах. Это – справка о том, кто же и с кем был во время Второй мировой в состоянии войны. Кстати сказать, уверен, что эта справка пригодится и для тех читателей, кто считает себя «продвинутыми». По крайней мере, я, полагая себя человеком довольно образованным, до того, как сел за книгу, половину содержания этой справки и сам плохо себе представлял.

И вот в этом смысле я надеюсь, что этот мой большой репортаж-исследование станет своего рода «интеллектуальной провокацией» не только для тех, кто, возможно, только сейчас узнает, из кого состояла даже «Большая тройка».

В путь!

Для справки

Кто с кем воевал?

По ходу печатания текста этой книги я столкнулся с занятной проблемой на моём компьютере. Программа проверки правописания начинала сходить с ума, когда я переходил, например, к участию советских моряков в «австрало-англо-польско-родезийско-франко-южноафриканской операции на острове Мадагаскар». И всё-таки тогда складывались и такие сверхсложные прилагательные, то есть именно такие комплексные тактические группы.

Стержнем этой книги и будут рассказы об участии в войне наших неизвестных и забытых союзников из числа «малых стран». Но начну все-таки со «взрослой» компании. В конце концов, чаще всего именно мы, «гранды», увлекали за собой наших верных последователей, расчётливых марионеток и бесправных вассалов.

Итак, в любой войне есть «мы», а есть «они». Они, враги– это державы «Оси». Они – это нацистская Германия (фюрер Адольф Гитлер), фашистская Италия (дуче Бенито Муссолини) и, как тогда говорили, «милитаристская» Япония (император Хирохито и череда воинствующих премьеров). Мы – это «Большая тройка», состоявшая из СССР, США и Британской империи.

При этом у держав «Оси» были ещё и союзники, о которых сегодняшние молодые люди, по моим наблюдениям, чаще всего вообще ничего не слышали.



Во-первых, упомяну государства-марионетки Германии[2] и Японии[3]: вроде учреждённого японцами на севере Китая государства Маньчжоу-Го (ставшего, тем не менее, полноправным подписантом Антикоминтерновского пакта) и вассальных «государств-уродцев», которые в Европе создал Гитлер. Ни в коем случае не желая обидеть сегодняшние Хорватию и Словакию, тем не менее, именно уродцами назову созданные под крылом у нацистов «государства» хорватских усташей (на руинах порушенной Югославии) и националистов-словаков (на пепелище растерзанной Чехословакии). Занятно, что, доказывая свою политическую состоятельность, оба этих европейских «государства» умудрились объявить в декабре 1941 года войну Британии и США.

Но это – с позволения сказать, экзотика. А, во-вторых, в разговорах с молодыми людьми в 99 % случаев без ответа остаётся вопрос о том, например, кто ещё кроме немцев держал в блокаде Ленинград. Обычно молодые очень удивляются, когда узнают, что с севера город-герой Ленинград блокировали не немцы, а финны: «Как финны?! Они же вроде такие мирные!»

В приведённой ниже таблице как раз и указаны те европейские «сателлиты» Германии, которые, вступая с нами в войну, до этого признавались странами «Большой тройки». А именно (в данном случае применю тогдашние советские определения): белофинны, боярская Румыния, царская Болгария[4] и хортистская Венгрия.


Для «рафинированных»

И вот теперь – главный для этой книги график. Кто оказался в состоянии войны со странами «Оси» и их «сателлитами» из числа наших «малых» союзников? В данном случае жирным шрифтом выделены те страны, кто не просто объявил войну, а применял в ходе ее свои вооруженные силы в период с сентября 1939 по сентябрь 1945 года. Возможно, что-то я и упустил, но постарался сделать этот график максимально полным[5].




Прав я был, когда предрекал, что даже «продвинутый» читатель из этой таблицы узнает для себя много нового?! И, тем не менее, знаю, что список не полон.

Во-первых, в нём нет Китая. Это – сознательно. Китайцы в войну вошли несколькими колоннами: Китайская республика генералиссимуса Чан Кайши, коммунисты Мао Цзэдуна и несколько марионеточных государств вроде Маньчжурии. То есть про Китай лучше составлять отдельную таблицу и писать отдельную книгу.

Во-вторых, нет в таблице и Индии. Это потому, что тогда эта великая нация была всего-то доминионом Британской империи. Конечно, внимательный читатель может на это возразить, что только что в таблице собственными глазами видел такие же другие британские доминионы, как Австралия, Канада, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз. Это так. Но, в отличие от «белых» доминионов, индийцы подчинялись приказу из Лондона, а сами войну объявлять не могли.

Однако был тогда в Азии ещё один специальный случай: Вьетнам. С формальной точки зрения, и он был всего-то колониальным владением одной из европейских держав (Вьетнам был частью Французского Индокитая). Но, на самом деле, эта страна точно заслуживает если не отдельной строки в приведённой выше таблице (которая всё-таки состоит из уже тогда суверенных игроков), то хотя бы краткой на себя ссылки. Хотя бы коротко, но приведу здесь, на мой взгляд, весьма печальную историю, услышанную мной в окружении президента Вьетнама, товарища Нгуена.

Вьетнамцев очень обидело, что их не позвали на празднование 60-летия Победы, когда в Москву пригласили, как ошибочно казалось, буквально всех[6]. Но, оказывается, не выяснив точный список даже официальных участников Второй мировой, какой-то умник решил, что приглашать надо делегации только тех стран, которые хотя бы ко 2 сентября 1945 года были независимыми. Для вьетнамцев это был, конечно, плевок в душу. Да, свою независимость они провозгласили только 5 сентября 1945-го, то есть через три дня после капитуляции Японии. Да, 2 сентября 1945 года Вьетнам входил в состав так называемого Французского Индокитая. Но в сентябре 1945 года самураи капитулировали там не перед французами, а перед вьетнамцами, которые и выиграли войну на том фронте.


Во время записи интервью с президентом Вьетнама


Это – только один пример того, что тема каких-то там забытых союзников по Второй мировой войне является, на самом деле, крайне актуальной. Ведь, как считается, одним из следствий неприезда вьетнамцев на 60-летие Победы в Москву стало то, что, вопреки ожиданиям, московские метростроевцы не стали основными подрядчиками при строительстве «подземки» в Хо Ши Мине (Сайгоне).

И последнее в этой справке. Специально для молодых читателей – список сокращений и некоторых понятий, которые я довольно активно использую в этой книге, но не все из которых теперь на слуху.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации