» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Статика"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 21:39


Автор книги: Владимир Данихнов


Жанр: Детективная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Владимир ДАНИХНОВ

СТАТИКА

«Статика» – фантастический детектив. Рассказ ведется от первого лица.

Существует загадка планеты Статика – на планете обнаружен город, жители которого застыли на месте, словно статуи. То ли во времени, то ли… ну то есть вариантов много, но факт остается фактом – жителей города не берет никакое оружие, статуи-люди и вся обстановка словно отлита из сверхпрочного сплава. Протагонист – частный детектив, мучающийся комплексом неполноценности и целым сонмом других не менее важных комплексов) Его девушка погибла 10 лет назад, и чтобы сбежать от воспоминаний, он поселяется на Статике. Благодаря воле случая главный герой оказывается втянут в расследование, связанное с тайной планеты.

В то же время Земля воюет с чужими – инопланетянами, чрезвычайно похожими на людей. Главному герою приходится вести расследование на фоне войны с чужаками. Кроме того, среди статуй, что нашли на Статике, он обнаруживает свою погибшую давным-давно девушку.

Выложена полная версия романа.

ЧАСТЬ 1. СТАЗИС

– Я выкину его! – кричал человек в черном плаще. Он высунулся из окна восьмого этажа наполовину – на вытянутых руках человек держал трехлитровую банку томатного сока.

Зрелище не то чтобы необычное, но идиотское.

– Слезай, Кирилл! – бесновался внизу страж порядка. – Это уже пятая банка за месяц! Но на этот раз ты штрафом не отделаешься! Я лично прослежу, чтобы тебя посадили на пять лет в Черную Дыру!

Немолодая женщина в синем комбинезоне с нашивкой – две перекрещенные кометы (символ элиты Дальней Разведки) – выхватила из рук полицейского рупор.

– А ну спускайся, негодник! – визгливо потребовала она. – Что же ты это маму позоришь? Опять перед коллегами краснеть? Сыночек – мелкий пакостник, воришка! Так ведь еще и вандал! Не хочешь сам выпить этот сок – подари его детскому садику! Хотя бы!

Толпа вокруг полицейского и женщины одобрительно зашумела. Некоторые, правда, молчали – эти надеялись попробовать остатки сока.

Не без основания.

– Мои требования просты! – закричал мужчина в черном плаще. – Я хочу убраться с этой чертовой планеты! Я хочу, чтобы мама меня отпустила! Мне нужен билет куда угодно: на Офелию, на Небраску, на Землю, в конце концов! Мне все это надоело! Да здравствует свобода!

И банка сока, как знамя личной революции.

– Кирилл! – багровея, закричала женщина-пилот.

– Господи, как меня достала Статика… – устало проговорил ее сын и разжал руки.

Я проследил за полетом банки. Какой-то умник из толпы попытался зацепить сок гравилучом, но вместо этого вдребезги расколошматил окно на пятом этаже. Возможно, он расколошматил не только окно – из злосчастной квартиры на свободу вырвался пронзительный женский визг.

Затихать он не собирался. Заткнув уши, двое молодых полицейских повалили неудачника на горячий асфальт и закрутили ему руки за спину. Бедняга, ведь хотел как лучше!

Толпа завыла. Многие бросали проклятья в сторону человека в черном, а остальные кинулись к осколкам стекла, залитым соком.

Я пожал плечами и направился к ларьку. Витамины, это, конечно, хорошо, однако ж их можно получать и гораздо проще. Например, так, как собирался это сделать я.

* * *

Скользкая карточка на четверть своей длины проникла в специальную щель на передней панели ларька – автопродавца.

– Ваш заказ? – хрипло поинтересовался механический голос. Мне он показался ехидным.

– Витаминный коктейль «Се ля ви», – вежливо попросил я.

Автомат довольно рыкнул, и в выемке показалась пластиковая банка с коктейлем. Напиток был теплым и терпким на вкус, но все же гораздо приятнее пить его, чем ползать по земле, слизывая остатки сока, рядом с нищими и неудачниками. Трое полицейских вместе с мамой злоумышленника ворвались в подъезд со станерами наперевес. Толпа понемногу рассасывалась – наконец, остались одни бедняки, пытающиеся отыскать капельки сока, да крепкий лысый мужик в черной рясе. Батюшка укоризненно смотрел на небо, крестился и что-то про себя бормотал.

* * *

Я тоже взглянул на небо: обычное голубое небо Статики. Оранжевые облака (именно они когда-то поразили меня больше всего на этой планете) проплывали по небу, готовые вот-вот разразиться дождем. Вот почему так душно.

– Я проклинаю тот день, когда прилетел на Статику! – пожаловался кто-то совсем рядом.

Я отвлекся от романтических мыслей – взгляд, попрощавшись с высью, спустился к грешной земле.

Хм. Аккуратный серый костюмчик, модная прическа, очки-проекторы. Этого парня я знал в лицо, но никогда раньше с ним не заговаривал. Он появился в нашем районе недели три назад – в основном охотился за Кириллом, что-то записывал в свой блокнотик и фотографировал каждое падение банки с соком (в прошлый раз, кстати, напиток был апельсиновый).

Сегодня паренек немного опоздал.

– Вы не одиноки, – улыбнулся я, прихлебывая витаминный коктейль.

– Ден Малик, – представился парнишка, протягивая мне руку, – кровосос из «Статик Ньюз».

– Журналист? – уточнил я, пожимая парню руку.

– Точно! – широко улыбнувшись, воскликнул Ден. И действительно – почему бы не порадоваться своей собственной заранее заготовленной остроте? – Я прилетел на Статику полгода назад. Сначала работал в деловом центре, потом в Трущобах – всюду беспросветная скука! Это я видел в сотнях миров! Затем ли я прилетел на планету загадок? Я попросился в русский район – к вам – однако и тут не нашел ничего интересного. Статика вымирает, вы не находите?

– А вы пробовали посетить сам Стазис? – поинтересовался я, выискивая взглядом мусоробота. Заметил невдалеке одного, свистнул – железный зверь тут же устремился ко мне.

– Вы шутите? Конечно же, в первый же день! – ответил Малик. – Но очарование тайны не продержалось в моем воспаленном мозгу и минуты – проклятые яйцеголовые шныряют по всему Стазису. Шагу без них ступить нельзя! Кстати, извините, но я не расслышал вашего имени…

– А это потому что я вам его не говорил, – с намеком произнес я, зашвыривая пустую банку в жадное нутро мусоробота. – И…

– Э-э?

– И не скажу, естественно. Всего хорошего, господин Малик!

Я зашагал по тротуару к своему старенькому «фалькону».

Журналист оказался настырным и недальновидным – он догнал меня.

– Впрочем, – проговорил Малик, – я ведь знаю, как вас зовут, Герман Петрович. На самом-то деле вы – мой последний шанс не разочароваться в Статике. Говорят, вы знаете подноготную этой планеты как никто другой! И еще говорят…

– Простите, – извинился я, открывая дверцу «фалькона».

– Я всего лишь хотел…

Я поднял станер с переднего сиденья и его дуло уперлось Малику между глаз.

– Разрешенное оружие класса "Б", – прокомментировал я, – вызывает кратковременный паралич. Оружие для самообороны. Правда, многие забывают, что выстрел в голову с близкого расстояния, при мощности, выставленной на максимум, приводит к немедленной смерти мозга.

Журналист побледнел, но не сдался.

– Послушайте, я…

– Да? – мой палец на курке напрягся, и Малик это заметил.

– Я свяжусь с Вами позже… Как можно… позже… До свидания…

И с этими словами Малик поспешно удалился.

В этот момент из подъезда вывели Кирилла и затолкали в полицейскую машину. Его мать, отпихнув оторопевших стражей порядка, тоже залезла в машину. Я готов был поставить на кон сто евро, что через неделю парень выкинет из окна очередную банку с соком.

* * *

Кондиционер в «Фальконе» накрылся год назад, и я так и не сподобился его починить. Сегодня мне пришлось пожалеть об этом особенно сильно. Даже на высоте пятьдесят метров стояла удушливая жара – воздух застыл, оправдывая название планеты. Движения не было, и я развил неплохую скорость, однако и это не принесло облегчения.

Поэтому в свой офис – а по совместительству и дом – я прилетел, мокрый, как половая тряпка и в ужасном настроении.

Очень хотелось на ком-нибудь отыграться.

– Герочка, а тебе звонили, – проворковала Лерочка, натачивая коготки. Я зло зыркнул на нее – давно пора заменить секретаршу. Или уволить ее к черту, продать офис и отправиться куда-нибудь лишь бы подальше от Статики. Слава Богу, у меня нет чокнутой мамаши, которая контролирует все мои действия.

Впрочем, сейчас у меня и с деньгами не густо…

– Кто? – буркнул я, стягивая пиджак. Лерочка кинула мне бутылку холодной минералки – единственное, чем еще славится Статика.

Кроме своей проклятой тайны, конечно.

– Твой братишка… – невозмутимо ответила секретарша, кладя нежные пальчики под проектор. Сверху появилось увеличенное голографическое изображение ноготков – Лера придирчиво осмотрела каждый в отдельности.

Не забыть бы объяснить девчонке, что голопроектор предназначен вовсе не для этого. А еще надо спросить, зачем она его вытащила из моего личного кабинета.

– Что ему надо?

– Сказал, что немедленно стартует с Земли и будет здесь через пять-шесть дней. Я спросила, в чем дело, а он засмеялся и заявил, что хочет пригласить меня на свидание.

– Может быть, тогда тебе стоит самой отправиться на Землю? – спросил я, жадно глотая холодную воду.

– Как же я тебя брошу, малыш? – приторно улыбнулась Лера. – Ты же загнешься здесь! Столько работы! Клиенты выстаивают огромные очереди, лишь бы увидеть тебя, мой ненаглядный!

– Не ерничай, – пробурчал я, похлопывая по карманам в поисках сигарет.

– У нас не курят, – надула очаровательные губки Лера, указывая своим коготком (сантиметров десять, не меньше!) на табличку, приконопаченную к стене. Табличка весьма красноречиво изображала отсечение буйной головушки несчастного курильщика. Внизу надпись – «Мы отучим Вас курить».

Мясницкий нож и большая лужа крови.

– Из-за этой таблички мы и остались без клиентов! – провозгласил я, закуривая. Струя никотина очистила мои легкие от забот сегодняшнего дня, в голове немного просветлело. Я даже почувствовал себя готовым к свершениям – вот только делать было абсолютно нечего. Разве что выть с тоски.

– А я бы сказала, что клиентов не осталось, потому что население Статики уменьшается на миллион каждый месяц в течение последних трех лет.

– Тогда по моим подсчетам нам осталось около трех месяцев, – улыбнулся я, пуская дымные колечки в сторону Лерочки. – Не больше.

Она вдруг посерьезнела.

– Гера, а тебе не кажется, что нам тоже пора линять отсюда?

Я сначала не нашелся, что ответить. Конечно, такая мысль приходила мне в голову и не раз. Чем стала Статика для меня за последние десять? Родиной? Вроде, нет. Не осталось ничего такого, ради чего здесь можно жить.

Да, надо сваливать. Бежать. Рвать когти.

– Сегодня ко мне подвалил какой-то журналист, – сказал я, пытаясь сменить тему, – статью какую-то написать хотел. Кто его знает, откуда он взялся… Пришлось припугнуть бедняжку.

– Зря, – покачала головой Лера, – хоть какая-то реклама…

Трель коммуникатора разорвала тишину офиса. Я скривился и, натягивая на ходу пиджак, отправился к себе в кабинет.

– Если опять эта бешеная старушка с девятнадцатого этажа – я умер!

Лера кивнула, и нажала кнопку соединения.

– Детективное агентство «Фалькон». Чем могу помочь?

– Мне нужно увидеть Германа Петровича Лукина, – голос был мужским, незнакомым. Почти без акцента, но нечто неуловимое подсказывало мне, что его обладатель – немец или австриец. Ариец, короче говоря.

– Он у себя, – проворковала Лера, очаровательно взмахнув длиннющими ресницами в монитор. Значит, незнакомец был симпатичным. По крайней мере, по ее понятиям.

Я уселся в кресло у себя в кабинете, взял ручку и притворился, что записываю что-то в блокнотик. Потом отложил его в сторону. Взял в руки книжку. Закинул ее в угол. Снова поднял блокнот.

И поймал себя на том, что у меня дрожат руки.

И ноги.

А еще дергается левое веко.

Черт, неужели что-то стоящее? Уже больше месяца я в цейтноте. Так и с голода помереть недолго.

Хлопнула входная дверь.

– Он в офисе, мистер… – это Лера. Чего это она на английский перешла? Незнакомец через коммуникатор свободно по-русски общался…

– Я бы хотел пока что остаться инкогнито, – проговорил мужчина.

Точно, немец. Два к одному, что с Макса-3. Это такая веселая немецкая планетка по соседству.

– Это ваше право. Однако я должна вас предупредить, что в соответствии с законом о…

– Я знаю, что я на прицеле автоматической пушки, которая выстрелит меня транквилизатором в случае чего, – резко ответил мужчина, – давайте бумажку, которую надо подписать.

– Здесь, – холодно сказала Лерочка. Она у меня девочка вежливая и всегда ждет, что и в ответ с ней будут обращаться соответственно. А клиенты мои в большинстве своем так не думают. Некоторые из них не думают вовсе.

Вообще, я заметил, что во всем мире думает от силы один процент населения.

Короткая заминка, и в дверном проеме показался человек.

Высокий голубоглазый блондин в строгом черном костюме. Короткая прическа, очки-хамелеоны и ни капли пота на лице. Лет тридцати пяти, сорока, крепкий, возможно бывший спортсмен. На шее я заметил аккуратно вырезанные кусочки скотча, которые склеивали искусственные жабры. Точно с Макса. Девяносто процентов этой планеты покрывает океан.

– Лукин Герман Петрович? – спросил немец, без спросу усаживаясь в кресло напротив.

Истинный ариец, черт подери. Мне тут же вспомнился какой-то старый фильм, который я смотрел на Земле, про войну – когда русские воевали с немцами.

Стереотипы, блин.

Еще припомнилось дельце с группкой юнцов-националистов, которые однажды обкурились какой-то гадости прямо на центральной площади и учинили стрельбу. Вышло так, что я как раз проходил мимо. Крайне неприятное воспоминание – как бы соглашаясь, моя правая нога заныла, ведь именно в нее тогда попала шальная пуля.

* * *

Националистам, правда, повезло еще меньше – одному я сломал ногу, другой отделался сотрясением мозга, а третьего я уронил в реку. Кто же знал, что парнишка не умеет плавать! Его откачивали неделю, а папаша наци, который в то время баллотировался в мэры города, приходил ко мне в офис и извинялся. С помощью дипломата, полного банкнот.

Я принял его извинения. И еще десять тысяч евро в придачу.

А папаша все равно провалился, что меня ничуть не огорчило.

– Он самый, – кивнул я, пряча блокнот в карман.

– Я слышал, вы – самый знаменитый сыщик на Статике, – произнес немец, подрезая меня взглядом.

Какой-то он чересчур серьезный и уверенный в себе. Мне такие никогда не нравились.

– Учтите только, что на Статике больше частных детективов нет, – выдавил из себя улыбку я.

– По моим данным – вы все равно остаетесь лучшим, – сказал немец. – Мне нужны самые лучшие люди, это понятно?

– Естественно, – сухо ответил я. – В чем состоит ваше дело?

– Можно воды? – спросил немец и потянулся к бутылке минералки.

Этого я стерпеть уже не мог.

– Нет, – ответил я строго.

– Нет? – удивленно переспросил незнакомец. Рука замерла на полпути.

– Нет, – подтвердил я, взял бутылку и отхлебнул. Было чрезвычайно приятно ощущать свое маленькое превосходство. И еще – прохладную воду в пищеводе.

Немец побагровел до корней своих белых волос, но все-таки сдержался.

– Меня предупреждали, что вы довольно эксцентричный человек, Лукин, – зло проговорил он.

– А вас не предупреждали, что за свои услуги я беру деньги? – поинтересовался я.

Немец молча протянул мне карточку. «Виза-Макс». Я мысленно поздравил себя с успешной догадкой.

– Каждый час консультации в кабинете – сто евро, – произнес я, вставляя карточку в специальный паз. – Дальше – по договоренности. Если я примусь за дело, конечно.

– Если? – вскинул брови ариец. – Мне известно, что вы сейчас на мели, господин Лукин, и я…

– Вам много чего известно, господин незнакомец, – весело сказал я, – но выбор будет все же за мной. Кстати, можете уже излагать суть дела. Время пошло.

– Я прибыл с планеты Макс-3, как вы уже, наверное, заметили, – помолчав, проговорил немец. – Я – представитель одного влиятельного человека в парламенте нашей планеты. Он просил скрыть его имя… пока что. Меня же зовут Арнольд Цвейг, и я здесь по поручению этого… человека.

Я глубокомысленно кивал и поглядывал на монитор. Компьютер по сверхсветовой линии вышел в сеть Макса-3, сопоставил данные, полученные с карточки, и выдал мне настоящее имя незнакомца: Штефан Барон, вице-президент Макса-3. Ну, надо же! Однако сработано топорно. Конечно, вездесущие источники Цвейга-Барона могли не знать о существовании у меня в кабинете сверхсветовой линии, но я в этом сомневался. Скорее беда застала вице-президента Макса-3 нежданно-негаданно, и он тут же примчался на Статику. К примеру, у него мог…

– У человека, которого я представляю, – продолжал Барон, – пропал родственник.

– Родственник? – переспросил я.

– Дочь, – помедлив, сказал лже-Цвейг. – Его дочь отправилась в свадебное путешествие – по «Золотому кругу Галактики». По этому проклятому кругу!

– Земля – Офелия – Экзотика – Империус – Байкус – Статика, – сказал я. – Впрочем, насколько я знаю, в следующем году Статику собираются вычеркнуть из списка.

– Лучше бы исключили в этом, – прорычал немец.

Я старательно изобразил на лице угодливую улыбку. Наверное, получилось не очень, потому что вице-президент Макса-3 нахмурился еще сильнее.

– Путешествие проходило прекрасно… Пока они не оказались на Статике. Молодожены прибыли на планету вчера утром, в 9:32 по местному времени. Они расположились в гостинице «Статик-отель» около космопорта, номер – 1312, двухместный «люкс».

– Вероятно, не под своими именами? – поинтересовался я.

Барон протянул мне бумажку:

«Господа Фитцджеральд, Люсия и Джек», – прочел я.

Перевернул бумажку – а это, оказывается, не просто листок, а стереокарточка! На ней были изображены Люсия и Джек в свадебных нарядах. Я взглянул на монитор:

«Дочь – Алисия Томпсон, в девичестве Барон»

А мужа звали Джон. Имена почти и не поменяли. Зря. На таком деле можно легко попасться. Я поцокал языком, всем своим видом выражая профессиональное неодобрение.

– В чем дело? – вскинулся папаша.

– Красивая у него дочь, – вежливо ответил я (она и впрямь была симпатичной, если не считать маленького шрамика над левой бровью, а так ничего себе – тонкий стан, полная грудь, пышные светлые волосы, вздернутый носик). – А муж… англичанин?

– Янки! – чуть ли не прошипел господин Барон. И мне подумалось, что он не очень-то был рад выбору дочери. – Мой босс не одобрял их связи, но что поделаешь с современной молодежью? Они поставили его перед выбором. Шеф уступил. Однако мы отклонились от темы, господин Лукин. В 10:44 Люсия и Джек спустились вниз и по гиперсветовой почте отправили открытку отцу Люсии, позавтракали в ресторане «Статик-отеля» и…

– И? – подбодрил я его.

– И исчезли, – выдохнул Барон. – От такси отказались, мотивировав тем, что хотят прогуляться пешком. Никто больше их не видел. Вечером они не вышли на связь…

«Бедняжки», – подумалось мне, – «не свадебное путешествие, а последняя прогулка перед казнью. Ну и папаша. Не удивлюсь, если молодожены повесились с горя.»

– Отец Люсии ждал до утра, но до 11:00 сегодняшнего дня никаких весточек не получил. Тогда он оплатил портал…

«Прямой гипертуннель. Примерно сто тысяч евро», – прикинул я. И благославил молодоженов – глупая выходка с их стороны, которая запахла огромными деньгами! Даже не деньгами, а деньжищами!

– И я очутился здесь. Поиски ничего не дали – Джек и Люсия не явились ночевать в «Статик-отель». Не регистрировались они ни в одной из других шести гостиниц Статики. Не брали напрокат никаких транспортных средств! Просто пропали!

– Дело запутанное, – сказал я, чувствуя как халявные денежки сами текут в руки. – Вы везде искали?

– Мэр Статики в курсе, – сказал Барон. – Он любезно согласился принять участие в поисках Люсии. Оповещена вся полиция… но уже прошло пять часов – и никаких результатов.

Какой скорый! Да ленивые полицейские и через неделю молодоженов не найдут. Они скорее будут гоняться за Савиным Кириллом с его томатным соком. Проблему витаминов на Статике будут решать, так сказать.

– В Стазисе искали? – поинтересовался я. – Многие молодые люди, которые ищут приключений, начинают свое знакомство с планетой именно оттуда.

– Мы звонили генералу Малоеву, – ответил Барон. – Он сказал, что в Стазис проникнуть незарегистрированным невозможно. Этот район посещают только с экскурсиями, под надзором военных. Кстати… я практически ничего не знаю об этом самом Стазисе, – вдруг обескураженно произнес он.

Я и сам удивился.

– Как это? Лет сорок назад, когда открыли Статику, гудела вся галактика. И лет двадцать еще не переставала гудеть, пока не началась война с червями. Потом как-то все отодвинулось на второй план, но я не верю, что вы ничего об этом не знали, господин Цвейг. Тайна Статики!.. Неужели эти слова ни о чем вам не говорят?

– Мой шеф и я с ранней юности работали и не увлекались всякими глупыми тайнами, – отрезал Штефан Барон.

– Придется слегка просветить вас, – сказал я, украдкой поглядывая на часы. Всего двадцать минут, то бишь, если считать в наших единицах времени – 30 евро. Маловато будет.

– Может, не стоит? – нервно заерзал в своем кресле Барон.

– Для понимания происходящего – это необходимо! – строго ответил я, доставая сигареты. – Курите?

– Нет.

– А я закурю, с вашего позволения.

Красивые дымные колечки затягивало в вентиляцию, но на шестом или седьмом я вдруг заметил, как напряглись желваки господина Барона, и решил дальше не рисковать.

– Статика была открыта сорок два года назад известным исследователем Майклом Дерье. Кстати, в ходе его экспедиции был открыт и Макс-3. Вначале на Статику не возлагали никаких надежд – геозонд не выявил даже минимального количества полезных ископаемых, жизнь на планете отсутствовала, по составу атмосфера походила на земную, однако все же отличалась, поэтому заселение планеты без терраформирования провести было невозможно.

– Какого черта тогда ее вообще заселили? – желчно поинтересовался Барон.

– А вот мы к этому как раз и подходим. Дерье сделал сотню витков над планетой – сначала ей даже не дали названия – и уже было собрался сворачивать экспедицию, когда пришли снимки с одного из зондов. Знаете, что на них было?

– Что? – без всякого интереса спросил немец.

– Город. Огромный город – многоэтажные дома, церкви, машины, светофоры, магазины, дорожные знаки, мосты, подземные переходы, монорельс… люди.

– Как это возможно? Планета же необитаема! – возмутился немец.

– Вот-вот! Теперь Вы меня понимаете. Ошарашенный Дерье послал в район города еще два зонда, прежде чем убедился, что не сошел с ума. И даже тогда он не верил своим глазам. Город, казалось, жил своей жизнью! На планете, для этого совсем не предназначенной! Тогда отважный исследователь опустил свой корабль неподалеку от города. И вот тут-то тайн стало еще больше. Дерье и несколько его человек исследовали город. Он оказался пустышкой.

– Вы только что сказали… – начал закипать Барон.

– Все те люди, машины, животные – звери, похожие на кошек, собак, голубей… – продолжил я, – …они как бы застыли во времени – будто это был не город, а лишь его фотография. Только-только он жил своей жизнью и вдруг – в один миг – все замерло! Дерье и его люди ходили по городу между застывших фигур, домашних животных, детских колясок… Затем один из космонавтов, если не ошибаюсь это был штурман, Симаков, достал плазмоган и выстрелил в ногу одной из статуй. Но! – я поднял вверх указательный палец.

Барон уставился на него.

– Но с застывшим человеком ничего не стало! – продолжил я. – Будто он был сделан из сверхпрочного материала. Потом Дерье попытался поджечь один из домов с помощью огнемета – тот же результат! Поговаривают, что в тот день ребята чуть не чокнулись – палили во все подряд, но без толку. Чуть сами себя не поджарили… Потом они вернулись на корабль, и по межзвездной связи на планету Земля полетело сообщение: «Срочно высылайте научную экспедицию на Статику». Вот таким образом, Галактика узнала об этой планете. Город вокруг Стазиса, как назвали район человеческих статуй, или что они там собой представляют, вырос почти мгновенно. Ученым и военным пришлось потесниться, они продолжали исследовать Стазис, однако ж госслужащие в конце концов все-таки спасовали перед тысячами туристов, которые слетались со всей Галактики, чтобы увидеть своими глазами чудо: планету, на которой до этого ни разу не ступала нога человека, но, тем не менее, на которой существовал целый город. Лет двадцать Статика процветала – шулеры, аттракционы, продавцы китайской лапши и клонированных абрикосов, фотографии липовых знаменитостей – терраформирование, благодаря энтузиастам, завершили в рекордно короткие сроки – за четыре года! Жизнь вселилась в Статику! Во время трехлетней войны с червями галактическое сообщество ненадолго отвернулось от планеты – другие проблемы были, потом снова все вернулись к разгадке Великой Тайны Статики. Еще лет пятнадцать планета успешно развивалась, а потом… потом все пошло на убыль. Вдруг обнаружилось, что на Статике ну никак не хотят произрастать овощи и фрукты – удавалось собрать урожаи только самых неприхотливых сортов пшеницы – остро встала необходимость в поставках овощей с других планет. Однако в это время резко упал интерес к самой тайне Статики – туристов не стало, прибыли, естественно, тоже. Люди потихоньку покидали планету – население единственного города на планете за пять лет уменьшилось на двадцать миллионов человек. На Статике сейчас остались только самые бедные, фанатики, и такие люди как я – которым в любом случае все равно, где находиться – на Земле, райской Офелии или Статике.

– А что с тайной? – спросил Барон.

– В смысле?

– Что на самом-то деле представлял собой Стазис?

– Разве я не упомянул этого? Тайну так и не раскрыли. Сотни ученых бились и до сих пор бьются над загадкой Стазиса, однако ни на йоту не продвинулись к решению проблемы. Все из-за того, что до сих пор не удалось взять ни одной пробы.

– Что?

– Ну, тут я не так сведущ… обратитесь за подробностями к ученым. Я знаю только, что Стазис пытались разрезать с помощью лазеров, стреляли в застывших людей из плазмоганов, жгли огнем в десятки тысяч градусов – а ему хоть бы хны! Конечно, выдвигались миллион гипотез, почему так происходит, но правды до сих пор никто не знает.

– Все, что вы рассказали, конечно, прекрасно, но как это поможет мне в поисках Люсии? – едко поинтересовался Барон.

Не человек, а робот! Целый час ему талдычу о главной загадке Галактики, а он опять за свое. Сложно работать с людьми, которые отрицают романтику как явление.

* * *

– Я хочу сказать, что, несмотря на нынешнее состояние планеты, все молодые люди, попавшие на планету, в первую очередь попытаются посетить Стазис.

– Но генерал сказал…

– У генерала свои пути – у меня свои. Дайте мне три дня, и я найду Люсию и Джека или сообщу вам, что их нет на планете. В этом маловероятном случае я не возьму c вас ни пфенинга, господин Цвейг.

Барон некоторое время буравил меня взглядом. Я прямо чувствовал, как в моей переносице появляется дырка.

– Если вы найдете девушку в течение трех суток – получите сто тысяч евро, – сухо произнес Барон.

Не прощаясь, немец встал и направился к выходу.

– Постойте, вы забыли свою карточку! – крикнул я. Внутри все горело. Сто тысяч евро!

– Оставьте ее себе, – ответил Барон и хлопнул дверью.

Мда, значит все мои ухищрения напрасны? Обидно, черт возьми…

Повинуясь взмаху руки, компьютер выдал данные об остатке денежных средств на карточке:


1 634 евро.


Я судорожно сглотнул. Если дельце выгорит – сразу же беру билеты и дергаю со Статики к чертовой матери.

* * *

Лера сгорала от любопытства. Даже ногти перестала натачивать.

Я подошел к шкафчику, с невозмутимым видом достал еще одну бутылочку минералки, сполоснул пересохшее горло.

Лера притворилась, что не замечает меня, включила ящик и стала смотреть какой-то сериал. Ногти равномерно постукивали по крышке стола – раз-два-три-раз-два-три…

Я достал сигарету, прикурил. Затяжка, за затяжкой, нервы успокаиваются. Дельце примитивное. Сто тысяч у меня в кармане. Не о чем беспокоиться. Аванс можно уже начать пропивать.

– Ну что там? – не выдержала, наконец, моя верная секретарша.

Я медленно подошел к ней, положил руку на плечо. С постным видом покачал головой.

– Гера, я сейчас тебя убью, – с угрозой в голосе произнесла Лерочка.

Я захохотал, подхватил Лерку и закружился с ней по комнате в лихом танце. Жалко, что музыки не было. Я бы сейчас, наверное, и вальс смог станцевать. По крайней мере, попробовал…

Лера засмеялась:

– Ну, перестань, Лукин. В чем дело-то?

– Сто тысяч евро, Лера! – воскликнул я, звонко целуя девчонку в щеку. – И больше чем полторы штуки всего лишь за один час общения!

– Не может быть, – выдохнула Лерочка. – Тебе что – убить кого-то надо?

– В том-то и дело, что нет! Всего лишь найти потерявшуюся семейную парочку.

Лера высвободилась из моих рук, нахмурилась.

– В чем дело, зайка? – поинтересовался я.

– Что-то тут не то, Гера, – медленно проговорила она. – Столько деньжищ за какую-то глупую парочку?

– Она – дочь этого мужика, а сам мужик – вице-президент Макса-3, – начал объяснять я. – Все в порядке! Давай-ка лучше спустимся вниз, к Толику и хорошенько отпразднуем наше возвращение в мир кровавых тайн и раскрытых преступлений!

– Сколько он дал тебе времени?

– Три дня. Ничего страшного, успею, а я все равно голоден. Два часа ничего не изменят, зато к тому времени в ресторане «Статик-отеля» будет полно посетителей. Можно будет их кое о чем порасспрашивать.

Лера покачала головой, но все же стала собираться.

– Только не пей много, Гера, – предупредила она, – сегодня за мной Леша заедет. А если он увидит, что ты ко мне опять пристаешь…

Я улыбнулся своей самой милой улыбкой.

– И не скалься, – она толкнула меня в грудь, – а то все заметят, что у тебя половины зубов не хватает, а вторая половина – дешевые протезы.

– Издефки пфофессии, – старательно прошепелявил я. – Слифком чафто ф челюфть получал…

– Да ну тебя!.. Свет! – скомандовала Лера, и оранжевые сумерки сквозь панорамное окно проникли в приемную.

* * *

Почти весь первый этаж нашего здания занимал бар «У Толика» – заведение, выполненное в старинном стиле: вместо официантов-людей клиентов обслуживали тупые андроиды в кильтах, вся посуда состояла из пластика, даже шампанское пили из пластиковых фужеров. Я сто раз намекал Толику, что если он заменит безмозглых роботов на симпатичных официанток с упругими попками, заведение только выиграет, однако Толян в ответ только выкатывал на меня свой левый глаз (правый он потерял в войне с червями) и советовал заткнуться. Я не обижался – просто у Толика такая манера общения, а парень он, если честно, очень даже неплохой.

Мы с Леркой уселись за один из столиков в глубине зала. Моя секретарша тут же связалась со своим ненаглядным и сообщила ему, что ужинает со мной в баре «У Толика».

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации