Электронная библиотека » Арсений Миронов » » онлайн чтение - страница 11

Текст книги "Тупик Гуманизма"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:47


Автор книги: Арсений Миронов


Жанр: Юмористическая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Квестор прошел в кабинет, взмахом руки разбудил небольшой камин в стене, пламя мелкими язычками разбежалось по синтетическим дровам. Он терпеливо подождал, пока подкатит, кряхтя, любимое старенькое кресло. Опустил тело на сиденье, закутался по пояс в электрический плед. Часы в стене показывали 01:30. Ну вот, начинается рабочая ночь.

«Занятно, – подумал вдруг Порфирий, – у каждого великого детектива был свой узнаваемый, особый стиль работы, а у меня – нет». Шер Лок Гольмс играл на скрипке, Вилтер Фавст лепил фигурки из глины, а потом дробил их специальным молотком. Комиссар Нэйб О'Кофф в часы наиболее напряженной работы мозга отправлялся ловить бабочек. Кто-то включал на полную громкость Вагнера и раскачивался в гамаке, были и такие, кто мог нащупать разгадку сложного дела только в состоянии наркотического бреда. Литот понимал, что он никогда не станет великим детективом, если не выработает собственный, оригинальный способ концентрации интеллектуальных сил. Между тем ничто не помогало ему работать – ни музыка, ни вино, ни рукоделье.

Все, что он мог сделать – это просто сесть в кресло, накрыться пледом и – тихо шевелить мозгами. Единственное условие: работая, он должен был непременно что-то жевать, причем непрестанно. Да еще изредка вскакивать и ходить кругами по комнате. И теребить пуговицы на халате, хватать и ставить на место пресс-папье, линейку, лупу, ножницы, бронзовые статуэтки кумиров. И еще, конечно, грызть ногти – невзирая на вопли домового о нарушении гигиенических норм. И нервически рисовать забавные нонсенсы тонко очиненным карандашиком на чистом листе, покрывая лист за листом бессмысленными картинками вместо умных мыслей. И – выбегать на улицу, чтобы прогуляться три минуты до детской площадки, а потом – стремглав бросаться обратно домой, чтобы записать, не забыть ценную мысль, промелькнувшую, как искра между полушариями. Наконец, он страдал глупой привычкой – машинально забегать в гигиенический зал и с разбегу обрушиваться в теплую пену, совершенно забывая о том, что делает это уже четвертый или пятый раз за вечер.

Электроплед никак не мог нагреться, тонкие стержни карандашиков ломались. Снова и снова гасло шипящее синеватое пламя на жертвеннике перед культовой пирамидой, в которой на отдельных полочках стояли бронзовые статуэтки профессиональных божков: Марса, Минервы, Фобоса, Деймоса, Гармонии, Стрибога, Перуна, Тора, Зигфрида и дюжины других, чьи имена Литот никак не мог запомнить [16].

Квестор нарисовал на листке милого паучка с улыбающимся человеческим лицом. Гамма-призраку не обязательно наносить удары самому, он может вдохновить на эти подвиги кого-нибудь другого – человека или робота.

Возможно ли существование преступной группы, руководимой гамма-призраком, в состав которой входят обычные граждане, попавшие под влияние призрака? Что, если допустить существование некой мини-секты, членами которой являются программисты, колдуны, боевики, логистики – а начальствует, идейно вдохновляет их гамма-призрак?

Секты были классической специализацией Департамента социально опасных и нетипичных преступлений. Интуиция не обманывала квестора: это было его дело. Без секты не обошлось, он чувствовал это нутром.

Безусловно, террогруппа под руководством гамма-призрака – это нечто новое в истории преступного мира. Допустим, гамма-призрак – девушка-старуха или ребенок из квартиры номер 100. Тогда рядовые члены преступной группы – без сомнения, те трое жильцов, которые не пострадали от нападений.

Кир Вилор Урбан пугающе похож на специалиста по электронным сетям, именно он смог бы выполнить задачу по изолированию здания от внешнего мира и выведению из строя электроники в квартирах, включая большинство камер слежения. Так решается первая загадка.

Остается выяснить, кто мог осуществить физические атаки на жильцов. Приходится выбирать между Линдой Гейей Целестой и Хари Эрцгерц. Обе – слишком хрупкого телосложения, отнюдь не похожи на агрессоров и едва ли способны сбить с ног здорового мужчину. А уж тем более – вышвырнуть из окна преторианского штурмовика Фанданго. У Линды и у Хари тончайшие ручки и аккуратные ноготки на пальчиках. На профессиональных боевиков они все-таки никак не похожи. Тогда… каким образом жильцы получили свои увечья и травмы?

Не сходится, пока не сходится версия.

– Мамай! – в бешенстве взревел Литот; все-таки двадцать первый градус Ордена Гнева давал о себе знать, квестор легко впадал в это восхитительное состояние благородной ярости: – Почему плед холодный?! Могу я наконец согреться сегодня?! Имею право?!

Перепуганный домовой врубил жар на полную катушку, через минуту квестору стало лучше, он даже распахнул халат на груди. Хрустя очередной конфетой, задумался, вертя в пальцах фарфоровый бюст легендарного президента Билла Клина Тона.

Итак, условия задачи выглядят парадоксально: телесные повреждения нанесены жильцам, каждый из которых находился в своей квартире совсем один, гости к нему не приходили, дверь и окна ни разу не открывались. Значит – квестор усмехнулся – все просто: жилец сам нанес себе эти телесные повреждения! И сделал это под влиянием колдовства – например, банального гипноза.

Однако… непросто закодировать человека на то, чтобы он сунул два пальца в розетку. Для этого гипнотизеру нужно заблаговременно встретиться с будущим самоубийцей, ввести его психику в состояние восприятия приказов и в течение продолжительного времени обрабатывать жертву, затрачивая немало магической силы. Желательно даже повторить сеанс спустя некоторое время. Таким образом, злонамеренному гипнотизеру пришлось бы обойти все квартиры, встретиться с каждым из одиннадцати пострадавших – и каждого закодировать на нанесение вреда самому себе.

Это заняло бы несколько часов. В то же время проведение одиннадцати гипнотических сеансов с суицидальным кодом неминуемо привело бы к заметному возмущению параэнергетического поля. Полицейские ведьмы мгновенно отслеживают такие вещи, а значит, штурмовики прибыли бы к зданию задолго до появления первых жертв, а точнее – уже минут через пять после начала первого гипнотического сеанса…

Этого не произошло. Значит, капитан Харибда «прозевала» серию гипнотических атак на жильцов в Тупике Гуманизма. А «прозевать» она могла только в том случае, если злодеи использовали метод так называемого «быстрого воздействия» гипнотизера на жертву. Такое воздействие возможно в том случае, если жертве вводится в кровь специальный препарат, ослабляющий волю и усиливающий эффект внушения. Эта тема была хорошо знакома квестору Порфирию Литоту: одно из предыдущих дел как раз было связано с гипнозом: медсестра в доме престарелых закодировала старичка на суицид с предварительной коррекцией завещания в пользу милой девушки в белом халате.

Расследуя этот случай, Литот узнал, например, что такое параллакстеллур – препарат настолько сильный, что одной инъекции достаточно для мнгновенного кодирования жертвы – причем не обязателен даже контакт с гипнотизером! Колдун может находиться в соседнем доме: препарат делает жертву восприимчивой даже для очень слабых ментальных сигналов.

Если одиннадцати жильцам дома были сделаны инъекции параллакстеллура, бета-гиповолюнтарина или другого сходного препарата, злодей-гипнотизер, работающий по заданию гамма-призрака, мог буквально за несколько минут выполнить кодировку, не выходя из собственной квартиры. Например, по телефону. При этом ментальная волна будет достаточно слабой, и полицейские ничего не заметят!

Но – как жильцы получили этот препарат? Вода и пища доставляются в квартирные холодильные комнаты в запечатанных контейнерах. Домовые компьютеры тщательно следят за тем, чтобы все упаковки были в сохранности. Подмешать препарат в пищу крайне сложно!

Нарисованный паучок с улыбающимся человеческим лицом глядел с листа как-то просительно, видимо, хотел кушать. Квестор машинально нарисовал ему пищу – пару тюбиков питательной пасты и наперсточек кофейного ликера. Но пьют ли пауки ликеры? А чем они вообще питаются?

Тут Порфирия осенило: мухи.

Вот что сыграло роль шприца! Он живо представил себе, как Линда Целеста распахивает двери третьего павильона, и сотни маленьких живых шприцев разлетаются по зданию. Ненастоящие, клонированные, искусственные мухи – очень похожи на дагестанских, только вводят под кожу человеку не собственные личинки, а дозу биоинженированного препарата.

Вот и проясняется роль Линды Целесты в преступном замысле гамма-призрака. Сумасшедшая учительница использовала свои обширные знания в области биоинженерии для разведения мух-инъекторов, которые в момент укуса выделяют вещество, подавляющее волю! Подумать только, ведь квестор тоже подвергся этой подлой атаке… Если бы не тройная доза деблоккера, Порфирий бы совершенно размяк – у него и так после укуса мутилось сознание, никак не мог взять себя в руки…

Итак, схема проста: Кир Урбан обрубает связь дома с внешним миром, чтобы камеры в квартирах ничего не регистрировали (камеры в коридорах продолжали работать, но не заметили насекомых). Линда выпускает мух, которые разлетаются по квартирам и жалят жильцов. Кто же тогда выступает в роли гипнотизера? Неужели… красавица Хари Эрцгерц!

Ну конечно, как же он сразу не догадался! Хрустальный гроб в комнате топ-модели – никакой не солярий, а обычный ментальный усилитель, сродни тем, что используют гипнотизеры в своих шоу, но только замаскированный под устройство искусственного загара.

А ведь Хари даже его, квестора, пыталась гипнотизировать – он вдруг вспомнил, как бросился выполнять ее маленькие просьбы, одну за другой, одну за другой! Значит, красавица уже начала плести свою магическую сеть властных императивов, это же известная тактика: поначалу весьма невинные приказы подаются быстро, сплошным потоком: скорее подайте то, принесите это. Жертва как бы «втягивается» в ритм подчиненного поведения, гипнотизер приучает ее безропотно повиноваться. А потом жертва и не замечает, как на смену обычным просьбам приходят приказы иного свойства… Если бы кверстор не успел вовремя ретироваться – кто знает, какие приказы она стала бы давать через десять минут, через пятнадцать… Подайте гель для душа… принесите полотенце… а возьмите ваше оружие и подойдите к окну…

Порфирий вытер взмокший лоб. Итак, Хари Камбио Эрцгерц – талантливый мастер дистанционного внушения. Гипноз, помноженный на фантастическую красоту этой женщины, подавляет волю мужчин, заставляет подчиняться каждой прихоти. Магнетические глаза, хрупкое изящное тело, которое инстинктивно хочется оберегать, – все это вызывает в душе желание всячески угодить этому восхитительному созданию, похожему на грациозного инопланетянина.

Вот почему она находилась в «солярии», когда квестор внезапно вторгся в ее жилище! Лежа в хрустальном саркофаге ментоусилителя, гражданка Эрцгерц колдовала, она работала с закодированными жильцами… А он вспугнул ее, и тогда она выскочила, спряталась в душевой кабине – чтобы квестор не видел, а сквозь шум воды и не расслышал, как она связывается с другими преступниками, чтобы уведомить их о появлении пронырливого квестора с «сундуком» в кармане.

Потом она попыталась закодировать и его, но не смогла – не хватило магической мощи. Ведь, в отличие от других жильцов, квестору тогда еще не был введен препарат. Муха укусила его гораздо позже…

Все проясняется! Вот целостная схема преступления: гамма-призрак подчиняет своей воле талантливого компьютерщика Урбана, магнетическую красавицу Эрцгерц и гениального биоинженера Целесту. Урбан берет под контроль электронику в здании, Целеста создает летающие шприцы, Эрцгерц кодирует жильцов на совершение безрассудных поступков: ужаленные и загипнотизированные люди пытаются покончить с собой, они кидаются в кипящие ванны, суют пальцы в розетки, включают кондиционеры на мороз и тому подобное… Так вот зачем были выведены из строя камеры в квартирах. – чтобы полиция не догадалась о том, что граждане сами накладывают на себя руки!

Звучит диковато. Но как иначе объяснишь, почему жильцы ухитрились пострадать при том, что к ним в квартиры никто не заходил?

«Механизм преступления тем выгоднее для преступника, чем неправдоподобнее он представляется следователю» [17]. И еще один плюс подобной схемы: в момент появления штурмовиков не остается никаких улик. Гамма-призрак попросту исчезает, уходит в свою реальность. А трое его подчиненных вмиг превращаются в ничего не подозревающих жильцов – топ-модель, старика-игромана и учительницу экологии. Мухи – главный рабочий инструмент преступников – попросту разлетаются.

Странно лишь одно: почему эти трое окзались в одном доме? Ведь они живут в своих квартирах уже немало лет. Раньше ничего дурного не делали, а теперь вдруг кинулись изводить соседей?

Квестор хмыкнул. Эти люди, может быть, даже не были знакомы друг с другом. Призрак выявил для себя троих жильцов, которые потенциально наиболее восприимчивы к его чарам – и начал их обрабатывать. Кто знает, может быть, прошло пять или десять лет прежде, чем все трое согласились выполнить свои преступные роли. А целых пять лет призрак посещал их, вдохновлял, предсказывал судьбу – одним словом, завоевывал авторитет. Возможно, он пытался подчинить своей воле еще кого-нибудь из жильцов (это можно выяснить, когда пострадавшие вернутся в сознание), но в конце концов именно эти трое стали наиболее активными его помощниками, готовыми на все, что прикажет идейный вдохновитель новоиспеченной мини-секты.

Квестор перестал рисовать паучков. Оторвал лицо от бумаги, с наслаждением изгрыз тупой кончик пластикового карандаша – и без сожаления отбросил в жерло утилизатора. Вот так! Вот так мы распутываем хитрые дела. Любуйтесь и восхищайтесь, скромно улыбнулся он, поднимая голые ноги и закладывая ступни на бежевый бархат письменного стола. Бросил взгляд на часы: 03:15. Только половина рабочей ночи прошла, а он уже вплотную приблизился к разгадке дела.

Вы спрашиваете, за что очкастому чистюле в белых носках платят его гигантское жалованье? Вот за это умение судорожно рисовать паучков и грызть карандашики, а потом вдруг раз – и картина преступления как на ладони.

Очень хотелось еды. Не однообразной пищевой пасты, не попсовых петербургеров или генетических мутантов с внешностью банана и вкусом туалетного мыла – хотелось настоящей, изощренной, на открытом огне приготовленной еды.

Квестор понимал, что не имеет на это никакого права. Возможно, ему так никогда и не придется насладиться вкусом настоящего овощного шашлыка, натурального сыра или свежего крабового мяса. Иногда он остро сожалел, что в начале жизненного пути избрал в качестве вторичной цели своего земного существования – жажду Независимости.

Да, в свое время он выбрал Справедливость и Независимость [18]. Понятно, что царствующее психостремление сотрудника правоохранительных органов должно быть именно тягой к Справедливости – без покровительства Марса и Минервы ни о какой карьере в Претории не может быть и речи. Но зачем, зачем он отдал второе место в своей душе именно Независимости? Это не дало ему ничего, кроме права изучать философию, посещать интеллектуальные шоу, сочинять эссе, стихи и музыку, путешествовать без ограничений и когда-нибудь – возможно – уйти из жизни не в пошлой койке дома престарелых, а в рамках красивого сюжета, подготовленного клубом «Эффектный выход»… Квестор не любил свою вторичную жизненную цель. Ах, если бы вернуться назад, в 2085 год, когда он вместе с друзьями-одноклассниками готовился к подписанию Общественного договора и выбирал жизненные цели! Юпитера надо выбирать, Юпитера и его восхитительное раблезианское Братство!

Порфирий хорошо помнил эти весенние дни, последние дни учебы в колледже. Все они, молодые ребята, были как на иголках: каждый понимал, что именно сейчас определяется, закладывается его жизненная программа. Тот, кто мечтал о женщинах или собирался посвятить себя служению изящным искусствам, молился Венере и готовился избрать путь абсолютной Свободы, не скованной никакими предрассудками. Многих подростков привлекал этот путь свободного творчества, свободной любви и свободного стиля жизни. Однако ближайший приятель Порфирия, маленький и сообразительный Кунц Лейбниц Конкубин, ловкий воришка и обманщик, ни минуты не сомневаясь, выбрал служение благам Меркурия: богатству, предприимчивости, риску и конкуренции. Порфирий тоже заранее знал свою первоочередную жизненную цель: он мечтал охранять общество, он уже тогда был без ума от бронзовой статуи Паллады Нэшвиллской, от ее блистающего шлема, золотой эгиды и маленькой мудрой совы на левом плече.

Первоочередную (так называемую царственную) жизненную цель он выбрал быстро, а вот со вторичной, вспомогательной, было сложнее. Если царственное эговлечение определяет карьеру гражданина, то сопутствующее – становится главным проявлением его индивидуальности, оно служит как бы для личного пользования. Многие выбирали Аполлона с его горделивыми искусствами, надеясь прославиться; девушки поголовно предпочитали Венеру, желчные и завистливые правдоискатели – Диану с Гекатой. И мало кто выбрал Юпитера с его ставкой на желудок и печень, на здоровую материальную основу бытия: подростки брезгливо морщились: неужели цель жизни – вкусно пожрать?

Порфирий тоже тогда, после долгих колебаний, отверг Юпитера в пользу Сатурна с его возвышенной ленью, тягой к перемене мест и страстью коллекционировать развлекающие ум жизненные впечатления [19]. Честно говоря, как он понимал теперь, Сатурн с его идеями Независимости был избран во многом потому, что Порфирию тогда нравился образ Печорина, легендарного служителя этого изысканного культа. Кроме того, посвящение себя Сатурну давало доступ к эксклюзивной философской рок-музыке древности, которая не в ходила в базовый комплект произведений искусства, доступный (согласно Конституции) любому гражданину и предназначалась только тем, кто выберет стезю Независимости. Порфирий мечтал тогда своими ушами послушать Ника Кэйва и Курта Кобейна – и вот, решился. В заявлении на заключение Общественного договора дрожащей рукой по-атлантийски! в соответствующей графе вписал: «Independo» [20].

Сейчас, разумеется, он уже не слушал ни Кэйва, ни Кобейна, путешествовать и философствовать было некогда, равно как и коллекционировать яркие жизненные впечатления. А хорошо пожрать иной раз очень и очень хотелось. Признаться, временами квестор подумывал даже о перемене курирующей планеты. Все равно он немногого достиг на путях служения Сатурну – всего лишь второй градус! Между тем, безусловные дарования Литота, будучи правильно приложенными, могли бы привести к весьма неплохим результатам: удалось ведь ему, служа Минерве и Марсу, достигнуть 21-го градуса Гильдии Гнева. Столь высокий градус основного эговлечения свидетельствовал о продвинутой личности – тем обиднее было Порфирию скрывать и замалчивать зачаточный уровень развития своей вторичной жизненной ипостаси.

Он даже поинтересовался в справочниках, какой могла быть его жизнь, если бы он достиг того же 21-го градуса на путях служения Юпитеру. Подумать только… он уже имел бы право завести собственного повара-китайца! Получил бы доступ к винным погребам элит-категорий! Еще года три назад узнал бы, что такое настоящий коньяк! С 15-го градуса можно заказывать стерляжью уху, с 18-го – обезьянью печень с тараканами, а с 20-го – соловьиные языки в дельфиньем молоке!

– Эх, Мамай-Мамай… – горько вздохнул квестор. – Давай, что ли, мне петербургеров с соевым картофелем. Обедать пора, уже четвертый час.

В стене возле камина открылось окошечко раздатчика – такое же, как в ванной. Где-то за стеной, в холодильной комнате, загудели манипуляторы, выбрали из кассеты подходящий петербургер, бросили на ползущую ленту. Вмиг пронизанный волнами сверхвысокой частоты, петербургер разогрелся, задымился – и нырнул в воронку приемника, оттуда – в трубу пневматической системы, потом – со свистом – проделал свой путь внутри полых стен квесторского жилища – и вынырнул в кабинете хозяина: упал на блестящий принимающий лоток, аппетитно паря и пованивая горячей упаковкой из тончайшего пенопласта.

Литот опустил ноги со стола, покинул кресло – подошел к окну. Жалюзи вежливо раздвинулись, открывая вид на горное озеро в цветущих берегах, где в зарослях черемухи виднелось уютное двухэтажное шале, прилепившееся к черной и мужественной, обветренной скале.

– Убери заставки, на улицу хочу поглядеть.

Мамай послушно погасил искусственный пейзаж за окном, поднял антирадиационный экран – и Порфирий увидел хорошо знакомую закопченную стену соседнего корпуса, обросшую рыхлой пылью и ржавыми антеннами, точно корабельное днище полипами. Сбоку виднелся фрагмент черного неба, расчерченный узкими полосами голубых огоньков аэротрафика. Ниже торчала одинокая труба старенького опиумного заводика имени Элвиса Пресли, рядом на цепи висел чей-то припаркованный гирокоптер с разбитыми стеклами и веселыми фонариками на фюзеляже. Скоро День Конституции, с ужасом вспомнил Литот. Надо готовить ежегодный отчет о проделанной работе…

Он надкусил тугой бортик петербургера, отгрыз передними зубами клочок и начал с усилием пережевывать. Мысли его вернулись в заколдованный дом в Тупике Гуманизма. Он представил, как это было: старый Кир Урбан, не вылезая из своей ванны, колдует на клавиатуре и запускает в домашнюю сеть компьютерный вирус. Гейя Целеста берет тонкими пальцами первую кусачую муху, нежно целует ее и – выпускает в коридор. Хари Эрцгерц залезает в хрустальный кокон, как пилот в кабину истребителя, – и готовится к ментальной атаке на психику соседей. А в оранжерее под крышей, в пустой комнате с древними картинами на стенах, недвижно возвышается фигура гамма-призрака – не то девушки, не то старухи с пронзительно-синими глазами. Призрак прислушивается, он ждет своего часа…

– Вы вторглись в запретную зону! Немедленно разойдитесь! – вдруг прогремел утробный бас за спиной квестора. Литот выронил половину бутерброда – и оглянулся так резко, что снова потянул мышцы шеи.

Он увидел штурмовика Паченгу с «винторезом» в руке.

Впрочем, это было всего лишь голографическое изображение. Проклятый, гнусный Мамай без предупреждения включил домашний театр – это было самое начало выпуска свежих новостей.

– Великолепный, простите за дерзость, но я подумал, что это вас заинтересует, – прожурчал самоуверенный голос домового.

Квестор не ответил, он не мог отвести глаз. Телекомпания круглосуточных новостей «Ща-эр-эс» [21] вела прямую трансляцию из Тупика Гуманизма, где продолжалась, по выражению диктора, «брутальная осада жилого дома с применением самых антигуманных штурмовых средств». Посреди комнаты, от пола до потолка, развернулось цветное псевдообъемное изображение: Порфирий снова увидел отвратительную башню, на фоне ночного неба она казалась сияюще-белой от света полицейских прожекторов. Снова – костры шаманов, стволы микроволновых пушек и суета порхающих гренадеров на уровне пятого-шестого этажей…

– Никаких комментариев! Просьба немедленно освободить проход! – крикнуло прямо в камеру изображение Паченги. Бедный Паченга обращался, очевидно, к собравшимся возле здания журналистам. Журналисты, судя по всему, плевать хотели на просьбы штурмовика. Уныло помигав сенсорами, Паченга взвалил «винторез» на плечо и тяжело убежал за границы кадра.

Квестор не верил глазам своим. Что за наваждение? Штурм закончился шесть часов назад!

«Террористы продолжают удерживать здание под контролем, – вещал торжественный, почти радостный голос дикторши за кадром. – Мы прибыли сюда несколько минут назад, намного раньше других телеканалов. Мы видели, как преступники сбросили с крыши дома ориентировочно восьмерых полицейских штурмовиков».

Опять?! Порфирий осел в кресло. Еще двоих штурмовиков выбросило из окон, понял он, привычно поделив журналистскую информацию на коэффициент сенсационности [22].

«Как нам стало известно, полиция проводит свои мероприятия уже несколько дней под завесой тотальной секретности. Десятки трупов жильцов уже эвакуированы из здания, – продолжала дикторша. – По непроверенным данным, террористы продолжают удерживать еще около пятнадцати ни в чем не повинных граждан, среди которых большинство составляют женщины, старики и дети».

Недоеденный петербургер отправился в утилизатор отходов. Есть Порфирию больше не хотелось. Снова включился мозг: первая версия, по которой старуха и ребенок являются «подсадными утками» Претории, рушится. Подсадные утки не станут выбрасывать своих коллег-штурмовиков из окон – уже после того, как рыцарь Эрго отдала приказ о завершении операции. Совершенно очевидно, что Эрго категорически не заинтересована в привлечении внимания прессы. Если уж СМИ пронюхали о штурме, значит, ситуация действительно вышла из-под контроля черного дексацентуриона…

Бедный, несчастный рыцарь Эрго – она так и не успела закончить штурм до начала меркуция! А теперь все: мораторий на силовые акции до следующего вторника, то бишь марсодея! Сейчас начнутся сопливые переговоры с террористами, один за другим будут выступать сенаторы, пользуясь удобным случаем помелькать на экранах и напомнить о себе избирателям. Пресса начнет самовольно проникать в здание, теперь их не остановишь, тем более если учесть, что Меркурий любит журналистов… Да уж, не позавидуешь бедняге дексацентуриону.

Любопытное дело: троих сектантов уже увезли полицейские броневозы, а безобразия в проклятой башне продолжаются. Почему? Да потому что призрак скорее всего снова вернулся туда. Это на людей гамма-призраки не нападают. А на механизмы, в том числе на механических штурмовиков, они просто обожают нападать, ломать их, выводить из строя. Вот и сыплются металлические ахейцы из окон. А разгадка-то проста: живого сотрудника надо послать наверх, в квартиру номер 100! Одного-единственного живого сотрудника. И делу конец.

Да только не догадывается Черный Эрго, что в здании нет больше террористов, кроме гамма-призрака. Не хватает рыцарю интеллекта, а также эрудиции с интуицией. Перестраховывается, недоумевает черный дексацентурион. Вот если бы он, квестор Порфирий Литот, был центурионом и самолично руководил штурмом, тогда…

Телекомпания работала цепко. Вот уже крупным планом транслируют расплющенные тела убитых штурмовиков. За это уж точно не похвалит черного рыцаря начальство. Нельзя давать прессе такую страшную фактуру. Такого вообще не должны видеть рядовые граждане, это может пошатнуть их веру в стабильность и вечность демократии…

– Другие каналы покажи, Мамаюшка, – протянул сквозь зубы Литот.

Голографическое изображение разделилось на четыре квадрата, в каждом замелькала своя картинка. По счастью, прямой эфир из Тупика Гуманизма давали пока только акулы из Ща-эр-эс (опередили конкурентов; не зря ЩРС славится сильной журналистской командой в юго-западном округе столицы). На других новостных каналах мелькали какие-то экономические сводки с графиками и диаграммами, лица азиатских политиков, собравшихся на некий форум в честь Меркурия, и прекраснодушные картинки местной телекомпании «Алтуф-ТВ».

Размышляя о событиях в роковом тупике, Порфирий отвлекся на глуповатые кадры окружной хроники новостей: показывали какой-то разноцветный фонтан, бивший метра на три ввысь из стеклянной коробочки конфетного аппарата. Мамай, отследивший по движению глаз, куда смотрит хозяин, добавил громкости в канал «Алтуф-ТВ»:

«Вкусный дождик из жевательных конфет пролился сегодня на детей, отдыхающих в окружном Креатив-парке для малолетних, – звонким голосом сообщала девушка-диктор, растягивая слова так, что было понятно, что она читает текст с экрана. – Сломались сразу три аппарата для продажи сладостей. Фонтан жевательной резины бил из трех раздатчиков в течение нескольких минут. Радости мальцов не было беспредела».

Теперь было хорошо видно, что возле фонтанирующего аппарата возится парковый робот-ремонтник в ярком костюме какого-то сказочного персонажа. Камера метнулась вбок, выхватила крупным планом личико румяного ребенка: жует, улыбается, видно, что рот полон пузырящейся разноцветной резины. Камера немного отъехала, и квестор вздрогнул: рядом с ребенком, только чуть позади, стоял… двухметровый мифологический эльф со свирепым лицом, остроконечными ушами и длинными серо-желтыми волосами. Какой жуткий взгляд! Стоит себе и по сторонам озирается, точно телохранитель.

«Эльф. Злой бяка эльф», – припомнилось сыщику. Да нет. Это просто робоняня в виде сказочного эльфа. А еще бывают хоббиты, гоблины, тролли, гаргулии – тысячи разных модификаций…

Ремонтник покрутил гаечным ключом, и цветной дождь иссяк. «Полиция выясняет причину неисправности, – продолжала комментировать ведущая программы окружных новостей. – Нашему каналу уже известна одна из рабочих версий следствия. Есть подозрение, что специалист фирмы, ответственной за настройку конфетных аппаратов, сошел с ума и запустил аппараты на бесплатный автоматический выброс жвачки. Возбуждено уголовное дело».

«Гм. Какой плохой бяка этот настройщик жвачных аппаратов», – квестор покачал головой. Хорошо, что он сломал раздатчик конфет, а не какой-нибудь, к примеру, аппарат по продаже сигареток с анашой. А еще ведь можно зарядить на автоматический бесплатный выброс, скажем, кофейную машину в детском саду… Или – зачем мелочиться – десяток общественных санитарных кабинок в Александровском саду…

Квестору стало нехорошо. А что, если сойдет с ума какой-нибудь мастер по наладке Домовых компьютеров? Возьмет и отдаст моему Мамаю приказ, чтобы робот-стилист полоснул хозяина бритвой по шее, когда я в следующий раз засуну голову в парикмахерский абажур?

Квестор нервически выпрыгнул из кресла. Опять эти параноидальные мысли лезут в голову! Хотелось немного побегать из угла в угол, повертеть в пальцах что-нибудь успокаивающее… Литот сделал шаг – и… едва не поскользнулся.

– Мамай! – крикнул он, хватаясь за край стола. – Ну ты просто диверсант какой-то! Почему пол скользкий? Я чуть не убился!

– Хозяин изволил накапать на пол соусом из петербургера, – вежливо пояснил домовой.

– Я и так вижу, что это соус. Почему не отмыли до сих пор?

– Уже делаем, великолепный! – поспешно прожурчал компьютерный голос. Прозрачная перегородка арки, ведущей в основную галерею, раздвинулась, и в кабинет квестора на всех парах влетел разгоряченный, ужасно деловой пылесос фирмы BMW – черный, хищный и похожий на крупную черную крысу с красными мерцающими глазками сенсоров. Подлетел, с залихватским визгом тормознул на скользком пластмассовом паркете, выпустил под ноги хозяину струйку вонючей пены – и давай надраивать.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации