Электронная библиотека » Арсений Миронов » » онлайн чтение - страница 18

Текст книги "Тупик Гуманизма"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:47


Автор книги: Арсений Миронов


Жанр: Юмористическая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 18 (всего у книги 25 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Он вернулся к письменному столу.

На столе, на синем бархате, тускло зеленел небольшой леденец – информационная таблетка с инструкциями Ордена. Порфирий подумал и сказал:

– Верхний ящик.

Письменный стол промяукал что-то вежливое и выдвинул требуемый ящик, обитый изнутри алым бархатом, что придавало ему забавное сходство с квадратной челюстью. Литот порылся в ящике, достал футляр из крокодильей кожи, извлек телеоко. Нацепил очки, положил коробочку микропроцессора в нагрудный карман, сунул указательный палец в наперсток манипулятора.

И только потом, взяв со стола таблетку, торжественно положил ее под язык.

Литоту нравилась эта новейшая технология, использовавшая тело человека в качестве передающего устройства между компонентами персонального компьютера. Сверхслабые (так называемые «информационные») токи, испускаемые таблеткой, достигли микропроцессора на груди – и маленькие экраны в очках засветились.

«Эта информация предназначается только для вас. Поделившись ею с другими людьми или устройствами, вы преступите Закон „О гарантированной общественной безопасности“. Ст. 349, п. 1».

«Помню, помню, – подумалось Порфирию. – Проходили мы эту статью в колледже – за нее сразу десоциализацию дают, без суда, достаточно показаний двоих свидетелей, проверенных на пси-детекторах лжи».

Очки, отслеживавшие движения его глаз, догадались, что Литот уже прочитал первый абзац, – и поспешно вывели на экран новый фрагмент текста.

«Выработаете с одноразовым информассивом. Повторное считывание невозможно. Пожалуйста, будьте внимательны».

– Не обучайте меня существовать, – вслух сказал Литот. Он и так чувствовал, что таблетка уже начала рассасываться у него под языком, наполняя рот сладковатым соком.

«Профессор Литот, для проведения расследования по факту похищения потенциального гражданина Тита Индепенденса Ермака (ученика 10-го класса Колледжа имени Боннэр г. Большая Электросталъ-на-Москве, СрВАО) вам временно (на время следственных мероприятий) предоставляется:

Сверхчастотные (в несколько сотен тысяч герц), но маломощные естественные микротоки позволяют использовать в качестве передающей среды самого владельца компьютера. См.: Фома Цимм Ерман. Мемуары гения: как я усовершенствовал человека. Хайфа, 2035.

1. Кредитная линия Ордена.

2. Ключ доступа к информационной системе Общественной Совести.

3. Пакет дополнительной информации по условиям Конкурса на замещение вакантной должности Протектора г.Большая Электросталь-на-Москве.

Выберите информационный раздел, с которым вы хотите ознакомиться в первую очередь.

Порфирий поводил большим пальцем по поверхности наперстка, подгоняя белую стрелочку к пункту номер 1. В очках, перед его глазами, развернулось и потекло сплошным потоком следующее:

«Кредитная линия Ордена обеспечивает доступ к бесконечным ресурсам добра. Вы можете приобретать все необходимое для расследования, не заботясь о стоимости: транспортные, разведывательные и штурмовые устройства, объекты недвижимости, технические средства, оружие, живых агентов-профессионалов и т.п. Просто наденьте браслет и расплачивайтесь, как обычно – взмахом руки. Теперь к вашей идентификационной частоте будет добавляться фрагмент технического орденского кода, который уведомит продавца о наличии на вашем счете необходимых для покупки средств.

Передача браслета другому лицу категорически запрещена и может привести к биологической гибели незаконного пользователя кредитной линии».

«Надо передать мой браслет Черному Эрго, чтоб он сдох», – ухмыльнулся Порфирий. И через секунду пришла мысль: «Подумать только, ведь я… супербогач!»

Между тем исследовательский зуд мешал насладиться ощущением неограниченного богатства. Порфирия чрезвычайно интересовал второй раздел информационного массива, где рассказывалось о доступе к системе Общественной Совести.

Литот почувствовал, как волнительно холодеют ступни и ладони. Доступ к Совести… Штука посильнее, чем кредитная линия Ордена. Все, что было связано с функционированием всемирной системы Общественной Совести, являлось согласно Конституции сверхсекретной информацией. Эту тайну государство охраняло не менее тщательно, чем драгоценные жизни божественных членов Совета Шестисот.

Неужели Орден и впрямь решил посвятить его, никому не известного молодого центуриона, в главную тайну Демократии? Порфирий едва не зажмурился, трогая стрелочкой указателя второй пункт информационного меню – словно микрокомпьютер у сердца мог взорваться от наглости пользователя, дерзнувшего поинтересоваться тем, что может быть известно только избранным.

«Кольцо с черным сапфиром обеспечивает доступ к закрытой информации планетарной системы Общественой Совести, позволяющей осуществлять глобальный мониторинг поступков граждан и ежедневный учет совершаемых ими добрых или злых дел. Просто наденьте перстень на руку. Внутри камня находится микросхема с парольной частотой. Начните работу на любом компьютере – в доме, на работе, в общественном транспорте – и вы увидите, что компьютер „почувствует“ ваш перстень. В левом верхнем углу появится окно с приветствием. В этом окне надо ввести ваше имя и пароль. Ваш пароль совпадает с именем хомяка, которого вы завели в возрасте десяти лет (это четвертый из шести хомяков, заведенных вами в дестве в разное время). После введения правильного пароля вы получите доступ к базе данных Совести.

Работая с базой данных, вы можете ввести имя или социальный номер любого гражданина и посмотреть не только количество добрых дел на его счету, но и подробные логи (записи) его морального поведения с точными координатами времени и места совершения доброго или злого поступка. В базе данных также хранится информация о точном количестве приобретенного или утраченного добра в универсальных единицах измерения.

Передача кольца другому лицу категорически запрещена и немедленно приведет к биологической гибели незаконного пользователя».

Порфирию не терпелось поскорее надеть перстень. Он уже почти выплюнул на ладонь скользкую льдинку инфо-таблетки, таявшей под языком, – однако нечеловеческим усилием воли заставил себя ознакомиться прежде с третьим разделом информационного массива. Литоту надоело шевелить пальцами, передвигая белую стрелочку, ползавшую в очках перед глазами. Он достал из футляра колечко микрофона, прицепил на нижнюю губу – и прошептал, почти беззвучно шевельнул губами:

– Третий раздел почитать бы.

Компьютер почуял, мгновенно оцифровал звуки хозяйского голоса, расшифровал полученный код – и на экранчиках телеока возникла следующая информация:

«Раздел 3. Дополнительные сведения о конкурсе.

Решение о проведении контрольного конкурсного расследования принято Преторией г. Большая Электросталь-на-Москве после ознакомления с Докладом №75871-1785-4, подготовленным Контрольной Комиссией Ордена, обнаружившей антагонистические пересечения полномочий и зон ответственности ряда спецслужб, снижающие эффективность правоохранительной практики в городе. С учетом того, что на рассмотрение Сената выдвинут секретный проект Чрезвычайного указа, который может быть принят в соответствии с Законом о защите Демократии, ст. 1 п. 30, результаты конкурсного задания станут определяющим критерием отбора кандидатур на замещение вакантных руководящих должностей в силовых структурах Протектуры в случае ее создания».

Текст был большой, глаза с непривычки ломило. Литот вовремя вспомнил о фоноклипсах: достал из ящика стола две крошечные металлические капельки с защелками, прицепил к мочкам ушей. Так гораздо лучше. Теперь можно закрыть глаза и слушать монотонный женский голос, озвучивающий строки на экране:

«К участию в конкурсе допущены три специалиста: дексацентурион Когицио Эрго (выдвинут Преторией по результатам правоохранительной деятельности за истекающий год), центурион Порфирий Литот (выдвинут Орденом по результатам расследования т.н. „Дела в Тупике Гуманизма“), семиквестор Присцилла Медиа Харибда (выдвинута Советом Шестисот по результатам оценки профессиональной перспективности)».

– Стоп, – пробормотал Порфирий, женский голос в ушах смолк.

Литот ошарашенно покачал головой, облизал губы вместе с прохладной бусинкой микрофона: оказывается, он выдвинут Орденом! Но… почему рыцари обратили на него внимание? Неужели он… и впрямь такой перспективный?

Мгновенно вспомнились слова Маэстро Гилльома о том, что Порфирий мог бы со временем стать хорошим рыцарем… А почему нет? Это был бы головокружительный взлет!

Он прикрыл глаза, раздумывая о себе: такой молодой, а уже центурион, профессор права. Это свидетельство безусловного таланта. Неудивительно, что даже сам Маэстро Гилльома выделил его среди других защитников демократии. А если Литот выиграет конкурс, он вообще станет… самым молодым протектором на планете! Он попадет в книгу рекордов Гиннесса, его золотой бюст будет стоять в каждом школьном кабинете истории!

Хотя нет. В Нью-Лембурге (бывший г. Киев) работает весьма талантливая девица по имени Саломея Герц, ей и вовсе менее 25 лет, совсем юная дама, а уже три года занимает пост Протектора Большого Нью-Лембурга, и весьма успешно работает… К тому же стиль у нее суперпрофессиональный, очень грамотный, по-хорошему жестокий – пожалуй, не удастся Литоту вписать свое имя в книгу рекордов.

От мысли о том, что ему не бывать самым молодым протектором в истории планеты, Литот почувствовал сначала тошнотворное чувство досады, потом щекотливую ревность. Он снова начинал гневаться. Гм, это был тот новый гнев, которым его психика обогатилась совсем недавно, после назначения на пост центуриона. Раньше Порфирий вообще редко гневался – разве что на самого себя. Например, когда ронял на пол хрупкую вещь или проливал кофейный ликер на любимый галстук.

А теперь появилась благородная гневливость высокого градуса. Иногда, просыпаясь рано вечером, Порфирий с первых минут чувствовал такой густой напор в сердце, что держись, с вечера до утра только перья летят у подчиненных.

Проклятье… Да почему они эту Харибду допустили к конкурсу? Она всего лишь семиквестор! Такая юная барышня, а уже сражается с ним, тридцатилетним профессором – как с равным!

Молодежь наседает, амбициозные юнцы наступают на пятки, скрипнул зубами Литот. Взять, к примеру, того же Феникса Бруно. Мальчик талантливый и полезный – но что будет через два-три года, когда он станет реальным конкурентом самому Порфирию? В девятнадцать лет Литот не был таким умным, как проклятый Бруно. И какие у него мерзкие ноготочки, всегда подпиленные и намазанные бесцветным лаком!

Порфирий покосился на инкрустированную тумбочку в стиле псевдоампир, стоявшую шагах в десяти. Тумбочка присела и выжидательно уставилась на хозяина, готовая подкатить в любую минуту.

– Фарфор, – кратко сказал Порфирий. Центурионово сердце уже гудело, как потревоженное осиное гнездо.

Тумбочка подкатилась, на ходу открывая ящички. Литот выбрал небольшую тарелку – белую с росписью. Драгоценный фарфор фабрики «Ликино-Дулево», серия «Сирень». Такая тарелка стоит дороже, чем двухпалубная яхта на воздушной подушке!

– Захар… Дай-ка мне сюда господина Бруно.

Экран домашнего театра с электрическим шорохом распахнулся на половину комнаты, вскоре на нем появилась гладко выбритая физиономия подчиненного. Семиквестор Феникс Бруно сидел у себя дома, прямо на ковре, положив ноутбук на колени – как ни в чем не бывало щелкал кнопочками, потягивая свекольный турбокулер через спиральную трубку.

– Босс, я очень рад… Что-нибудь случилось? – вопросительно улыбнулся он. Вот она, улыбка юного карьериста!

– Вы еще спрашиваете, что случилось? – взорвался Литот. – Какого дьявола вы до сих пор не прислали мне результаты вашей работы?

– Но, босс… вы поставили мне задачу закончить все к восьми часам…

– Молчать! – заорал Литот, разорвал левой рукой ворот рубашки. – Вас не спрашивают… наглец, молокосос! Пока вы работаете в моем Департаменте – извольте делать свою работу вовремя! Да-да! Чтобы через тридцать минут отчет был готов!

– Но, босс…

– Вы еще пытаетесь оправдываться?

– Босс, в городе сотни незаконных групп, которые практикуют похищения несовершеннолетних! Я просто физически не успеваю…

– Закройте ротовую полость!!! – вызверился Литот. – Вы полный идиот, Бруно! Включите мозги! Придумайте, как сузить круг поиска!

– Но… как?

Литот улыбнулся высокомерной улыбкой гениального начальника:

– Знаете, Бруно, почему я стал центурионом? Потому что я умею облегчать самому себе работу! Подумайте, семиквестор: зачем сектанты выкрадывают несовершеннолетних? Зачем?! Неужели для того, чтобы дарить им цветы и угощать мороженым?

– Конечно нет, босс, – лицо Бруно заморгало ресницами. – Они либо требуют выкуп за похищенных детей, либо используют в своих ритуалах…

– Угу, Бруно, угу. А теперь решите: разве школьника Тита Индепенденса Ермака можно украсть для получения выкупа? Разве у него имеются богатые родственники? Не надо быть семи футов под козырьком, чтобы выяснить, что отец-попечитель мальчика – обычный законопослушный интеллигент без чинов и эксклюзивных прав, а дед живет в провинции, где-то под Фолгоградом, и никогда в жизни не имел на персональном счету больше пятидесяти добрых дел? Ну что?! Имеет смысл похищать такого паренька с целью получения выкупа?

– Не думаю, босс…

– Я хорошо вижу, что вы не думаете, Бруно. Я это отменно вижу! Так вот – начинайте вы думать наконец! Мальчика украли, чтобы принести в жертву. А в жертву мальчиков приносят не каждый день! У каждой секты есть один, максимум два главнейших праздника, когда положено совершать человеческие жертвоприношения! Вся информация об оккультных календарях есть в прямом доступе! В любой задрипанной окружной библиотеке! Посмотрите, в конце-то концов, у каких сект в ближайшие дни ожидаются важные даты! И выкиньте из списка всех остальных!

– Конечно, босс… Вы абсолютно правы, босс…

– Через полчаса чтоб был отчет! Или вы… уволены!!! Все, конец связи!

– Босс, я хочу заверить, что…

– Пошел вон!!!

Центурион зарычал – и с наслаждением запустил тарелкой в физиономию Бруно. Тарелка просквозила голографическое изображение и врубилась в противоположную стену чуть повыше новой картины с огненно-винными пятнами: посыпались осколки. Звук показался Литоту восхитительным, но еще большее облегчение доставил вид перепуганного Феникса Бруно. Связь отключилась. Литот, отдуваясь, опустился в кресло. На лице его возникла улыбка:

– Юный гений, понимаешь! Р-раздавлю как таракана!

Посмотрел на часы: без четверти шесть. Если через полчаса не пришлет отчет, лишу квартального бонуса. Увольнять, конечно, ни к чему: пусть работает, пусть пашет. Но – обнаглевшего юнца надо поставить на место.

Захотелось работать. Но еще больше – есть.

– Захар, жрать хочу. Да побыстрее, – процедил Литот сквозь зубы.

Вскоре сквозь верхнюю часть линз он увидел, что на пороге лаборатории появился сервировочный столик с дымящимся петербургером.

«Опять петербургеры», – вздохнул Литот и перевел взгляд на нижнюю часть очковых линз, где уже давно мигала какая-то надпись:

«Работа с информационным массивом завершена. Спасибо за внимание».

Гм, он и забыл про таблетку под языком. Она исчезла, рассосалась.

И хорошо. Теперь Порфирию ничто не мешает протянуть руку к кольцу с черным сапфиром.

Перстень был удивительно легким. Порфирий загляделся на черный квадрат искусственного камня: какая красота! Похоже на дверь в неизведанное, в черную дыру бесконечного познания истины… Сейчас он наденет это кольцо на палец – и станет поистине всемогущим. Он сможет узнать сокровенные тайны любого из живущих на Земле.

Литот продел палец в жаждущее холодное кольцо. Черная коробочка компьютера в нагрудном кармане сладострастно пискнула, уловив частоту орденского перстня. Порфирий содрогнулся от приятного осознания того, что его тело сыграло роль естественного проводника: сигнал прошел от пальца по руке и достиг сердца…

Как-то сладко было понимать, что эта новейшая модель беспроводного компьютера использует для связи между своими элементами физическое тело своего хозяина. Подумать только! Человек как бы совокупляется с машиной, их организмы сливаются воедино! Члены человеческого тела усиливаются компьютером: глаза видят лучше и глубже, постигая скрытый смысл зримых объектов, слух становится более чутким, язык воспринимает не только вкус, но также информацию… Пальцы превращаются в разъемы для дополнительных устройств, надеваемых в виде колец. Новый человек как бы весь состоит из разъемов, его тело – сплошной интерфейс! Язык – дисковод, глаза – экран, большой палец – мышь, сердце – батарея для процессора… А известная писательница Агата Стигмата Фантом и вовсе заказала себе дорогостоящую подкожную клавиатуру – так что теперь кнопки зашиты у нее на животе повыше пупка, и можно набирать тексты гениальных романов, просто постукивая пальчиками по животику – кнопки сенсорные и срабатывают через легкую ткань одежды.

Литот приблизил руку к глазам, любуясь тем, как красиво чернеет камень на указательном кольцеприемнике левой руки. Вот он, момент счастья: через минуту Порфирий узнает главный секрет развитой гуманистической Демократии.

На экране очков появилось предложение ввести имя и пароль для входа в систему Общественной Совести. Пароль… какой еще пароль? Ах, ну конечно… нужно вспомнить, как звали хомяка. Литот с досадой почесал подбородок. В детстве у него было множество роботов в виде хомячков, за которыми по заданию школьного учителя психологии полагалось ухаживать для развития положительных черт детского характера. Электрохомяки были гадкие, капризные, ломались как в прямом, так и в переносном смысле этого слова, поэтому никаких других чувств, кроме ненависти, у маленького Порфирия не вызывали. Всех хомяков звали на один манер: Лукреций, Конфуций, Гельвеций… Кажется, четвертый у нас был Боэцием… ага, угадал.

Пароль был принят, перед глазами центуриона развернулись многочисленные виртуальные панели, полукруглые консоли и штрихпалитры с символами, отдаленно напоминавшими значки древних астрологов. «Неужели во всем этом придется разобраться?» – ужаснулся было Порфирий, но, по счастью, уже через секунду в центре экрана возникла вопросительная надпись:

«Введите имя гражданина – ??????

Введите номер гражданина – ??????

Введите частоту гражданина – ??????»

Недолго думая, Порфирий шевельнул нижней губой, вполголоса произнес имя пропавшего школьника – экран мигнул, и теперь ему предложили сделать следующий выбор:

«Личность найдена. Вы можете:

1. Прочитать ежедневные записи нравственного поведения гражданина;

2. Получить доступ к личной странице гражданина в сети».

Литот выбрал первый пункт. Разумеется, его весьма интересовали самые свежие данные о «нравственном поведении» школьника накануне его исчезновения. Экран померк всего на несколько секунд – и вот потекли строки, цифры, факты… Порфирий читал – и не верил своим глазам:

Время

Источник информации: Деяние – Смысл деяния

Оценка, вед. добра

20.05

Домовой: Тит проснулся на 5 минут позже – развитие независимости, созерцательности, здорового себялюбия.

+ 1

20.15

Домовой: Занятие онанизмом в постели – польза для здоровья.

+5

20.35

Домовой: Тит принял мусс-витопластик гиповитаминный – реализация естественного права на пищу в счет заработанного добра.

–5

20.40

Домовой: Тит включил домашний кинотеатр – жажда знаний, социализации

+3

20.42

Домовой: Тит не захотел смотреть программу «Уроки Толерантности для малышей», переключил на другой канал – отказ от полезных знаний.

–5

20.55

Домовой: Тит вышел из дому, не воскурив ладан перед идолом текущего дня, – отказ от поклонения универсальным силам бытия.

–20

20.55

Домовой: Тит вышел из дому, не полив искусственную герань, – ущерб социализации, чувству единства с природой.

–5

20.57

Уличный фонарь 587-442-5 на ул.Юмашева сообщает: Тит совершил плевок слюной в общественном месте – угроза санитарно-гигиеническому микроклимату района.

–15

20.59

Уличный таксофон 095-31-87-45-16 сообщает: Тит позвонил в Службу вразумления, сообщил о том, что некий прохожий бросил на тротуар кожуру от банана, – предотвращение угрозы обществу, развитие социальной активности.

+50

…До сих пор центурион Порфирий Литот читал на одном дыхании. Теперь дыхание кончилось, во рту пересохло, а вытаращенные глаза заболели от напряжения: «Это что же такое получается? – лихорадочно думал Порфирий. – Это значит… домовые за своими хозяевами следят? И не только домовые, а еще и фонари с таксофонами?» Поток данных захлестнул его с головой, он поплыл дальше по танцующим строкам:

21.05

Входная дверь № 5 колледжа им.Боннэр: Тит опоздал в школу на 5 минут – развитие чувства независимости, собственного достоинства.

+ 1

22.00

Робот-педагог № 28 колледжа им.Боннэр: Тит выслушал урок граждановедения – тяга к социализации, получение общественно полезных знаний.

+25

22.00

Камера в классе № 28 колледжа им.Боннэр: Тит незаметно присвоил фломастер одноклассника – развитие здоровой деловой хватки, навыков конкуренции.

+15

22.05

Одноклассник Клавдий Цугундер Голлим сообщает: Тит сказал, что урок обществоведения был неинтересным, – антисоциальное поведение.

–20

22.10

Камера № 1002 на 10-м этаже колледжа им.Боннэр: на перемене Тит задержался у рекламы нижнего белья для барышень – развитие сексуальной свободы.

+5

23.00

Робот-педагог № 41 колледжа им. Боннэр: Тит выслушал урок экологии – получение общественно полезных знаний.

+25

23.00

Система сигнализации учебника экологии № 8472-453-23: Тит ни разу не открыл учебник в течение всего урока.

–5

23.01

Одноклассник Хильда Помпезия Гульд сообщает: Тит зевал на уроке – антисоциальное поведение.

–5

23.15

Турникет 9032751-451 сообщает: Тит спустился на станцию «Восточное Бутово» системы подземного транспорта.

–1

23.18

Камера в вагоне метро №5743-3424-3 сообщает: Тит уступил место пожилой гражданке – 1) создание позитивного имиджа общественной жизни, 2) ущерб собственному здоровью.

1)+1 2)-3

23.35

Камера № 5 магазина «Роскошные тачки» в Товарищеском переулке: Тит загляделся на удобокат «Менестрель-Брут» в витрине магазина – воспитание здоровых амбиций и тяги к приобретению жизненных благ.

+2

23.50

Дерево 557-18455е7-2 на ул. Марксистская сообщает: Тит совершил плевок слюной, промахнулся мимо мобильной плевательницы – антисоциальное поведение, угроза Санитарному микроклимату.

–15

На глазах Порфирия Литота выступили горячие слезы. «Подумать только! Там, где недоглядели педагоги, на помощь приходят соглядатаи из числа одноклассников… Какая плотная сеть мониторинга!» Разумеется, Порфирий и раньше подозревал, что электронные «очи» и «уши» общественной безопасности размещены повсюду – но кто мог предположить, что камера не просто фиксирует деяние гражданина, но и мгновенно устанавливает его личность!

Более того: не только робот-педагог, но даже обычный уличный фонарь или искусственное дерево способны расценить человеческий поступок как злой или добрый, отослать эту информацию в систему Общественной Совести, после чего с персонального лицевого счета гражданина снимается нужное количество единиц – или, напротив, добавляется, если поступок признан полезным для общества…

Слезы радости стояли в глазах центуриона. Встреча с главной тайной Демократии привела его в тихий, благоговейный восторг: перед мысленным его взором предстала огромная, всепланетная, многоуровневая, всепроникающая, глубоко эшелонированная система слежки – гигантский механизм подглядывания, подслушивания, осведомительства и сигнализации, на котором, как на незыблемом фундаменте, зиждилась вся архитектура современной гуманистической демократии, общества неограниченных свобод.

Какое торжество социальной активности граждан! Даже маленькая девочка в школе заботится о том, чтобы вовремя донести на зевающего одноклассника – исключительно ради общественного блага, чтобы парнишка вырос не антисоциальным типом, а законопослушным, толерантным гражданином! Детишки пекутся о благе социума, докладывая начальству, кто из взрослых бросает банановые кожурки! Даже уличные фонари играют роль часовых Демократии, даже камеры в общественных туалетах стоят на страже законности!

Воистину, только гениальный человек мог додуматься до простейшей и единственно правильной меры: приравнять нравственность к деньгам, добро и зло – к балансу психоматериальных жизненных благ, уровень совести – к уровню комфорта, нравственный закон – к публичному праву. Гениально и просто: делай добро – и будешь жить со всеми удобствами. Не делай зла – и тогда общество не ударит тебя по карману.

В древности человек должен был самостоятельно оценивать свои поступки как добрые или злые. При этом он полагался единственно на личную совесть. У кого-то совесть была развита больше, у кого-то меньше – и возникали недоразумения. Теперь общество взяло на себя груз нравственной оценки поведения граждан. Каждому человеческому деянию подобран эквивалент, выраженный в определенном объеме жизненных благ. Помог старушке перейти через улицу – получи десятку, теперь ты сможешь позавтракать. Спас ребенка из огня – заработал тысячу, имеешь право отправиться на курорт или заказать о себе хвалебную статью в журнале.

Делать добро стало попросту выгодно. Личная человеческая совесть, вещь непонятная и неуправляемая, благополучно отжила и погибла. Ей на смену пришла совесть общественная, математическая, опирающаяся на всю полноту государственной власти.

Понятно, что единственным условием функционирования общественной совести является механизм тотальной слежки. Ничто не должно укрыться от совместного ведения справедливого общества, взявшего на себя тяжкую обязанность следить за нравственным поведением граждан, стимулируя их к добру и отвлекая от зла. Совместное ведение, транспарентность духовной жизни – это и есть совесть гуманистического общества.

Именно тотальный мониторинг позволил человечеству преодолеть стыд. К чему стыдиться того, что у тебя есть любовница, если это и так невозможно скрыть – ни от фонарей на бульваре, ни от деревьев в саду, ни от собственного домашнего компьютера? Зачем подростку воздерживаться от онанизма и наркотиков, если система всеобщей слежки публикует данные о том, что и тем, и другим увлекаются большинство его сверстников? Так онанизм и наркотики стали общепризнанным и общепринятым явлением, социальной нормой. Общество перестало стыдиться этих и других проблем, а государству оставалось теперь лишь следить за степенью развития этих явлений, удерживая необходимое зло в отведенной для него нише. «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» – этот древний девиз первых просветителей гуманистов в XXI веке наполнился новым, обогащенным смыслом: общепринятое зло перестало считаться злом и приобрело характер социальной нормы [37].

Супруги перестали скрывать друг от друга факты измены, перестали стыдиться романов на стороне – и семья исчезла, отмерла как рудимент прошлого. Ушли в прошлое такие смешные пережитки древности, как уважение детей к родителям (как можно уважать родителей, когда ты прекрасно осведомлён обо всех их грешках), потеряла смысл тайная благотворительность, почтение к воинским и трудовым свершениям, к старейшинам рода. Смешными сделались любые попытки воспевать героизм великих соотечественников (разве можно считать героем полководца, о котором доподлинно известно, где и когда с ним случались нравственные падения). Ушло, кануло в Лету и многое, многое другое, совершенно ненужное современному человечеству.

Осталось лишь то, что реально работало на благо общества. «Добро» стало синонимом социально полезной деятельности, а «зло» отныне обозначало все то, что может повредить общественному благополучию, стабильности.

1.05

4.05

4.10

+5

4.20

4.25

А вот эта информация уже имеет прямое отношение к делу о пропавшем мальчике! Потирая руки, Порфирий еще раз перечитал последние несколько записей. Ага… пометим себе: поезд на Фолгоград, вагон номер 18, симпатичная соседка в купе и – судя по данным вагонного унитаза, серьезное расстройство желудка… Уж не отравила ли его попутчица?

Парень исчезает из поля зрения системы в 4:20 утра, через десять минут после того, как он вышел на вокзальный перрон в Фолгограде… Зачем его понесло туда, в Фолгоград, за тысячу с лишним километров от дома? Стало быть, все-таки паренька никто не похищал, он попросту сбежал… Или – беднягу заманили?

Между прочим, Фолгоград – это столица штата Астрапелаг. Штат не простой, а приграничный… Этот город находится в нескольких десятках километров от побережья Астраханского моря, которое, как известно, относится к числу так называемых «утраченных регионов», на территории которых не действуют системы гарантированной безопасности. В Астраханском море есть несколько сотен мелких островов, которые официально считаются необитаемыми – а что там творится на самом деле, никто не знает. За исключением, может быть, Маэстро Гилльома и некоторых других членов Совета Шестисот.


И все это – благодаря тесной сети маленьких камер, глазков, «жучков», осведомителей, добровольных информаторов – миллионов людей и устройств, слившихся в едином порыве благородного социально полезного стукачества во имя общей великой цели: оградить, сохранить обожаемую Демократию – единственный тип государства, способный гарантировать каждому своему гражданину-осведомителю естественное и неотъемлемое право жрать, спать, сношаться, завидовать и превосходить, приобретать желанные вещи, хотеть большего и получать больше, реализовывать свои инстинкты и таланты, волеизъявляться, платить налоги и умирать совершенно свободно, законно, независимо и с чувством собственного достоинства.

Порфирию хотелось вскочить, сладко разрыдаться, распахнуть окно и кричать, кричать во все горло: «Да здравствует Демократия!», «Да крепнет Совесть общества!» – но нет, он не мог оторваться от чтения. Вся жизнь незнакомого прежде мальчишки вставала перед его глазами – минута за минутой, шаг за шагом:

24.00

Робот-кондуктор № 1 8 поезда Электросталь– Фолгоград: Тит оплатил проезд до Фолгограда

–50

0.20

Администрирующая программа личной ячейки Тита И.Ермака в глобальной сети: Тит сделал запись в дневнике практики – развитие навыка транспарентности, социальной открытости.

+2

0.30

Камера № 10 в вагоне № 18 поезда Электросталь – Фолгоград: Тит неприлично долго (11 сек) смотрел на живую гражданку противоположного пола – ущерб чувству женской независимости.

–25

0.40

Унитаз № 1 в вагоне № 18 поезда Электросталь– Фолгоград: Тит воспользовался туалетной комнатой.

–5

Телефон № 3 в вагоне № 18 поезда «Электросталь – Фолгоград»: Тит совершил звонок в Лигу борьбы с диареей.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации