» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Слияние"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 17 августа 2018, 11:40


Автор книги: Дженнифер Уэллс


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

Дженнифер Фэнер Уэллс
Слияние


Jennifer Foehner Wells

The Confluence Trilogy. Book 3: Valence

Copyright © 2017 by Jennifer Foehner Wells


Разработка серии А. Саукова

Иллюстрации на обложке и в тексте Николая Плутахина


© С. Степанец, перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

Глава 1

16 февраля 2018 года


Плиганы, несомненно, расположили экипаж Джейн к себе. «Спероанкоре» повезло. Если кораблю и было суждено совершить где-нибудь вынужденную посадку, то ему посчастливилось приземлиться на Плиге, чьи жители были добрыми, щедрыми и умелыми. Экипаж, состоящий из людей и Сектилиев, собрался в корабельной столовой, намереваясь отправиться к ближайшему сегменту Дерева, и разговор завертелся вокруг синтаксиса Плиган.

– Они разговаривают, как Йода[1]1
  Один из главных персонажей фантастической франшизы «Звездные войны». Его речь богата нарушениями обычного порядка слов в предложении (инверсиями).


[Закрыть]
, – ухмыляясь, сказал Алан. Он был совершенно уверен в своей правоте. Это явно его забавляло.

Дерево, называемое то Существованием, то Оптимальным Существованием, ошеломляло своей архитектурой: это была взаимосвязь структур, растущих из всемирной сети клонированных деревьев, существовавших в ней и ею поддерживаемых. Деревья впечатляли. Их массивные черные стволы, превосходившие в диаметре самые крупные секвойи, поддерживали кристаллические города Плиган в ста футах над землей и выше.

Их крона была темной, почти черной, а листья – широкими и плотными из-за того, что солнце Плиги относилось к типу красных карликов. Свет подобных звезд гораздо менее яркий, чем солнечный, он ближе к инфракрасному спектру, способному дать не так уж и много энергии, что заставляет растительность усиленно вырабатывать пигменты, чтобы собрать как можно больше света и отразить как можно меньше. Плиганы жили и работали в этих структурах, редко спускаясь на землю.

К счастью, они делали исключение для «Спероанкоры» и «Облигнатуса». Оба корабля были сильно повреждены после перестрелки с группой непокорных Кубодера и последующей аварийной посадки, которую они едва пережили. Для ремонта кораблей Плиганы использовали свои обширные знания в области материаловедения и техники. Сегодня Плиган по имени Гили собирался показать экипажу, как некоторые из этих материалов были созданы Деревом.

– Не-а. Не так, как Йода. На Йоду вовсе не похоже, – сказал Рон, покачав головой. Рон обычно не любил спорить, он был типичным астронавтом, поэтому Джейн заметила, когда он возразил Алану.

– Один в один Йода! – Алан выглядел оскорбленным. – Скажи ему, Джейн.

Джейн резко вдохнула и подняла брови:

– Йода?

Рон прыснул, согнувшись пополам и указывая на Алана.

Тот состроил страдальческое лицо.

– Леди, нам придется просветить вас, когда мы вернемся на Землю. – Алан, инженер, очень серьезно относился к своим фандомам[2]2
  Неформальное субкультурное сообщество, участники которого объединены единым интересом – пристрастием к определенному фильму, книге, сериалу.


[Закрыть]
. Его увлечения никто из членов экипажа не разделял, воспринимая их на фоне только зарождающихся отношений как один из недостатков, правда, несущественный.

Джейн нахмурилась, с трудом пытаясь вспомнить персонажа.

– Йода – один из Маппетов[3]3
  Семейство кукольных персонажей, созданных Джимом Хенсоном в 1954 г.


[Закрыть]
, верно?

– Он паппет, Джейн, то бишь марионетка. Вот в чем разница. По правде, он выше персонажа кукольного театра. Поверить не могу, что ты не смотрела этот фильм. Его смотрели все.

Джейн подняла брови:

– Я смотрела «Звездные войны». Просто не пятьдесят семь раз, как ты.

– Сорок три, – проворчал Алан. – И мы вообще-то говорим об эпизоде «Империя наносит ответный удар».

Губы Аджайи скривились в сдержанной улыбке.

– Йода использует необычную конструкцию предложения, верно? Она не соответствует стандарту английского языка. Я не знаю, так ли говорят Плиганы, но очень хочу это узнать.

Аджайя, корабельный врач, недавно вышла из исцеляющего геля саналабриума. Из-за почти смертельной травмы, полученной при извлечении образца из заминированного корабля, она находилась там в течение нескольких месяцев. Сегодня она впервые выйдет из корабля, чтобы встретиться с Плиганами.

И вдруг Джейн осенило.

– О да. Да. Теперь я припоминаю. Это излюбленная тема среди лингвистов. Ловкий прием, который придает персонажу более инопланетный вид. Но, по правде говоря, в Бразилии есть несколько языков, в которых используют такую конструкцию, например надеб. Они предпочитают порядок – «объект-субъект-предикат», а не более стандартный «субъект-предикат-объект», как в английском. Однако поэты вроде Шекспира и Уитмена играли так с синтаксисом сотнями лет, чтобы попасть в размер, рифму или ритм. – Она поняла, что ее занесло в поле лингвистики, – все смотрели на нее остекленевшими глазами. – В качестве стандартной конструкции такой прием используется очень редко.

– И… – сказал Алан, наклоняясь вперед и жестом призывая ее продолжить.

– Что? – спросила Джейн, хмуря лоб.

– И точно так же разговаривают Плиганы, – сказал Алан, шевеля пальцами.

Джейн покачала головой:

– Нет, не так.

Рон захохотал и хлопнул в ладоши.

– Ну, во всяком случае, не всегда, – поправилась она. – Я не говорю, что они никогда этого не делают. По моим наблюдениям, их речевые особенности очень индивидуализированы.

– Я не думаю, что их речь похожа на поэзию, – сказал Рон. – На днях, когда я попросил попить, Гили привел меня к фонтану и сказал: «Эту отдельную потребность утолит вода». Это менсентенийский, но едва понятный без какого-то контекста, которого я пока просто не вижу.

Алан навалился на стол и сложил руки.

– Бигу разговаривает со мной по-другому. Бигу говорит, как Йода.

Джейн взяла Алана за руку и сжала.

– Если мы увидим Бигу сегодня, я попытаюсь с ней поговорить.

Рон посмотрел на Алана.

– Ставлю сто баксов: Джейн решит, что Бигу не разговаривает, как Йода.

Прищурившись, Алан встал и протянул руку:

– Договорились, друг мой.

Они скрепили спор рукопожатием.

– Вот такие они, легкие денежки. Уии, – пропищал Рон смешным фальцетом.

Аджайя проигнорировала их и с любопытством посмотрела на Джейн.

– Это диалект менсентенийского, Джейн?

– Нет. Они используют одни и те же слова, и эти слова, похоже, означают одни и те же вещи – просто выражаются по-разному. Их использование указывает на культурное влияние или, возможно, другое мышление. И по причине нечастого общения с другими культурами, говорящими по-менсентенийски, у Плиганов, возможно, сформировались некоторые особенности. Я придумала около двадцати тем для диссертаций по лингвистике, которые могла бы здесь написать. Это потрясающе.

На Плиге, хоть они и оказались там не в лучших обстоятельствах, было чрезвычайно интересно. Тем не менее зудящее чувство поторапливало, и Джейн хотела двигаться дальше. Кай’Мемна дал Рою координаты всех планет в галактике, населенных Разумными. Она должна добраться до Терака, центральной правящей планеты галактики, и предупредить ее жителей. Нужно что-то сделать, чтобы подготовиться к вторжениям Роя, иначе многие невинные люди умрут.

Им удалось справиться с Кай’Мемна, прежде чем он смог передать местонахождение Земли Рою, но Сектилиус оставался уязвимым. Система не в том состоянии, чтобы защитить себя. И Джейн понятия не имела, как другие хорошо оснащенные планеты смогут противостоять нашествию гигантских насекомых. Однако ремонтные работы на «Спероанкоре» затягивались, и их нельзя было ускорить, как бы она этого ни хотела.

Плиганы обладали уникальным методом производства. Они были биоинженерами. Джейн сомневалась в том, верно ли она поняла то, что они рассказывали, но, похоже, Дерево каким-то образом выращивает все, что им нужно. Они сказали, что генетически запрограммировали специальные узлы Дерева, чтобы создавать вещи из разных полимеров, и что прямо сейчас оно выращивает покрытие наружного корпуса «Спероанкоры». Она не сразу поняла, что это значит, но, увидев процесс производства лично, обрадовалась.

Однако после увиденного Джейн не сомневалась в их инженерном мастерстве. Даже Алан был впечатлен их способностью производить материалы. Все внутренние работы на «Спероанкоре» были закончены. Жилище Брая отремонтировали и даже улучшили, и оно было готово к его возвращению.

Услышав о стычке с Кай’Мемна на орбите их планеты, Плиганы настояли на том, чтобы восстановить наружный корпус с помощью легкого и прочного материала. Он мог бы работать аналогично пластинам пассивного сбора солнечной энергии и экструдированным материалам, сбитым и поврежденным во время посадки на Плигу и столкновения с океаном.

Алан провел проверку образцов и решил, что новая оболочка стоила и потраченного времени, и того дополнительного веса, который прибавится к массе корабля. По его словам, можно было бы продолжить создание нанитового щита для дополнительной защиты, но эти полимерные материалы – весьма удивительная вещь, они станут отличной заменой, учитывая, сколько времени потребуется для производства достаточного количества нанороботов для работы.

Некоторые части покрытия уже были установлены на внешней стороне корабля. Вместо того чтобы прикреплять пластины встык и создавать швы, они накладывали их внахлест и химически сваривали (Джейн была уверена, что это даже отдаленно не напоминало склеивание), так что те становились похожи на чешуйки. Джейн видела это только один раз, да и то мельком, когда выдался редкий спокойный день. Вид корабля вызвал у нее улыбку. «Спероанкора» все больше и больше напоминала морское существо. После ремонта корабль будет совсем не похож на тот, что они нашли в своей Cолнечной системе. Резкие выступы исчезли. На их месте появились гладкие, сверкающие, пурпурно-черные, прозрачные чешуйки.

Джейн заметила, что Джаросс, Рилик и Пледор – трое из пяти сектилианских членов ее экипажа – как раз заканчивали обед и убирали со стола. Пледор захватил с Зеленой палубы тщательно подобранный паек, сказав, что хочет основательно подкрепиться, прежде чем отправиться к Дереву. Он жаловался, что сок, который постоянно предлагают Плиганы, не «дружит» с его пищеварительной системой, и не он один. Пледор, бывший Гистредор Дукс сектилианского поселения, нередко находил поводы для жалоб.

Шлеван, сектилианский мастер-целитель, проверила несколько образцов сока и не обнаружила опасных молекул или патогенных примесей. В его составе был большой процент трудно усваиваемых углеводов, но, по-видимому, для пищеварительного тракта Плиганов сок был в самый раз. Она не видела, чтобы они употребляли в пищу что-то другое. Но Шлеван решила, что большинству Разумных не стоит пить его много, чтобы избежать проблем с желудком.

Джейн никогда не отказывалась от напитка, чтобы не обидеть хозяев Плиги, но по настоянию Шлеван пила по чуть-чуть. Ей нравился его вкус, и в небольших количествах он не вызывал неприятных ощущений. Этот сок напоминал ей очень сладкий чай каркаде с привкусом лакрицы, коричневого сахара и легким эфирным послевкусием, что-то вроде банана. Несмотря на такую странную комбинацию компонентов, он был приятным и освежающим. Она подумала, что если бы сок бродил, то из него можно было бы сделать хорошее вино или пиво, которое людьми и Сектилиями усваивалось бы легче.

Вошедшая Шлеван собирала пищевые кубики в небольшой контейнер. Пора отправляться, но Тинор, самая молодая из экипажа, куда-то запропастилась. Джейн нахмурилась. Насколько она знала, Сектилии редко опаздывают.

В обычных обстоятельствах Джейн просто спросила бы Брая, корабельного навигатора и Кубодера, где Тинор и что ей делать. Но Брай изучал океан с Эй Пио – Кубодера и навигатором «Облигнатуса», которая в одиночку предотвратила разрушение «Спероанкоры», и Джейн не хотела их прерывать. Брай не следил за всеми ними так тщательно, как делал бы, находись он в своем отгороженном пространстве, но это и не требовалось. К тому же она сохранила легкую связь с сектилианским мастером-мыслителем Риликом.

Брай возвращался, чтобы поучаствовать в начальной стадии ремонта, еще до того как Плиганы помогли им полностью вытащить «Спероанкору» на сушу. Теперь в воде оставался только небольшой участок хвостовой части, а для Брая была установлена специальная камера доступа, чтобы он мог приходить и уходить, когда угодно. Он все еще приспосабливался к радикальным изменениям в своем коде сквиллов, который когда-то подавлял его эмоции и контролировал поведение. Впервые в его взрослой жизни ему разрешили добровольно покинуть свой аквариум на корабле. Брай заслужил отпуск после многовековой работы без единого перерыва.

Джейн подошла к Шлеван, но, прежде чем она успела сказать хоть слово, Шлеван проговорила:

– Тинор ждет возле выхода.

Джейн кивнула. Независимо от того, что она говорила этой молодой женщине, Тинор продолжала избегать встречи с ней, когда это было возможно. Джейн приняла объяснение Брая, что Тинор хочет оставаться незаметной, пока не сможет сделать что-то, что в глазах Джейн оправдает ее после выходки с подарком на совершеннолетие, но это, похоже, произойдет нескоро. Когда они были вместе, Тинор вела себя так, будто ничего не случилось, но по-прежнему избегала Джейн.

Джейн просто предложила экипажу собраться в столовой, она не приказывала. Никто не возражал, и все пришли в назначенное время. Она оставила случай с Тинор без внимания. Это лишь немного раздражало, но не больше.

– Ладно, тогда пошли, – махнула она рукой, чтобы экипаж следовал за ней по коридору.

На пути Рон покровительственно обнял Аджайю.

– Готова увидеть свое первое серое небо?

Аджайя улыбнулась:

– Еще бы.

Небо Плиги требовало некоторого времени, чтобы к нему привыкнуть. В мире преобладали цвета фотографии с эффектом сепии, местами с вкраплением довольно ярких желтых, оранжевых или красных оттенков, которые выделялись на бесконечном полотне темно-серого, пурпурно-коричневого и черного цветов. Здесь не было даже восходов или закатов, чтобы добавить красок бледному небу. На этой стороне Плиги всегда был день. Планета, ограниченная своей тусклой звездой.

Они добрались до люка, и Тинор, ожидая, отвела взгляд.

– Приготовься, – сказал Рон Аджайе. – Здесь иногда бывают ветры с ураганами. Хотя это короткая прогулка. Просто держись за веревку. Я буду рядом с тобой.

Джейн открыла замки, распахнула люк и отметила:

– Сейчас все не так плохо.

Им предстоял короткий прыжок вниз, а затем тридцать ярдов или около того к ближайшей структуре с точкой выхода. Может, погода сегодня и была немного благоприятней, чем обычно, но ветер все так же завывал, и у Джейн, хоть она и была готова к этому, перехватывало дыхание.

Чтобы не потеряться и не разделиться, они протянули веревку между судном и небольшой колонной лифта. Ветер мешал что-нибудь разглядеть. Джейн наклонила голову и, прищурившись, пыталась не закрывать глаза. Позади себя она услышала что-то похожее на крик, тут же поглощенный ветром, и, обернувшись, увидела, что Аджайю и Алана окутало чем-то напоминающим пурпурно-коричневый брезент. Он бешено трепетал по краям. Рон изо всех сил пытался его сбросить.

Джейн ухватилась за другой край брезента и, стараясь помочь, силилась протолкнуть его над головой. Он был из плотного материала, похожего на кожу. Наконец им удалось освободиться. На мгновение «брезент» поднял Джейн в воздух, как парашют. Рон вдруг отпустил свой край, и, прежде чем она смогла сделать то же самое, ее край скользнул по руке и вырвался, оставив после себя покраснение, боль и кусочек материала.

– Вы в порядке? – крикнула она.

Все закивали. Продвинувшись еще немного вперед, они добрались до стеклообразного строения и, пройдя через отверстие, ощутили мгновенное облегчение: ветра там не было. Остановившись, чтобы отдышаться, Джейн посмотрела на кусочек кожаного материала, который все еще сжимала в руке. На оборванных краях блестели какие-то капли. Она поднесла его к носу и понюхала. Пахло чем-то цветочным и сладким, будто бы с легкой ноткой аниса. Она перевернула обрывок и заметила, что одна сторона бледнее другой и на ней выступают толстые прожилки. Вероятно, это кусочек одного из листьев Дерева. Джейн нахмурилась и положила его в угол, чтобы забрать на обратном пути. Она не знала, каких ожидать последствий, если взять его с собой, поэтому разумнее было соблюдать осторожность. Для Плиганов Дерево, похоже, имело мистическое, почти религиозное значение. Но при этом она хотела принести кусочек на корабль, чтобы Шлеван провела его анализ.

В этом Дереве было что-то особенное.

Глава 2

Брай вместе с Пио исследовали океан в непосредственной близости от «Спероанкоры», с каждым разом удаляясь все дальше от корабля в том или ином направлении. Они бросались на большие волны, а затем позволяли тем себя нести, с наслаждением рассматривая все вокруг, часто останавливаясь, чтобы поохотиться за едой.

Время от времени, когда они проходили через залив, чтобы добраться до открытого океана, за ними следовало грузное морское млекопитающее. Пугливое существо просто всякий раз оставалось вне досягаемости, пока что-то не вызывало его интереса или пока оно, проголодавшись, не покидало их. Пио иногда посвящала час-другой, чтобы уговорить его приблизиться, применяя примитивные анапраксические структуры к его крошечному мозгу.

Хоть животное и не являлось достаточно разумным, чтобы вести беседу, это было интересное упражнение в межвидовой коммуникации и терпении. Пио была очень ласковой и добилась определенного прогресса: казалось, смешное животное с каждым днем становится все более смелым и немного приближается к ним. Пару раз оно даже как будто приглашало Пио поиграть, однако, когда она пыталась что-то сделать, пугливое существо исчезало. Сегодня они его еще не видели, но Брай был уверен, что Пио ищет животное взглядом. Она заметила старую рану на одном из его плавников, и это ее беспокоило. Ей казалось, что оно плавает чересчур неловко.

Первое впечатление Брая, что Пио робкая и пугливая, было далеко от истины. Все зависело от обстоятельств. Главной чертой личности Пио была доброта. Она умела отлично заботиться, но при необходимости могла быть и жестокой. Ее сознание лучилось любопытством и теплом. И Брая восхищало, что они с ней такие разные.

Пио предпочитала определенные виды рыб, и они часто искали их. Правда, не было никакой возможности узнать, как эти рыбы называются, если у них вообще имелись названия. То же было с цветом. Красное солнце Плиги в основном излучало длинные световые волны, которые не проникали в морскую глубь. В верхних слоях Пио и Брай иногда замечали рыбу яркой окраски, но чуть глубже им уже приходилось полагаться на остроту своего зрения, развитую для бездонных, темных вод какого-то далекого неведомого мира и усиленную кибернетикой и нанитами.

Здесь океан был мрачным, холодным и загадочным. Это захватывало дух и бодрило. Такие путешествия навевали воспоминания о прошлом, когда Брай наблюдал, как в научных экспедициях участвовали его сектилианские экипажи, с той разницей, что на этот раз он сам проводил исследование.

Где-то в глубине подсознания, на зверином уровне, он получал наслаждение.

Брай оставался настороже, но почти не боялся. После нескольких месяцев таких прогулок им в любом случае попадется опасный хищник. Они видели громадного зверя, всасывающего планктон, но он проигнорировал их. Он не был Разумным. А большинство остальных существ, с которыми они сталкивались, были относительно маленькими и безобидными.

Ощутив боковым зрением какое-то движение, Брай передвинул свою воронку, чтобы повернуться и посмотреть. Пио уже двигалась в этом направлении. Приблизившись, он увидел косяк ее любимой рыбы. Он застыл на месте, чтобы посмотреть – ему не хотелось ей мешать.

Пио удерживала компактную торпедообразную форму, позволяя воде медленно просачиваться через сифон, чтобы импульс подтолкнул ее к середине косяка, не подозревавшего об угрозе. Она слегка развела руки и молниеносно развернула щупальца, прежде чем рыбы даже осознали, что она среди них. Они ринулись в разные стороны; бо́льшая часть их так и не поняла, почему косяк рассыпался, их гнала овладевшая всеми паника. Огромный косяк вновь собрался неподалеку, Пио и оттуда тем же способом выловила еще несколько рыб. Она повторяла это, пока не насытилась.

Переполненная чувством сытости и удовольствия, она вернулась к нему, и они продолжили прогулку к континентальному шельфу, где Брай иногда охотился за ракообразными или гребневиками. Хотя, по правде говоря, после того как его устройства были отремонтированы, он все больше и больше полагался на свою безвкусную готовую пищу.

Каждый день, когда его одолевал голод, он боролся со своей совестью. С одной стороны, готовая еда была удобной, легкой и питательной. Это была отличная технология, упрощавшая его жизнь, энергия Брая расходовалась на мышление высокого уровня и сложные действия, которые, по-видимому, его дикие собратья не могли даже себе представить.

С другой стороны, прием этой пищи походил на покорность обстоятельствам, на предательство своего народа. Сектилианский рацион стал для него символом принудительного содержания, отсутствия личных свобод – вплоть до изгнания его собственных эмоций.

Но употребление пищи из дикой среды требует убийства. Нужно разбивать защитные оболочки, раздирать плоть, выпивать жизненные соки и ломать кости. Браю было трудно с этим смириться. Животные, которых он поедал, не были способны к сложному действию или мысли, как он, но делало ли это их менее достойными жизни? Имел ли он власть забирать ее только потому, что проголодался?

Все это переплелось с сообщением Кай’Мемна. Чего хотят Кубодера? Что нужно Кубодера и чего они заслуживают? Привилегия ли это – быть принятым и обученным на губернавити, как им говорили, или это тюрьма?

Возможно, теперь эти вопросы были спорными. Огромный флот Сектилиуса исчез, но многие другие, подобные Браю, использовались на кораблях по всей галактике, проданные на черном рынке менее скрупулезными Сектилиями. Они росли в неволе и за столетия до этого. Возможно, некоторые из этих Кубодера жили в лучших обстоятельствах, чем он, но Брай считал, что у большинства из них такого преимущества не было.

По всей вероятности, Кай’Мемна обнаружил и уничтожил мир, где подготовленные сектилианские мастера-мыслители обучали пленных кубодеранских параларвов. Возможно, он даже нашел родину Кубодера. Брай задавался вопросом, умерло ли это знание с Кай’Мемна или он поделился им с другими. Он намеревался попросить Джейн осмотреть обломки «Портаколлуса», чтобы найти все сохранившиеся банки данных.

Джейн по-прежнему хотела отыскать любых выживших Кубодера, оставшихся разбросанными по галактике, и предоставить им выбор – найти свои собственные экипажи или взять за Квазадор Дукса человека или Сектилия, как только Алан освободит их, разрушив ярмо. Однако Кай’Мемна проделал такую тщательную работу, что Брай спрашивал себя, остался ли еще кто-то попавший в ловушку, в которой сам он просидел очень долго. Брай был избавлен от немыслимого выбора Кай’Мемна – присоединиться к его геноцидному движению или умереть, но это было простым совпадением. Тайна, окружающая Терру, позволила скрыть местоположение «Спероанкоры» в официальном отчете, а удаленное расположение планеты предотвратило ее случайное открытие.

Брай, полностью погруженный в мысли и не понимающий, что происходит вокруг, не осознавал, что перестал двигаться, пока не увидел большой, немигающий глаз Пио рядом со своим собственным. Одна ее рука потянулась к нему, и гладкой стороной она погладила его мантию. Остальные руки изящно изогнулись вокруг них обоих.

«Задумываться в этих водах опасно, Брай», – сказала Пио.

Вокруг них проносилось облако биолюминесцентного планктона, излучавшего розовый свет, отражавшийся от ее серебристой кожи. Брай обвил рукой ее руку, более тонкую, чем у него самого, и наслаждался близостью. Он не был уверен, что такая близость естественна для его вида, но им обоим нравилось. Он и Пио узнали об этой теплоте из общения с Сектилиями и людьми.

Желания и потребности чужеземцев стали их собственными.

Теперь, после долгих размышлений о своих основных желаниях Брай был почти уверен: спаривание диких Кубодера сопровождается слепым притяжением феромонов, которые в темноте сталкиваются с феромонами другой особи, когда та, испытывая панику и неуверенность, не понимает, что особь фактически принадлежит к противоположному полу. Они рьяно сплетаются всеми восемью руками и двумя щупальцами, после чего самец притягивает к себе самку до тех пор, пока они не столкнутся клюв к клюву. Они начинают слепо тыкаться в терминальные органы друг друга, а самец гидравлически впрыскивает сперматофоры в руки самки, пока та пытается вырваться на свободу. Каждый червеподобный сперматофор содержит тысячи сперматозоидов и, подобно паразиту, зарывается в ее плоть, высвобождая химические вещества, чтобы сформировать в ее репродуктивных органах зрелую яйцеклетку.

Люди назовут это изнасилованием и будут правы.

Это неприятно. К счастью, у Брая было больше самообладания и рациональных мыслей. Он не хотел с ней так поступать.

То, что происходило между ним и Пио, было нежным и безопасным. Они работали вместе, делились мыслями и эмоциями и… этим. Этой нежностью. Возможно, это было не по-кубодерански. Возможно, так даже лучше. Они стали чем-то бо́льшим благодаря их контакту с другими видами. Он думал, что этот акт культурного присвоения может быть прощен. Несмотря на то что это было не что иное, как развлекательная любовная игра, в которую играли Джейн с Аланом, вспышки сильного удовольствия для кульминации проведенных вместе минут не возникло – Браю и Пио хватало друг друга. Это удовлетворяло их, и удовлетворяло намного больше, чем что-либо ранее.

Скоро Плиганы завершат ремонтные работы на обоих кораблях, и их пара будет разделена. Этот короткий отпуск закончится, и Брай снова будет изолирован. Он испытывал смешанные чувства по этому поводу.

«Мы будем полезны. Мы творим добро», – сказала Пио, читая его мысли. Сейчас он был открыт для нее по привычке. Как только они преодолели первое препятствие доверия, это стало легко. Она была прозрачной, как стекло. Ее воспоминания, размышления, ее мечты и кошмары – все было для него как на ладони. Она перенесла столько же боли, сколько он на протяжении веков. Наверное, даже больше. Она была прекрасным воплощением тепла.

Они исцеляли друг друга. Каждый из них познавал, кем они действительно могут быть без ярма, сжимавшего каждое их движение, каждую их мысль. Они созревали внутри себя.

«Мы могли бы остаться здесь», – сказал Брай, хотя оба они знали, что он не это имел в виду.

«И бросить Джейн на произвол судьбы?»

«После того как Джейн предупредит Терак. Мы могли бы вернуться. Она бы меня отпустила».

«Отпустила бы. Это правда», – согласилась Пио. В ее мысленном прикосновении присутствовала грусть и почти неуловимый вопрос, как все тогда могло бы быть. Брай это понимал. Он хотел притворяться, по крайней мере хоть какое-то время, что такое блаженство может длиться.

«Некоторые скажут, что это настоящая свобода», – сказал он.

Но все испортил. Он ничего не мог с собой поделать.

«Так говорил Кай’Мемна. – Она опустила клюв. Брай невольно причинил ей боль. – Свобода не на дне гравитационного колодца. Не для нас. Нас изменили. Нам нужны звезды. Нам нужно сообщество. Даже Кай’Мемна не отказался бы от своего корабля в обмен на вкус рыбы».

Брай молча согласился и стыдливо отвернулся от нее. Эгоистично хотеть все и сразу. Хотеть и ее, и Джейн.

«Ты им нужен, – тихо сказала она, разворачивая его обратно к себе. – Кроме того, проведи мы вместе пару десятилетий здесь, нам стало бы так скучно, что мы разорвали бы друг друга».

Он в это не верил.

«Мы оба нужны им».

Колокольчиком прозвенел ее мысленный смех.

«Это спорно. Я посторонняя. Но, надеюсь, в конце концов послужу цели».

«Ты нас всех спасла», – напомнил он. Ей нужно было напоминать о ее достижениях, чтобы она не отчаивалась. Она потеряла слишком много.

«Я должна была это сделать».

Фраза напряженно повисла между ними. Пио боялась оказаться в одиночестве больше, чем кто-либо во вселенной.

Он не винил ее. Этот страх был их общим страхом.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации