» » » онлайн чтение - страница 12


  • Текст добавлен: 11 марта 2016, 18:20


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Колдер Уолтон


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 12 (всего у книги 43 страниц) [доступный отрывок для чтения: 29 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Опасные связи

В ходе своей антитеррористической деятельности МИ-5 получала ценную разведывательную информацию от других разведывательных служб Великобритании, а также местной полиции и агентств безопасности в Палестине. Она тесно сотрудничала с SIS, которая во время войны и непосредственно в послевоенные годы руководила региональным бюро на Ближнем Востоке, работавшим под прикрытием как Межведомственное управление связи (ISLD). МИ-5 также поддерживала связь со службой радиотехнической разведки (SIGINT) и GC&CS, которые – хотя документальных свидетельств мало – по-видимому, давали ей ценную разведывательную информацию для борьбы с терроризмом. С 1923 г. у сухопутных войск Великобритании была станция перехвата в Сарафанде (Палестина), и в 1944 г. директор GC&CS воздал должное «тесной связи GC&CS и Сарафанда». Ближневосточный отдел МИ-5 счел, что перехваченные SIGINT в годы войны сообщения сионистов оказали «существенную помощь», и, судя по документам МИ-5, в послевоенные годы GCHQ (Центр правительственной связи) – переименованная GC&CS – успешно расшифровывал большинство основных сионистских дипломатических сообщений, получивших кодовые названия – источники «Сливки», «Туман» и «Лютик». Также кажется вероятным, что GCHQ предоставлял разведывательную информацию о местонахождении радиопередатчиков Иргун и «банды Штерна». Одна из подпольных радисток «банды Штерна» Геула Кохен позже описывала, как палестинская полиция застала ее врасплох и арестовала, когда она передавала сообщения. Ее местонахождение было раскрыто, вероятно, благодаря информации, предоставленной GCHQ, которая позволила засечь ее по сеансам связи, – этот процесс известен как пеленгация (D/F на разведывательном жаргоне)43.

Другим главным источником разведывательной информации МИ-5 по борьбе с терроризмом в послевоенные годы были умеренные еврейские и сионистские группы, как в Палестине, так и в Великобритании. Она наладила тесные связи с организацией, официально несущей ответственность за представление пожеланий сионистов британскому правительству, – Еврейским агентством. На самом деле политика МИ-6 в отношении Еврейского агентства была двойственной: МИ-5 сотрудничала с ним, но в то же время держала его под неусыпным наблюдением, ведя контроль телефонных разговоров и корреспонденции его Лондонской штаб-квартиры даже тогда, когда связывалась с его сотрудниками. Причина этого была в том, что, хотя МИ-5 и доверяла сотрудникам безопасности Агентства, она подозревала, что в его штат вообще могут входить сторонники Иргун и «банды Штерна». Готовность Агентства предоставлять англичанам разведданные на Иргун и «банду Штерна» показывает, до какой степени деятельность этих групп не поддерживало большинство еврейского населения Палестины – и этому, следует отметить, нет аналогий в современном арабском и исламистском терроризме. Взрыв в гостинице «Царь Давид» положил конец координированному еврейскому сопротивлению между Хаганой, Иргун и «бандой Штерна». Операция по осуществлению взрыва Иргун не была одобрена Хаганой, и поэтому после 1946 г. она передавала МИ-5 информацию об Иргун и «банде Штерна» и помогала английским сотрудникам службы безопасности выслеживать их44.

В самой Палестине бывший депутат парламента от Консервативной партии, а теперь офицер по вопросам обороны и безопасности МИ-5 Генри Ханлоук, работавший в Иерусалиме в послевоенные годы, поддерживал тесную связь с сотрудниками Еврейского агентства и получал от них ценную разведывательную информацию, например, о людях, подозреваемых в террористической деятельности, которые нелегально въезжали или выезжали из Палестины. Одним из сотрудников Агентства, от которого получали разведывательную информацию для борьбы с терроризмом и МИ-5, и SIS, был Реувен Зислани, который работал в отделе внешней разведки Агентства. После 1948 г. Зислани поменял свою фамилию на Шилоах и стал первым начальником израильской службы внешней разведки – МОССАДа45.

В своих попытках установить контакты с сотрудниками Еврейского агентства в Великобритании МИ-5 сначала предложила использовать одного из своих давних агентов с кодовым именем У-35: это был «Клоп» Устинов, отец драматурга сэра Питера Устинова, однако после некоторых размышлений было принято решение использовать других людей в качестве посредников или связных для контактов с Агентством. Первый неофициальный контакт состоялся через одного из офицеров МИ-5 Энтони Симкинса, который позднее стал одним из соавторов Ф.Г. Хинсли при написании официальной истории британской разведки во Второй мировой войне. Затем был налажен постоянный канал связи через неназванного человека из британской военной разведки с кодовым именем «Скорпион». И хотя рассекреченная документация в настоящее время еще не полна, кажется вероятным, что представителем Еврейского агентства, который встречался со связным МИ-5 в Лондоне, был Тедди Коллек – впоследствии знаменитый мэр Иерусалима, который во время войны стал заместителем начальника отдела разведки Еврейского агентства. С января 1945 по май 1946 г. Коллек был старшим офицером внешней разведки Агентства в Иерусалиме и поддерживал регулярную связь с офицером по вопросам обороны и безопасности МИ-5 в Палестине Генри Ханлоуком и SIME, которым он передавал сведения о «планируемой террористической деятельности». Известно, что Коллек предоставлял МИ-5 разведывательные сведения о террористах в Палестине: например, в августе 1945 г. он раскрыл местонахождение секретного тренировочного лагеря боевиков Иргун неподалеку от Биньямины и сказал сотруднику МИ-5, что было бы «здорово совершить налет на это место». Предоставленная им информация привела к аресту двадцати семи боевиков Иргун, включая отца человека, который станет одним из членов кабинета министров Израиля46.

Некоторые встречи, имевшие место в марте 1947 г. между сотрудником Еврейского агентства – возможно, Коллеком – и связным МИ-5 «Скорпионом», происходили в лучших ресторанах Лондона. Во время одной встречи подали обильный ужин из «устриц, утки и petit pot de creme au chocolat», а во время другой фигурировали джин и «роскошный ростбиф с кровью». Во время этих встреч была передана информация о боевиках Иргун и «банды Штерна», подозреваемых в намерении покинуть Палестину, имена которых МИ-5 внесла в «списки наблюдения», имеющиеся в портах и аэропортах. Несмотря на ценность этой информации, один из офицеров МИ-5 не мог не отметить, что у него начинали течь слюнки, когда он читал донесения «Скорпиона». В конце концов, это было время, когда в Англии царила строгая экономия, и хлеб продавали по карточкам47.

«Человек-динамит»

Несмотря на все свои антитеррористические усилия, МИ-5 не удалось выявить нескольких агентов Иргун и «банды Штерна» в Великобритании. Ячейка «банды Штерна», изначально поставившая себе в качестве цели Великобританию, находилась во Франции. Ее возглявлял Яков Элиав, который родился в России, приехал в Палестину в 1917 г. и вступил в «банду Штерна» в 1935 г. По его собственным словам, Элиав «изобрел бомбу-письмо» и позже стал известен как «человек-динамит» по причине своего умения обращаться со взрывчатыми веществами. Именно он нес ответственность за рассылку серий писем со взрывчаткой из Италии членам кабинета министров Великобритании и другим деятелям, тесно связанным с Палестиной. Позднее Элиав будет отрицать, что он когда-либо был террористом, и после создания в 1948 г. Израиля будет применять свои знания о взрывчатых веществах в Силах обороны Израиля и высоко поднимется по карьерной лестнице в одном из их антитеррористических подразделений. В процессе карьерного роста он проявлял удивительную неспособность понять, что те подпольные группы, которым он навешивал ярлык террористических организаций, вроде Организации освобождения Палестины, считали себя борцами за свободу, каким считал себя и он до 1948 г.48

В Париже в 1946 г., работая под псевдонимом «Яшка», Элиав завербовал двоих агентов для контрабанды взрывчатки в Великобританию. Первый из них, Жак Мартински, бывший участник французского Сопротивления, потерявший в войне ногу, придумал замечательную хитрость для контрабанды взрывчатки в Великобританию – спрятать гелигнит в его искусственной ноге. Однако когда 6 марта 1947 г. он попытался попасть в лондонский аэропорт, его отправили назад на основании того, что у него нет веских причин для въезда в Великобританию. Так как этот план сорвался, Элиав придумал другой. Он использовал другого своего агента, Роберта Мисрахи – студента Сорбонны и протеже Жана Поля Сартра, для контрабандного провоза взрывчатки в Великобританию в специальном пальто, в котором динамит был спрятан в подкладных плечах и других местах. Мисрахи проскользнул через британскую таможню весной 1947 г., и похоже, что МИ-5 так и не обнаружила его присутствие в стране. Именно Мисрахи оставил бомбу, которая взорвалась в Колониальном клубе 8 марта, и, возможно, он доставил взрывчатку для огромной бомбы, оставленной в министерстве по делам колоний 17 апреля 1947 г.49

Бомба, заложенная в министерстве по делам колоний, которая не взорвалась из-за неисправности таймера, была пиком террористической операции, проведенной юной девушкой – агентессой Иргун Бетти Кнаут. Она была дочерью хорошо известного в Париже еврейского писателя Давида Кнаута – пылкая сионистка-«ревизионистка» и ученица Владимира Жаботинского – отца-основателя «ревизионистского» сионизма. Элиав выбрал и завербовал ее для своей главной операции в Великобритании, правильно угадав, что женщины с меньшей вероятностью, чем мужчины, привлекут к себе внимание и подвергнутся обыску на британской границе. Кнаут успешно проскользнула через английскую таможню 14 или 15 апреля 1947 г. и начала следить за своей целью из маленького гостиничного номера, который она сняла в Паддингтоне. Рано утром 17 апреля она освободила номер в гостинице и покинула ее, одетая в нарядный костюм и дорогое пальто. Она пошла на вокзал Виктория, где и оставила свои вещи в камере хранения. Ее план состоял в том, чтобы уехать из страны сразу же после того, как она оставит бомбу в нужном месте. Затем она отправилась к министерству по делам колоний на Уайтхолле, где, как и планировалось, она вежливо спросила охранника в приемной, нельзя ли ей воспользоваться туалетом. Сначала он отказал ей, но она его уговорила и прошла в туалет этажом ниже, где и оставила бомбу, состоявшую из двадцати четырех брикетов взрывчатки, обернутых в газеты «Ивнинг стандард» и «Дейли телеграф». Затем она спокойно вышла из здания, по дороге вежливо поблагодарив охранника, и скрылась в уличной толпе. Она направилась прямо на вокзал Виктория, села в поезд, шедший на южное побережье, а там – на паром в Бельгию, на котором встретилась с другим агентом, Яковом Элиасом, как и было условлено50.

Бомбу в министерстве по делам колоний нашла уборщица, что привело к охоте на преступника по всей Европе. Для начала, похоже, ни у особого отдела, ни у МИ-5, ни у SIS не было никаких сколько-нибудь существенных ниточек. Но фортуна к ним переменилась 2 июня 1947 г., когда бельгийская полиция, получившая предупреждение от МИ-5, задержала Кнаут и Элиаса за подозрительное поведение на пограничном пункте проверки при попытке попасть из Бельгии во Францию. При обыске их вещей были обнаружены конверты, адресованные ряду британских чиновников, включая сэра Джона Шоу, а также детонаторы, батарейки и дистанционный взрыватель. Начальник особого отдела коммандер Леонард Берт отправился в Бельгию и послал в Лондон отпечатки пальцев Кнаут, где быстро установили их тождество с отпечатками, оставленными на бомбе в министерстве по делам колоний. Когда ее арестовали в Лондоне, на Кнаут был все тот же дорогой костюм, а в руках у нее была заметная сумочка, и все это подходило под описание молодой женщины, которая оставила бомбу в Лондоне. Отпечатки пальцев «Элиаса» установили его тождество с Яковом Левштейном – хорошо известным в Палестине боевиком, который был приговорен к пожизненному заключению в 1942 г., но бежал. Бельгийские власти в тесном сотрудничестве с МИ-5 и особым отделом Скотленд-Ярда приговорили Кнаут к одному году тюремного заключения, а Элиаса – к восьми месяцам. Позже на пресс-конференции в Тель-Авиве Кнаут выразила сожаление, что не смогла выполнить свою миссию по рассылке писем со взрывчаткой, которые у нее имелись51.

Другим агентом Элиава был Яков Герути, задачей которого в 1947 г. было использовать свою учебу в Лондонском университете как прикрытие для открытия в Великобритании «второго фронта». Как и в случае с Бетти Кнаут, Элиас обеспечил Герути материально-техническую поддержку и дал имена людей, сочувствующих их движению в Лондоне. И по-видимому, МИ-5 не выявила его как агента «банды Штерна» на протяжении его пребывания в Великобритании с октября 1947 г. по май 1948 г. Герути, который впоследствии стал в Израиле юристом и активистом правого толка, подробно описывает на иврите в своих недавно опубликованных воспоминаниях, как он вербовал в Великобритании еврейских сторонников в свою «ячейку». Он действовал, находясь в маленькой полуподвальной квартирке, расположенной в районе, где говорили на идиш, в Уайтчепеле (Восточный Лондон). Он получал финансирование от богатого еврея из Северного Лондона, имя которого он не раскрывает, но который, по имеющимся данным, потерял много родственников во время холокоста и был фанатичным ревизионистом, державшим у себя в приемной бюст Жаботинского.

Путь, которым прошел Герути, прежде чем встретился со своим богатым спонсором, был замысловатым: через посредника он поместил пароль на выбранной странице информационного бюллетеня «Хамас», выпускаемого «бандой Штерна», который оба они затем произнесли друг другу: «Таким образом мы уменьшили риск привлечения внимания секретных агентов и тех, кто работал на британскую тайную полицию». Сторонники «банды Штерна» в Нью-Йорке снабжали Герути и его ячейку взрывчаткой, которую в одном случае провезли контрабандой в Великобританию внутри транзисторных приемников. В мае 1948 г., когда Британия выходила из Палестины, Герути доставил смертоносную бомбу в виде книги в дом под Бирмингемом, где жил с семьей бывший офицер войск особого назначения майор Рой Фарран, который участвовал в полувоенной тайной операции англичан в Палестине, где в 1947 г. был признан невиновным в убийстве молодого члена «банды Штерна», что было спорно. Бомбу, спрятанную в томике Шекспира, открыл брат Фаррана Рекс, абсолютно не связанный с Палестиной, – он был убит взрывом, который оказался таким мощным, что мелочь, лежавшая в карманах жертвы, оказалась в саду около дома, хотя – и это невероятно – домашняя кошка, которая тоже находилась в комнате, каким-то образом уцелела. Впоследствии Герути почти не проявил раскаяния, заметив, что убийство «было досадной неудачей, нам нужен был убийца, а не его брат». Пытаясь скрыться от возможных дальнейших нападений «банды Штерна», Рой Фарран переехал в Канаду, где надеялся прожить спокойную анонимную жизнь. Однако его старые враги вскоре обнаружили его место жительства. Каждый год до конца своей жизни он получал рождественскую открытку от «банды Штерна»52.

Есть веские основания предполагать, что помимо Герути в Великобритании действовали и другие нераскрытые боевики «банды Штерна». Бывший член банды описал, как начиная с 1946 г. он руководил «спящей» ячейкой на территории Великобритании, которая должна была быть задействована в случае, если создание Государства Израиль в 1948 г. зайдет в тупик. У его ячейки были инструкции от руководства в Палестине совершить ряд убийств высокопоставленных деятелей, таких как министр иностранных дел Эрнст Бевин, а также осуществить взрывы на электро– и водопроводных сетях. Руководителями этой и других ячеек были евреи из Палестины, но оперативниками, непосредственно осуществлявшими теракты, должны были стать британские подданные еврейского происхождения, которые не были связаны с экстремистскими сионистскими группами, которые насторожили бы полицию и МИ-5. Они были «чистыми шкурами», если использовать антитеррористическую терминологию. Этот бывший член «банды Штерна» утверждал, что некоторые члены его ячейки впоследствии сделали успешную карьеру в Великобритании, и к ним не было принято никаких мер. Это наводит на мысль, что они оставались нераскрытыми, если только МИ-5 не играла в «долгую игру», оставляя их на своих местах, но следя за ними как можно дольше, чтобы собрать на них разведданные, что вполне возможно53.

В добавление к «спящим» ячейкам есть некоторые факты, говорящие о том, что одна необнаруженная ячейка «банды Штерна» на самом деле планировала убить Бевина, как опасалась МИ-5, в обстоятельствах, словно сошедших со страниц романа Фредерика Форсайта «День Шакала». По крайней мере двое бывших членов «банды Штерна», действовавших в Лондоне, сказали, что они подошли вплотную к убийству Бевина, но были отозваны в последний момент своим руководством в Палестине в мае 1948 г., когда Британия начала выходить из мандата. Их первый план состоял в том, чтобы просто застрелить Бевина по дороге на работу, когда тот ехал «в большой черной машине, заметной издалека, безо всякого сопровождения». Когда им это не удалось, они спланировали оставить взрывчатку по пути его следования. Один из агентов даже утверждал, что оставил бомбу, замаскированную под книгу, под сиденьем Бевина в палате общин, когда изображал из себя туриста, но она не взорвалась. Подтверждения этого рассказа ни в каком другом источнике нет, и по зрелом размышлении кажется, что некоторые так называемые заговоры против Бевина – иллюзорные, а предполагаемые убийцы впоследствии просто приукрашивали свою роль. Однако в обоих рассказах бывших агентов «банды Штерна» содержатся факты, которые можно подтвердить, такие как ограбление бандой банка «Барклайс» в Иерусалиме в 1947 г., и поэтому их нельзя совершенно не принимать в расчет. На самом деле у Иргун и «банды Штерна» почти наверняка были нераскрытые агенты в Великобритании, которые замышляли террористические акты в сердце империи54.

Международные спонсоры терроризма

По мере усиления угрозы терроризма в МИ-5 стали испытывать все больше беспокойства в отношении помощи Иргун и «банды Штерна» со стороны зарубежных групп и даже стран. МИ-5 не потребовалось проводить большую разыскную работу, чтобы обнаружить, что две группы получают техническую поддержку от ИРА. МИ-5 было известно, что один лидер ИРА, еврей по национальности, Роберт Брискоу, который также был депутатом парламента Ирландии, сионистом-ревизионистом и будущим мэром Дублина, оказывал поддержку Иргун, и в своих мемуарах он вспоминал, что помогал им как мог. Брискоу, который, по его собственным словам, «вел бы дела и с Гитлером, если бы это было на благо Ирландии», до войны несколько раз совершал поездки в Великобританию, где встречался с представителями Иргун. В своих воспоминаниях он написал, что назначил себя «профессором подрывных действий против Англии» и помогал Иргун построить свою организацию «по принципам ИРА». Для укрепления сотрудничества разведывательных ведомств по линии ИРА – Иргун – «банда Штерна» в октябре 1947 г.

МИ-5 отправила в Дублин одного своего офицера и офицера палестинской полиции майора Дж. О’Салливана, временно находившегося в Лондоне, с целью провести инструктаж по сионистскому терроризму. Они связались с ирландским Управлением уголовных расследований, которое вело слежку за Брискоу и передавало полученную информацию МИ-555.

Бывший главный раввин Ирландии Ицхак Герцог также открыто поддерживал и ирландско-республиканский, и сионистский терроризм. После эмиграции в Палестину в 1936 г. Герцог поднялся до, вероятно, самой высокой должности в мире еврейской религии: он стал главным раввином Палестины. Офицер по вопросам обороны и безопасности МИ-5 в Палестине и палестинская полиция, очевидно, пристально следили за деятельностью раввина Герцога. Инкапсулируя трения, существовавшие между умеренными и экстремистами как в Палестине, так и в Ирландии, один из сыновей Герцога, Хаим, осуждал тайный сговор своего отца с террористами. Хаим Герцог служил в британской военной разведке в день высадки союзных войск в Нормандии, затем участвовал в создании израильской разведывательной службы и в конечном счете стал президентом Израиля56.

Позиция, которую заняло правительство США по Палестине и особенно по положению американцев еврейского происхождения, иногда мешало МИ-5 добиваться сотрудничества от американских властей по вопросам сионистского терроризма. На 22-м Сионистском конгрессе, проходившем в 1943 г., Хаим Вайцман подверг критике американских сионистов за поддержку «сопротивления» в Тель-Авиве из комфортного и безопасного Нью-Йорка. Растущее чувство враждебности, которое многие евреи-американцы испытывали к Великобритании после войны, с успехом изобразил Бен Хект в своей пьесе «Рождение флага», которая шла на Бродвее в сентябре 1946 г. Пьеса была злобно-антибританской, в ней играли самые известные актеры, включая Пола Муни и молодого Марлона Брандо. Позднее Хект написал открытое «Письмо террористам Палестины», опубликованное в «Нью-Йорк таймс», в котором он заявлял: «Всякий раз, когда вы взрываете английский склад оружия, или английскую тюрьму, или железную дорогу, или грабите английский банк, или обращаете свое оружие и бомбы против английских предателей и оккупантов вашей родины, американские евреи устраивают в своей душе небольшой праздник»57.

Недвусмысленная поддержка американской администрацией сионистских устремлений была одним из главных факторов, которые привели правительство Великобритании в феврале 1947 г. к решению передать вопрос о Палестине в ведение ООН. В частности, МИ-5 было известно, что некоторые экстремистские сионистские группы в США, такие как Группа Бергсона и Еврейский комитет за освобождение Палестины, предоставляют финансовую и материально-техническую поддержку Иргун и «банде Штерна» (взрывчатку и боеприпасы иногда посылали в Великобританию в продуктовых посылках). МИ-5 установила полезные рабочие отношения с американской военной разведкой (G-2) в оккупированных зонах Европы по вопросам скрытой миграции евреев в Палестину и сионистского терроризма, но в целом отношения между английской и американской разведками по вопросам сионизма были непростыми. В марте 1948 г. в Объединенном центре разведывательных служб (JIC) отметили, что, хотя там и не верят в существование значительной доли сионистов внутри недавно созданного ЦРУ, доклады JIC по Палестине неизбежно будут вызывать споры в Вашингтоне, и их следует передавать только директору ЦРУ лично. В JIC также порекомендовали, чтобы другие доклады британской разведки по вопросам, связанным с сионизмом, подвергались цензуре, прежде чем будут переданы американским властям. Тем временем в ходе операции «Золото», проводимой разведкой американских ВМС, шел перехват сообщений контрабандистов – торговцев оружием, но его результатами американцы с англичанами не делились, и Вашингтон не принял к ним никаких мер58.

Один из немногих способов получить сотрудничество ФБР по вопросам, связанным с сионизмом, состоял в том, чтобы подчеркивать связи многих выдающихся сионистских деятелей с коммунизмом и Советским Союзом. В МИ-5 полагали, что несколько членов Иргун и «банды Штерна» попали в Палестину с помощью советской разведки. Менахем Бегин и Натан Фридман-Еллин – главарь «банды Штерна» были польского происхождения, и в МИ-5 справедливо подозревали, что Советы помогли им «спастись» в Палестине во время войны. Некоторые сионистские лидеры были за сотрудничество с Советским Союзом, включая начальника безопасности Еврейского агентства в Палестине Моше Снеха, который был в курсе – если не принимал активное участие в осуществлении – взрыва гостиницы «Царь Давид». Подозрения МИ-5 подтвердило последующее расследование, которое показывает, что в некоторых случаях «банда Штерна» обращалась к Москве за помощью59.

Это делает участие Кима Филби в расследованиях SIS случаев сионистского терроризма еще более интересным. Положение Филби на посту начальника отдела 9 в SIS – у Советов это контрразведка – позволяло ему проявлять законный интерес к Ближнему Востоку, который он также, вероятно, унаследовал от своего отца – известного арабиста Гарри Сен-Джона Филби. Во время войны Сен-Джон Филби безуспешно пытался заключить сделку по разделу Палестины – это был так называемый «план Филби». Тайные планы Кима Филби в расследованиях SIS сионистских замыслов трудно определить. 9 июля 1946 г. SIS распространили на Уайтхолле отчет, в котором говорилось, что Иргун планирует предпринять «кровавую акцию» в отношении дипломатической миссии Великобритании в Бейруте. Почти наверняка это было неточное предупреждение о взрыве гостицицы «Царь Давид», который произошел двумя неделями позже. Именно Филби распространил этот отчет. Однако у Филби было меньше мотивов саботировать расследования британских спецслужб в отношении сионистских террористов, чем в других областях. Без сомнения, он втайне приветствовал бы террористическую кампанию, развернувшуюся в рамках британского мандата в Палестине, как подрывающую Британскую империю, но, когда в послевоенные годы он работал по делам сионистов для SIS – ну и для КГБ, – политика Советского Союза в отношении Палестины еще не сложилась. Москва изначально поддерживала создание Государства Израиль в надежде на то, что это будет шип в боку «империалистического» Запада. И Советский Союз был первой страной в мире, который признал Израиль, когда он был создан в мае 1948 г. Но Сталин просчитался: за последующие годы Израиль построил особые отношения с США, а не с Советским Союзом, и в последние годы жизни перед смертью в 1953 г. Сталин был поглощен теориями антисемитского заговора.

К этому времени Филби уже не работал по сионистским делам для SIS, а значит, не работал и на КГБ. При отсутствии материалов из все еще закрытых архивов КГБ точная роль Филби в сионистских делах должна оставаться темой для размышлений. Тем не менее Москве, безусловно, было бы интересно через него узнать, что Лондон подозревал Советы в причастности к сионистскому терроризму60.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации