» » » онлайн чтение - страница 11

Текст книги "Маскарад любви"


  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 02:03


Автор книги: Люси Рэдкомб


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Дорис стало дурно от приступа негодования, вызванного очередным голословным обвинением. Как же он должен ее презирать и ненавидеть, если наделяет самыми мерзкими и отвратительными чертами, не давая при этом ни малейшего шанса оправдаться или просто объяснить что к чему. Колени Дорис подогнулись, и она опустилась в ближайшее кресло. Было самое время переменить тему.

– Как Пол? Ему нравится в новой школе?

Брюс, посмотрев на Дорис с удивлением, заметил на ее лице отсутствующее выражение, словно она унеслась мыслями куда-то очень далеко и вопрос ее был просто данью вежливости.

– Я не хотел бы сейчас говорить о Поле.

– Ну, конечно, жизнь вашего сына – не моего ума дело! – в голосе Дорис было столько горечи и обиды… – Даже если Милдред и мать Пола, то она его не любит… Она просто не умеет любить… А я умею и люблю! Ну почему мне так не везет с мужчинами по фамилии Кейпшоу?

– Послушайте, Дорис! Постарайтесь быть справедливой. Как я могу позволить ему привязаться к вам, если вы в любой момент можете исчезнуть навсегда, оставив его с занозой в сердце. Ему ведь нужна мать, а не подружка! – добавил он жестко.

– Ну, естественно, куда уж мне, я не подхожу ни по каким параметрам! Но неужели вы собираетесь рассказать мальчику историю его появления на свет. Пол же возненавидит женщину, подарившую ему жизнь. Зачем вам это?

Впервые Брюс избегал смотреть ей в глаза, однако вопрос, заданный им, поразил ее своей бестактностью:

– Почему у вас нет детей? Я наблюдал, как вы обращаетесь к этой малышкой, и понял, что вы их любите.

– Считаю, что от родов безвозвратно портится фигура, – заявила она с деланным легкомыслием, резко контрастировавшим с общей тональностью их разговора. Но она понимала, что этот вопрос может перевести беседу в опасное русло. Ее ответ откровенно разозлил Брюса, и она сочла нужным смягчить его: – Просто как-то не получалось! – Да, появление у нее в браке с Дейвом ребенка было бы равносильно непорочному зачатию.

– Я не имел возможности видеть Пола, когда он был совсем маленьким. Его мать прятала его от меня, набивая будущую цену.

– Как же вам везло на женщин!

Дорис сделала попытку встать, но он быстрым движением руки удержал ее на месте. На лице его появилось извиняющееся выражение, и она задумалась, что бы он мог поставить себе в вину в отношении ее, какие его мучили угрызения совести?

– Нет, Дорис, на женщин мне не везло, – просто сказал он. Появившаяся на его губах улыбка была такой необыкновенной, что Дорис даже сощурилась, представив себе, каково тем, кого он решил пленить своим обаянием. – Не заключить ли нам перемирие? – неожиданно предложил Брюс.

– С чего бы это? Что вы сделали такого, чтобы я вдруг изменила свое отношение к вам?

– А очень просто, мы смогли бы более приятно проводить время вместе. – Его низкий, интимно звучащий голос обволакивал Дорис, лишая воли. Она обреченно вздохнула – опять он нагло, в открытую заявляет на нее свои неизвестно откуда взявшиеся права. Но она не могла не признать, что оборону держать сможет недолго.

– Вы не раз давали мне понять, что для вас не существует такого понятия, как «чувства», поэтому, надеюсь, это наш последний разговор. – Но его пронзительный взгляд рушил внутри нее какие-то преграды, и поток нерастраченных чувств уже грозил вырваться на свободу.

Брюс легко опустился на колени рядом с креслом, в котором сидела Дорис.

– На меня удивительно подействовала сцена, когда вы держали на руках ребенка, а он искал вашу грудь. – Голос Брюса дрожал от возбуждения, глаза уперлись в полные, слегка колыхавшиеся груди Дорис, обтянутые тонкой тканью джемпера. – Я завидовал ему. Я хочу попробовать вас на вкус, почувствовать вашу реакцию на мои прикосновения…

– Не-ет! – Дорис попыталась его оттолкнуть, действуя скорее инстинктивно, боясь, что он может прочитать в ее глазах желание, ничуть не меньшее, чем его собственное.

Он обхватил ее и стал пригибать к себе, пока его лицо не оказалось между ее грудями. Дорис вскрикнула и запустила пальцы в его густые темные волосы. Теперь ею владела всего одна мысль – скорее бы он взял ее жаждущее любви тело. Она желала его прикосновений и ласк, несущих удовлетворение – она не сомневалась в этом – не только ему, но и ей.

– Дорис, ну скажи же, что ты меня хочешь! Я мечтаю услышать, как эти слова слетят с твоих сладких губ!

– Да, Брюс, я тебя хочу. – Она с трудом узнала собственный голос.

Из глубины его тела исторгся громкий триумфальный рык самца.

– Ты удивительная! С первого момента, как я увидел тебя, мне до боли захотелось обладать тобой, каждым дюймом твоего тела… – Он целовал ее полуоткрытый рот жестко и требовательно и говорил, говорил низким голосом. Дыхание его стало таким же частым, как у нее. – Я думал, что сумею подавить вожделение, но оно нарастало, крепло и стало жить как бы своей собственной жизнью. – Его руки проскользнули под ее джемпер, кончики пальцев коснулись ее грудей.

Великая женская интуиция подсказала Дорис, что он так уверенно ведет себя сейчас потому, что мысленно проделал все это не один десяток раз. Он предвкушал, как будет раздевать и соблазнять ее! Эта мысль опьяняла Дорис. Она смотрела на него со смесью страсти и страха в глазах…

Звонок звонил уже не в первый раз, когда они осознали, откуда происходит этот противный звук.

– Это, наверное, Кетлин – мама малышки… Она не уйдет, здесь ее ребенок! – Дорис бросилась к дверям, но Брюс перехватил ее.

– Подожди, куда ты в таком виде? Приведи себя в порядок.

Наконец она открыла дверь.

– Что случилось? – закричала перепуганная Кетлин. – Я уже стала впадать в панику. – Но она не была бы женщиной, если бы, бросив взгляд в зеркало и оглядев себя, не спросила: – Ну что, я тебе нравлюсь? Слушай, а как вел себя мой ангелочек?

– С Джулией все в порядке, один раз я поменяла пеленки и один раз покормила.

И тут Кетлин остолбенела от удивления, узрев вдруг незнакомого мужчину.

– Здравствуйте…

– Кетлин, это Брюс Кейпшоу… – Дорис заметила скрытый вопрос в остром взгляде подруги и сочла нужным пояснить причину появления его здесь. – Мистер Кейпшоу купил Блэквуд у Патрика.

Брюс протянул руку и выдавил из себя дежурную улыбку.

– У вас очень хорошенькая дочь, Кетлин… такая же, как и ее мама.

Господи! – закатила глаза Дорис, ну неужели он не мог убраться попросту, не сморозив такую банальность. С неприятным удивлением она отметила, что в ответ на столь неуклюжий комплимент Кетлин по-девчоночьи захихикала. Когда молодая мама наклонилась к ребенку, Брюс заговорщически подмигнул Дорис. Она собиралась было надуться, но признала, что вел себя Брюс довольно симпатично.

Кетлин, бросая на подругу выразительные взгляды, заспешила и отказалась от предложения задержаться и выпить чего-нибудь.

– Я позвоню тебе, – пообещала она Дорис так многозначительно, что та чуть не рассмеялась. Возвратившись в комнату, после того как закрыла дверь, она услышала наглое заявление Брюса:

– По-моему, твоя подруга положила на меня глаз.

– Возможно. Потому что все то, что в штанах, с детства приводило ее в трепет, вне зависимости от внешних данных и богатства внутреннего мира.

– Почему ей не показалось странным, что ты принимаешь постороннего мужчину в квартире Лэма, когда того нет? – Этот серьезный вопрос был задан серьезным тоном.

Она вздохнула и приняла важное решение.

– Я хочу сказать вам кое-что о Лэме.

– Нет, только не сейчас! – воскликнул Брюс. – Сейчас не надо! Меня не интересуют твои любовники, так же как тебя не должны интересовать мои приятельницы.

– Вы не поняли меня… – Но Дорис не успела закончить фразу.

Двигаясь как лунатик, она направилась к Брюсу, когда он ее поманил. Поймав руку Дорис, он потянул ее вниз на коврик и сам опустился рядом на колени. На камине стоял букет осенних роз, и их насыщенный запах всегда возникал в ее мозгу, когда потом Дорис вспоминала этот момент. Она чувствовала, наверное, то, что ощущает человек, захваченный смерчем. Волосы ее растрепались, сердце громко стучало в груди.

– Я хочу раздеть тебя. – Он облизнул пересохшие губы, в глазах затаилась странная мольба о помощи.

– Я помогу тебе, дорогой, – прошептала она, удивляясь сама себе.

Из его груди вырвался стон. Трудно было сказать, кто кого раздевал, но уже через минуту оба оказались абсолютно нагими.

Дорис купалась в сладострастном восторге, когда его губы дразнили и терзали розовые соски ее грудей, ставших вдруг средоточием чувственности. Он по очереди ласкал каждую из них, и чувство обладания этими сокровищами переполняло его восторгом. Тело Дорис сотрясали волны экстаза, когда он касался его в самых чувствительных точках. Он представлялся ей сейчас восхитительным хищником, в объятиях которого она чувствовала себя в безопасности! Она повторяла его имя, а он прижимался к ней все теснее. Его руки и губы скользили по ее телу, доставляя огромное чувственное наслаждение. Дорис задыхалась, потому что не могла набрать в легкие достаточно воздуха.

– Брюс, я не вынесу…

– Нет, это я не вынесу, я пьянею от твоего аромата, от твоего вкуса. – Он приподнялся над ней, и она замерла от зрелища его мужского великолепия. Он был готов к любовному сражению. – О Дорис, я заставлю тебя забыть всех, кого ты знала раньше, – бормотал он страстно…

И несмотря на то что чувство реальности покинуло ее, Дорис, внутренне усмехнувшись, подумала, что нельзя забыть того, чего не было вообще.

Руки Брюса скользнули под округлости ее ягодиц, он стал поднимать их вверх. Порыв желания затопил затаившиеся в ее душе страхи. Она чувствовала его своей нежной кожей – это было великолепное ощущение. Но разве можно было сравнить что-либо с тем моментом, когда он вошел в нее! Веки Дорис опустились в сладкой истоме, и она не могла увидеть недоумение и ужас, вспыхнувшие в глазах Брюса. Ощущения поглотили ее. Сила страсти нарастала; в реальности все было мощней и острее, чем она себе воображала. Наконец в избытке чувств Дорис закричала, боясь задохнуться от переполнявших ее эмоций. Взрыв животной страсти заставил ее вцепиться ногтями в спину Брюса, и она не отпустила его, даже когда сама любовная игра завершилась.

И как следствие эмоционального взрыва, она без всякой видимой причины заплакала. Она рыдала, утирая слезы тыльной стороной ладони.

И только тут Дорис впервые ощутила, какой грубой была ткань коврика, давшая приют их любви. Она провела рукой по бедру Брюса, наслаждаясь эластичностью его кожи. А он, неожиданно больно схватив ее за запястье, притянул к себе и посмотрел в глаза.

– Мне кажется, ты должна объяснить мне кое-что. – Он своими бедрами обхватил ее стройную ногу, как бы взяв в плен. Ей совсем не хотелось говорить, она все еще пребывала во власти только что изведанных чувств.

– Не понимаю, что ты имеешь в виду…

Брюс не сомневался, что она хитрит, и решил добиваться правды и только правды.

– Скажи мне, как могло произойти, чтобы вдова, известная своими многочисленными похождениями, досталась мне нетронутой? Не скрою, мой личный опыт соблазнения девственниц маловат.

Дорис почувствовала, как место всепоглощающего счастья заняла жгучая обида. Совсем не этого ждала она сейчас от Брюса. Все возвращалось на круги своя. Опять он все портит, подумала она.

– Означает ли твое неудовольствие, – спросила она, – что, знай ты об этом прискорбном факте, ничего бы просто не случилось?

Он обмотал ее волосы вокруг своей ладони, на лице его появилась странная смесь самоиронии и жестокости.

– Если бы я мог догадываться об этом, то принял бы совершенно другое решение. Какое, это теперь останется вопросом теории. И все же, Дорис, я жду объяснения.

– Может быть, мне еще и извиниться за то, что не поставила вас в известность, с кем вы имеете дело?

Пронзительно вскрикнув, Дорис вырвалась из его рук и побежала в спальню. Хотя в окно пробивались теплые лучи солнца, ее знобило. Она накинула халат и присела на край кровати. Чтобы хоть немного прийти в себя, стала разглядывать кончики пальцев.

– Я жду, – услышала она требовательный голос.

Он стоял в дверном проеме.

– Что еще не так, Брюс? Вас обескуражило то, что я играла не по вашим правилам, но это дело поправимое. Можете не беспокоиться, я не собираюсь учинять вам скандалы.

Он сел рядом с ней на кровать, которая жалобно скрипнула под его тяжестью, и еще раз с монотонной нудностью повторил:

– Ну так как же ты объяснишь мне все это? Стало быть, ты не делила это скрипучее ложе с Лэмом?

– Лэм сейчас в Канаде, у него там невеста. – Дорис сделала это признание тихим, но твердым голосом. Она достала из кармана халата платок и прозаически высморкалась. – Он оставил меня присматривать за квартирой.

– Думаешь, все это смешно, – вдруг громыхнул Брюс, – заставлять меня терзаться из-за твоих, как оказалось, мнимых похождений? Ты делала из меня дурака!

– А, вот в чем дело? Неужели это самое главное из того, что произошло между нами? Ах, ах, ах! Всемогущий Брюс Кейпшоу оказался в дураках. – Голос Дорис поднялся на целую октаву выше обычного.

– Сядь. – Брюс толкнул Дорис на постель, когда она попыталась привстать. – Что будет, если я тебе врежу и выкину в том, в чем ты есть, на улицу… чтобы ты не вела себя впредь как самодовольная маленькая идиотка.

– Мне кажется, вы делаете из мухи слона, – сказала Дорис нарочито небрежным тоном и отметила, как он побледнел от гнева.

– Значит, это пустяк для тебя?!

– Может, вы успокоитесь, если я пообещаю во всеуслышание подтвердить вашу репутацию непревзойденного любовника?

– О нет! Кому нужны комплименты бывшей девственницы! Хотя, не могла бы ты все же объяснить, как, побывав замужем, ты ухитрилась ею остаться?

– Могу, – коротко согласилась Дорис. – Дейвид стал импотентом еще до нашего брака. Это было следствием его болезни.

– И ты об этом знала? Знала еще до?.. – тихо спросил Брюс.

– Конечно, Дейвид был откровенен со мной.

– Вот ведь старая эгоистичная сволочь! – Он произнес эти слова так, что голова Дорис вздернулась от возмущения.

– Какое вы имеете право… – начала она.

Он явно не слышал ничего, что она говорила, потому что был погружен в свои мысли.

– Зачем ты пошла на это? Зачем?

– Я его любила. Он был так добр ко мне, научил меня многому хорошему. Чувство благодарности к нему перевесило все остальное.

– Доктор рассказал мне, сколько тебе досталось. Это была непосильная ноша. Выходит, все ваши деньги ушли на лечение, не так ли?

Возможно, хоть теперь, понадеялась Дорис, до него дойдет, как он был не прав, считая ее любительницей легкой наживы, искательницей приключений, попросту шлюхой. Ей пришло в голову, как мерзко по сути своей слово «переспать». А ведь Брюс заявлял не раз, что она хочет «переспать» с ним, чтобы завладеть его чековой книжкой.

Между тем его самоирония затухала, а ярость набирала силу. Он, считавший себя крупным знатоком психологии, оказался одурачен маленькой девственницей.

– Ну какого черта ты мне не сказала обо всем раньше! – воскликнул он в сердцах.

– Не видела в этом какого-либо смысла! – парировала она. – Все равно вы не поверили бы ни одному моему слову. Вы же меня приговорили и распяли с первого момента нашей встречи.

– Будь ты проклята… ведь это ты заставила меня так думать о тебе!

– Мне просто не хотелось огорчать вас. По-моему, предполагать гадости обо мне доставляло вам какую-то извращенную радость. А может, вас возбуждают только потаскухи? С порядочными вам скучно, и вы теряете форму.

Дорис сыпала обвинения и домыслы как из рога изобилия. Он долго порывался вставить хоть одну фразу и наконец, ему это удалось.

– И в качестве страшной мести собственного изготовления ты решила всучить мне свою невинность и теперь станешь болтать за чашкой кофе с подружками об еще одном старом дураке.

Ей не верилось, что Брюс способен мыслить так примитивно. Куда пропал его тонкий интеллект?

– Право похвастаться в компании очередной победой я оставляю за вами. Мне такое поведение несвойственно. – Голос Дорис был крайне холоден. Сейчас ей очень хотелось, чтобы как можно скорее Брюс ушел. Она не доверяла себе в его присутствии и в то же время не хотела бы вновь попасть под его влияние, поэтому предпринимала отчаянные попытки вывести его из равновесия. – Я буду молчать и еще по одной причине. Мне было бы стыдно кому-нибудь признаться, что я разделила постель с вами. – И тут же подумала: хороша постель – пыльный коврик на полу!

Брюс никак внешне не реагировал на выпады Дорис. Но глаза его замерли на ее обнажившемся плече, когда она инстинктивным движением отбросила назад копну волос.

Наконец, словно выходя из спячки, Брюс медленно произнес:

– Думаю, мне лучше уйти.

– Отлично, – согласилась Дорис, ощущая, как он буквально отдирает свой взгляд от ее голого плеча. Он никогда не простит меня, думала она, за то, что, по его понятиям, я оскорбила его, оставив в дураках. Что бы она ни чувствовала по отношению к Брюсу, их, увы, не связывало ничего, кроме того, что произошло на коврике. Да и он много раз говорил ей фактически то же – ему нужно было ее тело… и все!

Несчастная, отвергнутая женщина смотрела ему вслед, когда он выходил из комнаты.

9

Дорис старалась уверить себя, что не ждет возвращения Брюса. Она вспоминала разные истории, происходившие с ее подругами. Тогда она сурово распекала их за слабость, за то, что, будучи брошенными своими возлюбленными, они были готовы простить им все, лишь бы те вернулись. Это было время, когда она считала, что образцовыми следует считать отношения, связывающие ее с Дейвидом. Увы, жизненный опыт сделал ее более терпимой и более мудрой.

На теле Дорис еще были различимы следы любовной схватки с Брюсом, и ей приходила мысль, что пройдет время, они исчезнут, но то, где и как все это случилось, навсегда останется в памяти.

Была половина третьего ночи, когда резко зазвонил телефон. Дорис по-прежнему сидела на краю кровати, подперев подбородок кулачками. Он?! И забыв данное себе обещание не суетиться, она схватила трубку, едва отзвучал первый звонок.

– Да, – произнесла она прерывистым шепотом, умирая от желания услышать знакомый голос.

– Миссис Ленокс, это вы? – Вздох облегчения раздался на другом конце провода, когда Дорис подтвердила, что это она.

– Слава Богу! Это миссис Норман из Блэквуда. Мне страшно неудобно беспокоить вас в такую пору, но у нас несчастье.

Чувство разочарования, которое Дорис пережила, услышав женский голос вместо того, который ждала, сменилось тревогой. Наверное, что-то случилось с Брюсом. Губы ее задеревенели, и слова с трудом проходили сквозь них. Перед глазами вставали картины одна страшней другой.

– Нет, дорогая, с мистером Кейпшоу, будем надеяться, все в порядке. Его нет дома. Беда с мальчиком, с нашим Полом!

Миссис Норман рассказала, что сначала у Пола страшно заболел живот. Она вызвала доктора, и пока тот ехал, Пола рвало.

– Но почему… – начала было Дорис, намереваясь спросить, почему экономка ищет Брюса именно у нее да еще в такое время, но та, поняв все, стала объяснять прежде, чем вопрос был задан.

– Я подумала, что, может быть, его отец у вас… случайно…

– Нет, я не имею понятия, где он. – Дорис подняла руку к пылающим щекам, размышляя, кому еще, кроме миссис Норман, может прийти идея искать у нее Брюса среди ночи.

– Я просто не знаю, что мне делать, – продолжала тоскливо экономка. – Доктор вызвал «скорую», он думает, что это аппендицит. Но Пол плачет и зовет отца или… вас.

Дорис взволнованно вздохнула. Сердце ее было с бедным маленьким мальчиком, который так хотел видеть отца. Она и сама желала бы знать, где он. Затем она решительно сказала в трубку, что скоро будет.

– Я знала дорогая, что вы нас не бросите в беде!

Миссис Норман обстоятельно объяснила, куда ехать.

Буквально через несколько минут Дорис уже была в дороге. В это время суток машин практически не было, и она неслась, превышая дозволенную скорость. Она уговаривала себя, что все будет хорошо, Пол поправится, и с Брюсом не произошло ничего страшного, и он скоро объявится. Дорис пыталась уверить себя, что ей абсолютно все равно, где и с кем проводит время Брюс Кейпшоу.

Через четверть часа она уже вошла в приемный покой. С Дейвидом она побывала в таком бесчисленном количестве больниц, что у нее осталось стойкое отвращение к их виду и запаху лекарств. После непродолжительных поисков она нашла палату, куда поместили Пола. Лицо мальчика было таким же белым, как больничная пижама, в которую его переодели. Полная экономка потеснилась, чтобы Дорис могла поближе подсесть к Полу. На его искаженном от боли лице появилась вымученная улыбка.

– Я знал, что ты обязательно приедешь. – Он произнес это так доверительно, что у Дорис сжалось сердце.

– А папа? – Голос Пола дрогнул, а по лицу пробежала судорога, когда она отрицательно покачала головой.

– Он скоро будет. – Дорис постаралась вложить в ответ максимальную убежденность, но, увы, не очень-то веря в это сама.

Всем нужен Брюс, поймала она себя на мысли. Где же его носит? В палату заглянул врач и огорчился, узнав, что она не мать: требовалось письменное согласие на операцию и посторонние тут не годились. И тут она услышала голос, который различила бы среди тысячи других. Он был здесь!

– Ну вот видишь, папа приехал. – Брюс вошел и остолбенел, увидев две пары горящих глаз, устремленных на него. В его взгляде Дорис прочитала такое откровенное недоумение, как будто он хотел задать вопрос, на каком основании она опять вмешивается в их сугубо семейные дела. Затем его лицо расплылось в удивительно доброй улыбке, и перед ней возник совершенно другой человек, когда он переключил все внимание на сына. Дорис потихоньку вышла из палаты в комнату для посетителей и нос к носу столкнулась с Милдред Оуэн.

Так вот с кем он проводил время! – резанула ее мысль. Видимо, это отразилось на ее лице, потому что Милдред улыбнулась ей с издевательски победоносным видом.

– Если вы сумели перетащить на свою сторону мальчика, то это вовсе не означает, что вы сможете заполучить его отца.

Дорис, чтобы не нагрубить, постаралась держаться максимально холодно.

– Я приехала, потому что меня об этом попросили.

– Но не Брюс, потому что он все время находился со мной!

– Поздравляю вас с оказанной вам милостью! – Дорис сумела вложить в слова столько неприязни и презрения, что Милдред почувствовала себя не ловко.

Итак, от нее он отправился прямиком к этой дыме, которую явно не надо просить дважды. Для таких, как она, совершенно не имеют значения эмоции и душевное состояние партнера. Для них, кроме физической стороны, не существует ничего!

И тут она услышала голос Милдред:

– Вам нет больше смысла оставаться здесь!

Дорис присела на жесткую скамейку.

– Ничего, я подожду результата операции.

Брюс вошел почти бесшумно. Подняв глаза и увидев его, Дорис не была уверена, что он не стоит тут уже несколько минут, наблюдая. Он выглядел усталым и изрядно выпившим, щеки портила щетина.

– Он уже в операционной, врачи считают, что это аппендицит без каких-либо осложнений… – Видимо, он хотел сказать еще что-то, но его прервала Милдред, точнее ее довольно фальшивые рыдания. И она словно растение-паразит обвила Брюса руками. Видеть это было невмоготу, и Дорис потихоньку вышла на улицу.

Вся эта ночь слилась для нее в какой-то сплошной кошмар. Мелкие детали стерлись, в памяти осталось только самое важное.

Она помнила взгляд, который Брюс бросил на сына, – сколько в нем было любви и тревоги! Ей стало стыдно за зависть, которую она испытала к малышу за этот подаренный ему отцом взгляд. С омерзением вспомнила, как тянула к Брюсу руки Милдред. Как ей хотелось изгнать из памяти эту изящную фигурку в объятиях дорогого ей человека.

Дорис беспомощно остановилась не в силах вспомнить, где припарковала машину, совершенно потеряв ориентировку в рядах автомобилей, и горько заплакала.

– Что ты рыдаешь? Ты что же не веришь, что все будет хорошо?

Как долго стоял он здесь? Она посмотрела снизу на его лицо, выражение его не предвещало ничего хорошего.

– Я потеряла свою машину. Неужели вам не понятно, почему я стою здесь.

Ее больше всего сейчас раздражало его самообладание. Однажды Дорис довелось увидеть, как он утратил свою царственную осанку, и хотела бы лицезреть это опять.

– Ничего себе папаша, пирует с подобной особой, когда сын в опасности! – Голос ее дрожал, она понимала, что со стороны может казаться смешной, но сдержаться была уже не в силах. – В конце концов, если она мать Пола, то и женитесь на ней!

Он удивленно всплеснул руками.

– Ну и ну! Мать Пола сейчас, по-моему, состоит уже в третьем браке. Мне удалось соскочить с крючка лишь за приличную цену. Может быть, в это трудно поверить, но когда мы встретились, я был юным романтиком. Она не проявляет никакого интереса к сыну… И вообще у меня нет ни малейшего желания возвращаться в мое прошлое или обсуждать его. И как это ты пришла к мысли, что Милдред – мать Пола? А что касается моей пирушки, то я предпочел бы провести время с тобой, но ты меня прогнала. – Он рассмеялся, споткнувшись на старомодном слове «пирушка». – Зачем ты меня прогнала?

– Неправда, это вы меня бросили и ушли. – Она не чувствовала облегчения от того, что ее домыслы относительно этой женщины рухнули. Однако факт оставался фактом – от нее он поехал к Милдред.

– Неужели ты можешь думать, что, покинув тебя, я мог отправиться к другой женщине?

– Я не собираюсь думать о вас, освободите мне дорогу. Я хочу домой.

– В таком состоянии нельзя садиться за руль, – сказал Брюс при виде ее бледного напряженного лица. – Отдай мне ключи! – Голос его звучал властно, но глаза были полны искренней тревоги. Но она услышала только командный тон, так раздражавший ее.

– Это не ваше дело, позвольте мне пройти. Вы… вы буйвол!

Схватка была молниеносной, ожесточенной, но силы оказались неравными. Ключи от ее машины оказались в его кулаке.

– Сейчас я закричу, и прибегут люди из службы безопасности!

– Ты, мой ангел, слишком упряма и самолюбива, чтобы просить о помощи кого-либо из посторонних, – сказал Брюс абсолютно трезвым голосом. А ведь совсем недавно ей показалось, что он довольно пьян.

– Отдайте мои ключи. Почему вы считаете, что имеете право распоряжаться мною и моими поступками? И впредь не называйте меня «мой ангел». Это противно!

– Вы сварливая баба, ведьма… колдунья. – Он издал странный смешок. – А распоряжаться вами и вашими делами я право имею. Когда кого-нибудь любишь – это дает определенные преимущества.

Дорис показалось, что ей это все чудится, она не разрешила себе верить в то, что Брюс говорил. Он просто не очень удачно пошутил.

– И не надо твердить, что для тебя не существует любви, – продолжал он. – Не уподобляйся Милдред.

То, что он вспомнил ту другую, ненавистную ей женщину, подожгло ее утихавшую ярость.

– Вот и отправляйтесь прямехонько к ней!

– Рад бы, да не получится. Я отослал ее домой…

– Могу себе представить, что умеют вытворять в постели некоторые мастерицы…

– Так ты по-прежнему считаешь, что я от тебя отправился к Милдред, – спросил он, хитро прищурившись.

– Да именно так вы и сделали.

– Нет, выгнанный тобой, я преследовал одну-единственную цель – надраться. – Он заметил, как удивленно округлились ее глаза. Уж не считала ли она его трезвенником? – И, к сожалению, наткнулся на компанию, в которой оказалась Милдред. Она относится к разряду людей, которые не чувствуют, что надоели. Меня разыскали в каком-то баре. И она предложила подвести до больницы, поскольку я, мягко говоря, был… а точно, еще и сейчас нахожусь под хорошим газом. Я принял ее предложение…

Настроение Дорис неожиданно стало улучшаться, но все же она заявила:

– Милдред, однако, сказала, ну, скорее, намекнула… что вы собираетесь жениться на ней.

– Эта женщина – настоящий вампир, – подвел итог Брюс, – но при этом чертовски хороший архитектор. Никаких серьезных намерений в отношении ее у меня нет.

– Почему, собственно, я должна верить вам. Вы мне не верили, даже когда я говорила сущую правду. – Дорис зло смахнула слезу.

– Это твоя вина, дорогая. Ты только и делала, что вводила меня в заблуждение. Я верил, что у тебя есть любовник и хотел его убить, но извиняться за это не стану.

– Все равно, Брюс, вы хотели видеть во мне только плохое и видели.

– Да, это правда, – произнес он тихо и посмотрел в ее бездонные взволнованные глаза. – Но я пришел сюда не спорить, а поблагодарить тебя. Я знаю, как ты ненавидишь больницы, мне рассказал об этом доктор, который тебя навещал. И все же ты примчалась сюда немедленно.

– Я очень люблю Пола, – сказала Дорис просто и мягко.

И опять они мысленно сражались между собой. Она корила его, что он уехал, не поинтересовавшись, в каком она состоянии, а он ставил ей в упрек, что она спокойно пошла спать после всего, что между ними произошло. И оба были не правы. Брюс, как и подобает мужчине, решил внести ясность в ситуацию.

– Признаюсь, что использовал неприязнь к женщинам определенного сорта, к которым по ошибке причислил и тебя, чтобы противостоять чувствам, вызванным тобой. – Он густо покраснел, таким она видела его впервые. – Тебе не понять, что я испытал, когда впервые увидел тебя, оживленную, красивую, пылкую, как язык пламени, – вместилище всего желанного и женственного. Мне показалось, что история повторяется. Тогда отец, теперь я. Мне и в голову не приходило, что я могу быть таким уязвимым. – Сейчас в его глазах появилось почти затравленное выражение. – Это была борьба в неравных условиях и на вражеской территории…

– … Которую ты продолжаешь вести до сих пор, – подхватила конец его фразы Дорис.

Неужели это я смогла вызывать у него такую бурю чувств? – думала она. А может, он просто издевается надо мной? Нет, не похоже.

– Мне хотелось изничтожить тебя, доказать всем, что за твоей блестящей внешностью прячется заурядная сучка. Но, но… слишком уж много противоречий было в том, что ты говорила и как поступала. – Он наклонился к ее волосам и вдохнул их аромат. – Почему ты молчишь, женщина? Я говорю о любви, но мне трудно верить в нее.

Не произнося ни слова, она поднесла руку к его лицу. А он поймал ладонь и прижал ее к своим губам.

Его губы излучали такую энергию, что она проникала сквозь ее холодную кожу и достигала сердца.

– Дай мне, пожалуйста, закончить. Я должен объяснить тебе, что происходило и происходит со мной, с нами. Мне надо было доказать себе, что я могу выйти из-под твоего влияния. Именно для этого я пытался скомпрометировать тебя в собственных глазах. Я стремился найти твои самые плохие стороны, самые неприятные черты. Но мне не удавалось обнаружить их. Меня раздражало то, что окружающие говорят о тебе только хорошее… Когда ты объявила, что переезжаешь к… тому парню, мне захотелось посадить тебя под замок.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации