» » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 7 декабря 2018, 11:20

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Майкл Флетчер


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Эрбрехен говорил ей, что можно получить отсрочку. Гехирн постаралась представить – и это было нелегко, – каково было бы наращивать могущество и при этом не терзаться омрачавшей каждое мгновение ее жизни мыслью о предстоящей мучительной смерти.

– Никогда о таком не слыхала, – сказала Гехирн. – Неужели это правда? Я… не могу поверить.

Уголков влажных губ Эрбрехена коснулась улыбка.

– Достаточно уже того, что в это верю я. Ты знаешь, что это правда.

И Гехирн действительно это знала. Сила убеждений Эрбрехена не допускала никакой возможности с ним не согласиться. Заблуждениями этого жирного человека определялось то, каким является мир вокруг него.

Гехирн, у которой глаза стали круглыми от удивления, оставалось лишь согласиться с ним. Это был самый восхитительный подарок, который ей случалось получать. «Он действительно меня любит! Для него невыносима мысль о том, чтобы жить без меня».

– Для меня будет честью разделить с тобой это блюдо. Я отблагодарю тебя за твой подарок, хотя не знаю как.

– Ты уже это сделала. Преподнесла мне два подарка. У меня никогда прежде не было друга-хассебранда, и я благодарен тебе за эту дружбу. Но, кроме того, ты подарила мне самое ценное: подарила мне будущее.

– Будущее? – удивилась Гехирн.

– Этот Кёниг Фюример создает бога, но ребенок еще не Вознесся. Мы возьмем этого ребенка к себе, и он будет любить меня и поклоняться мне, он должен будет это делать, как и все остальные. И тогда мы поможем ему Вознестись. Представь себе, каково тому, кого любит и кому поклоняется бог! – воскликнул Эрбрехен. – Конечно, тот человек, которому бог поклоняется, сам станет богом.

Она немедленно представила себе это. Эрбрехен прав. Но старые боги попытаются померяться с ним силами. Такая мысль ее все же не встревожила. Если он будет богом, то она – подруга бога. Возможно, даже больше, чем подруга. И она сожжет всех, кто пожелает причинить зло ее любимому.

«Я сожгу богов».

Эрбрехен любит ее. Он не проявлял ни малой толики от того слабо скрытого отвращения, которое Гехирн замечала у Кёнига. Когда она говорила, он слушал ее с безраздельным вниманием. Он задавал вопросы, выслушивал ее ответы, а Гехирн казалось, что ее сердце готово разорваться от радости.

Гехирн и Эрбрехен сидели и беседовали, пожирая тушеные внутренности, при этом Эрбрехен старался съесть как можно больше. Все в лагере суетливо собирались в путь: друзья Эрбрехена готовились пуститься вслед тем троим, которых Гехирн хотела нагнать на пути в Зельбстхас. Если они поймают агентов Ванфор, то те, как Эрбрехен был уверен, обязательно присоединятся к небольшому лагерю его друзей.

Эрбрехен, как узнала Гехирн, много лет избегал крупных городов и поселений, опасаясь, что верования многочисленных психически здоровых жителей могут взять верх над его силой гефаргайста. Хассебранд не вполне поняла, что именно подтолкнуло Эрбрехена отказаться от своих правил. Возможно, этот гефаргайст познал глубокое отчаяние, о котором он предпочитал не рассказывать. Гехирн вполне это понимала; ее собственные опасения росли вместе с ее могуществом. Хотя возможности Эрбрехена были более очевидны, притягивая внимание, как яркие одежды, Гехирн знала, что и Кёнига нельзя недооценивать. Верховный жрец Геборене действовал тонко и был опасен, как притаившаяся гадюка.

– Заполучить ребенка из Зельбстхаса будет трудно, – начала Гехирн, не зная, как подойти к деликатной теме.

Эрбрехен пожал плечами, отчего по всему его телу пошла рябь, прекратившаяся лишь минуты через две.

– Думаю, что нет. Трое агентов Ванфор уже собираются захватить этого ребенка. Если мы поймаем их прежде, они будут рады привести его ко мне, как только поймут, что я этого хочу. Если же так не получится, то мы заберем у них ребенка после. – Он поковырял в зубах и плюнул на ближайшего к нему человека из своего исхудавшего окружения; это оказалась женщина средних лет, которая, сияя от благодарности, залопотала «спасибо» и поспешила показать остальным, какой густой и мокрой награды ее удостоили. Гехирн хотелось ее сжечь и посмотреть, как развеет ветерок всю ее сущность: кожу и кости, надежды и мечты.

Глава 14

Истории не могут быть мрачнее, чем тот, кто их рассказывает.

Хальбер Тод, поэт-котардист

С каждым шагом Лауниша Бедект чувствовал очередной толчок глухой боли в черепе и суставах. Спина у него болела так, как будто он неделями тащил на себе тяжелый груз. Локти и плечи тоже отзывались, словно он весь день поднимал огромные булыжники над головой. Ему казалось, что его колени никогда больше не выпрямятся. Бедект чувствовал, как в голове у него все напряглось и он вот-вот чихнет, и он отвернулся, чтобы не забрызгать соплями Лауниша. «Пусть лучше достанется Вихтиху». Чихнуть не получилось. В голове нарастало давление изнутри.

«Как хреново стареть». Он вспомнил Вютенда Альтена, седовласого бойца, вместе с которым он сражался в битве при Зиннлосе, между кланом Аусайнандеров и кланом с горы Зайгер. Вютенд любил повторять: «Если можешь, постарайся не стареть». В то время Бедект думал, что это шутка на тему того, чтобы подольше оставаться молодым, но теперь он осознал в этих словах иной смысл. Вютенду следовало сказать: «Умри, пока не состарился».

Бедекту хотелось бы знать, последовал ли этот воин собственному совету. Их пути разошлись, когда гайстескранкен Зайгер сорвалась и ее иллюзии разрушили городские стены.

Увидев впереди еще одно поселение, Бедект перестал думать о прошлом. Каждая новая деревня на их пути выглядела более зажиточной, чем предыдущая, и Бедект, наблюдая за этим, испытывал все более сильную тревогу. Он понимал, что уже бывал в этих местах, но никак не мог до конца поверить, что такие богатые края, с пышной зеленью, некогда были нищим Зельбстхасом из его воспоминаний. Способны ли убеждения человечества до такой степени менять мир? Ему было страшно задумываться о подобной возможности. Если Геборене Дамонен сумели так значительно повлиять на сознание и веру обычных жителей, то Бедект что-то засомневался относительно того, что хотел бы оказаться там, где сосредоточено все могущество этой секты. Засомневался? Нет, он знал наверняка, что не хочет туда попасть. Но слишком уж заманчива была та нажива, которую он рассчитывал получить. Геборене готовы будут заплатить любую цену, чтобы вернуть своего бога.

Ближе к городу Зельбстхасу холмы сменились равниной, которая, как подумал Бедект, идеально подходила для земледелия. Перед ними раскинулись бескрайние поля, напоминавшие огромное лоскутное одеяло: квадраты были разных цветов, в зависимости от возделываемых там растений. Даже небольшие перелески выглядели спланированными и ухоженными, и слишком уж ровными рядами росли деревья. Он сомневается, что на ближайших милях от столицы Геборене могут обитать существа опаснее кролика.

– Ну, вот теперь сюда забрались волки, – пробормотал Бедект себе под нос.

Вихтих завыл, подняв лицо к небу.

Штелен свирепо глянула на Вихтиха.

– Ш-ш-ш. Мы не хотим спугнуть овец.

Вихтих тут же изобразил на лице выражение невинного щеночка. «Выражение лица у этого идиота было столь же непостоянно, как и его товарищеские чувства». Может быть, Бедект к нему несправедлив? Да нет, ему так не казалось.

– Мы-то? – переспросил Вихтих. – Разве же мы опасны? Нет, нет. Мы просто… Мы тут просто что делаем? – спросил он, обращаясь к Бедекту.

– Мы тут проездом. На несколько ночей остановимся в хорошей таверне и снова отправимся в путь. – Ему хотелось упасть в мягкую постель и никогда не подниматься.

– Верно. Просто проездом. Хороший план. – Вихтих закатил глаза, так чтобы видела Штелен, и она в ответ улыбнулась. Бедект не обращал внимания на них обоих. – Блестящий. Чем мы заплатим за ночлег? У меня, похоже, закончились монеты.

– У Штелен есть деньги, – ответил Бедект.

– Немного у меня отложено, – резко отреагировала она. – Только мне непонятно, почему я должна постоянно платить за… – Заметив взгляд, который бросил на нее Бедект, она замолчала. Фехтовальщик, казалось, не обратил внимания на эту безмолвную беседу.

– А ты хоть когда-нибудь задумываешься о смерти? – вдруг спросил Вихтих.

– Нет, – ответил Бедект, надеясь завершить разговор.

– Ты когда-нибудь думал обо всех тех, кого убил? – спросил Вихтих, как будто Бедект только что ничего не ответил.

Бедект вспомнил о своем отце. В Послесмертии было довольно много людей, которых его вовсе не тянуло встретить снова.

– Нет.

Вихтих провел пальцами по своей идеальной шевелюре, и в результате она стала выглядеть более чем безупречно.

– Ты действительно веришь, что, когда умрешь, все те, кого ты когда-либо убил, будут тебя там ждать?

– Надеюсь, что будут, – сказала Штелен.

Вихтих взглянул на нее:

– Ты правда на это надеешься? Почему?

– Некоторых из них мне хочется прикончить снова.

Вихтих кивнул, как будто объяснение показалось ему крайне разумным.

– А ты как считаешь, Бедект?

– В какие только безумные штуки не верят люди. Может быть, Послесмертия даже не существует. На севере есть одно племя, их называют фершлингер. Они считают, что обретают силу и мудрость, когда съедают побежденных врагов. Они вообще в Послесмертие не верят. Единственный способ продолжить свое существование – быть съеденным, и именно это приводит к порабощению одних другими. Своих погибших они сжигают, чтобы их никто не съел.

Вихтих несколько мгновений смотрел на него, нахмурившись, будто решая какую-то сложную головоломку.

– Это так, но во что веришь ты?

– Я верю, что мои убеждения не имеют особого значения. Я верю, что если я умру в окружении идиотов, убежденных в том, что кредо воина правильно, и верящих в Послесмертие, то произойдет все, возможно, именно так, как верили они.

Штелен подняла бровь и сплюнула.

– Думаешь, имеет значение, где ты умираешь и кто в тот момент вместе с тобой?

Что это послышалось ему в ее голосе – скрытое отчаяние или надежда? «Она знает, с кем ей хотелось бы умереть». Бедект отбросил эту мысль, такие думы его пугали.

– Я уже сказал: я верю, что мои убеждения не имеют особого значения.

– Я думаю, что это наказание, – задумчиво произнес Вихтих. – Только так все это будет иметь смысл.

Штелен направила на него взгляд своих желтушных глазок.

– Это как?

– Вот подумай. Когда умрешь, вокруг тебя будут убитые тобой люди. А кто же, черт возьми, убивает тех, кто им нравится? В Послесмертии нас будут окружать наши враги.

Бедект не открывал рта. Вихтих, обычно такой пустой и пресный, сейчас рассуждал слишком разумно.

– Но кредо воина говорит, что те, кого ты убьешь, обязаны служить тебе, – сказала Штелен.

– О боги, надеюсь, что так, – с чувством сказал Вихтих. – Боги, надеюсь, что все будет так.

Если не считать хрипов, доносившихся из груди Бедекта, и накатывавших на него время от времени приступов кашля, ехали они в тишине. За последний день город Зельбстхас перестал быть смутным пятнышком вдалеке и заполнил собой весь горизонт. Это вовсе не был самый крупный или самый впечатляющий город из тех, что им случалось видеть, но в центре высился огромный старинный замок с серьезными оборонительными сооружениями. Замок был единственным, что Бедект узнал в Зельбстхасе; его построили на сотни или даже тысячи лет раньше, чем здесь появились Геборене. Последний раз, когда Бедект здесь был, это сооружение выглядело скорее как заброшенные руины и вовсе не вызывало такого сильного ужаса. Бедект молился про себя – не обращаясь к каким-либо конкретным богам, – чтобы башня замка не оказалась религиозным центром Геборене. Но кому же еще может принадлежать такая цитадель в центре теократического государства?

Церковь Геборене вызывала у Бедекта тревожные мысли. А что, если он был прав и действительно иллюзии одного лишь мощного гефаргайста – а он не сомневается, что в центре этой секты стоял гефаргайст, – вызвали все те поразительные изменения, свидетелем которых он стал в Зельбстхасе? Возможно, этот теократ и не был поработителем, но кто знает, на что он способен. Боги, ему вовсе не хотелось привлечь к себе внимание могущественного гефаргайста. Бедект взглянул на спутников.

– Нам нужно держаться подальше от любых неприятностей, – сказал он, раздражаясь, что приходится говорить такие очевидные вещи, но так ведь без этого никак, когда имеешь дело с Вихтихом и Штелен. – Не делать ничего, что может привлечь к нам внимание, иначе все сорвется. – Он посмотрел на них, стараясь выразить в своем мрачном взгляде обещание расправы, хотя сомневался, что сможет при необходимости выполнить его. Этот взгляд они оставили без внимания.

– Конечно, – рассудительно отозвался Вихтих. – Ты слышала, Штелен? Никаких твоих клептических пакостей чтобы не было. Не хватай тут всякие блестящие безделушки, которые попадаются тебе на глаза.

– А тебе нельзя разыскивать и убивать местных фехтовальщиков, – сказал ему Бедект.

– Что? Это почему же нельзя?

– Потому что так ты привлечешь к нам внимание, – объяснила ему Штелен. – Тупица.

Вихтих сделал глубокий вдох, и Бедект понял, что будет дальше. Фехтовальщик изо всех сил обдумывал аргументы, которые убедили бы его товарищей, что ему просто необходимо найти и убить тех людей, что так будет лучше для всех троих.

– Я знаю, что за этого ребенка будут готовы заплатить немалую цену, – осторожно сказал Вихтих.

Бедект насмешливо фыркнул:

– Хватит на то, чтобы обеспечить существование на старости лет.

Свои планы он раскрыл нечаянно, но ни Штелен, ни Вихтих, похоже, не заметили.

Вихтих сидел в седле с прямой спиной, и ветерок играл его безупречными волосами. Он был сама искренность.

– Думаю, вы недооцениваете, насколько ценным для вас будет то, что с вами величайший в мире фехтовальщик. Когда обо мне узнают, моя слава принесет нам всем любые блага.

– Но тебя-то больше интересуют те блага, что у баб под юбкой, – проворчала Штелен и улыбнулась Бедекту, сверкнув желтоватыми зубами.

То, как Вихтих умел принимать наиболее убедительную позу, предстать в выгодном свете и сказать самые подходящие слова, – все это составляло часть его могущества как гефаргайста. Бедект, помня об этом, отвернулся и сосредоточил внимание на реальной стороне ситуации. Этот ребенок, которому предстоит стать богом, даст ему шанс изменить жизнь. С него довольно постоянной игры в прятки, такой жизни, где, справившись с одной работенкой, нужно тут же подыскивать следующую.

– Ты отличный фехтовальщик, – сказал Бедект.

– Я луч…

– Но ты не настолько великий мастер. Я видел людей, которые порубили бы тебя в мгновение ока. Настоящие мастера.

Вихтих усмехнулся с невозмутимым видом.

– Ах ну да, но у них же нет моей силы гефаргайста…

– Ты не настолько могущественный гефаргайст. Если бы ты им был, я бы сейчас с тобой соглашался.

Вихтих резко закрыл рот. Он выглядел обиженным, но Бедект не стал на это реагировать; обида тоже была наигранной.

– Все твои попытки подорвать мою уверенность в себе безрезультатны, – сказал Вихтих сквозь зубы. – То, что ты сомневаешься во мне, делает меня сильнее. – Бедект понял, что Вихтих больше говорит для себя самого, чем обращается к собеседнику. – Те, о ком ты сказал, не пытались стать величайшими фехтовальщиками в мире. Им хватает того, что они прославились в своем краю. Они не способны так широко мыслить, как я. А еще ты, как всегда, забываешь: мне нужно убеждать не тебя, а простой народ. Они меня любят. Ты это знаешь. – Он раскинул руки в стороны, как будто принимая обращенные к нему восторги многолюдной толпы. – Каждый человек, который верит в меня, делает меня лучшим фехтовальщиком. – Он сердито проворчал, глядя на Бедекта: – А верят в меня многие. Вера определяет реальность. То, что не веришь ты, ничего не меняет.

Штелен смотрела с интересом, но ничего не говорила.

– Отлично, – сказал Бедект. Все то, что нес Вихтих, не имело никакого значения. – Когда-нибудь ты станешь величайшим фехтовальщиком. Но если ты вляпаешься в заварушку в Зельбстхасе, я зарежу тебя сам.

– Все мы здесь разумные люди, – не стал ему возражать Вихтих. – Кроме Штелен. Не волнуйся. Заходим, берем ребенка и исчезаем. Все делаем очень тихо.

Бедект отлично знал, что не следует верить ни одному слову. Нужно будет внимательно присмотреть за Вихтихом. С каких это пор его обязанности свелись к тому, чтобы нянчить опасных детишек? Он посмотрел на Штелен. Придет ли она в этом деле к нему на помощь?

– Если он полезет драться, я перережу ему горло, – пообещала она.

На лице Вихтиха снова изобразилось щенячье выражение, глаза подернулись дымкой; казалось, он расчувствовался.

– Ребята, я вас люблю. Лучших друзей, чем вы у меня, и не пожелаешь.

Они приблизились к Зельбстхасу настолько, что уже можно было хорошо разглядеть и город, и замок, даже некоторые шпили, вонзившиеся в небо. Бедект подумал, что эти чудеса архитектуры скорее возникли благодаря вере, чем были тщательно спланированы и созданы людьми. С этого расстояния цитадель казалась не только готовой к обороне крепостью, но и храмом. Древний замок выглядел внушительно и тогда, когда Бедект видел его в последний раз, но с тех пор многое изменилось. Казалось, что стены и башни стали выше. Все вокруг говорило о стабильности.

Хорошо одетые, спокойные люди проходили мимо них, стараясь держаться подальше. Бросалось в глаза, что прибывшая троица чужаки здесь. С этим было ничего не поделать. Сменив одежду, они все равно не смогут скрыть свой нездешний выговор, шрамы на лице Бедекта, злобный характер Штелен и смертоносную ловкость Вихтиха.

* * *

Вихтих всегда замечал выгодные возможности, и никогда прежде судьба не давала ему настолько удачного, великолепного шанса, как в этот раз. Огромный город, богатый, процветающий, который жрецы приучили подчиняться манипуляциям. Ни у одного из проходивших и проезжавших мимо них людей не было даже меча! Если Вихтих сможет овладеть вниманием жителей этого города, это навсегда склонит чашу весов в его пользу. Хорошо, конечно, когда в тебя верят нищие, угнетенные, запуганные крестьяне, пусть их век и недолог. Но если жители Зельбстхаса признают, что он лучший в мире фехтовальщик, его возвысит вера тех, кто не сомневается в своих убеждениях и точно знает, какое место ему уготовано в мире. Он не помнил, чтобы кто-либо говорил не о количестве тех, кто верит в тебя, а о качестве этой веры, но нутром ощущал, что и качество важно. Вера счастливых и богатых ценнее, чем вера попрошаек, одной ногой уже оказавшихся в Послесмертии.

Бедект так много раз грозился убить Вихтиха, что молодой фехтовальщик давно сбился со счета. Черт возьми, в последнее время он говорил это почти каждый день. Он еще помнил, что когда-то воспринимал ругань старого ублюдка всерьез; еще до того, как они по-настоящему стали друзьями. Друзья. Это слово вызывало у Вихтиха странные чувства. Никогда в жизни у него не было друзей. А теперь есть двое. Они, конечно, бранились, но ведь все, кого связывают хоть какие-то отношения, иногда бранятся. Его родители все время ругались друг с другом. Да что там, со своей женой Вихтих ругался намного больше, чем с Бедектом или Штелен, а ведь жену он любил. Пусть Бедект и грозится, и встает в позу сколько ему угодно, но однажды он спас Штелен и Вихтиха, когда вполне мог бы их бросить. На Вихтиха эта мысль действовала отрезвляюще.

«Однажды я докажу сварливому старому козлу, какой я хороший друг».

– Старик, да ты совсем хреново выглядишь, – сказал Вихтих Бедекту. Тот открыл рот, чтобы ответить, но ему помешал приступ кашля.

И все же Вихтих терпеть не мог, когда ему говорили, что можно делать, а что нельзя. Такие моменты напоминали ему о детстве и о тех временах, когда он еще не понимал, что власть – такая штука, которую он может просто взять, когда пожелает. Речь и меч – вот его оружие. И этим оружием он владел более чем великолепно.

«Не берись за меч, если не можешь сказать речь, – подумал Вихтих. – Ого! Какая красивая фраза. А что, кто-нибудь уже это раньше говорил? Похоже, нет».

Вихтих тайно разглядывал двигавшуюся впереди него Штелен. Она была ловкой наездницей, и бедра ее плавно покачивались с каждым шагом ее лошади.

Ни унции жира, одни мускулы. «А что, если трахнуть ее сзади, чтобы не видеть ее лица? Да я бы просто порезался о ее костлявую задницу». От этой мысли он хихикнул, а когда она обернулась посмотреть, что его развеселило, он бросил на нее лукавый взгляд и подмигнул.

Ноздри Штелен растопырились от возмущения, и она плюнула на его коня, который шарахнулся в сторону.

– Полудурок, – прорычала она.

Похоже, она покраснела? От этой мысли Вихтих засмеялся еще громче. Когда они где-нибудь остановятся в Зельбстхасе, он найдет возможность сразиться с местными фехтовальщиками и прикончить парочку из лучших. «Да кто Бедект такой, черт возьми, чтобы говорить мне, что я имею право делать, а что – нет?»

Вихтиху пришла в голову мысль. Он подъехал так, чтобы оказаться бок о бок со Штелен, наклонился к ней и зашептал ей на ухо:

– А хочешь, поможешь мне убить нескольких фехтовальщиков? Возможно, тебе придется кое-что украсть, – добавил он, чтобы сделать свое предложение более привлекательным.

Штелен взглянула на Бедекта, ехавшего на несколько корпусов впереди них. Старик плохо слышал – то ли из-за того, что на голову его обрушилось так много ударов, то ли уши ему повредили в давних битвах. А болезнь, похоже, делала его еще более тугим на ухо. Она посмотрела на Вихтиха.

– Бедект тебя прикончит.

– Не прикончит, если ты хорошо умеешь делать свое дело, – подзадорил он ее.

– Я достаточно хорошо умею дурачить таких полудурков, как ты.

– Отлично. Я дам тебе знать, когда наступит подходящий момент.

* * *

Бедект слышал их приглушенные голоса, но не мог разобрать слов. У него невыносимо зудели отсутствующие пальцы левой руки, а то благополучие и безупречность, которыми веяло от окружающих земель, сильно его тревожили, но он не желал в этом сознаваться. Если он скажет им, то они решат, что он уже не тот, что прежде. А как все обстоит на самом деле? Когда Вихтих предложил найти постоялый двор – была ли это скрытая насмешка или искренняя забота? Насколько Бедект знал фехтовальщика, скорее всего первое. Но ему было все равно. Он никогда не признался бы, насколько ему сейчас хочется лечь в кровать.

«Боги, я слишком стар, чтобы играть в эти чертовы прятки».

В таверне «Ляйхтес Хаус» было до ужаса чисто. Бедект ощутил бы чувство вины за то, что нарушает своим присутствием эту чистоту, но ему помешало то, что любые угрызения совести он считал совершенно напрасными. Стены, отделанные красным дубом, украшали полки с искусной резьбой, на которых стояли бутылки с самой различной выпивкой. Тяжелое дубовое кресло с толстой бархатной обивкой ахнуло, когда он в него опустился. Штелен выглядела так, как будто готова убить первого, кто подвернется, лишь бы показать, что это место не для нее, а Вихтих самым естественным образом развалился в своем кресле и начал нежно улыбаться симпатичным девицам за стойкой и любезничать с ними.

Бедект не переставал поражаться этому хамелеоньему умению фехтовальщика с легкостью приспосабливаться к любым условиям. Ему случалось наблюдать, как Вихтих заговаривает зубы кому угодно, от посудомоек до королевских дочек, и все с одинаковым апломбом. Казалось, и мужчин притягивает его компанейская разговорчивость. Мало кто понимал, что Вихтих просто использует их для достижения каких-нибудь своих кратковременных целей. Фехтовальщик – эгоистичная задница, а внимание у него рассеивается так же быстро, как у перевозбужденного ребенка. Совершенно непонятно, почему люди этого не замечали.

У измученного и ослабевшего Бедекта уже слипались глаза, и он оставил товарищей рано, перед этим сурово предупредив Вихтиха не попадать ни в какие переделки. Штелен пообещала, что присмотрит за фехтовальщиком. Бедект не сомневался, что, когда проснется, полгорода будет перебито, а вторая половина будет жаждать расправиться с Вихтихом. Стоило ли вообще заморачиваться и его увещевать?

Он отправился в кровать и заснул некрепким стариковским сном. Его будила то ломота в коленях, то приступы кашля, то тяжесть в голове, опухшей от соплей, то приходилось встать по малой нужде. Может, ему что-то и снилось, только он ничего не помнил.

* * *

В тот вечер Вихтих узнал, как зовут того, кого в этих краях считали величайшим фехтовальщиком: Гроссе Клинге. Теперь оставалось только сделать так, чтобы Гроссе случайно вызвал Вихтиха на бой.

Через несколько часов, когда было выпито уже в три раза больше кружек эля, у Вихтиха случилось приключение с юной служанкой, подававшей выпивку в «Ляйхтес Хаус». Девица совершенно не ведала усталости. Когда он проснулся, ее уже не было, как и значительной части тех денег, которые у него до того оставались. Вихтих оглушительно захохотал, но голова трещала с похмелья, и ему пришлось замолчать. Девица более чем заслужила то, что прихватила с собой.

* * *

Была глубокая ночь. Тихие улочки богатого квартала освещались стоявшими довольно далеко друг от друга фонарями. Если подумать, то все кварталы, которые уже видела в этом городе Штелен, выглядели как минимум зажиточными. Все эти чистые улицы вызывали у нее беспокойство.

Почти час она спрашивала дорогу у прохожих, пока не вышла к нужному дому – приземистой одноэтажной постройке, отделанной выцветшей розовой штукатуркой. Штелен наняла нескольких уличных ребятишек – удивительно, как сложно было отыскать здесь болтающихся на улице детей, – чтобы они постояли начеку, когда она вой-дет в дом; оказалось очень кстати, что платила она им монетами Вихтиха. Она прихватила их, пока он кувыркался с девкой из пивной. Она просто вошла в его комнату, мгновение постояла, наблюдая за ними, а потом взяла денежки. Штелен сама не знала, задействовала ли она на этот раз свой дар клептика, – эти двое были слишком заняты друг другом, чтобы ее заметить. Кто угодно мог бы зайти и прибрать все, что под руку попалось. Штелен заинтересовали только деньги Вихтиха и хорошенький шарфик – теперь он красовался у нее на шее, – который валялся на полу, пока его хозяйка кувыркалась в постели.

Говорят, что ты сам не знаешь, кто ты на самом деле, пока не пройдешь испытаний. Штелен была с этим согласна, потому что она уже успела узнать, кто она такая.

Изучать, обдумывать? Без толку!

Планировать? Занятие для дебилов!

Смотри на ситуацию и реагируй. Вихтих попросил ее помочь ему найти и убить нескольких фехтовальщиков, чтобы он заслужил в этом городе репутацию и чтобы подкрепить его ненасытное самолюбие. Бедект хотел, чтобы она не дала Вихтиху наломать дров. Обоим она согласилась посодействовать. Самым забавным будет сдержать свое слово – хотя оно недорого и стоит, – но при этом сделать так, чтобы ни один из мужиков не получил того, чего хотел. В идеальном мире было бы возможно провернуть это так, чтобы заодно и позабавиться. В идеальном мире даже последствия ее действий оказались бы забавными.

«Возможно, здесь он и есть, этот идеальный мир», – подумала она. Она поможет Вихтиху и в то же время сорвет его планы, причем за его же денежки.

Штелен глянула в один конец улицы, потом в другой, чтобы проверить, стоят ли мелкие там, где она их поставила. Никому нельзя в наше время доверять. Обе девчонки были там, где она велела. Если пойдут часовые, то дети залают по-собачьи, чтобы ее предупредить.

Штелен отперла парадную дверь и скользнула внутрь. Сегодня она была в духе и казалась самой себе чем-то вроде привидения или одного из тех беспощадных богов-обманщиков, которым поклоняются варвары с севера. Стены и запертые двери для нее преградой не были.

В доме сильно пахло жасминовыми благовониями, которые с трудом заглушали запах мужского тела. Уборка здесь явно делалась самая поверхностная, ровно настолько, насколько одинокий мужик был готов утруждаться для того, чтобы приводить к себе женщин. Слой пыли лежал и по углам, и позади всей мебели, которую он не удосуживался по-двинуть, то есть практически повсюду. Стены украшало трофейное оружие из десятка разных стран. В такую внушительную коллекцию явно было вложено немало времени и денег. Штелен попыталась найти среди оружия что-нибудь интересное, но ничего в своем стиле не обнаружила. Спальня с единственной кроватью располагалась в дальнем конце дома, и Штелен несколько минут постояла под дверью, прислушиваясь к шумному дыханию, доносившемуся из помещения. Там один человек. Мужчина. Крупный, но не жирный.

Штелен проскользнула в спальню и встала рядом со спящим. Она не могла не признать, что он был при всей своей брутальности по-своему красив. Сильная угловатая челюсть, коротко остриженные черные волосы, густые брови. Глаза, как предположила Штелен, правильно и красиво посажены. Она откашлялась, чтобы привлечь его внимание. Он по-прежнему спал. Тогда она ткнула его стилетом, легонько, так, что показалась только капелька крови. Мужчина вздрогнул, проснулся и тут же замер, увидев стоявшую над его кроватью Штелен, которая пристально смотрела на него. На лице его мгновенно отобразилось спокойствие: он будто что-то рассчитывал. Тяжелый взгляд. Таким он Штелен еще больше нравился.

– Чего надо? – спросил он.

– Гроссе Клинге?

Он не торопясь разглядел ее стройное тело и потертые доспехи.

– Ты не похожа на обожающую поклонницу, – сказал он.

Штелен прочла то, о чем говорили его глаза и поза. Под подушкой у него был нож, но он сомневался, что сможет вытащить его незаметно для своей гостьи. Она улыбнулась.

– Нет, я не поклонница. Один полоумный дебил хочет вызвать вас на поединок.

Гроссе пожал плечами и пододвинул руку чуть ближе к ножу.

– И ты просишь меня не убивать этого дебила? – Он ощупывал ее глазами, не скрывая, что она его привлекает; для Штелен это было неожиданно. – Можешь меня уговорить.

Ноздри Штелен затрепетали: она обдумывала, не переспать ли ей с этим крупным и мускулистым типом. Мысль показалась ей вполне стоящей.

– Да нет. Мне надо сделать так, чтобы он не убил тебя.

Гроссе заметно расслабился.

– Ну что же, тогда отложи нож и залезай сюда.

– Я знаю способ получше, – сказала она и нанесла удар стилетом ему в глаз, так что клинок вошел в мозг.

Гроссе отчетливо произнес: «Хренассе…» – и осел на кровать. Штелен понаблюдала, как постепенно доходит до его тела то, что уже понял мозг. Только через несколько минут Гроссе перестал подергиваться и остался лежать неподвижно. Удивительно, насколько упорно некоторые тела цепляются за жизнь, тогда как другие уходят, едва слышно вздохнув. Она нежно провела рукой по его волосам, наклонилась и поцеловала его лоб. Еще теплый.

– Увидимся в Послесмертии, – прошептала она ему на ухо.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации