» » » онлайн чтение - страница 23

Текст книги "Разоблачение"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:17


Автор книги: Майкл Крайтон


Жанр: Триллеры, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 23 (всего у книги 25 страниц)

– Надеюсь, что я… что мне удалось правильно выразить чувства всех присутствующих – именно это я намеревалась сделать.

Опять молчание. Потом раздался голос Гарвина:

– Мередит, не могу ли я попросить вас выйти из зала на несколько минут…

Некоторое время Мередит в ошеломлении смотрела на него, затем выдавила:

– Конечно, Боб…

– Спасибо, Мередит.

Держась очень прямо, она вышла из зала. Дверь с щелчком закрылась за ней.

Джон Мерден придвинулся поближе к столу и сказал:

– Мистер Сандерс, продолжайте, пожалуйста, ваше выступление. Сколько, по вашему мнению, понадобится времени, чтобы произвести необходимые исправления и вывести завод на проектную мощность?

* * *

Был полдень. Сандерс сидел в своем кабинете, положив ноги на стол, и смотрел в окно. Солнце ярко освещало стены зданий, окружавших Пайонир-сквер. Небо было чистым и безоблачным. Вошла Мери Энн Хантер, одетая в деловой костюм, и с порога спросила:

– Не могу понять никак…

– Что?

– Как получилось с этим выпуском новостей… Мередит должна была знать о нем, видела же она, что ее снимают…

– Она знала. Но она представить себе не могла, что я смогу раздобыть запись. И она не думала, что в новостях вообще о ней упоминалось – она рассчитывала, что показывали только Фила. Сама понимаешь – мусульманская страна… Говоря о начальстве, они обычно показывают только мужчин.

– Угу… И что?

– Но третий канал – правительственная программа, – объяснил Сандерс. – И в тот вечер разговор шел как раз о том, что из-за непреклонности и нежелания сотрудничать, проявленных со стороны делегации «ДиджиКом», переговоры прошли не так гладко, как хотелось бы правительству. Нужно было как-то защитить репутацию мистера Сайяда, министра финансов, вот камеры и были направлены на Мередит…

– Потому что…

– Потому что она женщина.

– Заморская ведьма в деловом костюме? Иметь дело с бабой «ференги» невозможно…

– Да, что-то в этом духе. Во всяком случае, ее показали.

– И ты получил запись.

– Угу.

Хантер кивнула.

– Ну, мне это нравится, – с этими словами она вышла из комнаты. Сандерс, оставшись один, снова принялся смотреть в окно.

Через некоторое время пришла Синди и принесла свежие новости:

– Говорят, что продажа компании не состоится. Сандерс, чувствуя себя выжатым, как лимон, неопределенно пожал плечами – ему было все равно.

– Вы не голодны? – спросила Синди. – А то я могу что-нибудь принести.

– Нет, я не голоден. Что они там делают?

– Гарвин и Мерден разговаривают.

– До сих пор? Уже больше часа прошло.

– С ними только Конли.

– Только Конли? Больше никого?

– Нет. Николс ушел.

– А что насчет Мередит?

– Ее никто не видел.

Он откинулся на спинку кресла и повернул голову к окну.

Компьютер пропищал три раза подряд.

...

30 СЕКУНД ДО ПРЯМОЙ ВИДЕОСВЯЗИ:

DC/M-DC/C

ОТ: А. КАН

КОМУ: Т. САНДЕРС

Кан вызывал его. Сандерс мрачно ухмыльнулся. Синди вошла и сказала:

– Артур вызывает вас.

– Вижу…

...

15 СЕКУНД ДО ПРЯМОЙ ВИДЕОСВЯЗИ: DC/M-DC/C

Сандерс приспособил поудобнее свою настольную лампу и чуть отодвинулся. Весь экран осветился, и на нем появилось изображение Артура. Он находился на заводе.

– Ах, Том… Как хорошо! Надеюсь, еще не поздно? – спросил Артур.

– Для чего не поздно? – поинтересовался Сандерс.

– Я знаю, что сегодня должно состояться совещание: мне нужно кое-что тебе сказать.

– Что такое, Артур?

– Ну, боюсь, что я не всегда был с тобой совершенно откровенен… Это касается Мередит. Она внесла в схему конвейера некоторые изменения – месяцев шесть или семь назад, – и я подозреваю, что вину за это она хочет взвалить на тебя. Может быть, даже на сегодняшнем совещании.

– Понимаю.

– Я чувствую себя ужасно, Том, – повесил голову Артур. – Даже не знаю, что и сказать…

– А ты не говори ничего, Артур, – посоветовал Сандерс.

Кан виновато улыбнулся.

– Я давно хотел тебе сказать. Правда. Но Мередит сказала, что ты уходишь, и я не знал, как поступить. Она сказала, что надвигается битва и что мне лучше встать на сторону победителя…

– Ты встал не на ту сторону, Артур, – сказал Сандерс. – Ты уволен. – Он потянулся и выключил телевизионную камеру, направленную ему в лицо.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что ты уволен, Артур.

– Но ты не можешь так поступить со мной… – заговорил Кан. Его изображение поблекло и начало съеживаться. – Ты не можешь…

Экран опустел.

Пятнадцать минут спустя в кабинет вошел Марк Ливайн. Оттянув ворот своей черной футболки «Армани», он сказал:

– Кажется, я полный идиот.

– Без сомнения.

– Это просто… Я не оценил ситуации, – объяснил Марк.

– Что да – то да.

– Что ты теперь намерен предпринять?

– Да вот Артура только что выгнал.

– Господи… И что еще?

– Не знаю, посмотрю, как фишка ляжет.

Ливайн кивнул и вылетел из кабинета. Сандерс решил дать ему понервничать. В конце концов они, конечно, помирятся. Адель и Сюзен ведь тоже подруги. И Марк слишком талантлив, чтобы с ним расставаться. Но немного попотеть ему не повредит.

В час заскочила Синди и сообщила:

– Говорят, Макс Дорфман только что присоединился к Гарвину и Мердену.

– А что Джон Конли?

– Ушел. Он сейчас у бухгалтеров.

– Это хороший знак.

– Говорят, Николса уволили.

– С чего ты взяла?

– Час назад он улетел домой.

Всего пятнадцать минут спустя Сандерс увидел Эда Николса, шагающего по коридору. Подойдя к столу Синди, он поинтересовался:

– Ты же вроде говорила, что Николс улетел домой?

– Что слышала, то и сказала, – ответила секретарша. – Но это еще не все: вы слышали, что говорят о Мередит?

– Что?

– Говорят, что она остается.

– Я в это не верю, – сказал Сандерс.

– Билл Эвертс сказал секретарше Стефани Каплан, что Мередит Джонсон не увольняют, что Гарвин полностью на ее стороне. За фиаско в Малайзии вину возложили на Фила, а Мередит, по мнению Гарвина, еще молода и ответственности нести не может. Так что она остается на работе.

– Я не верю…

Синди пожала плечами.

– Так говорят, – сказала она.

Сандерс прошел в свой кабинет и стал смотреть в окно, уговаривая себя, что это пустые сплетни. Через несколько минут зажужжал интерком.

– Том? – сказала Синди. – Только что звонила Мередит Джонсон. Она хочет встретиться с вами в ее кабинете. Прямо сейчас.

* * *

Яркие лучи солнца рвались в широкие окна. Стол секретарши Мередит был пуст. Дверь в кабинет была приоткрыта. Сандерс постучал.

– Войдите, – пригласила Мередит.

Она стояла, прислонившись к столу и скрестив руки на груди. Ждала.

– Привет, Том, – сказала она.

– Привет, Мередит.

– Входи, я не кусаюсь.

Он вошел в кабинет, оставив дверь открытой.

– Должна признать, что сегодня утром ты превзошел самого себя, Том. Я была удивлена, как многому ты в состоянии научиться за такое короткое время. И на совещании ты был очень изобретателен.

Сандерс промолчал.

– Да, это была титаническая работа. Ты, наверное, гордишься собой? – спросила она, глядя на него в упор.

– Мередит…

– Ты думаешь, что наконец рассчитался со мной? Ну, так у меня для тебя новости, Том: на самом деле ты ничего не знаешь о том, как все происходило.

Она оттолкнулась от стола, и Сандерс увидел за ее спиной стоявшую на столе картонную упаковочную коробку. Мередит пошла вокруг стола, бросая в эту коробку фотографии, бумаги, набор авторучек.

– С самого начала слияние было идеей Гарвина. Уже три года Гарвин искал покупателя на фирму и не мог найти. Тогда он привлек к этому меня; я перебрала двадцать семь разных компаний, пока не нашла «Конли-Уайт». Они заинтересовались, и я жала на них изо всех сил. Я делала все, что могла, чтобы сделка состоялась. Все, что могла. – Она в гневе сунула в коробку очередную порцию бумаг.

Сандерс молча наблюдал за ней.

– Гарвин был на седьмом небе, когда я принесла ему Николса на блюдечке, – продолжала Мередит. – Ему было плевать, как я это сделала. Он просто хотел, чтобы я это сделала, и я рвала задницу, потому что шанс получить эту работу означал для меня прорыв, новые возможности для роста. Почему бы и нет? Я выполнила работу. Я обеспечила сделку. Я заработала эту должность. Я победила тебя честно.

Сандерс молчал.

– Но в конце концов все сорвалось: Гарвин не поддержал меня, когда стало жарко. Все говорили, что он мне как отец, а он меня просто использовал. Делал свое дело. И кому какое дело, если при этом кто-то пострадает! Люди приходят и уходят; вот и мне теперь нужно искать адвоката, чтобы оговаривать условия увольнения. И никому нет дела…

Она навалилась всем весом на коробку, пытаясь закрыть ее.

– Но я обошла тебя честно, Том. И я такого не заслужила. Меня поимела эта проклятая система.

– Нет, – возразил Сандерс, глядя ей прямо в глаза. – Ты затаскивала в постель своих подчиненных многие годы. Когда могла, ты пользовалась каждой возможностью показать свою власть. Ты всегда срезала углы. Ты была ленива. Ты жила показухой, и каждое третье слово, вылетавшее у тебя изо рта, было ложью. А теперь ты жалеешь себя, думаешь, что эта система плохая. Но знаешь что, Мередит? Система тебя не поимела. Система тебя разоблачила и вышвырнула вон. Потому что, когда ты посмотришь на себя со стороны, ты увидишь, что ты набита дерьмом. – Он развернулся на каблуках. – Желаю приятного путешествия, куда бы ты ни направлялась.

Он вышел из кабинета, хлопнув дверью.

* * *

Через пять минут он влетел в свой кабинет и, еще не остыв, начал ходить взад-вперед перед своим столом.

Вошла Мери Энн Хантер, одетая на этот раз в свитер и спортивные лосины. Она опустилась на стул и закинула ноги в кроссовках на стол.

– Над чем ты работаешь? Готовишься к пресс-конференции?

– Какой пресс-конференции?

– На четыре часа назначена пресс-конференция.

– Кто сказал?

– Мариан из Отдела по связям с прессой. Клянется, что знает об этом от самого Гарвина. Ее помощник обзванивает газеты и телевидение.

Сандерс покачал головой:

– Еще слишком рано. Учитывая происшедшие события, пресс-конференция должна была состояться не раньше завтрашнего дня.

– Я тоже так думаю, – кивнула Хантер. – Должно быть, собираются объявить, что сделка по продаже фирмы не состоится. Слышал, что говорят про Блэкберна?

– Нет, а что?

– Гарвин дал ему миллион компенсации.

– Не могу в это поверить.

– Так говорят…

– А ты у Стефани спроси.

– Ее никто не видел. Предполагают, что теперь, когда сделка сорвалась, она отправилась в Купертино утрясать финансовые дела. – Хантер встала и подошла к окну. – Хоть погода радует.

– Да, наконец-то.

– Пойду-ка я пробегусь – не могу выносить этого ожидания.

– А мне не стоит выходить из здания…

Она улыбнулась.

– Да, я тоже так думаю. – Постояв у окна, она добавила: – Что и требовалось доказать…

Сандерс поднял глаза.

– Что?

Хантер показала рукой в сторону улицы:

– Автобусы, с антеннами наверху. Думаю, что пресс-конференция все-таки состоится.

* * *

Пресс-конференция состоялась в четыре часа в главном конференц-зале на первом этаже. Освещаемый светом вспышек и юпитеров, Гарвин встал перед микрофоном, установленным во главе стола.

– Я всегда считал, – начал он, – что женщины должны быть более широко представлены в высших кругах бизнеса. Женщины Америки представляют наиболее важный, недоиспользованный источник, с которым мы входим в двадцать первое столетие. И в области высоких технологий это так же верно, как и в других отраслях. С тем большим удовольствием я имею честь объявить, что в рамках нашего слияния с фирмой «Конли-Уайт Комьюникейшнз» вице-президентом «Диджитал Комьюникейшнз Сиэтл» назначается женщина высочайших достоинств, уже проявившая их, работая в нашей штаб-квартире в Купертино. Многие годы она была изобретательным и надежным членом команды «ДиджиКом», и я уверен, что она будет оставаться таковой еще многие годы. Итак, я рад представить вам нового вице-президента Отдела перспективного планирования миссис Стефани Каплан!

Раздались аплодисменты, и Каплан, выйдя к микрофону, откинула назад копну седеющих волос. Она была одета в деловой костюм темно-каштанового цвета.

– Спасибо, Боб, – начала она, спокойно улыбаясь. – И спасибо всем, кто трудился не покладая рук, чтобы обеспечить прекрасную работу всего отдела. Хочу особо сказать, что с большим удовольствием предвкушаю совместную работу с руководителями подразделений, людьми выдающихся способностей, которых мы видим сейчас среди нас – Мери Энн Хантер, Марком Ливайном, Доном Черри и, конечно, Томом Сандерсом. Эти люди являются ядром нашей компании, и я намерена рука об руку трудиться с ними по мере нашего движения в будущее. Что же до меня лично, то здесь, в Сиэтле, у меня существуют как персональные, так и профессиональные связи, и я счастлива, просто счастлива возможности работать здесь. И впереди я вижу долгую и радостную жизнь в этом прекрасном городе…

* * *

Едва Сандерс вернулся в свой кабинет, как ему позвонила Фернандес.

– Мне наконец-то позвонил Алан. Вы готовы? Артур Э. Френд отбывает свой свободный от лекций год в Непале. В его кабинет не имел доступа никто, кроме его секретарши и пары наиболее доверенных студентов. Фактически за время его отсутствия заходил только один студент – химик-второкурсник по имени Джонатан…

– Каплан, – подсказал Сандерс.

– Точно. Вы его знаете? – спросила Фернандес.

– Он сын моей новой шефини. Стефани Каплан только что представили как нового руководителя отдела.

Фернандес некоторое время помолчала, затем заметила:

– Это, должно быть, просто выдающаяся женщина…

* * *

…Гарвин назначил встречу Фернандес в отеле «Четыре времени года». Ранним вечером они сидели вдвоем в маленьком темном баре, выходящем на Четвертую авеню.

– Вы проделали чертовски сложную работу, Луиза, – говорил Гарвин. – Но, должен вам сказать, не в пользу справедливости. Невиновная женщина пала жертвой хитроумного, расчетливого мужчины.

– Ладно вам, Боб, – ответила она. – Вы меня для этого сюда и пригласили, чтобы пожаловаться?

– Как перед Богом, Луиза, все эти жалобы на сексуальное преследование – в них сам черт не разберется. Во всех компаниях, которые я знаю, можно насчитать не меньше чем по десятку случаев. Будет этому когда-нибудь конец?

– Меня это мало беспокоит, – ответила адвокат. – Когда-нибудь все как-то утрясется.

– Может быть, со временем. Но пока, сколько невинных людей…

– За время моей работы мне не так часто удавалось встречать невинных людей, – возразила женщина. – Например, сейчас мое внимание занимает одна вещь – ведь совет директоров «ДиджиКом» еще год назад был осведомлен о тех проблемах, которые связаны с поведением Джонсон, и ничего по этому поводу не предпринял.

Гарвин моргнул.

– Кто вам это сказал? Это абсолютная неправда…

Фернандес промолчала.

– И вы никогда не сможете этого доказать!

Фернандес приподняла бровь, но ничего не сказала.

– Кто вам это сказал? – повторил Гарвин. – Я хочу знать.

– Послушайте, Боб, – заговорила Фернандес. – Существуют определенные проявления в поведении людей, которых никто больше не хочет терпеть – и это факт. Начальники, хватающие подчиненных за гениталии, тискающие груди, стоя в лифте, приглашающие секретарш в деловые поездки и при этом заказывающие только один гостиничный номер… Это старая история. И если у вас есть сотрудник, ведущий себя таким образом – независимо от того, мужчина это или женщина, гомосексуалист или нормальный человек, – вы должны его остановить.

– Ладно, это все так, но иногда бывает трудно узнать…

– Да, – согласилась Фернандес, – существует и другая крайность: сотруднице не понравился безвкусный анекдот, рассказанный в ее присутствии, и она ничтоже сумняшеся подает жалобу. В конце концов ей объяснят, что сексуальным преследованием здесь и не пахнет, но к тому времени ее боссу уже было предъявлено обвинение, и вся фирма об этом знает. Работать вместе больше невозможно: подозрительность, обида – какая здесь работа… Я часто с такими случаями сталкиваюсь, поверьте, они тоже неприятны. Знаете, мой муж работает в той же фирме, что и я.

– Угу…

– После того как мы познакомились, он пять раз предлагал мне встретиться с ним в интимной обстановке. Поначалу я отказывалась, но потом уступила, и вот теперь мы давно и счастливо женаты. Так вот, недавно муж сказал мне, что при нынешних обстоятельствах и нравах он бы, возможно, не рискнул со мной связываться.

– Ну? Вот и я говорю о том же…

– Понимаю. Но со временем все утрясется. Пройдет год-другой, и все будут в курсе новых правил.

– Да, но…

– …но есть еще и третья категория случаев – где-то посреди двух крайностей, – продолжала Фернандес. – Назовем ее серой. Где неясно, что случилось на самом деле, неясно, кто что сделал. Это наиболее обширная группа жалоб. Дело в том, что общество склонно концентрировать внимание на жертве, а не на обвиняемом. Но ведь у обвиняемого тоже есть проблема: жалобы на сексуальное преследование – это оружие, Боб, и надежной защиты от него нет. Этим оружием может воспользоваться любой – и многие так и делают. Некоторое время, я думаю, это еще будет продолжаться.

Гарвин вздохнул.

– Это как ваша машина, создающая несуществующую реальность, – продолжала Фернандес. – Окружающую среду, которая кажется реальной, хотя на самом деле ничего нет. Мы живем, окруженные такой средой, которую определяют созданные нами правила. Эта среда меняется. Раньше она менялась по отношению к женщинам, теперь она начинает меняться и по отношению к мужчинам. Раньше эти изменения не нравились мужчинам, теперь они не по вкусу женщинам. Некоторые люди получают определенные преимущества, но в конце концов все притрется.

– Когда? Когда это кончится? – спросил Гарвин, горестно покачивая головой.

– Когда женщины будут занимать пятьдесят процентов руководящих постов, – объяснила Фернандес. – Тогда все само собой и кончится.

– Вы же знаете, что я это только приветствую.

– Да, – признала женщина, – и должна сказать, что сейчас вы выдвинули просто выдающуюся женщину. Мои поздравления, Боб.

* * *

Мери Энн Хантер попросили отвезти Мередит Джонсон в аэропорт, чтобы та успела на самолет, вылетающий в Купертино.

Минут пятнадцать женщины ехали молча; Мередит ссутулилась, сидя в своем пальто военного покроя и глядя в окно.

Наконец, когда они проезжали мимо заводов «Боинга», Джонсон подала голос:

– Мне все равно здесь не понравилось…

Тщательно подбирая слова, Хантер ответила:

– Ну, здесь есть и свои хорошие и плохие стороны. Некоторое время ехали молча. Затем Джонсон спросила:

– Вы же с Сандерсом друзья?

– Да.

– Он отличный парень, – признала Джонсон. – И всегда был. Знаете, у нас когда-то были с ним тесные отношения…

– Да, я слышала, – ответила Хантер.

– Том все делает, в общем-то, правильно, – продолжала Джонсон. – Только он любое брошенное вскользь замечание воспринимает слишком всерьез.

– Угу… – промычала Хантер.

– Женщины в бизнесе должны все время быть образцом, иначе их просто сожрут. Стоит чуть-чуть оступиться – и тебе конец…

– Угу…

– Ну, вы понимаете, о чем я говорю.

– Да, – сказала Хантер, – я понимаю.

Опять долгое молчание. Джонсон сменила позу, продолжая смотреть в окно.

– Система, – сказала она наконец, – в ней все дело. Меня изнасиловала эта чертова система.

* * *

Сандерс вышел из здания, собираясь ехать в аэропорт, чтобы встретить Сюзен и детей, и наткнулся на Стефани Каплан. Воспользовавшись моментом, он поздравил ее с новым назначением. Женщина пожала ему руку и сказала без улыбки:

– Благодарю вас за поддержку.

– И я – вас, – ответил он. – Как здорово иметь друзей.

– Да, – согласилась Каплан. – Дружба – это прекрасно. Так же как и компетентность. Я не задержусь на этой работе долго, Том. Николс в «Конли-Уайт» финдиректором не останется, а его потенциальный преемник – человек более чем скромных способностей. Через год они начнут подыскивать замену, и, когда я уйду к ним, кто-то займет мое место здесь. Думаю, это будете вы.

Сандерс слегка поклонился.

– Но все это дело будущего, – отчетливо сказала Каплан. – А пока нам предстоит наладить работу здесь.

Отдел работает безобразно. Все забросили работу из-за этой суеты вокруг слияния, производство лихорадит из-за глупости Купертино. Чтобы все исправить, придется засучить рукава. Я назначила первое производственное совещание с участием руководителей всех отделов на завтра, на семь утра. Тогда и увидимся, Том.

И она отвернулась.

* * *

Сандерс стоял в зале аэропорта «Си-Так» и следил за пассажирами, прилетевшими из Финикса. Элайза закричала «Папуля!» и, подбежав к Сандерсу, прыгнула к нему на руки. Она здорово загорела.

– Хорошо провела время в Финиксе?

– Классно, пап! Мы катались на лошадках и ели «тако», и знаешь что?

– Что?

– Я видела змею!

– Настоящую змею?

– Ага! Зеленую. Вот такенную! – показала девочка, разводя руки.

– Да, Элайза, это очень большая змея…

– А знаешь что? Зеленые змеи неядовитые!

Подошла Сюзен, неся на руках Мэттью. Она тоже успела загореть. Сандерс поцеловал жену.

– А я уже рассказала папочке про змею! – похвасталась Элайза.

– Как ты? – спросила Сюзен, глядя мужу в глаза.

– Отлично. Устал только немного.

– Все закончилось?

– Да, все закончилось.

Они пошли к выходу, Сюзен обняла Сандерса за талию.

– Я о многом думала… Я, наверное, и на самом деле слишком много езжу. Мы должны проводить больше времени вместе.

– Это было бы здорово, – согласился он.

Они прошли к багажному отделению. Обнимая дочурку, чувствуя, как ее крошечные ручки обвили его шею, Сандерс поднял глаза и увидел Мередит, стоявшую у регистрационной стойки в секции отлета. На ней было пальто военного покроя, волосы были откинуты назад. Она, не отворачиваясь, смотрела на него.

– Кто это? – спросила Сюзен. – Знакомая?

– Нет, – ответил он. – Это никто.

ПОСТСКРИПТУМ

Констанс Уэлш была уволена из сиэтлской «Пост-Интеллидженсер» и подала на газету в суд за несправедливое увольнение и половую дискриминацию согласно статье VII Акта о гражданских правах от 1964 года. Газета предпочла договориться, не доводя дело до суда.

Филип Блэкберн устроился на работу в «Силикон Гологрэфикс» в Маунтин-вью, Калифорния, в качестве старшего юрисконсульта. Эта фирма была в два раза больше, чем «ДиджиКом». Позже его избрали председателем Этической комиссии в Ассоциации адвокатов Сан-Франциско.

Эдвард Николс досрочно ушел в отставку из «Конли-Уайт Комьюникейшнз» и вместе с женой переехал в Нассау, на Багамы, где работал консультантом на полставки для нескольких офшорных фирм.

Элизабет, «Бетси», Росс перешла на работу в «Конрад Компьютер» в Саннивейле, Калифорния, и вскоре стала членом группы «Анонимные алкоголики».

Джон Конли был назначен вице-президентом «Конли-Уайт Комьюникейшнз» по планированию. Шесть месяцев спустя он погиб в автокатастрофе в Пачоге, Нью-Йорк.

Артура Кана взяли на работу в «Булл Дейта Системз» в Малайзии.

Ричард Джексон из «Алдуса» был обвинен сотрудницей компании «Америкэн Дейта Хауз», оптового дистрибьютора «Алдуса», в сексуальном преследовании в соответствии со статьей VII. После проведения расследования Джексона уволили.

На Марка Ливайна сотрудницей Конструкторской группы была подана жалоба на сексуальное преследование согласно статье VII, Хотя невиновность Ливайна была доказана, его жена вскоре после окончания расследования подала на развод.

Гэри Босак разработал и запатентовал алгоритм шифровки данных, который продал в «Ай-би-эм», «Майкрософт» и «Хитачи». Это сделало его мультимиллионером.

Луиза Фернандес была назначена федеральным судьей. Как-то она прочитала лекцию в Ассоциации адвокатов Сиэтла, в которой заявила, что дела о сексуальных преследованиях все чаще используются как оружие в решении чисто деловых споров. Она, предположила, что в будущем возникнет необходимость пересмотра законов или ограничения привлечения адвокатов в такие дела. Ее речь была встречена прохладно.

Мередит Джонсон была назначена вице-президентом по управлению и планированию в парижской конторе «Ай-би-эм». Позже она вышла замуж за посла Соединенных Штатов во Франции Эдварда Хармона, который незадолго перед этим развелся. После этого о ней в бизнесе ничего не было слышно.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации