112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Эхо далекой войны"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 24 декабря 2015, 13:00


Автор книги: Фредди Ромм


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 23 страниц]

Фредди Ромм
Эхо далёкой войны

Глава 1. Синяя тетрадь в линейку


Валя

Париж! Чарующее название, словно пароль, открывающий врата к неведомому и пленительному таинству. Столица Франции, столица мира красоты, изящества, моды и любви. Город Эдит Пиаф и Мари Кюри, Эвариста Галуа и Александра Дюма. Город, основанный за два с половиной века до нашей эры кельтским племенем паризиев, прошедший через чуму и холеру, пламя войны и гнёт иностранной оккупации, возрождавшийся вновь и вновь, подобно фениксу. Мечта, воспетая Ремарком и Гюго, Азнавуром и Мирей Матьё, Ренуаром и Делакруа. Словно визитные карточки – Собор Парижской Богоматери, Эйфелева Башня и, конечно, Триумфальная Арка. Священный булыжник старых улиц, в котором застыли эпохи.

Примерно такие мысли вихрем проносятся в голове при одном упоминании этого колдовского названия. Однако Париж – это прежде всего город, где живут и трудятся миллионы французов и гостей страны. Именно их труд, любовь, страдание и надежда порождают славу великого города. Как и все другие люди планеты, парижане рождаются и растут, любят и надеются, ищут себя и борются за своё место под солнцем, а в свободное время навещают театры и кафе, встречаются с любимыми, просто прогуливаются в тех местах, одно название которых заставляет вскипеть кровь иностранца. Не является исключением и Площадь Звезды, носящая имя Шарля де Голля, на которой находится знаменитая Триумфальная Арка.

В то субботнее июньское утро, когда начались события, о которых мы поведём речь, молодая, прекрасно сложенная черноволосая женщина лет двадцати пяти, одетая в тёмно-серое демисезонное пальто, из-под которого выглядывал подол синего платья, в чёрных сапожках и берете, с маленькой сумочкой на левом плече, прогуливалась с детской коляской невдалеке от Триумфальной Арки. Погода была приятная, не жаркая, но и не прохладная, какая случается в начале лета и предвещает контрастные июль и август, и молодая мама никуда не спешила, с наслаждением вдыхала свежий, чистый воздух, катила коляску вперёд, навстречу будущему для своего малыша, выбирая путь среди зелени, не торопясь вернуться туда, где проносятся машины и стучат подошвами суетливые пешеходы.

– Мадам, вы не поможете? – обратился вдруг к ней молодой парень азиатской наружности, с сильным акцентом, помахивающей картой города.

– А что вы ищете? – ответила женщина, и её речь также выдала иностранное происхождение.

– Как отсюда пройти к Елисейскому Дворцу?

– Вон туда! – доброжелательно улыбнувшись, показала рукой женщина. Парень подошёл ближе, тычась в карту:

– А вам не трудно показать, как туда идти?

Женщина удивлённо посмотрела на своего собеседника: путь, который она только что указала, был никак не сложнее, чем ориентация по карте. Она взяла было карту в руку – и тотчас боковым зрением уловила движение слева. Она резко обернулась: какая-то дама лет тридцати, белокурая, одетая в спортивный костюм, подкрадывалась со стороны кустарника к детской коляске.

– Вам чего, сударыня? – громко спросила брюнетка. Белокурая, застигнутая врасплох, застыла на месте, но парень, только что задававший вопросы по поводу Елисейского Дворца, схватил свою собеседницу за запястье. Та резко дёрнулась, крутанула рукой и освободилась. Быстро шагнула назад и потянула за собой коляску. Теперь оба её противника находились перед ней. Парень произнёс что-то гневное на незнакомом языке и выхватил нож. Не дожидаясь, что он сделает дальше, черноволосая женщина вдруг прыгнула вперёд, изогнулась и ударила правой ногой. Негромкий стук – и нож отлетел в сторону, описав эффектную дугу в воздухе. Следующим быстрым движением молодая мать раскрыла сумочку и выхватила маленький дамский пистолет:

– Ни с места, оба! Стреляю без предупреждения!

Она шагнула назад, бросила быстрый взгляд на ребёнка, убеждаясь, что всё в порядке, и левой рукой вынула из сумочки мобильный телефон. Её противники, растерянно поглядывая то на неё, то друг на друга, застыли на месте.

– Алло, Жак! Ты можешь сказать коллегам, чтобы прислали патруль? Я возле Триумфальной Арки, на меня напали двое, пытались похитить Аннет.

– Неправда! – дрожащим голосом воскликнула белокурая женщина. Её противница бесстрастно разъединила и вернула мобильный телефон в сумочку, только потом ответила:

– Сейчас полиция приедет и выяснит, что правда.

– Я просто хотела посмотреть на вашего очаровательного ребёнка!

– И для этого ваш друг стал отвлекать моё внимание?

– Я не отвлекал! – неожиданно-жалобно произнёс парень. – Я хотел разобраться с картой!

– И выхватили нож, великолепно.

Белокурая женщина вдруг зарыдала и опустилась на землю. Черноволосая бросила на неё взгляд, полный недоверия.

– Неужели у вас нет сердца?! – сквозь рыдания выговорила блондинка.

– Извините, я не желаю продолжать этот разговор. Сейчас приедет полиция.

– У вас ребёнок… А у меня никогда не будет…

Лицо матери дрогнуло, но она не убрала пистолет, а только чуть сместила его в сторону парня. Тот попятился, неуверенно глядя на сообщницу. Рядом затормозила полицейская машина.

– Добрый день, Валентина! – весело произнёс водитель. – Как дела? Опять кого-то поймала?

– Они пытались похитить Аннет, – негромко отозвалась брюнетка. – Парень угрожал мне ножом – вон, валяется.

Полицейский, сидевший рядом с водителем, вышел из машины и вынул наручники.

– Сударь, прошу вас повернуться! – обратился он к парню.

– Не надо! Я… я… – хрипло отозвался тот.

– Прошу вас не ухудшать своё положение сопротивлением!

Парень неохотно подчинился, ажан надел на него наручники, а затем помог сесть в машину. Полицейский взял другую пару и молча подошёл к плачущей женщине. Та обмякла, покорно подставила руки и также села в машину. Затем ажан подобрал нож, приветливо махнул рукой Вале, сел в автомобиль, и патруль уехал.

Валя осталась наедине со своим малышом. Безоблачное настроение, ещё десять минут назад владевшее ею, улетучилось. Бедная женщина, которая не может родить ребёнка и пытается решить свою проблему похищением чужого счастья…

Погуляв ещё минут двадцать, Валя грустно вздохнула и направилась с дочкой домой. Девочка открыла глазки, улыбнулась маме, пошевелила губками и снова уснула. Ещё через пятнадцать минут Валя с Аннет зашли в дом. Только затворив входную дверь, Валя вдруг сообразила, что за недавними бурными событиями пропустила нечто важное. В тот момент, когда она звонила мужу, голос его был озабоченный… мрачный какой-то… Она перенесла малышку в кроватку, проверила, всё ли в порядке, и подошла к телефону:

– Алло, дорогой! У меня всё в порядке, а как у тебя?

Жак ответил не сразу:

– Да как сказать, милая…

Валя встревожилась:

– Что-то нехорошо? Ты не можешь сказать по телефону?

– Прости, милая. Не могу. Может быть, дома.

– Хорошо.

Валя разъединила и занялась обычными домашними делами. Всё вроде в порядке, но разговор с мужем тревожил. Не может сказать, что случилось… Скорее всего, что-то на работе. Какое-то неприятное преступление? Все преступления неприятны, и жена полицейского должна к этому привыкнуть. Взять хотя бы несчастную женщину, задержанную час назад за попытку похищения …

Муж приехал домой к восьми – на полтора часа позже обычного. Если бы у Вали и не было оснований для беспокойства из-за телефонного разговора днём, они появились бы сейчас – Жак выглядел печальным и сумрачным. Валя подошла к нему, мягко обняла. Жак попытался улыбнуться, обнял, поцеловал жену. Подошёл к детской кроватке, мягко взял в руки, поцеловал девочку. Та не спала – улыбнулась папе, потрогала ладошкой его лицо. Засмеялась, когда Жак вернул её в постельку. Валя вздохнула:

– Милый, рассказывай.

– Прямо сейчас?

– Да, пожалуйста, не тяни.

Жак грустно кивнул и увлёк жену в спальню. Валя настойчиво посмотрела ему в глаза:

– Ну?! Я жду! Какое-то преступление?

– Да, родная моя. Убийство.

Валя ничего не сказала. Убийство – это всегда страшно, кем бы ни были преступник и жертва, что бы между ними ни произошло. И всё же убийства в практике мужа не были редкостью, а таким печальным и озабоченным он выглядел впервые. Подошла к мужу, мягко прикоснулась ладонями к его щекам:

– Милый, расскажи, что тебе гнетёт. Вместе легче.

– Да, любовь моя. – Он выдохнул и покачал головой. – Какая-то непонятная жестокость. Оба раза.

– Два убийства? – негромко констатировала Валя, скорее для себя.

– Да. Стариков… пытать… Перевернуть весь дом…

Бессвязная речь мужа была слишком понятна, но и страшна. Горечь, владевшая Жаком, начала переходить в Валю. Она вздохнула:

– Можно, ты расскажешь об этом подробнее?

Жак помолчал немного и кивнул.


Надя

«Сегодня в нашем клубе вечер танцев. Цена билета 100 руб. Вход для девушек свободный». Это написанное от руки объявление висело на почерневшей от копоти выхлопных газов стене невысокого кирпичного здания. Когда-то, в старые времена, здесь была богадельня, позже, при советской власти – научно-исследовательский институт, а теперь – клуб, в котором московские бизнесмены – пусть не все, а только проживающие в этом микрорайоне – устраивали свои вечеринки.

Девушка лет двадцати, русоволосая, длинноногая, изящного сложения, с миловидными чертами лица, с большими, словно удивлёнными, карими глазами, одетая в простое серое платье и дешёвые туфли, с чёрной сумочкой из кожзаменителя, перечитала это объявление, висевшее рядом с входом в клуб, и нерешительно посмотрела на охранника, одетого в камуфляж. Тот радушно улыбнулся:

– Заходите, девушка! Не стесняйтесь! Здесь весело!

Она ещё немного поколебалась, но, увидев, как две другие девушки заходят внутрь, приняла приглашение.

– Извините, барышня, нам надо вас проверить! – послышалось слева. Девушка в сером платье послушно застыла, пока охранник проверял её металлоискателем.

– Всё в порядке, можете заходить! Вам на второй этаж! Приятного отдыха!

Девушка осмотрелась. Просторный беломраморный холл был освещён люстрой под высоким потолком. Пол покрыт красным ковром, слегка пострадавшим от плесени. На стенах развешаны картины и репродукции художников самых разных направлений. С модернистами соседствовали репродукции Дега, Ван Гога и даже Рафаэля и Тинторетто. Короче, на самые разные вкусы… или просто на дурной вкус.

Рука охранника дотронулась до её плеча:

– Лестница вон там!

Девушка посмотрела влево, куда указывал охранник, и кивнула. Нерешительно поднялась на второй этаж. Здесь ступеньки заканчивались, и на узкую лестничную клетку выходили три двери, но только одна из них была открыта, и оттуда доносилась негромкая музыка – неряшливо исполняемая мелодия из фильма «Ромео и Джульетта». Правее этой двери размещался стенд «Правление Клуба»: обтянутая бордовым бархатом доска с прикреплёнными к ней фотографиями в золотистом обрамлении. Самый большой фотоснимок принадлежал здоровенному коренастому субъекту с бычьим взглядом и бритой головой. Подпись под снимком гласила: «Трофимов Вадим Павлович». Судя по всему, он был здесь главный. Неуверенно оглянувшись, девушка вздохнула и вошла.

Большой зал был обильно освещён десятком люстр. Прямо у входа стояли в беспорядке стулья. На некоторых сидели девушки, такие же смущённые, как и только что вошедшая. У противоположной стены, в креслах сидели и беседовали между собой мужчины разных возрастов – очень уверенные на вид, чтоб не сказать развязные. В них узнавались члены правления, чьи фотографии девушка только что видела на стенде Правления. Особенно развязным выглядел Трофимов. Рядом стояли плечистые парни – видимо, телохранители. Там же сновали официанты с подносами. Поодаль, в углу, находился бар, а рядом с ним приютились пятеро музыкантов в потёртых костюмах. Ещё в зале прогуливались несколько аккуратно одетых молодых людей – судя по их нерешительному виду, такие же новички здесь, как и гостьи. Не успела девушка в сером платье оглядеться, как один из них – высокий, худощавый, тщательно причёсанный брюнет в коричневом костюме – подошёл к ней и заговорил негромко:

– Простите… вы ведь на вечер танцев, не правда ли?

Девушка смущённо улыбнулась и кивнула.

– Меня зовут Виктор. А как ваше имя?

– Я – Надя.

Молодой человек ободряюще улыбнулся:

– Очень приятно, Надя. Могу я пригласить вас на первый танец?

Девушка пожала плечами:

– Н-не знаю. Наверное, да. А когда начнутся танцы?

– Через полчаса. Мы с вами пришли рановато.

– А, правда, – улыбнулась девушка. – В объявлении не было указано, когда начало. Может, пока погуляем здесь? Вы мне покажете клуб?

Виктор немного смутился:

– Понимаете, я и сам здесь впервые. Пришёл в надежде познакомиться с хорошей, красивой девушкой – такой, как вы. Давайте, пройдёмся?

Надя снова улыбнулась, слегка кивнула. Виктор взял её под локоть, и они медленно пошли по залу.

– Виктор, вы бизнесмен?

– Ну, вроде того, – молодой человек немного замялся. – Я биржевик. Можно, вы будете называть меня Витей?

– Конечно, Витя! – с готовностью кивнула Надя. – Так вы играете на бирже?! Это, наверное, очень интересно, захватывающе?

– Я бы не сказал, – смутился её собеседник. – Ох уж эти акции, опции, дивиденды, подъёмы-спады…

Надя немного удивлённо посмотрела на него:

– Витя, а на чём вы играете? На каких акциях?

– Э-э… Не на акциях. Я играю на опциях. Это самый надёжный вид вложений.

– А-а… Да? Как интересно, – в голосе Нади прозвучала нотка сомнения. Они приблизились к креслам у противоположной стены. Надя прислушалась к разговору сидевших там людей:

– Так вы нашли инвестора для «Электронных игр»? – обратился к Трофимову один из его соседей.

– Да! Даёт три миллиона баксов! – кивнул Трофимов и потёр двойной подбородок.

– Три миллиона?! Зашибись! А кто это?

– Французы какие-то. Лохи.

Виктор легонько тронул свою спутницу за локоть, и девушка чуть вздрогнула.

– Надя, может быть, выпьем чего-нибудь? Коктейль?

– Нет… просто сок – можно?

– Да, конечно! Я и сам не очень люблю спиртное! – и Витя с готовностью увлёк свою спутницу к бару. – Вы какой сок возьмёте?

– Яблочный, пожалуйста…

– Эй! Детка! Ты почему ушла от нас? Тебе кто разрешил? А? – раздался на весь зал зычный бас. Надя вздрогнула и обернулась. Трофимов манил её толстым пальцем. Надя заметно смутилась и попятилась к двери. Витя, забыв про сок, последовал за ней, но Трофимов уже поднимался из кресла и направлялся к дверям, перерезая путь молодым людям.

– Ты, тёлка! Оглохла, что ли? Тебе говорят! А ну – стоять!

Надя побледнела. Витя шагнул было между ней и Трофимовым, но тот с силой толкнул его – так, что молодой человек отлетел к двери и ударился. Все в зале притихли, даже музыка смолкла. Трофимов схватил было Надю за левое запястье, но та вдруг резко дёрнула рукой и освободилась, а затем ударила противника коленом в живот. Тот охнул. Быстро оглянувшись, Надя бросилась к двери, но к ней кинулись сразу трое парней в форме охранников:

– Эй ты, стерва! Ни с места! За хулиганство ответишь!

Три быстрых движения Нади – и телохранители Трофимова повалились на пол, как кегли. Девушка подбежала к Вите, который немного пришёл в себя и теперь оторопело смотрел на происходящее:

– Ты как, в порядке? Быстрее отсюда! Потанцуем в другой раз!

Не успел Витя ответить, как девушка увлекла его наружу, и они бросились вниз по лестнице. Только очутившись на улице, остановились, чтобы перевести дух, и тут из дома выбежали охранники:

– Стой! Не уйдёшь!

– Что здесь происходит? – из-за угла внезапно появился офицер милиции. Охранники растерянно посмотрели сначала на него, затем друг на друга:

– Она, это, ударила человека!

– Документы предъявите, граждане!

Витя полез было за паспортом, но Надя остановила его и шепнула:

– Тебе не надо! Ты со мной!

Витя с нарастающим удивлением смотрел, как майор милиции со скучающим видом изучает удостоверения охранников.

– Пусть потерпевший подаст заявление в милицию! – бесцветным голосом произнёс милиционер.

– Как? А она? – неуверенно указал один из охранников на Надю. Та громко рассмеялась:

– Передайте господину Трофимову, что он сделал большую ошибку! Сделка по «Электронным играм» не состоится!

К собеседникам подошёл ещё один человек – высокий, спортивный, аккуратного вида кареглазый брюнет лет тридцати-тридцати пяти.

– Всем привет! – улыбнулся он. – Надя, ты в порядке?

– Я всегда в порядке! – рассмеялась девушка. – Ну что, с официальной частью мы покончили? – она вопросительно посмотрела на охранников Трофимова. Те попятились к дому. – Господа, это Витя! – театральным жестом представила она своего нового знакомого. – Витя, это Олег! – она указала на милиционера, и тот с улыбкой кивнул. – А это – Андрей, мой начальник!

Андрей весело рассмеялся:

– Так уж и начальник! Не преувеличивай, коллега!

– Что здесь происходит? – пробормотал Витя, совершенно сбитый с толку. Он понимал одно: Надя оказалась совсем не так проста, как он сначала подумал по её виду.

– Не обращайте внимания, Витя! – улыбнулся майор милиции. – Мы с Андреем уже уходим! Не будем вам мешать. Надя, мне кажется, и тебе с Витей имеет смысл пройти куда-нибудь, чтобы не маячить здесь под окнами.

– Ты прав! – энергично кивнула девушка и, взяв Витю за локоть, увлекла его в сторону, где виднелся очаровательный садик. Молодые люди присели на скамейку, и листва ближайшего дерева шаловливо погладила их по волосам.

– Надя… Кто ты?

Девушка звонко рассмеялась, демонстрируя стройный ряд жемчужных зубок:

– А угадать не хочешь?

– Не знаю…

– Ладно, скажу, – посерьёзнела Надя. – Я – помощница детектива. Андрей – мой шеф. Олег – наш хороший друг. – Она подняла руку к волосам… и сняла парик, под которым оказались чёрные кудри. Витя ошарашенно посмотрел на перевоплощение Нади. Красавица тряхнула волосами и усмехнулась:

– Я тебе больше не нравлюсь?

– Нет… Что вы… Вы очень красивы… просто всё так неожиданно…

– Мы же только что были на «ты». Кстати, Витя… Ведь и ты не биржевик, верно?

Молодой человек смутился:

– Д-да… правда…

– Никогда не говори, что опции – самый надёжный вид вложений. А по правде, кто ты по профессии?

– Инженер-радиоэлектронщик…

– Неужели ты стыдишься этого? Лучше быть хорошим инженером, чем негодным биржевиком. Да и хорошие биржевики… – она скептически покачала головой. Витя вздохнул:

– Эх… Хотел я познакомиться с девушкой…

– Разве я не гожусь? Неужели помощница детектива хуже простой девушки?

– Нет… но…

Надя пожала плечами, сняла туфли и осмотрела свои маленькие аккуратные ступни. Витя тоже невольно скосил глаза на её красивые ноги. Девушка вздохнула:

– Всего несколько минут побыла в этих туфлях, а волдыри обеспечены. Не понимаю, как другие женщины носят такую дрянь. – Она вынула из сумочки другие туфли – модельные, красивые, чёрные, кожаные – и обулась, а дешёвую пару ловким движением запустила в ближайшую урну.

– Надя… Ты действительно помощница детектива? – пролепетал Витя. Он был совершенно сбит с толку.

– Да, а что? Тебя удивляет, что я впервые в жизни надела эту дешёвку? – Надя пренебрежительно махнула рукой в сторону урны.

– Ты так разбираешься в биржевых делах… Если не секрет – ты здесь что-то расследовала?

Девушка улыбнулась:

– Да, ты угадал. Я хотела присмотреться к господину Трофимову. Об этом попросил наш клиент, живущий во Франции. Андрей и Олег меня подстраховали.

– А, понимаю… И господин Трофимов попал в ловушку…

– Которую, собственно, я ему не расставляла. Где мне было знать, что он такой редкостный хам и хулиган?!

Витя покачал головой:

– Да, ты права. Но…

– Что тебя смущает?

– Это так неожиданно…

Надя вздохнула:

– Витя, если я тебе уже разонравилась, так и скажи. Я не обижусь.

– Надя, ты мне не разонравилась. Ты мне очень нравишься… и вот такой – тоже. Просто мне надо привыкнуть. Не такой я тебя увидел в клубе.

– Витя, почему некоторым мужчинам больше нравятся слабые тихони, чем… такие, как я?

– Надя, не говори так. Ты мне понравилась и тихоней, и… вот такой. Просто мне трудно воспринять твоё превращение. Не сердись, пожалуйста!

Девушка улыбнулась:

– Я не сержусь. Погуляем?

Витя кивнул, поднялся со скамейки и предложил даме руку. Надя взяла его за локоть.

– Витя, ты хочешь быть главным в семье? Открою тебе страшную тайну: я не хочу командовать. Хочу быть слабой тихоней, только не получается. А моя сестра такая, её зовут Лариса. Она вышла замуж, как только ей исполнилось восемнадцать, за французского художника. У них двое детей, и они счастливы. А я… почему-то обстоятельства складываются так, что приходится… вот как сегодня, – губы Нади образовали горькую складку. Вите вдруг стало жаль девушку. Он мягко взял её за плечи и поцеловал в щёку. Надя положила ему руки на плечи:

– Витя, ты мог бы полюбить меня такой, какая я есть? Не слабой тихоней?

– Не знаю, Надя. Мне кажется – мог бы. Только ведь мы так мало знакомы. Давай побудем вместе!

Надя кивнула, и они медленно двинулись вдоль по аллее. Витя невольно положил руку на талию Нади – и вдруг ощутил, как это приятно.


Валя

Она проснулась, когда часы в слабом свете ночника показывали без пяти три. Спать не хотелось. В голову валом полезли мысли, навеянные жутковатым рассказом мужа о жестоком двойном убийстве. Валя надела халат, заглянула в детскую, проведала Аннет – всё в порядке. Прошла в свой «рабочий кабинет». Включила компьютер, вошла в Интернет. Она совсем не была уверена, что сведения о людях, гибель которых взволновала вчера их с Жаком, обнаружатся во «всемирной паутине», но так приучил её работать Андрей.

Франсуаза Леблан, урождённая Ривейра, шестидесяти трёх лет. Шарль Перен, пятьдесят восемь. Возрасты близкие. Какой-нибудь маньяк жестоко убивает немолодых людей этого возраста? И что – в паспорт заглядывает? М-да, фамилии не самые редкие, ссылок куча. А если попробовать обе фамилии запустить вместе в поисковик? Стой, погоди…

Валя застыла, затаив дыхание и глядя в экран. Главное – не спешить. Это вполне может оказаться таким же совпадением, как и возраст погибших…

Сзади тихо подошёл Жак, обнял за плечи:

– Милая, всё в порядке?

– Да, мой хороший.

– Ты что-нибудь нашла?

– Не знаю. Возможно, это очередное совпадение.

– Да, двух фактов маловато…

– А третьего нельзя допустить.

– Так что там у тебя?

Валя вздохнула:

– Будем считать, что это одна из версий. – Она встала из-за компьютера и пустила к экрану мужа, чтобы он посмотрел результаты поиска: Алис Перен, урождённая Сешен, и Жюльетт Ривейра, урождённая Боретур. Вторая Мировая война. Оккупация, Сопротивление, разведка. Леопольд Треппер. Члены организации «Красная Капелла».


Надя

Что со мной? Не понимаю. Неужели я влюбилась в Витю? С первого взгляда? Никогда не думала, что такое может произойти со мной. Или меня подгоняет одиночество?

Рассудок говорит, что Витя – не лучший вариант мужа. И защитник так себе, и зарабатывает скромно. Но… Действительно ли это важно? Деньги для меня не проблема, драться я тоже умею недурно. Вон Али – уж на что супермен, и зарабатывает так, что дай Бог, а не сошлись мы с ним, хотя роман был бурный. Стоило мне увидеть его, моего любимого – и я сразу теряла рассудок, думала только о том, как бы подольше удержать Али рядом, поймать все его взгляды, улыбки, поцелуи, объятия, ласки… А потом всё это прошло. Наверное, проблема во мне: когда проводила его в Ливан на операцию, изошла не только страхом за него, но и ревностью. Всё мне мерещились арабские красавицы, соблазняющие моего Джеймса Бонда. Дурацкие голливудские фильмы, всё из-за них, но… А если ему по заданию действительно придётся изображать увлечённость какой-нибудь дамочкой? Даже если не дойдёт до постели…

Али воспринял наш разрыв спокойно. Во всяком случае, так показалось мне. А может, он действительно нашёл себе другую? Сейчас это уже не важно. Счастья ему и его избраннице!

Наверное, дело именно в том, что Витя – полная противоположность Али. И внешне, и по складу. Что немаловажно – я ему понравилась в облике безденежной тихони, которая не знает, что такое кожаные туфли и сумки. Бросился защищать меня, совершенно не владея приёмами единоборства. И как я вижу себя с ним? Он бросит свою работу? Мне этого не очень хочется, мне его работа нравится, даже завидую немного. Или Витя сможет мотаться из Парижа в Москву и обратно? Найдёт работу во Франции? Не хочу об этом думать. Завтра у нас свидание, я надеюсь, что Витя придёт, и мы снова будем вместе… на несколько часов. А потом? Не важно. Что будет, то пусть и будет.


Валя

Сегодня Валя решила гулять с девочкой возле Сены. Уж очень неприятные ассоциации вызвало бы вчерашнее место – у Триумфальной Арки. Валя нашла зелёный уголок между рекой и Эйфелевой Башней и присела на скамеечку, мягко покачивая коляску и время от времени заглядывая внутрь. Аннет безмятежно спала, разморенная свежим воздухом и убаюканная плеском воды невдалеке. Однако молодой матери не удавалось сбросить груз тяжёлых мыслей. Виной тому было, прежде всего, то, что рассказал накануне муж. Хотя Валя убеждала себя, что «военный» след почти наверняка ошибочен, рассудок упорно требовал разобраться с ним. Что, если нацисты убили двух пожилых людей, чтобы отомстить за своё былое поражение от их родителей? И сколько лет, в таком случае, может быть убийцам? А может, это сделали молодые неонацисты? Почему они до сих пор никак не угрожали Франсуазе и Шарлю, а тем более их родителям? Или угрожали – но тогда почему те не обратились в полицию? Погром, учинённый убийцами в домах жертв, по словам Жака, очень походил на обыск. Что искали преступники? Действительно ли это имело отношение к событиям давно минувшей войны?

Помимо собственно зловещего преступления, неприятно, что теперь Жак наверняка несколько дней подряд будет приходить домой позже обычного. Вот и сегодня, в воскресенье, отправился на работу, и из-за этого пришлось отказаться от запланированной семейной поездки в Булонский лес. Андрей неоднократно предлагал своему шурину оставить малоприятную и не лучшим образом оплачиваемую работу в полиции и перейти в агентство, точнее, в его парижский филиал, приносящий недурные доходы, но почти полностью лежащий на хрупких плечах Вали и Нади, которая к тому же часто уезжала на каникулы и праздники в Москву, к друзьям. Однако Жак не соглашался, отвечал, что при таком подходе в стране не останется ни одного ажана.

Внезапно зазвонил мобильный телефон, и Валя невольно вздрогнула, отрываемая от вереницы размышлений.

– Алло!

– Это детективное агентство? – послышался взволнованный женский голос.

Валя вздохнула.

– Да, но сегодня мы закрыты! Приходите завтра!

– Извините, это срочно! Вопрос жизни и смерти!

На такие слова не очень-то ответишь «мы закрыты».

– Хорошо. Вы можете сейчас подъехать к Эйфелевой Башне?

– Да, конечно! Как мне вас узнать?

Валя описала себя и пояснила, где находится.

– Спасибо! Сейчас приеду!

Валя разъединила, заглянула в коляску, убедилась, что девочка спит, хотя и ворочается немного недовольно, и приготовилась ждать. Воскресенье шло к чёрту, получался обычный рабочий день, который вряд ли удастся совместить с прогулкой у реки.

Послышался быстрый стук женских каблучков. Валя подняла голову: к ней приближалась белокурая девушка лет двадцати, чуть ниже среднего роста, стройная и спортивная, одетая в синие джинсы, низ которых уходил в полусапожки, и белую ветровку, со светло-серой сумочкой на левом плече. Валя поняла, что это и есть клиентка. Однако прежде чем девушка подошла, в её сумочке зазвонил мобильный телефон. Девушка остановилась, недовольно поморщилась, вынула аппарат:

– Алло! Да, это я. Нет, я сейчас занята. Извините, у меня срочное дело. Тогда вы ко мне и подъезжайте. Я на берегу Сены, рядом с Эйфелевой Башней. Хорошо. – Она разъединила, вернула телефон в сумочку и обратилась к Вале:

– Добрый день, вы и есть секретарь детектива?

Валя сдержала улыбку:

– Нет, я и есть детектив Валентина Ламель.

Во взгляде девушки мелькнуло недоверие:

– Вы – детектив?

– Да, а что – непохожа? – перспектива сложного разговора о преступлениях и загадках не радовала Валю, и она была непрочь отвадить неурочную клиентку. Девушка вздохнула:

– А мне говорили – вы очень хорошо работаете…

– Кто говорил, если не секрет?

– Анни Берар.

Валя покачала головой:

– Сожалею, не помню, кто это.

– Вы помогли её брату, Жильберу Воле.

– А! Его ошибочно обвинили в краже из ювелирного магазина?

– Да.

– Помню, помню. Его подставил настоящий преступник.

Валя невольно усмехнулась: это было примерно год назад, дело Жильбера Воле заняло у неё часа два. Андрей, хотя и находился тогда в Париже, не успел даже вмешаться, когда Валя с Надей задержали настоящего преступника и передали его Жаку. Попробуй, упомни подобную мелочь. Впрочем, сам Жильбер наверняка нескоро забудет. Но коли так, можно уделить гостье больше внимания.

– Простите, а как вас зовут?

– Жюли Крессар.

– Очень приятно, Жюли. Садитесь, поговорим о вашем деле.

Судя по поджатым губам девушки, она всё ещё не была уверена, что Валя – наилучший адрес для её проблемы. Она заглянула в коляску, присела рядом с помощницей детектива и после недолгого колебания заговорила:

– Дело в том, что исчез мой жених. Его зовут Анри Клен.

Имя знакомое.

– Если не ошибаюсь, он журналист?

– Да, сотрудничает с несколькими газетами.

– Я видела его статьи по вопросам молодёжного экстремизма. Вы полагаете, его исчезновение связано с этим?

– Не знаю. Возможно.

– Вы подозреваете, что он подвергается опасности?

– Не знаю. Вы можете проверить, что с ним?

Валя ответила не сразу. Беспокойство Жюли передалось ей: действительно, журналист, пишущий на острые политические темы, фигура слишком видная, чтобы его внезапное исчезновение не вызвало беспокойства. Ясно также, что полиция не станет принимать никаких мер, пока не пройдёт достаточно много времени или обнаружится какой-то криминал. Но, с другой стороны, журналистская профессия сама по себе очень беспокойна. Вдруг Анри куда-то уехал? Но почему не предупредил свою невесту?

– Жюли, до сих пор не бывало такого, чтобы он исчез, не предупредив вас?

Девушка поджала губы и посмотрела в сторону:

– Бывало, – ответила она дрогнувшим голосом. – Два раза.

– И как он потом объяснял своё отсутствие?

– У него были опасные поездки, и он не хотел меня волновать.

Валя покачала головой: в такой ситуации, действительно, трудно предвидеть, что вызовет большее беспокойство – собственно опасность или внезапное исчезновение любимого. Впрочем… Вдруг жених не вполне верен невесте? Или у него какая-то другая тайна, которую удобно скрывать под пологом мнимой опасности?

– В предыдущих случаях вы предпринимали поиски?

– Нет. Он появлялся на следующий же день.

– А сейчас он сколько отсутствует?

– Уже два дня.

Валя пожала плечами: лишний день отсутствия Анри – достаточная ли причина для возбуждения расследования, пусть и частного?

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации