» » » онлайн чтение - страница 14

Текст книги "Империя Повелителей"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:36


Автор книги: Антон Белозеров


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 14 (всего у книги 27 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 11. Перекресток Измерений.

– Свет! – Приказал Яманубис.

Быстро, но достаточно плавно вокруг разлилось мягкое желтоватое свечение. Оно исходило от высокого потолка огромного совершенно пустого зала, в котором дракон свободно и комфортно расположился. Отполированные до зеркального блеска металлические стены отражали нашу разношерстную компанию. Или это не металл, а какие-нибудь пластиковые заменители или силовые поля?

Не успел я задать вопрос о том, куда мы, собственно, попали, как послышался приятный бесполый голос, явно смодулированный автоматическим устройством:

– Приветствую долгожданных гостей в приемном зале дворца Великой волшебницы Ридалины. В настоящее время хозяйка отсутствует, но я, ее автосекретарь Ир, уже направил уведомление о вашем прибытии. Прошу вас, располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Я позабочусь о вашем удобстве.

Прямо перед нами в стене открылось широкое круглое отверстие, достаточное для прохода Горохора. Там виднелись кроны деревьев и синее небо. Мы начали медленно сползать со спины дракона. Все мои мышцы затекли и плохо слушались. Примерно так же чувствовали себя и другие мои спутники, кроме, пожалуй Учителя. Хотя наше путешествие через Хаос было не очень долгим, сказывалось огромное напряжение. Поэтому, оказавшись на таком же гладком, как и стены, полу, я, Дилл и Килеана начали приседать и подпрыгивать, разгоняя застоявшуюся в венах кровь.

– Ир, – по-хозяйски обратился к автосекретарю Яманубис, – наш визит к Ридалине нелегален, так что, пожалуйста, обеспечь высший уровень защиты и секретности.

– Уже сделано, гость Яманубис. – Мне показалось, что в механическом голосе прозвучали едва заметные нотки обиды. – Я просканировал всех прибывших и опознал Вас, кругга Аконепутарована и дракона Горохора, ранее посещавших это здание. Каждый визит был нелегальным и каждый требовал подключения дополнительных мощностей к энергетическим полям. Поэтому я установил защиту сразу же, как только вы вышли из Межпространства в приемном зале, и я вас идентифицировал. Могу ли я узнать имена двух прибывших с вами людей, чтобы обеспечить им максимальный комфорт при общении?

– Девушку зовут Дилл, а молодого человека – Рен. – Сообщил Яманубис. – Они мои друзья, выполняй все их просьбы, как мои собственные.

– Очень приятно познакомиться. – Вежливо отчеканил автосекретарь.

– А почему Вы, Учитель, не упомянули Килеану? – Тихо спросил я.

– Потому что Ир меня не видит, не слышит и не ощущает. – Ответила мне за Яманубиса сама Повелительница, быстро перебирая пальцами тонкий браслет на левой руке. – Не забывай, что здесь мой мир – мир техники и приборов, здесь властвуем мы – повелители машин. И незачем какому-то автомату знать о моем прибытии. Из него могут считать информацию даже простейшие спутники-наблюдатели.

– Да, и постарайся больше напрямую не обращаться к ней, – добавил Учитель, – ведь для автосекретаря ее как-бы не существует. Кстати, и ты, Дилл, это учти.

– А с кем мы говорим-то? – Недоуменно повертела головой волшебница. – В зале никого, кроме нас, нет.

– Автосекретарь – это компьютер, управляющий зданием, всеми его устройствами и механизмами. – Начал объяснять Яманубис. – собственно, Ир и есть само здание, или, иными словами, он – вплетенный в жесткие оболочки и силовые поля конструкции искусственный интеллект.

– Благодарю за доброту и заботу, Ир, – слегка склонила голову волшебница, – ты очень мил и любезен.

– Спасибо, Дилл, – отозвался автосекретарь, и мне почудилось, что в механическом голосе зазвучали теплые тона. – Кроме моей хозяйки Ридалины, ни один человек не обращался ко мне, как к равному, как к живому существу.

– Ладно, – махнула рукой Килеана, – будем считать, что обмен любезностями состоялся. У нас слишком мало времени.

– Ир, можем ли мы покинуть приемный зал? – Спросил Яманубис.

– Да, да, конечно, прошу меня извинить, – «забеспокоился» Ир, – вы, наверное, устали и хотите отдохнуть и принять пищу. Подождите, пожалуйста, сейчас я включу стерилизатор.

– Стерилизатор? – Не успели мы с Дилл одновременно задать вопрос, как вдруг нас будто окатило сухой теплой волной. Это было очень странное ощущение – словно меня за несколько мгновений отдраили до кристальной чистоты и снаружи, и внутри. Моя одежда из кожи анакванды вдруг захрустела и заскрипела, как будто только что сшитая, хотя на ней и остались потертости и царапины. Мое тело лишилось не только пота и грязи, покрывавших его, но даже внутри, в желудке, я ощутил необыкновенную легкость и пустоту.

Одновременно со мной стерилизатор очистил и моих спутников. Мне в голову пришло удачное сравнение: если раньше я смотрел на них как будто сквозь пыльное стекло, то теперь наконец-то увидел вообще без преграды. Особенно меня порадовал вид Дилл, чьи короткие пушистые волосы мгновенно завились прелестными кудряшками, а на лице появилось выражение истинного блаженства.

– Стерилизатор! – Презрительно фыркнула Килеана, серебряный комбинезон которой избавился от всех пятен и блестел, словно хорошо отшлифованный кинжал. – Изобретение вечно торопящихся людей. Раз, два – и ты очищен. Ни поэзии бассейнов, ни романтики ароматных ванн, ни расслабления массажа…

– Ну, не у всех же есть вечность позади и вечность впереди, как у вас, бессмертных Повелителей. – Рассудительно изрек Горохор, от которого теперь пахло свежей малиной. – Смертные вынуждены ускорять некоторые процессы, чтобы освободить время для более важных и полезных дел.

Наверное, и кругг Акон послал Килеане какую-то мысль, потому что та, уже готовая вновь сцепиться с драконом, довольно выразительно посмотрела на нашего амебообразного приятеля.

– А теперь прошу вас проследовать в гостиную. – Весьма кстати объявил Ир. – Это третья дверь налево.

Мы покинули приемный зал и оказались на дворе. Вокруг простирался сад, состоящий, казалось, из одних только цветов. Я услышал, как Дилл восторженно ахнула, да и сам, признаться, до глубины души был потрясен пестрым многоцветием растений, собранных, наверное, с тысяч миров. Слева от огромного металлического ангара, из которого мы вышли, начиналась крытая галерея с длинным рядом дверей. Двери вели в небольшой дом, так что казалось, будто все они должны открываться в одну и ту же комнату. Здание походило на дом Яманубиса на Подсолнечной. Но не размером и формой, а общим настроением и духом архитектуры. То же смешение всевозможных стилей и цветов, та же фантастическая несовместимость отдельных деталей и завораживающая красота всего здания в целом.

Дальше, за садом, виднелись редко стоящие небольшие постройки, окруженные садами, лесами, полями. Мне показалось, что весь пейзаж выглядит каким-то искусственным, тщательно сконструированным. Ровные округлые одинаковые холмы, на вершинах которых стояли домики, а подножия тонули в высоких густых зарослях; сами растения, слишком правильные и аккуратные; яркие цветы, словно нарисованные художниками – все свидетельствовало о том, что здесь многие годы работали архитекторыземлепланировщики.

В небесах сияли многочисленные солнца. Оранжевое, красное и золотое – совсем близко, синее, зеленое и желтое – чуть дальше. На фоне этих главных светил другие, более далекие звезды, выглядели бледными полупрозрачными тенями. Кроме солнц, на небе были видны и планеты, причем располагались они так близко друг от друга, что я мог различить на них океаны и континенты, реки и горы, леса и города. Я удивился, как до сих пор планеты не притянулись друг к другу и не столкнулись.

– Вот это и есть Перекресток Измерений. – Торжественно произнес Яманубис, широко разведя руки, как будто обнимая все видимое пространство. – Центр галактики «Шар Фиолкита» во Вселенной «Криа-Кабиста».

– Ни разу здесь не бывала, хотя много слышала об этом месте. – Заметила Килеана, рассматривая в бинокль висящие прямо над нашими головами планеты. – Довольно интересная аномалия, для Срединных Миров, конечно. Ведь и в Хаосе можно создать нечто подобное, правда ненадолго. А Перекресток, как я знаю, существовал еще до Великой Битвы Богов.

– Какая красота, – не переставала восхищаться Дилл. – Смотри, Рен, сколько красок, сколько форм, сколько света! Сколько жизни! А между планетами протянуты серебряные нити, так что все миры связаны в единый организм.

– А я вот не вижу никаких нитей. – Огорченно протянул я. У Килеаны был бинокль, Яманубис и Дилл обладали волшебным зрением, дракон и кругг тоже, наверняка, могли видеть то, чего не видел я, простой человек-болотник с далекой Подсолнечной.

– На, – протянула мне бинокль Килеана, – посмотри вон на ту планету, которая в самом центре системы.

Я с благодарностью принял прибор Повелительницы, прижал его к глазам… и уже не смог оторвать. Передо мной открылось фантастическое, нереальное зрелище нового мира. Бинокль автоматически приспосабливался к моему зрению, так что я мог то смотреть на планету с высоты птичьего полета, то «нырять» вглубь атмосферы и рассматривать прохожих на улицах городов. Вернее, не городов, а одного гигантского мегаполиса, который занимал центральный мир.

Огромные небоскребы, как иглы ежа, торчали во все стороны, и каждый был в сотни раз больше Муравейника на Подсолнечной. Я подумал, что, пожалуй, все жители моей планеты могли бы с комфортом разместиться на двух этажах одного из этих невероятных строений. Между небоскребами располагались кварталы более приземистых зданий, перемежавшиеся стоянками антигравов и аэрокаров, космодромами, многочисленными техническими сооружениями и конструкциями, назначения которых я не мог себе представить.

Улицы кишели пешеходами и наземными транспортными средствами, так что мне показалось, будто я наблюдаю жизнь планетарного муравейника. Наконец-то я разглядел и «серебряные нити». Ими оказались транспортные каналы, которые тянулись от планеты к планете. Их было так много, что пространство между мирами казалось заплетенной паутиной. По прозрачным трубам, диаметр которых я не мог и вообразить, с огромной скоростью проносились поезда. Нет, это не паутина, поправил я себя, а сеть кровеносных сосудов, связывающих миры в единое целое. Между прозрачными трубами пролетали маленькие одноместные антигравы, разноцветные яхты с длинными шлейфами реактивных выхлопов и космические корабли, огромные, как небоскребы в городе. От мельтешения и суеты у меня зарябило в глазах.

– Ты права, Дилл, – пробормотал я, – это, действительно, один большой организм. Причем, очень большой.

– Если ты сейчас смотришь на планету-город, – раздался рядом голос Учителя, то тебе полезно будет узнать, что он называется Шестой Составляющей Перекрестка. Всего планет-Составляющих двадцать семь. Есть и большие, густонаселенные, есть и маленькие, которые используют как свалки мусора. Есть планеты с атмосферой, пригодной для органических существ, а есть миры, где специально синтезируются природные условия для гостей из других Измерений. Мы сейчас находимся на Третьей Составляющей, так называемой «планете дворцов». Шестая Составляющая – это административный центр, можно сказать, столица этой планетной системы. Тут сходятся торговые пути не только этой галактики, но и почти всей Вселенной, плюс несколько соседних Измерений.

– А Сады Развлечений и Парк Наслаждений Восьмой Составляющей пользуются популярностью у многих Повелителей. – Добавила Килеана. – Так что хотелось бы всем еще раз напомнить, какой опасности мы тут подвергаемся. Может, пора пройти в дом?

– Ир, – позвал Яманубис, – где в этот раз находятся жилые комнаты?

– Третья дверь налево. – Вежливо сообщил вездесущий автосекретарь.

Мы прошли по галерее, причем дракон, не раз уже бывавший в гостях у волшебницы, привычно поджал лапы и крылья и скользил змеей по тесному для него проходу. Указанная дверь приветливо раскрылась при нашем приближении, и мы вошли в дом. Я сразу обратил внимание, что зал, в котором мы оказались, гораздо больше, чем все здание в целом. Наверное, тут не обошлось без мощной магии или высокой технологии, преобразующей пространство.

Стены и пол зала переливались теплыми коричнево-золотистыми тонами, потолок мягко светился голубовато-желтым светом. Здесь не было ничего, чем так любят украшать свои жилища люди: ни картин, ни скульптур, ни коллекций оружия. Лишь посередине зала возвышался длинный стол, где для каждого из нас было приготовлено место. Для людей – стулья, для дракона – огромный толстый ковер, для кругга – что-то вроде большой широкой чаши на ножке.

– Добро пожаловать, друзья, я рада снова вас увидеть. – Раздался приятный женский голос.

Это явно был не Ир, но я, кроме нас, никого в зале не видел. Вдруг прямо откуда-то сверху, справа от входа, выдвинулась лестница с ажурными перилами, и по ней резво спустилась полная невысокая женщина в длинном, ниспадающем до пят, розовом платье. Я сразу понял, что это и есть хозяйка дома. Если бы я не знал, что Яманубис – бывший Бог Смерти, а Ридалина – человек, то решил бы, что мой Учитель и волшебница – брат и сестра, причем, возможно, близнецы. Женщина, при своей полноте, двигалась необычайно легко и грациозно, ее кожа была гладкой и белой, лишь на щеках играл жизнерадостный румянец. Да, и на голове ее, в отличие от Яманубиса, красовалась замысловатая высокая прическа из волос розового, чуть темнее платья, цвета.

– И я рад! – Весело прогудел Горохор. – Привет, Ридалина!

Яманубис склонил свою лысую голову в легком поклоне:

– Мы позволили себе набраться бестактности и воспользоваться Вашим гостеприимством, о несравненная…

– Да, ладно! – Махнула ручкой великая волшебница. – К чему церемонии между старыми друзьями? Я бы даже сказала, между слишком старыми…

– Ну, зачем же Вы наговариваете на себя? – Возразил мой Учитель. – По сравнению с большинством из нас Вы только лишь родились на свет.

– Да, я уж сама вижу. Ты привел ко мне в дом двух незнакомых людей и одну Повелительницу. Ну-ну, не волнуйтесь так, леди, мой автосекретарь защищен от проверки внешними устройствами, хотя я ценю вашу предусмотрительность. Раз Вы включили личное маскирующее поле, то, значит у Вас есть на то серьезные причины. А ваши способности менять тела не обманут истинных магов. Под внешностью скромной простенькой девушки я вижу владычицу, привыкшую повелевать. Быть может, Вы даже имеете честь принадлежать к высшему руководству Империи?

– Это сама Императрица Килеана. – Представил нашу спутницу Яманубис.

– Ну и ну. – Ридалина широко и немного преувеличенно улыбнулась, ничуть не смутившись высоким титулом своей гостьи. – Первый раз в моей жизни я принимаю Повелительницу, и сразу «саму Императрицу». Я уже чувствую, что мне предстоит выслушать длинную историю, так что прошу занять места за столом и начать трапезу. А на правах хозяйки обязанности рассказчика я возлагаю на тебя, Яманубис.

С огромной радостью мы выполнили распоряжение Ридалины, и довольно долго в зале слышались лишь хруст пищи в драконьей пасти, да стук столовых приборов в руках людей. Кругг Акон же питался совершенно беззвучно, вытягивая из своего шарообразного тела длинный отросток-хобот и поочередно запуская его в сосуды со всевозможными напитками.

Общение Яманубиса и Ридалины происходило совершенно беззвучно путем передачи мыслей. Я понял это по тем удивленным взглядам, которые время от времени бросала на своих гостей волшебница. Должно быть, в разговоре участвовали еще кругг-телепат и Килеана. Повелительница несколько раз прерывала еду, что-то шептала, поднося близко к губам перстень, постоянно трогала то браслет на руке, то серьги в ушах, а я уже давно понял, что такие движения приводили в действие скрытые в украшениях приборы, о назначении которых я мог только догадываться.

Мы же с Дилл наслаждались вкуснейшей пищей и обществом друг друга. И она, и я были новичками в мирах Сети, так что обмениваться впечатлениями от увиденного можно было бы до бесконечности. Однако по мере заполнения желудка я начал ощущать, что мои веки сами собой закрываются, и меня неудержимо клонит в сон. Состояние Дилл было еще более дремотным, ведь она растратила много сил на волшебство, защищавшее нас во время перелета через Хаос.

Ридалина, как хорошая хозяйка, вовремя заметила, что мы с Дилл готовы заснуть прямо тут, за столом, обнявшись и положив головы на плечи друг друга. Немного подумав или, может быть, получив мысленное послание Яманубиса, она приказала:

– Ир, подготовь две спальни для юноши и девушки… рядом. Людям для начала необходимо хорошо выспаться.

Все мои чувства восстали против разлучения с Дилл, пусть даже на непродолжительное время. Однако разумом я понимал, как необходим ей сейчас покой и отдых, и поэтому не стал протестовать. Тем более, что воображение стало рисовать мне заманчивые картины, вызванные упоминанием волшебницы о том, что наши спальни будут рядом. И, когда мы восстановим силы, то я докажу Дилл, что мужчины могут быть не только грубыми убийцами, но и нежными, чувственными любовниками.

Мои мечты так захватили меня, что я не сразу почувствовал, как кресло подо мной плавно поднимается в воздух. Моя верная нагината, прислоненная к столу рядом, с легким стуком упала на пол, я даже не успел ее подхватить. Полусонная Дилл также оторвалась от пола, откинувшись на спинку своего кресла.

– Что это? – Воскликнул я, стряхивая дремоту. – Что с нами происходит?

– Да не волнуйся ты так, Рен, – рассмеялся Яманубис. – Разве ты еще не понял, что это здание трансформируется по желанию Ридалины. Сейчас Ир создаст для вас с Дилл по комнате, где вы выспитесь, а потом мы вновь соберемся все вместе.

– Как все это прекрасно, правда, Рен? Кругом столько волшебства! – Сквозь дремоту пробормотала Дилл, и мне показалось, что в ее полузакрытых фиолетовых глазах я вижу отражение собственных смелых мечтаний.

– Да, милая. – Ответил я. – То, что происходит с нами – это очень прекрасно.

Успокоенный словами Учителя, я с удивлением наблюдал, как перед нашими летящими в воздухе креслами расступаются золотистые стены, открывая взору чуть закругленный коридор, с овальными дверями по обеим сторонам. Две двери откатились в стороны при нашем появлении, Дилл влетела в одну, а я – в другую. Комната, в которой я оказался, была оформлена так же просто, как и гостиный зал, только здесь преобладали бирюзово-зеленые тона. Вновь никакой мебели, кроме роскошной кровати с мягкими одеялами, никаких картин и украшений. Я понял, что таков был стиль всего дома: ничего лишнего, необходимые предметы и даже помещения создавались автосекретарем по мере надобности.

– Угодно ли гостю, чтобы для хорошего сна играла гипномузыка? – Спросил меня Ир.

– Нет, спасибо, я предпочитаю спать в тишине. Вот только неплохо было бы сделать что-нибудь вроде шкафа для одежды.

В то же мгновение прямо из стены отпочковался огромный шкаф, весь изукрашенный тонкой резьбой и богатыми инкрустациями.

– Такой Вам был нужен? – Осведомился Ир.

– Пойдет и такой, спасибо. – Я мысленно прикинул, что моя одежда займет в этом шкафу не более сотой доли процента объема. Должно быть, искусственный разум не так уж совершенен, раз не соизмеряет человеческие потребности и собственные возможности. Впрочем, объяснять это автосекретарю в мои планы не входило. Сейчас я хотел побыстрее раздеться, забраться в кровать и заснуть. Что незамедлительно и проделал.

* * *

Проснувшись, я некоторое время размышлял, сколько времени могло бы быть сейчас на Подсолнечной? В моей памяти всплыли лица родителей, родственников, друзей, подруг. Впрочем, последних очень быстро заслонило собой только одно лишь лицо с огромными фиолетовыми глазами.

Я встал, оделся и собрался отправиться к Дилл. Однако, у меня совершенно вылетело из головы, справа или слева от моей спальни находится комната моей любимой. Впрочем, рассудил я, с таким же успехом она может находиться и сзади, и сверху, и по диагонали – ведь неизвестно еще, как трансформировался дом Ридалины, пока я спал.

– Эй, Ир! – Позвал я. – Как мне попасть в комнату Дилл?

– Очень просто. – Немедленно отозвался тот. – Но должен Вас предупредить, что девушка еще спит. Подумайте, стоит ли ее беспокоить?

– Пожалуй, нет. – Уже тише произнес я, вспомнив, что автосекретаря не надо звать: он и так постоянно находится вокруг меня. – Но я хотел бы взглянуть, как она. Это можно устроить?

– Включить голографический видеоэкран? – Спросил Ир.

– Нет, я не то имел в виду. Я хотел бы пройти в ее комнату, но так, чтобы не потревожить ее сон.

– Извольте. – Атосекретарь произнес это таким тоном, как будто пожимал сейчас своими виртуальными плечами.

Оказалось, что нет необходимости выходить в коридор и искать спальню Дилл. Стена передо мной сначала стала полупрозрачной, а потом и вовсе исчезла. Я сделал несколько шагов и встал возле кровати, на которой сладко спала Дилл. Я словно бы в первый раз увидел ее. Она была прекрасна! Девушка разметалась во сне, а ее светлые вьющиеся волосы белым пушистым нимбом обрамляли лицо. Одеяло оставляло открытыми тонкие белые руки и нежные беззащитные плечи, к которым так хотелось прикоснуться губами и впитать их сладость. Но я не мог пошевелиться, боясь разбудить хрупкую юную волшебницу и разрушить очарование этих мгновений.

Раньше я никогда не думал, что вид спящей девушки может растрогать меня до глубины души. От накатившего чувства необыкновенной нежности у меня перехватило дыхание. Я просто стоял и смотрел на Дилл, и никак не мог насмотреться.

Пока я разглядывал свою любимую, ей вдруг стало сниться что-то плохое. Глаза под закрытыми веками начали быстро двигаться, пальцы рук сжались в кулаки, а пересохшие губы начали кого-то умолять:

– Нет! Пожалуйста, не надо больше… не надо крови… я не хочу… я боюсь…

На моих глазах навернулись слезы. В который раз я подумал о том, сколько же ужасов пришлось пережить юной волшебнице в ее жестоком мире. Повинуясь какому-то глубинному инстинкту, я протянул руку и погладил Дилл по голове, словно стирая дурные воспоминания. Ее хриплые стоны сразу же прекратились. Я пальцем провел по краю ее маленьких розовых ушек. На лице волшебницы проступила улыбка, руки раскрылись ладонями вверх. Во сне она едва слышно прошептала:

– Рен, милый, единственный, спасибо…

Не в силах сдерживать обуревающие меня чувства, я выскочил за дверь в коридор, где из моей груди исторгся не то вопль радости, не то рыдание. Несколько раз глубоко вздохнув, я взял себя в руки и обрел внутреннее равновесие. Я решил, что следующим по списку должно быть посещение моего Учителя.

– Ир, где я могу найти Яманубиса? – Шепотом спросил я, хотя дверь в спальню Дилл была закрыта, и ни один звук не мог проникнуть внутрь.

– Я провожу. – Немедленно откликнулся услужливый автосекретарь.

В воздухе на уровне моих глаз появился мерцающий голубой шар, который медленно двинулся по коридору. Я пошел за ним, поняв, что это и есть мой проводник. Перед нами несколько раз раздвигались стены, мы пересекали различные помещения, по большей части пустые, несколько раз спускались по лестницам, которые вырастали прямо у меня под ногами. Я шел и удивлялся, как много пространства можно свернуть в небольшом на первый взгляд домике Ридалины. Не зря ее называют «великой волшебницей».

Наконец, мы оказались в небольшой полутемной комнате. Голубой шар несколько раз мигнул и исчез, и я смог увидеть своего Учителя и Килеану. Не обращая внимания на мое появление, они что-то горячо обсуждали возле большого механизма, напоминающего неестественно вывернутую многополосную спираль.

Внутри спирали на гладких металлических пластинах без движения лежали Ридалина и кругг. Волшебница была одета в обтягивающий черный костюм, ее глаза закрывали большие черные очки, так что я не мог понять, спит она или бодрствует. Акон же походил на большую слегка расплющенную золотую каплю. Вокруг лежащих тел курился легкий серебристый дымок, из разных витков и граней спирали к голове волшебницы и к круггу тянулись тонкие прозрачные нити-паутинки.

Я понял, что наблюдаю какое-то мощное великое искусство, совмещающее технологические достижения и магические способности. Я тихо покашлял, стремясь привлечь к себе внимание.

– А, это ты, Рен. – Обернулся Яманубис. – Уже отдохнул?

– Да, а Дилл еще спит.

– Естественно. – Усмехнулась Килеана. – Бедной девочке нужно еще пару лет набирать жирок и наращивать мышцы.

Хотя мне не совсем понравился насмешливый тон, которым это было сказано, тем не менее замечание было абсолютно верным по смыслу.

– Если бы мне попались те ублюдки, что довели Дилл до такого состояния, – добавила Повелительница, – я бы… доказала им всю глубину их заблуждений по поводу правил обращения с дамами.

Вот с этим я был полностью согласен.

– А что вы тут делаете? – Спросил я.

– Разве не видно? – Удивился Яманубис, и тут же поправился. – Впрочем, наверное, действительно не видно. Мы помогаем Ридалине и Акону отыскать тайную планету Гилеаниса.

– Каким образом?

– Ох, Рен, и когда же ты перестанешь задавать неуместные вопросы. Посмотри, тела волшебницы и кругга лежат тут, а их ментальные сущности тем временем обшаривает Измерения Хаоса. Ни одно существо из плоти и крови не способно перемещаться по мирам со скоростью мысли и заглядывать в такие бездны Хаоса, где бродят сейчас Ридалина и Акон. Поэтому мы помогаем им не потерять связь со своими телами и найти обратную дорогу. Так что, будь добр, подожди, пока они вернутся.

– И сколько надо ждать?

– Может быть, мгновение, а, может быть, неделю. Все зависит от удачи и от их сил.

– Могу ли и я чем-нибудь помочь?

– Пожалуй, пока нет. Осмотри дом, поухаживай за Дилл. В общем, найди себе занятие сам.

–А где дракон?

– Горохор спит, набирает силы после межпространственного прыжка из зоны притяжения Кур-Башура, так что его тоже лучше не беспокоить.

Слегка обидевшись на покровительственно-насмешливый тон Учителя, я развернулся и пошел прочь. Я не возражал, когда он обращался со мной таким образом в первые дни моего ученичества, но теперь, после стольких совместных приключений и испытаний, мне казалось, я заслуживал большего уважения.

Я бесцельно брел по дому волшебницы, не глядя себе под ноги, ибо знал, что в нужный момент стена передо мной исчезнет, а пол появится, когда я сделаю очередной шаг. Внезапно я оказался на галерее. Передо мной вновь расстилался идеально сконструированный пейзаж, а в небе прямо над головой висели несколько планет-Составляющих Перекрестка Измерений и многочисленные разноцветные светила.

Я обернулся назад и еще раз поразился тому, как маленький снаружи дом может внутри оказаться таким огромным. И тут я сообразил, что только что вышел из той же самой двери, через которую мы входили в гостиную. Интересно, подумал я, а куда в таком случае ведут другие двери?

Хорошо, что рядом всегда был готовый услужить автосекретарь. К нему я и обратился со своим вопросом.

Ир с энтузиазмом начал перечислять:

– Первая дверь ведет в Хриасто-АРН670986, вторая – на Длгноапримн, третья – в дом волшебницы Ридалины, четвертая – на Шестую Составляющую, пятая…

– Довольно, спасибо. – Я прервал автосекретаря, услышав знакомое название. – Вот если я, к примеру, пройду в четвертую дверь, что произойдет?

– Вы окажетесь на Шестой Составляющей Перекрестка Измерений, в квартале Лопарас, перед входом в офис великой волшебницы Ридалины.

– Ага, – начал соображать я, – а если я открою дверь офиса…

– Если Вам разрешен доступ в личную усадьбу волшебницы Ридалины, то вы вновь окажетесь здесь, в галерее.

– А мне доступ разрешен? – На всякий случай поинтересовался я.

– Естественно. – Немного торжественно подтвердил Ир. – Раз Вы являетесь гостем волшебницы Ридалины, то можете пользоваться любым ее Порталом для прохода туда и обратно.

Тут у меня в голове все встало на свои места. Я понял, что в каждую дверь галереи встроен Портал Прямого Перехода, который позволяет моментально перемещаться в нужное место. И никакой оплаты, никакого предварительного сканирования, как на Подсолнечной. Не зря тогда Килеана проговорилась, что подобные устройства – для дикарей. Здесь же, на технически развитом и густонаселенном Перекрестке, Порталы должны быть повсюду: и для перемещения с одной Составляющей на другую, и для путешествий в другие миры, и даже, как у Ридалины, для перехода из одной комнаты в другую.

«Значит, – мелькнула у меня в голове сумасшедшая мыслишка, – я могу прямо сейчас прогуляться на Шестую Составляющую, а потом вернуться назад. Конечно, было бы здорово, если бы и Дилл отправилась со мной, но сейчас она спит, и первое пробное путешествие я, пожалуй, совершу один.»

Если бы я хоть немного подумал тогда о возможных последствиях своего поступка, если бы вспомнил о нашей миссии и об опасностях, которые ждали нас на Перекрестке, то, наверное, не подчинился бы первому необдуманному порыву. Но в тот момент я оказался настолько захвачен глупой идеей немедленно отправиться в город-планету, что подошел к двери, открыл ее и шагнул в молочно-белый Портал…

* * *

… Свой следующий шаг я сделал уже по мелкопористому покрытию мостовой Шестой Составляющей. Вокруг меня возвышались высоченные здания, подавляя своими гигантскими размерами. Я быстро обернулся, боясь ошибиться в своих расчетах. Но все было так, как сказал Ир: позади меня находился многоэтажный дом. Я как будто вышел через одну из его многочисленных дверей, над которой сияла большая голографическая надпись: «Великая волшебница Ридалина из Лопараса. Магия. Предсказания. Чары. Колдовство.»

Прочие двери, опоясывающие по спиральной эстакаде цилиндрическое строение, тоже, наверняка, были Порталами для входа в дома других местных магов и волшебниц. Над ними также красовались рекламные плакаты, призывающие клиентов воспользоваться именно их услугами. Каждая реклама переливалась, искрилась, звучала и заманивала, ослепляя и оглушая меня. Однако это не помешало мне запомнить расположение нужной двери и без особой боязни сделать первые шаги по улицам грандиозного всепланетного мегаполиса. Чувство направления, генетически заложенное в мозг болотников Подсолнечной, позволило бы мне отыскать обратную дорогу и вернуться назад «по собственным следам» и в болоте, и в пустыне, и в лесу, и в этом городе.

Первое, что поразило меня здесь, на Шестой Составляющей – это огромное количество людей на улицах. Все куда-то торопились, двигаясь быстрым шагом и не глядя по сторонам. Даже на мое появление из двериПортала никто не обратил особого внимания, лишь несколько человек недовольно поморщились и, не сбавляя скорости, обогнули внезапно возникшее препятствие.

Жители Перекрестка отличались высоким ростом и тонкокостным телосложением. В технизированном мире не нужны ни сила, ни ловкость. Так что во мне проснулась некоторая жалость к обитателям Перекрестка, вечно торопящимся, вечно снующим взад-вперед, словно маленькие детали в гигантском городе-механизме. Волосы местных жителей были черны, а лица бледны, несмотря на обилие солнц в небе. Впрочем, естественный свет почти не проникал на широкие улицы из-за высоких зданий и бесчисленных летательных аппаратов, застилающих небо. Свет солнц заменяло сияние мириадов витрин и объемных рекламных изображений. Глаза людей, идущих мне навстречу, ничего не выражали, как будто они постоянно были погружены в собственные мысли, и эти их мысли являлись самым важными для всей Вселенной.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации