» » » онлайн чтение - страница 13


  • Текст добавлен: 27 января 2017, 14:10


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Никита Бичурин


Жанр: География, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 13 (всего у книги 20 страниц)

Шрифт:
- 100% +
Пища китайцев

Народы разных стран и климатов в употреблении снедных вещей наиболее руководствуются привычкою; а привычка приобретается изобилием оных на месте долговременного их пребывания. Азиатские народы теплых стран питаются более рисом; народы жарких стран – плодами пальм; в северной Европе хлеб ржаной, в южной – пшеничный составляют коренную пищу; кочевые питаются мясом и молоком животных, не разбирая породы их. Это мы говорим о коренной пище народов. Гастрономия усвоила себе снедное различных климатов, даже часто противоположных друг другу, но здесь также много действует привычка, которой подчиняются даже и прихоти вкуса. Только нужда и голод на время изменяют нашу привычку и приневоливают иногда употреблять такие снеди, к которым мы от самого рождения имеем отвращение. Истины сии столь очевидны повсюду, что не требуют ни объяснений, ни доказательств.

В северном Китае хорошо родится просо и пшеница; рис сеется в небольшом количестве, почему и коренная пища северных китайцев состоит в каше из разных прос. В Пекине и других городах употребляют для сего и рис, но более доставляемый из южных стран; в южном Китае наоборот. В приправу для вкуса бедные обыкновенно употребляют шаткованную редьку или другой какой-либо овощ и зелень соленые. Очень немногие и то изредка лакомятся вареным или жареным мясом. Напротив, достаточные употребляют говядину, свинину, баранину, поросят, куриц, уток и разную рыбу, к которой причисляются черепахи, снедные лягушки, речные раки, круглые раки (морские пауки), мясо речных раковин и улиток; из дичины: кабанов, оленей, козуль, зайцев, фазанов, куропаток, рябчиков, перепелок, овсянок, воробьев, турпанов. Крестец оленя считается чрезвычайно лакомым кушаньем и стоит дороже самого оленя. Все упомянутое принадлежит к разряду чистых снедей. В губернии Фу-цзянь и в некоторых других местах жирный щенок собачий, а в губернии Гуан-дун мясо полоза (большого змея сероватого) составляют лучшее блюдо в этикетном столе.

Мясо домашних гусей считают грубым и потому не употребляют их в пищу. Беднейший класс, при полном недостатке всех средств к пропитанию, ест все без разбора: верблюжину, коневину, ослятину, собак, кошек, жесткокрылых насекомых, разных зверьков и птиц нечистых, даже самоиздохших. При неурожае хлеба едят лист с разных дерев и коренья полевых трав, отваренные в воде. Но в съестных трактирах, особенно в больших городах, ничего нечистого в приготовляемых кушаньях не употребляют.

Из пшеницы делают одну крупитчатую муку, часто с примесью бобовой; лучшая мука из риса. Из муки приготовляют сдобные хлебцы и пирожное[103]103
  Сладкую выпечку. – Прим. ред.


[Закрыть]
в многоразличных видах, а также квашеные булки. Крахмал из корней лотоса и сараны употребляют в виде киселька больные и на завтрак. Из муки просяной, гороховой, ржаной и гречневой пекут булки для рабочего народа, но в самом малом количестве. Рожь родится только по северной границе и более идет на винокурение и в корм скоту.

Для приправы кушаньев употребляют ласточкины гнезда, перья акулы, черных морских червей (хай шень)[104]104
  Принадлежат к роду холотуриев, морских кубышек.


[Закрыть]
, голубиные яйца, разные свежие и сушеные грибы, корневые ростки бамбука, морскую капусту, оленьи и воловьи жилы, уксус, горосчатый перец[105]105
  Перец горошком. – Прим. ред.


[Закрыть]
, свежий инбирь[106]106
  Имбирь. – Прим. ред.


[Закрыть]
, развертывающиеся росточки пахучего ясеня, разную огородную зелень, как то: петрушку, пастернак, шпинат, капусту, салат, портулак, чеснок, разные виды лука, молодые стрелки чеснока, малороссийскую лебеду и белую, и красную; из овощей: различные виды тыкв, огурцы, морковь, репу, паровую редьку, бредовку[107]107
  Кольраби. – Прим. ред.


[Закрыть]
, брюкву, горчичный корень, китайский картофель. Но китайцы в приправу вовсе не употребляют ни корицы, ни гвоздики, ни мушкатного[108]108
  Мускатного. – Прим. ред.


[Закрыть]
цвета. Небольшой отзыв сими вещами производит в китайце позыв на тошноту. Господствующий вкус требует, чтобы менее было соли в кушанье, почему солят разную зелень и овощ для употребления вместо соли, которой не подают на стол.

В домашнем столе щей и супов почти не бывает; место их занимает пряженое мелко изрубленное мясо. Для сдобливания и пряжения[109]109
  Т. е. сдобрить и жарить в толстом слое масла. – Прим. ред.


[Закрыть]
употребляют только кунжутное масло и вытопленное почечное свиное сало. В Китае нет скотоводства. Говядину, масло коровье и баранов доставляют из Монголии, почему из китайцев только живущие по северной границе, также маньчжуры и монголы, переселившиеся в Китай, могут употреблять говядину, баранину, коровье масло и молоко. Южные китайцы брезгуют этими вещами так же, как в Европе брезгуют падалью и всякою нечистою пищею, даже торг ими исключительно предоставлен окитаившимся туркестанцам, которые очень многочисленны в северной половине Китая. В их только лавках можно найти молоко и кушанье из баранины.

Общий вкус китайцев в приправе кушанья близок к европейскому. Небольшая пряность и кислота необходимы. Для первой употребляют свежий инбирь и горосчатый перец, а для второй – вид красного теста из гороховой муки, выкиснувшего с солью. В соусные подливки вместо пшеничной муки кладут крахмал из индийской чечевицы.

Пищу приготовляют не на очагах, не в печах и не на плитах. Вместо этого складывают из кирпича низенькие печки лу-цзы в виде жаровни – с двумя небольшими отверстиями, из коих одно внизу сбоку, а другое сверху посредине. Эти отверстия имеют от 3 до 4 дюймов в поперечнике. Чрез верхнее отверстие кладут каменный уголь в жаровую тушу, где он ложится на железные поперечинки; а огонь разводится и поддерживается чрез нижнее отверстие сбоку. Над огнем верхнего отверстия варят кашу в глиняных котелках, соусы и жаркие готовят в чугунных чашах и железных ковшах. Медной посуды не имеют, исключая нелуженых чайников для согревания воды на чай. Хлебцы и пирожное пекут в чугунных чашах и на противнях с крышкою или в деревянных обечайках с решетчатым дном, которые – одна над другою в несколько рядов – ставятся в чугунную чашу над паром кипящей воды и сверху плотно накрываются. Последним способом вообще подогревают все холодные кушанья. Есть печи с жаровою тушей – цзао, складываемые в виде наших каминов, но без дымового отверстия, которое, как у русских печей, делается снаружи. В сих печках, не закрывая дымового отверстия, жарят уток, поросят, баранов и свиней, вешая их на крючья в печи, а жар сгребают в устье печки. От сего огня кожа на жарком без пригори так прожаривается, что рассыпается в роту и чрезвычайно бывает вкусна. Жарятся иногда цельные штуки или части и на вертеле – над прогоревшими углями.

Китайцы не употребляют ни ножей, ни вилок при столе, а всякую пищу, исключая жидких, берут двумя палочками, имеющими от 8 до 10 дюймов длины, почему мясо и проч. для удобности брать палочками приготовляется изрезанное в кусочки. Жареное целыми штуками или большими частями подается на стол разрезанное на кусочки, а в похлебках целые штуки или части увариваются до такой мягкости, что и палочками очень легко отделять от них небольшие кусочки. Употреблять похлебки ложками не в обыкновении, почему и ложек, если нужно, подают на стол не более двух для нескольких человек. Ложки у них фаянсовые или фарфоровые маленькие.

Китайцы обыкновенно едят по три раза в день. В пять и шесть часов утра подают завтрак дянь-синь; в 9 и 10 часов – обед цзао-фань; между 5 и 9 часом пополудни ужин вань-фань. При завтраке употребляют различные хлебцы с чаем, пирожное, паром печеное в виде подовых пирожков, лапшу в бульоне, просяную кашицу – иногда с мелкоизрубленной солониной, кисельки из лотосовой или саранной муки и горячую воду с солью и выпускным яйцом. Сдобные хлебцы, перенятые у европейцев, хороши на вкус; собственные же их, замешанные на сале и начиняемые иногда салом и сахаром песчаным, очень невкусны. Для употребляющих молоко делается мучной чаи, который густо разводят мукою с подбавкою молока и сахара.

Для домашнего обеденного стола нет правил в приборе и подаче кушанья; что назначают, то и приготовляется. Напротив, стол, приготовляемый для гостей, обыкновенно состоит из пяти блюд с холодными и жаркими и четырех чашек или мис с разными похлебками.

Иногда прибавляют к ним четыре тарелочки с мелкоискрошенными жаркими. Едят все кушанья без хлеба – прикусывая для вкуса солеными овощами. Вместо хлеба уже при конце стола подают каждому по чашке вареного риса, из которого отвар сцежен, лапшу без бульона и перьмени[110]110
  Китайские перьмени делаются трех видов: маленькие круглые хунь-тхунь. маленькие плоские бянь-ши, большие ухообразные чжу-бо-бо. Первые варятся в воде, а подаются на стол в крепком бульоне; последние оба варятся в воде по сцежении которой подаются на стол горячие и употребляются с уксусом или соей и толченым чесноком; начинка во всех перьменях из свинины. В Пекине в Новый год каждого гостя потчевают перьменями чжу-бо-бо.


[Закрыть]
. В продолжение обеденного стола пьют ликеры, водку и хлебное вино – все подогретое, что придает спиртным напиткам большую крепость и приятность. Пьют вообще весьма мало, почему и чарочки для крепких напитков делаются не много более русского наперстка. Вечерний стол для гостей называется цзю-цай, что значит винная закуска. Обыкновенно подаются при сем столе четыре тарелочки со свежими, если находятся, и четыре с сушеными плодами, четыре тарелочки с обсахаренными или сухими ядрами, в числе которых занимают место сухие арбузные и тыквенные семена и огородные бобы поджаренные; четыре тарелочки с копчеными мясами и т. п., четыре тарелочки с разными жаркими, четыре с пирожным и нередко четыре чашечки с соусами. Каждое из сих отделений подается одно за другим в изложенном мною порядке, и опорожненные тарелочки не снимаются до тех пор, пока не придет время подавать на стол летом утку и поросенка, жареных в печи, а зимою – самовар, в котором набраны различные мяса и приправы в бульоне. Фазан, желудочки домашней птицы, цыплята, почки и филейное мясо свиные, белая утка, карп, белый угорь и бамбуковые ростки считаются самыми лакомыми яствами. Вечерний стол заключается так же, как и обеденный: лапшою, перьменями или вареным рисом, что иногда приправляется подливками из-под жарких. Вечерний стол начинается винами, только не спиртными, а квашеными из риса. Сии вина суть шао-син и му-гуа. Первое идет из области Шао-син-фу и называется шао-син-цзю; второе делается из айвы му-гуа, отчего и называется му-гуа-цзю. Вина подаются подогретые, отчего они теряют свойственную им крепость во вкусе. В продолжение стола занимаются разговорами или импровизацией стихов, пением песен или игрою ламорра (итальянское слово), в которой проигравший пьет чарку или полчарки вина. Чарочки для квашеных вин вдвое более чарочек спиртных. По окончании стола обыкновенно берут ивовые зубочистки – точно такие, какие подаются к столу в Португалии, закуривают трубки, пьют по чашке крепкого чая, который способствует к переварению жирных яств, жуют арек и расходятся.

Столы вообще четвероугольные в 1¼ и в вышину, и в ширину. Когда гостей много, то не сплочивают столов, а отдельно сажают за каждый стол по четыре, в случае же нужды по шести человек. Столов не накрывают скатертями, а с лицевой стороны одевают красным сукном. За стол садятся в креслах с перекинутым чрез спинку красным сукном; на стульях и табуретах, просто на скамейках. Салфетку каждый гость должен иметь собственную. Для каждого ставится на стол прибор, состоящий из пары палочек и тарелочки с соей или уксусом, которой до конца стола не переменяют. Как вообще мало кладут соли в кушанья, то как при обеденном, так и при вечернем угощении прежде всего подают на стол несколько тарелок с пикули и разным соленым овощем; здесь почетное занимают место порей и чеснок сырые.

Гости берут палочками любое кушанье и, обмакивая в уксус, употребляют, закусывая в то же время солеными прикусками. По окончании стола каждый берет свои палочки обеими руками за концы и приподнимает пред собою горизонтально – в одно время с прочими. Это знак вставания из-за стола.

Таковы суть общие правила угощения китайского обеденным и вечерним столом; но должно заметить, что нет правил без исключения, особенно в гостиницах, где кушанья готовятся по назначению гостей. В Китае обычаи по сему предмету очень разнообразны. Этикетные столы при Дворе и у высших чиновников в образе приготовления кушанья мало разнятся от общих способов, но в церемониале потчевания совсем другие приемы употребляются.

В Китае найдено и обыкновением упрочено средство получать вспоможение в нужде самым простым и легким образом. Это средство называется фынь-цзы, что значит доля, пай; просьбу о таком вспоможении выражают словами: цин-фынь-цзы, что значит просить вынести долю. Это с первого взгляда кажется сколько непонятным, столько же и странным, но дело вот в чем состоит: имеющий нужду в деньгах по какому-либо случаю в доме, например на женитьбу сына и проч., делает обед, к которому приглашает своих родственников и друзей по билетам, и каждому из них дает еще по нескольку лишних билетов для приглашения посторонних, желающих провести несколько часов в приятном отдыхе. В сем случае дозволяется приглашать людей вовсе незнакомых хозяину. В назначенное время гости съезжаются, и каждый стоящему при входе человеку отдает свой билет со вложением серебра. Хозяин приветливо встречает гостей и просит каждого к столу, за которым пожелает сесть, а в сем случае всегда избирают собеседников знакомых гостю. Угощение исправляют в доме или гостинице. В первом месте оно ограничивается одним обедом, а в гостинице продолжается с восьми часов утра до вечера и состоит из завтрака, обеда и ужина, в продолжение которых беспрерывно играют актеры на сцене. Подобные угощения в домах вельмож исправляются по церемониалу. Цена обеда назначается смотря по приготовлению. Каждый из приглашенных обязан приложить не менее условленной цены, а родственники и друзья прикладывают по давнему с хозяином соглашению. Принимающий билеты записывает каждого гостя с показанием его приноса. Впоследствии и хозяин, если кто-нибудь из бывших у него гостей просит его на подобный же обед, обязан отнести каждому столько же, сколько получил от него. Это есть средство взаимного вспоможения, сопряженное с удовольствием дружеского препровождения времени в большом кругу знакомых и незнакомых. Посторонние, приходящие по приглашению, не ищут взаимосоответствия, почему чем более приглашенных побочным образом, тем выгоднее для хозяина. Совершенно в другом виде это происходит, когда начальник приглашает своих подчиненных. Последние не смеют искать взаимосоответствия, а приложение при их билетах должно быть тем значительнее, чем выше достоинство приглашающего лица. Так по большой части китайцы празднуют день рождения, а впоследствии исподволь уплачивают, что принесено было гостями по пригласительным билетам. Но многие делают подобные угощения и без нужды в деньгах, а только для продолжения дружеских связей между собою. Такое обыкновение несколько походит на русские складчины, но в отношении к цели имеет другое назначение. Европейцы привыкли насмешливым образом описывать те иностранные обычаи, которые не имеют сходства с их отечественными обычаями.

Одеяние китайцев

В Китае – от самого основания империи – правительство имело влияние как на покрой одеяния, так и на самые цвета тканей; и сие делалось не для отличения состояний одного от другого, но даже для отличения чиновников одного класса от другого. Каждая династия китайская касательно сего предмета делала свои постановления; а иностранные династии, царствовавшие в Китае, предписывали китайцам употреблять одеяние победителей. Таким образом, в царствование династии Юань-вэй, Ляо и Юань китайцы одевались по-монгольски, а при династии Гинь – по-тунгусски. Ныне царствующая династия Цин снова облекла Китай в тунгусское одеяние.

Но сей закон на покрой и цвета одеяния – при иностранных династиях – не простирался на женский пол. и ныне маньчжурка и китаянка являются ко Двору каждая в народном своем костюме.

Одеяние в каждом народе, соответственно полам и возрасту, делится на мужское, женское и детское. Это есть видовое разделение, но каждый вид из них еще имеет свои подразделения, определяемые законами, временами года и обычаями. Я принял на себя обязанность описать только мужское китайское одеяние – с той целью, чтоб подать понятие о самом характере одеяния. После сего описание одеяния женского и детского считаю ненужным. Мужское одеяние разделяется на форменное, частное или домашнее и народное. Форменным называется такое одеяние, коего покрой и образцы утверждены законами. Частное делается с небольшим изменением форменных образцов; народное есть употребляемое крестьянами и чернорабочими.

Полное форменное одеяние заключает в себе: курму, кафтан, шубу и шляпу. Рубахи верхняя и нижняя, фуфайка, портки и шальвары на вате, воротник и пояс со всеми его принадлежностями, сапоги и чулки суть общие и для форменного, и для частного одеяния.

Курма гуа-цзы есть верхний полукафтан, названный так с маньчжурского слова курумэ[111]111
  Из нынешнего одеяния в Китае только одна курма есть чисто маньчжурского покроя, кафтан и все прочее есть китайское более или менее измененное, почему и названия всех вещей, прибавленные мною, суть китайские.


[Закрыть]
; он походит на греческую рясу, однобортный, с пятью пуговицами, просторный, с широкими рукавами; шьется из четырех прямых полотнищ с небольшими клиньями, с тремя разрезами по бокам и сзади – от подола почти до пояса, длиною за колено. Есть еще короткая курма, называемая конною ма-гуа-цзы, длиною до безымянной кости на бедре. Кафтан пхао-цзы шьется из четырех же прямых полотнищ, с большими клиньями в боках, длиною до закоблучьев; рукава у него длинные, узкие, с овальными обшлагами; спереди и сзади по самой средине разрезы от подола к верху до трех четвертей. Сей же кафтан, подбитый мехом, называется шубою пхиао. Верхняя рубаха шань-цзы отличается от кафтана только широкими рукавами и небольшими разрезами по бокам, а посредине не имеет их; в длину полуфутом короче кафтана. Фуфайка ао и нижняя рубаха хань-тьхань-цзы одного покроя с верхней рубахой, но в длину короче оной в ¾ аршина и рукава имеет поуже. У всех поименованных одежд, исключая курмы, левая пола наверху; от пуговок шейной и плечной она изгибается около плеча под правую пазуху и потом идет вниз прямою чертою – застегиваемая тремя пуговками. Воротник линь-цзы шьется особливо, шириною в вершок, с застежкою спереди. К нему пришивается небольшая круглая манишка, придерживающая воротник. Шляпа мао-цзы бывает летняя лянь-мао, осенняя цю-мао и зимняя пьхи-мао. Летняя шляпа имеет вид полушара внутри пустого, без полей; плетется из тростинных лычек; сверху прикрепляется красная кисть из волос тангутского яка; для чиновников же шляпа шьется из белой шелковой материи с красною кистью из сученого теневого шелка. Внутри шляпы вместо тульи пришивается тростинный обручик, обтянутый красным крепом, со снурком, который огибая подбородок прикрепляет шляпу к голове. Осенняя шляпа имеет форму овальную с поднятыми вверх полями, которые представляют вид околыша, и бывают черного бархата или плиса; верх вишневого атласа на картоне или на вате. Зимняя шляпа имеет одинаковую форму с осеннею; но околыш ее из соболей или куниц подчерненных, или из черной бухарской мерлушки и лапок черных лисиц.

Сапоги сюе-цзы сходны с европейскими сапогами и шьются из атласа или китайки черного цвета, с белыми подошвами толщиною в дюйм и более. Подошвы набираются из толстой бумаги или ветошек; кожа снизу пришивается несмоленой дратвой, бока подошв простеганы и выбелены; каблуков нет, а швы по головке и голенище проложены выпускным зеленым ремешком. Чулки ва-цзы шьются из шелковой материи, а более из китайки, с простеганными подошвами. Зимою подпоясываются сверх кафтана кушаком да-бао из черного травчатого крепа, а у рабочих из черной китайки, а летом – плетеным или вязаным шелковым поясом дай-цзы с пряжкою. К кушаку и поясу привешивают на правом боку нож в ножнах, карманные часы в футляре и сферические кошельки с ареком и серебром, на левом – кошельки же, платок, а летом еще веерник с веером.

Господствующий и неизменяемый цвет для курм есть черный, для кафтанов – голубой. Впрочем, для кафтанов избирают и другие цвета, исключая алого и зеленого, предоставленных женскому полу. Верхняя рубашка осенью и зимою цвета голубого и лимонного, а весною и летом – белого. Фуфайка и платье исподнее бывают шелковые, а у бедных – китайчатые, воротник употребляется при кафтане и курме; но летом при бесподкладном платье и газовом одеянии не носят его.

В холодное время курма и шуба подбиты долгошерстными мехами. У шубы обшлага из соболя, из хвоста камчатского бобра или из котика. Шляпа с куньим или собольим околышем, воротник из хребтика или хвоста камчатского бобра. При переходе от холодного времени к умеренному курма и шуба подбиваются мелкошерстными мехами; шляпа и воротник из мелкошерстных же шкурок; а после сего курма и кафтан на вате или суконные, прочее все на подкладке без ваты, шляпа осенняя. Меха для шуб употребляются из тигровых, рысьих и лисьих черевок, долгошерстных тибетских мерлушек, разной русской мерлушки и белки. Меха для курм шьются из камчатских бобров, красных и других лисиц, кошки, белки, лисьих и собольих лапок. Курмы более надеваются шерстью наружу, и потому меха для них подбираются с отличным вкусом и искусством. При переходе от умеренного времени к теплому местное начальство обнародывает повеление переменить осеннюю шляпу на летнюю хуан-цзи, что значит переменить время. С этого времени начинают употреблять курму и кафтан на подкладе, потом бесподкладное; при переходе от теплого времени к жаркому курма и кафтан из плотного, а потом из редкого газа; прочее платье – из легких шелковых материй или легкого холста, тканого из упругих волокнистых растений. В сие время дозволяется чиновникам выезжать без курм. Далее при переходе от теплого времени к умеренному опять переменяют время, т. е. оставляют летнюю и начинают носить осеннюю шляпу и т. д.

Чиновники и должностные люди должны носить форменное одеяние по обязанности, а частные люди – по произволению. Солдаты и присяжные по должности могут носить и частное одеяние, но при форменной шляпе.

В частном одеянии шуба и кафтан не имеют ни разрезов спереди и сзади, ни обшлагов на рукавах; вместо курмы можно сверх кафтана надевать фуфайку, вместо шляп осенью и зимою носить валяную или шитую на вате шапочку; летом – феску или соломенную шляпу с кистью или вязаным шелковым шариком наверху, но в сильные жары по большой части носят одну верхнюю рубашку и ходят с открытою головою с веером в руке. В ненастное время надевают короткую камлотовую[112]112
  Шерстяную. – Прим. ред.


[Закрыть]
курму. Чиновники могут так одеваться только дома.

Бедные люди, работники, крестьяне и ремесленники для удобности летом носят одну рубашку и исподнее платье, а зимою – фуфайку и штаны на толстой вате; для нарядных выходов употребляют фуфайку или рубаху длиною до колен и всегда подпоясываются, исключая жарких дней. В зимнюю дальнюю дорогу надевают нагольные и крытые тулупы овчинные. Летом носят соломенные шляпы, а зимою – меховые шапки с ушами или валяные колпаки. Башмаки у них с тонкими прошивными подошвами. Законом предписано простолюдинам все одеяние носить китайчатое, но, несмотря на запрещение, богатые по большой части одеваются в шелковое платье.

Хотя покрой форменного одеяния одинаков для всех сословий, но для чиновников находятся некоторые исключительные преимущества. Они одни имеют право носить курмы вишневого цвета и собольи; пришивать к ним на груди и на спине нашивки с изображением птиц и зверей; носить на шляпе сверх кисти шарик, на персях – четки. Роды птиц и зверей, цвета шариков и форма в расположении неточных зерен назначены соответственно роду службы и классам чинов. Сверх обыкновенного форменного одеяния еще находится одеяние церемониальное, употребляемое ими при торжественных случаях.

Мужчины разных низших сословий летом ходят или работают, как выше было уже сказано, без рубах. В торговых лавках, трактирах и театрах очень нередко случается видеть хороших людей с легким вместо рубахи нагрудником над животом. Женщины в бедных домах таким же образом пользуются прохладою в знойные летние жары, для сего починивающий кровлю или дворовую стену в своем доме обязан до прихода работников известить соседей, дабы женщины заблаговременно распорядились к избежанию неудовольствия потеть целый день в душной комнате. Для сей же причины запрещено в продолжение лета ходить по городской стене подле внутреннего парапета, особенно смотреть со стены в город.

Зимою, сколь бы холодно ни было, не употребляют ни рукавиц, ни перчаток. Мужчины согревают руки втягивая пальцы в рукава, довольно для сей цели длинные и узкие. Женское зимнее одеяние не очень выгодно для рук во время выездов со двора.

Вышивание в настилку[113]113
  Объемной гладью. – Прим. ред.


[Закрыть]
и по канве в большом употреблении, но сии работы более относятся к женским нарядам. Мужчины употребляют только золотом и шелками шитые веерники, кошельки и платочки поясные, круглые веера и летние нагрудники. Кружева и вязание посредством иголок совершенно еще неизвестны в Китае.

Как у нас мужчины очень занимаются головою, что видим в ежедневном изменении бакенбард, а особенно хохолков волосных, то надобно сказать слова два-три о прическе волос у китайцев, которую неприлично было бы отделять от нарядов. Здесь в обыкновение введено отпускать усы в 30, а бороду – в 40 лет; впрочем, не считается предосудительным до старости не отпускать ни усов, ни бороды. Голову бреют, оставляя волосы только на теме, а заплетают их с подкоском, дабы коса сплетенная простиралась ниже крестца. Это придает косе большую красу. Усов не подстригают и не закручивают в сторону, а стараются отращивать их вниз для закрытия губ. Вместо полной, окладистой бороды оставляют клочок волос над ямкою под нижней губою и другой – несколько поболее – на подбородке; прочее все выбривают. Излишество волос на голове и лице тягостны в летние жары. Китайцы обривают волосы в носу, в ушах и даже в глазах.

Обыкновенное женское платье одинакового покроя для всех сословий, но в покрое и даже цвете форменного верхнего одеяния знатные китаянки отличаются от маньчжурок и монголок, живущих в Китае. Форменное одеяние китаянок есть пунцовое, а цвет и покрой форменного одеяния для маньчжурок и монголок предписан законами. Что касается до плебеянок, хотя обыкновением предоставлены им цвета зеленый и красный, но хороший вкус более требует цветов голубого и белого, а первые два цвета ныне уважаются только деревенскими красавицами. Жалею, что время не дозволило мне приложить к сей статье несколько картинок с образцами женских нарядов.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации