» » » онлайн чтение - страница 16


  • Текст добавлен: 27 января 2017, 14:10


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Никита Бичурин


Жанр: География, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 20 страниц)

Шрифт:
- 100% +

VIII. китайская газета

«Пекинская газета представляет собою зеркало, в котором ясно и чисто отражается образ государственного управления в Китае»



В Китае известна одна только газета, которая в мою там бытность издавалась в Пекине под названием Цзин-бао, что значит «Столичный вестник». Сия газета как по содержанию, так и по наружному своему составу мало имеет сходства с политическими газетами, издаваемыми в Европе.

Внутри Пекинского дворца находится Государственный Кабинет, по-китайски называемый Нэй-гкэ. Четыре министра и два вице-министра составляют присутствие сего места. Доклады и донесения о делах, следующие к государю от высших присутственных мест в столице и правительственных лиц в губерниях, прежде поступают в Государственный Кабинет, где министры рассматривают содержание бумаг и потом уже при записке со своим мнением представляют государю на рассмотрение или на утверждение. Доклады и донесения, рассмотренные и утвержденные государем, чрез два дня после подачи сдаются в Военный комитет, Цзюнь цзи-чу, а отсюда те из них, которые следуют к объявлению, опять поступают в Государственный Кабинет. Сии бумаги суть факты государственного управления, из которых впоследствии составляется «История Китайской Империи», по сей причине всем присутственным местам и казенным заведениям в Пекине поставлено в обязанность ежедневно посылать в Государственный Кабинет дежурных списывать копии с бумаг, сошедших от государя, и хранить оные в архивах. Таковая же обязанность возложена на все судебные места и в губерниях: на сей конец в Пекине имеют пребывание шестнадцать почтовых экспедиторов Тьхи-хан, которым поручено печатать обнародованные Государственным Кабинетом бумаги и рассылать каждому в свою губернию. Но чтобы и народ имел некоторое понятие о течении государственных дел, то правительство дозволило в Пекине печатать вышепомянутые выписки без малейших опущений и прибавлений или перемены слов.

В состав описанной нами газеты входят разные дела, представляемые государю на утверждение или только доводимые до его сведения – в столице от всех высших присутственных мест и гражданских, и военных, извне от правителей губерний, военных начальников и управляющих делами по особенной какой-либо части. Содержание докладов и донесений по большой части составляют определение или перемещение высших чиновников к должностям, повышение или перевод низших чиновников и гражданских, и военных, предание виновных из них суду или приговоры к наказанию, известия о разных приключениях, разные распоряжения по государственному хозяйству. В сей газете помещается почти все, что в европейских кабинетах считается государственною тайною, даже переговоры с иностранными посланниками, что можно видеть из обнародованных дипломатических бумаг, относящихся до Английского посольства, бывшего в Пекине в 1816 году. Иногда обнародываются частные представления высших чинов с изложением их замечаний на какие-либо временные политические обстоятельства или их мнений на счет действий по оным правительства; а в донесениях правителей губерний изредка встречаются случайные происшествия как в физическом, так и нравственном мире, очень любопытные для наблюдателей природы. По сему описанию пекинской газеты нетрудно будет заключить, что она представляет собою зеркало, в котором ясно и чисто отражается образ государственного управления в Китае.

Пекинская газета издается и печатная, и письменная. Все бумаги помещаются в ней на другой же день после объявления их в Государственном Кабинете. Газета ежедневно выходит: письменная – в одной тетрадке, содержащей от 8 до 12-ти листов в 12°, а печатная – на целом листе, иногда с прибавлением. На получение газеты можно подписываться на неопределенное время, даже на один месяц и несколько дней. Отказаться от получения также всегда можно, и деньги платятся только за полученные нумера. Подписная цена и с доставкою в дом не простирается выше 1^/2 ланы серебра за месяц, что составляет 3 руб. 40 коп. серебром. Даже можно за небольшую плату получать газету для одного чтения, но в таком случае она иногда поздно доставляется, потому что один нумер должен пройти несколько домов. Это есть единственная газета в целом Китае. О повременных изданиях по части литературы, наук и художеств китайцы еще и понятия не имеют.

IX. ПОЯСНЕНИЕ ОТВЕТОВ г. Крузенштерна на вопросы, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ ЕМУ Г. ВИРСТОМ касательно Китая

«В настоящее время открыто уже, что нелепые мнения насчет Китая, замечаемые в сочинениях ученых европейцев, произошли большей частию от несправедливых известий, сообщенных путешественниками»



Господин Крузенштерн пред своим отправлением в путешествие кругом света получил от г. Вирста 27 вопросов, относящихся до Китая. Кратковременное пребывание славного нашего мореплавателя в Кантоне без знания китайского языка не дозволило ему приобресть столько сведений о Китае, чтобы он сам по себе мог составить удовлетворительные ответы, и, вероятно, воспользовался для сего показаниями англичан, живущих под Кантоном по торговым своим делам. Сии-то показания г. Крузенштерн поместил в своем путешествии кругом света. Но краткость, а более неточность ответов ясно показывают, что члены английской фактории в Китае мало имели сведений о внутреннем состоянии Китая. В настоящее время открыто уже, что нелепые мнения насчет сего государства, замечаемые в сочинениях ученых европейцев, произошли большей частию от несправедливых известий, сообщенных путешественниками. Многие из вопросов г. Вирста не относятся к статистике Китая, между тем правильные ответы на них могут прояснить весьма многое относительно частного быта китайцев. Вот единственная причина, которая побудила меня принять на себя труд исправить и пояснить самые ответы г. Крузенштерна на данные ему вопросы.

1

Как велики в Китае обыкновенные на занимаемые деньги проценты и какова разность между залогом и доверенностью к лицу занимающего?

ОТВЕТ: «В Кантоне платят по 12-ти и по 18-ти процентов, судя по обстоятельствам и благонадежности заимодавца».


Проценты в отношении к различному образу займа и ссуды неодинаковы. Частные ссудные банки, называемые Дтан-пху, выдают небольшие суммы: под залог разных движимых вещей – за два, а под залог меховых, шерстяных и каменных вещей – за три процента на месяц. Но если заем простирается до 1000 рублей серебром, в таком случае берут от одного до полупроцента. Это я говорю о Пекине, где все вещи вдвое дороже против губерний; в других местах проценты на займы должны стоять в равном содержании с местною ценностью вещей. Находятся еще такие банки, которые ссужают на имя торгового дома по одному ручающегося места виду для получения суммы по частям. Проценты на таковую ссуду очень умеренны и всегда тем менее, чем короче сроки уплаты. Например, если занять 360 рублей с условием начать со следующего по займе дня ежедневную уплату по рублю, по такому займу берут не более пяти процентов в год, но банкир, несмотря на малость процентов, получает весьма значительную прибыль, ежели обратить внимание на беспрерывное обращение капитала. Еще существует в Пекине исключительный образ ссуды для чиновников, которые при своем отправлении из столицы к должности имеют нужду в деньгах как для уплаты прежних долгов, так и для будущих путевых издержек. Как эта ссуда всегда простирается до значительной суммы и притом производится без залогов и поручительств; то и проценты, смотря по расстоянию места и надежности доходов с оного, бывают неодинаковы, но вообще очень высоки – иногда выше ста на сто. Причина сему заключается в том, что чиновник, занимающий деньги при определении к новому месту, хотя и обеспечивает свой долг письменным видом, данным ему от правительства на должность, но если по непредвидимому обстоятельству он лишится места или умрет еще до истечения срока, назначенного к уплате, то заимодавцы не имеют права требовать ни процентов, ни капитала. Этозначит ссужать на страх и составляет главную причину высоких процентов. Для таковых ссуд существуют банки только в Пекине, и находятся особые общества маклеров, которые должны обстоятельно знать положительные доходы всех должностей в государстве и сверх сего осведомляться о состоянии новоопределяемых чиновников, т. е. какого они поведения, каких лет и не имеют ли родителей в преклонных летах[132]132
  Чиновники из китайцев по кончине отца или матери совершенно отрешаются от должности на 27 месяцев для совершения траура, а чиновники из маньчжуров и монголов, служащие в губерниях, по сему случаю возвращаются в Пекин, где по окончании 3-месячного траура определяются на остальное время траура к должностям в канцеляриях тех дивизий, в которых они родились.


[Закрыть]
. Маклеры предварительно разведывают об определяющихся к выгодным должностям и сообщают о них банкам, а сии, по договору ссудив чиновника известною суммою денег, отправляют с ним своего приказчика для получения долга на месте. Между частными людьми еще производится ссуда по займу под залоги имения движимого и недвижимого, иногда и без залогов, но с письменным обязательством и поручительством. Проценты по сему образу ссуды, смотря по количеству суммы, безопасности залога и доверенности к поручителям и должнику, от полу до трех процентов на месяц. Обыкновенно чем более сумма и безопаснее залог, тем в равном содержании и проценты менее. Доверенность к лицу и поручителям имеет место при полной надежде к получению, но без надежного залога мало способствует к понижению процентов, ибо в Китае не положено законами, чтобы брать от правительства виды для отъезда или переселения из одного места в другое. Изложенные мною замечания наиболее относятся к Пекину; в других местах без сомнения есть небольшое различие в образе заимодавства. Китайцы наиболее руководствуются обычаями, которые везде одинаковы быть не могут. Законами утверждено только не брать выше трех процентов в месяц и прекращать уплату оных, как скоро сумма их сравняется с капиталом.

2

Существует ли рабство или временное подданство?

ОТВЕТ: «Не существует. Китаец родится свободным[133]133
  С сего места до конца статьи места в ответах, отмеченные подчеркиванием, относятся к ложным понятиям.


[Закрыть]
. Знатный и богатый должны нанимать людей для услуги и работы. Впрочем, весьма обыкновенно, что родители продают детей своих; только мужского пола реже, нежели женского; но и сии остаются в неволе до совершеннолетия, по достижении коего делаются свободными. За женский пол, который в Китае, равно как и во всех восточных землях, не пользуется одинаковыми преимуществами с мужчинами, полиция нестрого вступается; а потому проданные дети сего пола остаются во всю жизнь свою в рабстве…»


В Китае существует рабство двух видов, утвержденных государственными постановлениями. Китайцы за некоторые преступления ссылаются на отдаленные пределы в неволю и отдаются в работу офицерам маньчжурского происхождения, которые, впрочем, не имеют права ни продавать, ни освобождать, а разрешение от сего наказания предоставлено верховной власти. Мятежники, взятые в плен, законным образом поступают в рабство к военным маньчжурского происхождения и остаются в неволе из рода в род, пока владельцы не отпустят их на волю с возвращением крепостей, по которым владеют ими. Есть еще третий вид рабства. Родители имеют право продавать своих детей; но сие рабство в письменных актах называется кабалением; оно простирается только на одно лицо; а с возвращением покупной суммы или с прошествием условных лет работы прекращается. Все сии три вида рабства простираются только на китайцев. Маньчжуры и монголы за преступления вместо неволи ссылаются в казенные работы.

3

Есть ли в Китае великие богачи из частных людей? Владеют ли они обширными поместьями, или имение их, яко торгующих, состоит в богатствах?

ОТВЕТ: «Богатейшие из частных людей в Китае суть обыкновенно торгующие, а наипаче некоторые из содержателей соляного откупа. Соль составляет одну из важнейших частей доходов китайского правительства. В каждой провинции находятся сообщества купцов, коим предоставляется единоторжие в продаже соли. Они по мандаринам важнейшие лица в целом государстве. Они одни пользуются правом носить оружие. держат вооруженные лодки, входят во всякий дом с обыском, если подозревают, что хозяин имеет соль, которая не у них куплена. За ними следуют, яко богачи из частных людей, сочлены Когонга. И мение Панкиквы, первого купца сего общества, полагают в 4 миллиона телов, или в 6 миллионов пиастров. Владетелей обширными поместьями, сказывали, в Китае совсем не имеется».


В Китае много больших богачей, а число средственных капиталистов очень велико. Они бывают из чиновников, а более из торговых людей. Богатство их состоит в землях, строениях и наличном капитале как в серебре, так и в товарах. В одном Пекине считается до 200 частных ссудных банков, и самый бедный из них имеет не менее миллиона (ассигнациями) рублей в обороте. В Китае все почти земли принадлежат собственникам. Каждый, не разбирая сословий, преимущественно старается иметь часть капитала в землях, ибо сей капитал приносит верные доходы и, сверх того, не подвержен никаким непредвидимым опасностям, исключая политических переворотов. Но обладание землями никому не дает названия помещиков.

4

Употребительны ли в Китае по торговле век-сели, или ассигнации, и какие по сему существуют законы?

ОТВЕТ: «Торгующие векселей не употребляют, как то делают европейцы: следовательно и нет на то законов. Вообще очень редко случается, чтобы один китаец занимал у другого деньги. В государстве, в коем богатство удобно может быть виною несчастия владеющего оным, стараются скрывать свое имение. Сам Панкиква, будучи весьма тщеславен, неохотно говорит о великом своем богатстве. Впрочем, переводы денег между торгующими китайцами неизбежны; для того и употребляют расписки, но оне по-настоящему состоят только в засвидетельствовании получения денег и обещания уплаты в определенное время. Если случится, что должник не платит и веритель принесет на него жалобу мандарину, то сей, удостоверившись в справедливости требования, принуждает его к платежу или сильно действующей в Китае Бамбу, или налагает запрещение на имение и удовлетворяет из оного верителя. Однако китаец весьма редко приносит жалобу на должника своего. Он охотнее ждет долгое время, в надежде каким-либо образом получить ему принадлежащее. Сему главною причиною то, что мандарин требует обыкновенно за труды свои половину долга; в случае же на то несогласия не принимает жалоб».


В Китае употребляют вексели троякого вида. К первому виду принадлежат переводные вексели хой-пьхиао, которые употребляются только банкирами под печатью фирмы купеческого дома, без маклерской скрепы. Такие вексели называются переводными, потому что получение вручаемой банку суммы назначается в банке другого города, принадлежащем тому же банкиру. Перевод векселя на посторонние банки или уплата оными долгов допускается по взаимному согласию. Ко второму виду векселей принадлежат заемные векселя цзе-пьхиао. Это суть обязательства, которыми торгующие обязываются закупленные в одном месте товары уплатить в другом месте наличными деньгами. Но как в Китае нет торгового устава, то все между купцами сделки производятся по добровольным условиям, основанным на давних обыкновениях. Маклеров при сих сделках не употребляют, но всю доверенность основывают на состоянии торгующего дома или на состоянии поручителей. К третьему виду векселей принадлежат ассигнации, называемые в Китае денежными билетами цянь-пьхиао, – такие билеты употребляются менялами, когда променивающий серебро на медную монету требует для удобности выдать ему вексель или билет на желаемую сумму. На билете находится печать меняльной лавки и надпись с означением ее названия и количества заключающейся в билете суммы. Но вексели меняльных лавок принимаются в обороте за наличные деньги только в том городе или местечке, где они выпущены, а вне тех мест не имеют силы. Заемные письма цзе-цзы по обыкновенным денежным ссудам не причисляются к векселям. Исключительных по вексельным делам постановлений нет в китайских уложениях.

5

Есть ли гильдии и цехи; каковы оных постановления?

ОТВЕТ: «Все ремесленники разделяются на общества, из коих каждое имеет своего старшину. В Кантоне разные мастеровые живут даже в особенных улицах; так, например, в одной – портные, в другой – сапожники, в третьей – стекольщики, в четвертой – аптекари и так далее. Они делают и особенные свои празднества, для коих нанимают обыкновенно комедиантов, и обнародывают, что в такой-то день, в таком-то цехе будет зрелище, к которому допускают всякого безденежно».


В Китае существует двоякое разделение жителей на сословия. В ученом слоге – в сообразность древним уложениям о столице – народ разделяется на четыре сословия: чиновников, землепашцев, торгующих и ремесленников. В те времена не было отдельного военного состояния, а весь народ обязан был исправлять военную службу. Ныне законами приняты два только состояния: чины чень и простолюдины, или плебеяне, минь. В первом поставлены князья, чиновники и ученые; последнее заключает в себе торгующих, ремесленников, землепашцев и имеет многие подразделения, означающие разность упражнений, а не постепенность между сословиями. Но как в общежитии приняты каждому роду упражнений особливые названия, то правительство в судопроизводстве по необходимости сообразуется с общими понятиями о сословиях народа, но, не утверждая законами политического их различия между собою, не полагает исключительного преимущества одному пред другим; по сей причине нет в Китае ни гильдий купеческих, ни цехов мещанских; равным образом нет и особливых уставов, определяющих гражданские обязанности и взаимные отношения равных сословий между собою. Но как различие сословий, введенных в общежитии, есть необходимое последствие разнородности упражнений, то для определения взаимных отношений при отправлении дел введены частные положения, которые будучи укоренены долговременным употреблением и общим уважением, заменяют в Китае то, что у нас введено уставами. Китайцы руководствуются в своих сделках обыкновениями точно так же, как в Европе законами. Иногда их обыкновения, взятые особенно, кажутся довольно странными, но когда рассмотрим их в связи с другими обыкновениями или в отношении к соприкосновенным к ним каким-либо обстоятельствам, то нельзя не увериться, что они действительно должны быть таковыми, каковы есть, и вместо странности открываем в них благоразумное приспособление к обстоятельствам. Мастеровые в городах и слободах обыкновенно занимаются своими ремеслами в лавках, а не в домах. Нередко люди одного какого-либо ремесла отдельно занимают небольшую улицу. Равным образом и торгующие одним каким-либо товаром иногда занимают довольно значительное пространство по одной улице. Это в Европе называют рядами, а не цехами или сословиями; в Китае, напротив, и целый ряд лавок с одним каким-либо товаром, и сословие, торгующее им, и сословие, занимающееся одним каким-либо ремеслом, носит общее название Хан, что значит черта, линия, ряд, сословие. Сим образом при первоначальном открытии торга на Кягте китайцы разделили свои товары на восемь разрядов и назвали это Бпа-хан; вследствие сего постановили восемь старшин по одному в каждом разряде, что и до ныне удержано, несмотря на то, что некоторые из прежних товаров давно вышли из торговли. На таком же основании в Кантоне при открытии торга с европейцами постановлено 13 старшин (которые с английского языка вместо Хан переводят у нас Хонг, Гонг и Когонг). В Китае, как выше сказано, слово Хан существует только в имени; а в Кантоне старшины превращены в маклеров-монополистов, чрез которых производится промен китайских произведений на иностранные. Еще есть в Китае обыкновение, что занимающиеся одним каким-либо ремеслом или торгом избирают в году день, в который составляют праздник для своего сословия, сопровождаемый какими-либо играми или церемониями. Актеры в Пекине празднуют день рождения учредителя театральных игр. Торгующие холстом и хозяева чайных усадьб ежегодно съезжаются в назначаемое старшинами место, где в общем собрании полагают цены, по которым товары их должны продаваться в разных местах. Таковые собрания обыкновенно сопровождаются пиршествами и театральными играми, представляемыми на улицах для всенародного увеселения.

6

Где и сколь знатны ярмарки, торговые места и складки товаров? Из каких портов производится торговля с Япониею, Филиппинскими и Зондскими островами и берегом Индии?

ОТВЕТ: «Важнейшие пристани в Китае для иностранной торговли суть: Кантон на южном берегу, Емой на южном в провинции Фокиек, Нингно на восточном в провинции Че-кианг, не в дальнем расстоянии от острова Чузан[134]134
  Емой есть Ся-мынь, Чузан есть остров Чжеу-шань.


[Закрыть]
. Из Кантона плавают китайские ионки в Малакку, Батавию, Сиам и в разные места, сопредельные Китайскому морю, из Емои – к Филиппинским и Ликейским островам; из Нингно – в Японию и Корею. Взаимный между пристанями торг производится почти повсюду. Все великие города служат местами для складки товаров по внутренней торговле и для мануфактур своей провинции, а особливо находящиеся у великих рек и каналов».


Ответ сей очень удовлетворителен. Что касается до ярмарок, т. е. временных на каком-либо месте при большом съезде купцов со всех сторон для продажи и покупки известных товаров, то в Китае можно допустить таковые места более в разряде торжков или базаров, нежели в виде ярмарок. В замену ярмарок довольно находится больших складочных мест, которые по обширности их торговли можно было бы назвать ярмарками, если б своз товаров был центральный, а не имел одностороннего направления. Таковые места имеют сухопутные, а более водяные сообщения.

7

Употребляются ли в Кантоне прейскуранты?

ОТВЕТ: «Употребляются, но только на европейских языках».


Очень вероятно, что европейцы, торгующие в Кантоне, имеют прейскуранты на европейских языках, но только для себя, а не для китайцев. К чести европейских народов, имеющих торговые связи с Китаем, надобно сказать, что они в Кантоне производят торг с китайцами на исковерканном английском или португальском наречиях, а в Кятге – на изуродованном русском языке. Что касается до прейскурантов собственно в Китае, в Пекине они находятся во всех больших лавках и магазинах, где положены решительные цены товарам без запроса.

Прейскуранты обыкновенно вешаются на стене, написанные на больших деревянных досках, и сверх сего печатаются в особенных брошурках для раздачи. При ценах в прейскурантах означается и лаж[135]135
  Ажио, излишек сверх номинала при обмене одного рода монеты на другой. – Прим. ред.


[Закрыть]
, предоставляемый в пользу покупателя.

8

Каково учреждение почт? Заведены ли оные порядочно во всем государстве и может ли всякий оными пользоваться?

ОТВЕТ: «Порядочная почта учреждена только между Пекином и Кантоном, коей всякий пользоваться может. но посылаемые по оной письма распечатываются и рассматриваются. Кроме сей почты нет другой во всем Китае. Во время нужной переписки нет иного средства, как только отправлять нарочного, или поручать проезжающим».


От Пекина, как местопребывания верховной власти, есть верховая конная почта по всем большим дорогам, ведущим в главные города губерний: она учреждена только для развоза казенных бумаг; частные же люди могут поручать курьерам письма, и сии письма верно доходят, когда на них надписана выдача достаточной платы за доставление. По-видимому, неимение почты долженствовало бы замедлять и даже совершенно затруднять ход торговли, но изумляющая обширность оной внутри государства не допускает нас сомневаться в утончении всех возможных способов к облегчению сообщения по торговым связям. В Пекине находятся общества, которые содержат частную почту во все почти знатные места в государстве. Если кому нужно отправиться куда, или отправить кого, или послать известие в какое-либо место, то требуется только сходить в ямской дом того самого места. Здесь нет надобности терять время на торг: цены единожды назначены без перемены, следует только объявить срок, и лошади, лошаки или мулы немедленно будут готовы. Цены вообще умеренны, кольми паче если несколько человек в сложности отправляют. Ямские общества на всех по своей дороге станциях имеют с ямщиками связь для перемены скота. Только письма, посылаемые европейцами из Пекина в Европу и наоборот, представляемы бывают правительству и распечатываются.

9

Дворянство в Китае одно ли личное или есть и наследственное?

ОТВЕТ: «Одно личное. Чин мандаринский и разные другие даются по воле государя или его министра. В Японии совсем тому противное; там все должностные чиновники пользуются наследственным правом. Однако и в Китае потомки Конфуция наследствуют, как сказывают, всякое известное достоинство. Император яко неограниченный монарх, может, говорят, также давать чины наследственные».


В Китае есть дворянство и личное, и наследственное. Личными дворянами считаются все чиновники и получившие ученую какую-либо степень. Преимущества их пред простолюдинами в том состоят, что они освобождены от земских повинностей и коленопреклонений в суде, избавлены от телесного наказания, которое заменено снятием чинов, лишением должностей и вычетом жалованья. Даже от смертной казни за известные преступления дозволено откупаться. Наследственными дворянами должно считать дальних родственников ныне царствующего в Китае дома. Они все имеют чин 8-го класса и получают солдатское жалованье. В дивизиях маньчжурских и монгольских находятся наследственные чиновники, но здесь наследство со всеми преимуществами переходит только к одному человеку. Прочие его родственники считаются простыми, хотя право наследования по роду ни у кого из них не отъемлется. В Японии правление феодальное, подобно древнему в Китае, почему все почти высшие должности наследственны совокупно с достоинствами.

10

Есть ли в Китае великие фабрики или обработываются ли изделия семействами? Каковы отношения между мастерами, их помощниками и учениками?

ОТВЕТ: «В Китае находятся обширные фабрики, как то, например, фарфоровые близ Кантона, но я думаю, что большая часть шелковых, бумажных и других вывозимых из Китая товаров, обработывается часто семействами. Я не полагаю, чтобы правительство имело свои фабрики, как то делается в некоторых европейских государствах».


По обширности государства и великому количеству потребляемых вещей необходимо надобно допустить многочисленность разнородных фабрик и больших, и малых. Как шелковые, так и бумажные ткани работаются и семействами, но более по заказу фабрикантов, притом из фабричных материалов. Деревенские жители, занимаясь приготовлением сырых материалов, не имеют ни времени, ни способов к дальнейшей их обработке. Правительство имеет казенные шелковые фабрики в городах Цзян-нин-фу (Нанкин), Су-чжеу-фу и Хан-чжеу-фу. На сих фабриках ежегодно выработывают известное количество тканей по образцам, присылаемым из Дворцового правления чрез каждые десять лет. Что касается до отношений между мастерами, их помощниками и учениками, то помощники обыкновенно служат из платы или из долей в барыше; учеников же принимают на пятилетний срок и дают им только одежду и пищу.

11

Мера и вес во всем ли Китае одинаковы; если же есть разность, то в чем состоит оная?

ОТВЕТ: «Вес по объявлению купцов, которых я спрашивал, должен быть одинаков во всем государстве, кроме столицы.

Один пикул, содержащий сто катти, равен 1,45 фунта российского или 1,33 английского. В Пекине один пикул составляет 97 катти. Мера длины в Пекине менее же. Пекинский кубит, обыкновенная мера длины в Китае, составляет 8½ фута, в Кантоне же и в южных провинциях десять».


В Китае мера и вес, утвержденные правительством, повсюду одинаковы. Но мера и вес в народном употреблении разделяются на три вида: большой, малый и средний. В Пекине и в некоторых других местах все три вида и мер, и весов употребляются, но только каждый вид для известных каких-либо товаров. Мерный китайский фут = 11/24 английского фута. Кубит, или сажень, содержит 10 футов.

12

Есть ли торговые сообщества; где они, какие постановления?

ОТВЕТ: «Мне известны только два сообщества, а именно: Когонг и другое, содержащее соль на откупе, которое разделяется на многие малые потому, что сочлены оных получают от продажи соли великую прибыль. Главное постановление торговых сообществ состоит в том, что сочлены все за одного и один за всех обязаны отвечать правительству. Сие постановление весьма важно по той причине, что казна не может ничего потерять из своих доходов. Из сообщества Когонг отвечает правительству один только старейший, или первый купец».


В каждой губернии находится откупщик, принимающий на себя развозную продажу соли по своей губернии, но один человек не составляет сообщества. В Кантоне каждый купец, допущенный к исключительному торгу с англичанами, торгует на свой капитал отдельно от прочих; следовательно, и Когонг в значении сообщества не существует. Что касается до частных сообществ или компаний, торгующих сложным капиталом, таковых очень много, и притом в разных местах государства.

13

Как поступают с банкротами, каковы законы вообще, касающиеся оных?

ОТВЕТ: «Об образе, каковым поступают с неплатящими должниками упомянуто уже выше при подобном сему вопросе. Кроме того, употребителен в Китае и еще особенный обычай, но, может быть, только в случае неуплаты малых долгов; впрочем, уверяли меня, что оному подлежат и купцы Когонга. Вечер пред Новым годом должен быть сроком окончательного расчета. Кто не уплатит до оного своего долга, того может заимодавец даже бить беспрепятственно, и должник не смеет сопротивляться; может повреждать домашние вещи и разные производить в доме беспорядки. По наступлении полуночи все прекращается; заимодавец с должником мирятся и пьют, поздравляя друг друга с Новым годом. Следующий образ обыкновенно употребляется при тяжбах: проситель и ответчик избирают порук, приемлющих на себя ответственность за верность дела. Имеющий несправедливую сторону платит поруке большую сумму, ибо как скоро решится тяжба мандарином, то порука наказывается палками за принятие на себя ложного дела. Каллао, или первый министр императора, не свободен также от телесного наказания, а потому оно между китайцами не почитается бесчестным, полученные же деньги суть верны и служат надежным средством к отвращению от себя телесного наказания. Кроме порук обе стороны должны иметь еще и стряпчих, судьба коих зависит совершенно от гражданского губернатора, который при точнейшем разбирательстве дела все с них взыскивает и в случае несправедливости строго их наказывает».


В Китае нет ни банкротства, объявляемого по законным обрядам, ни устава о банкротах; должников, не платящих и несостоятельных, судят всех по одинаковым законам, не разбирая сословия. Есть токмо различие во взыскании с чиновника и плебеянина. Первый отрешается от должности или подвергается конфискации имущества; с последнего, если не положит условий к удовлетворению заимодавца и не обеспечит уплаты надежным поручительством, производят взыскание до совершенного разорения, и тем все дело оканчивается. Но первое очень редко случается; что касается до последнего, то заимодавцы очень редко доходят до суда, но при ссуде для избежания подлогов – предварительно берут разные предосторожности, а при требовании, чтобы не терять времени на тяжбу, более соглашаются на отсрочку с надежным поручительством или отказываются от иска до поправления худых обстоятельств должника. Что касается до требования долгов, описанного г. Крузенштерном, это есть токмо один, к сожалению, всеместный обычай, имеющий силу при сборе третных долгов. В Китае люди бедного и среднего состояния нужное для дома наиболее забирают в долг и расплачиваются по третям, как то к пятому числу пятой луны, к пятому-на-десять[136]136
  Пятнадцатому числу. – Прим. ред.


[Закрыть]
восьмой луны и к Новому году. Даже сами торгующие кредитуются между собою на подобном же основании. Дней за десять до помянутых чисел начинается требование долгов и продолжается до окончания трети. Первые две трети допускают неполную уплату, почему и требования производятся не со всей настоятельностью. К Новому году все сделки должны кончиться полным очищением долгов и недоимок. Заимодавцы, будучи обеспокоиваемы своими верителями, употребляют все меры к собранию долгов, и чем ближе к концу трети, тем настоятельнее становятся требования. Над благородными употребляют пристыжение ожиданием выхода их у ворот или преследованием по улице; над низкими – ругательства у их домов, побои и грубости, отчего случаются и самоубийства: накануне Нового года в городах повсюду шум, но в полночь с первым знаком, от правительства, данным к начатию Нового года, все прекращается. Ссорющиеся, при нечаянном свидании, поздравляют друг друга и взаимно извиняются; по окончании же праздника приступают к мирным сделкам и дело оканчивают продолжением или прекращением кредита.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации