» » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 1 декабря 2015, 05:00


Автор книги: Владимир Живетин


Жанр: Математика, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 28 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Шрифт:
- 100% +

В.Б. Живетин
Этико-правовые риски демократических систем
Том 22

О серии «Риски и безопасность человеческой деятельности»

Исследования и анализ риска служат основой для принятия решений практически во всех сферах человеческой деятельности. В зарубежных развитых странах идет активный процесс организации научно-исследовательских институтов, факультетов в университетах, специализированных научных и учебных центров по анализу риска. Благодаря значительному прогрессу, достигнутому за последние десятилетия в области теории риска, это новое междисциплинарное научное направление практически выделилось в самостоятельную дисциплину. И это не дань моде, а естественный процесс, предопределенный современными условиями и тенденциями развития мирового сообщества.

Человечество прошло великий путь, достигло высоких результатов в своей деятельности и при этом пережило и продолжает переживать великое множество трагедий. Многие из них происходят из-за амбиций отдельных светских и религиозных деятелей и властителей и утопических теорий построения общества, начиная от первых цивилизаций, заканчивая эпохой Нового времени, когда на планете проявились мощные духовные утопии, обусловливая не менее мощные материальные потери. Сюда относятся как государственные системы, так и способы их обустройства, мораль и этика, знания, другие человеческие ценности, реализованные в процессе человеческой деятельности.

Противопоставляя друг другу религию, философию и науку, мы часто забываем их родство. Для того чтобы иметь полные знания, осмыслить проблему достоверности знаний, необходимо изучать их во взаимосвязи, взаимозависимости, когда ошибки одной подсистемы общей системы знаний преобразуются, видоизменяются другой. Уничтожение одной из подсистем создает условия для усиления ошибок другой. При этом возрастают потери не только отдельных подсистем, но и системы в целом.

Задача состоит в оценке имеющихся или вновь накопленных знаний, их достоверности, в разработке критериев, с помощью которых можно количественно оценить потери, сопутствующие применению полученных недостоверных знаний при создании материальной культуры. Ведущая роль при этом принадлежит духовной культуре, пониманию, осознанию себя.

В последнее время человек в научном познании, технике расширяет свои знания, а во внутреннем мире, духовной, моральной культуре – теряет, становится рабом своих неуемных желаний и жадности. В жизни отдельной личности и человечества в целом роль различных ошибок возрастает, и возрастают потери от этих ошибок, следовательно, роль риска в человеческой деятельности становится существенной.

Основы деятельности человека формируются его интеллектуальной системой, а реализуются во внешней и во внутренней средах. Во внутренней среде деятельность направлена на совершенствование своей интеллектуальной системы; во внешней среде – на совершенствование социальной системы, где реализуются процессы его жизнедеятельности.

Интеллектуальная система человека как источник планомерного формирования умственных действий и их микроструктурного анализа в процессе познавательной и исполнительной деятельности включает деятельностное опосредствование межличностных отношений.

Человеческой деятельности свойственна развитая форма предметности, проявляющаяся в социальной обусловленности деятельности человека, ее связи со значениями, фиксированными в закрепленных в орудиях и схемах действиях, понятиях языка, социальных ролях, ценностях, социальных нормах. Субъективность деятельности обусловлена прошлым опытом психического образа, потребностями, установками, эмоциями, целями, мотивами, определяющими направленность и избирательность деятельности.

Три уровня синтеза и анализа деятельности человека:

– генетический;

– структурно-функциональный;

– динамический.

Деятельность, с учетом сказанного, представляет собой динамическую систему, которая находится в постоянном изменении и обусловлена: активностью, обеспечивающей саморазвитие деятельности и возникновение ее новых форм; установкой, обусловливающей устойчивый характер целенаправленной деятельности в постоянно изменяющихся условиях среды.

Указанным свойствам человеческой деятельности как динамической системы посвящены работы:

– физиологии активности (Н.А. Бернштейн);

– функциональных систем (П.К. Анохин);

– системной организации высших корковых функций (А.Р. Лурия).

Возможны следующие варианты реализации деятельности в своих крайностях:

– деятельность по реализации, привнесенной извне программы (приказа), которую в Древней Греции называли «noietis»;

– деятельность субъекта, выступающего одновременно и субъектом целеполагания, и субъектом реализации данной цели (целедостижения, целереализации), которая в Греции называлась «chretis», а ее творческая разновидность – «praxis».

В современной философии деятельность разделяется по предметному критерию:

1) материальная деятельность, которая реализуется в процессе взаимодействия человека и природы в контексте производства;

2) социальная деятельность, реализующаяся в процессе влияния человека на социальные процессы и организацию общественной жизни;

3) духовная деятельность, реализуемая интеллектуальной системой человека при создании системы знаний для реализации процессов жизнедеятельности.

В современной социальной среде актуальна проблема синтеза структур, обусловленная объективными и субъективными аспектами социальной жизни, формируемой на макро– и микроуровнях во взаимодействии структуры и деятельности. Во всех случаях ученые стремились к решению проблемы структурно-функционального синтеза систем, реализованных в процессе человеческой деятельности. В качестве таких систем выступают: общество, социальная, эгосферная системы и т. д.

В монографии создаются структурно-функциональные основы моделирования человеческой деятельности в различных сферах жизнедеятельности. Это позволяет разделить исследование проблемы рисков и безопасности человеческой деятельности как динамической системы по сферам жизнедеятельности, взаимосвязанным на структурно-функциональной основе, включающей структурно-функциональный синтез и анализ.

В многотомной монографии представлены разработанные автором теоретические основы анализа, прогнозирования и управления рисками и безопасностью человеческой деятельности на уровне математического моделирования в следующих областях на уровне систем.

Эгосферные системы (четыре тома):

1. Человеческие риски.

2. Эгосферные риски.

3. Риски интеллектуальной деятельности.

4. Эгодиагностические риски.

Социальные системы (пять томов):

1. Социосферные риски.

2. Ноосферные риски систем власти.

3. Теосферные риски религиозных систем.

4. Биосферные риски.

5. Риски цивилизаций.

Экономические системы (пять томов):

1. Экономические риски и безопасность.

2. Введение в анализ риска.

3. Управление рисками рыночных систем.

4. Управление рисками банковских систем.

5. Управление рисками коммерческих банков.

Технико-экономические системы (пять томов):

1. Технические риски.

2. Риски и безопасность авиационных систем (анализ, прогнозирование, управление). Системная безопасность гражданской авиации страны.

3. Риски и безопасность авиационных систем. Методы и средства обеспечения безопасности полета.

4. Риски и безопасность авиационных систем. Аэромеханический контроль критических состояний самолета и вертолета (основы анализа).

5. Риски и безопасность авиационных систем. Аэромеханический контроль критических состояний лопасти вертолета (основы анализа).

Системы научных знаний (три тома):

1. Научные риски.

2. Введение в теорию риска и безопасности.

3. Математические знания: системы, структуры, риски.

Этико-правовые риски (четыре тома):

1. Этико-правовые риски демократий.

2. Этико-правовые риски человеческой деятельности.

3. Этико-правовые риски россиян.

4. Управление этико-правовыми рисками.

Представленную монографию следует рассматривать как нуждающуюся в дальнейшем осмыслении и углублении. Особая роль, по мнению автора, принадлежит духовной сфере, духовным рискам, управление которыми возможно путем единения духовного, которое позволяет реализовать устойчивое развитие ноосферы человечества.

Сегодня мы можем констатировать, что создано новое научное направление: «Системная рискология», изложенная в 21 томе монографий, включающая:

– системную математику;

– системную экономику;

– системную медицину;

– системную авиацию.

Методом структурно-функционального синтеза доказано существование единой универсальной структуры систем, в том числе созданных в процессе человеческой деятельности. Это позволяет создать единый метод анализа риска и безопасности динамических систем как информационно-энергетических, так и интеллектуально-энергетических. Все это обуславливает большую значимость системного подхода при решении научных и прикладных проблем человеческой жизнедеятельности.

На этой основе представляется возможность организации новых специализаций по проблемам управления рисками в рамках первого, основного, диплома, а также второго диплома.

Приобрести книги серии «Риски и безопасность человеческой деятельности», а также получить более подробную информацию о каждой из них вы можете на официальном сайте Института проблем риска http://www.institutpr.com.

Введение

Уважение к человеку

И человеческой

Деятельности —

Основа демократии.


Проблемы политического устройства демократии как государственной системы власти фундаментальны для человеческой деятельности. Эти проблемы всегда были предметом пристального внимания всего общества, всех социальных систем, ибо они были источниками не только эволюций, но и инволюций культур и цивилизаций [25].

Важно уметь контролировать состояние демократических систем, реализующих согласно их целям свободу, порядок, процветание, и определять момент выхода в область критических состояний, порождающих разрушение государственности, хаос, анархию.

Дело в том, что:

– демократических государств меньшинство;

– существуют эпохи жизни человечества, когда увеличивается число государств, достигших области демократии;

– существуют эпохи жизни человечества, когда множество государств покидают область демократии.

Чрезвычайно важно для цивилизации, отдельных культур и всего человечества осмысление этих процессов: предотвращение инволюций демократических систем; создание условий для эволюций политических систем в области демократических систем. Только тогда мы можем утверждать условия наступления эпохи Разума, пройдя в своем развитии эпоху либеральной демократии.

Все системы биосферы, этносферы и социосферы созданы согласно иерархической структуре. В этой структуре есть единые цели, но разные методы и средства, которые способны реализовать различные этносы, цивилизации. Только в этом случае создается организм, способный реализовать как саморазвитие, так и самоограничение.

Существует два учения, утверждающих две крайности принципов демократии:

– от Ницше;

– от Тейяр Де Шардена.

Первые легко реализуются, например, в условиях фашизма и сталинизма, вторые тоже легко реализуются в условиях общинных. Однако и те, и другие неустойчивы и самоуничтожаются.

Две проблемы, разрешение которых необходимо для предотвращения самоуничтожения, постигли человечество.

Первая проблема обусловлена отсутствием устойчивой системы власти цивилизаций человечества. Вторая проблема обусловлена развитием международного финансового тоталитаризма.

Демократические системы строятся и строились:

– на духовных принципах, например, христианских общин (т. е. снизу вверх);

– от власти политической, административной, финансовой (т. е. сверху вниз).

Ни первые, ни вторые не состоялись, так как реализуют неустойчивые состояния либо разрушаясь, либо переходя в новые системы власти [25].

Демократия характеризуется контролем общества над властью. Либеральная демократия основывается на духовных принципах, когда личность обладает автономией, правами и свободами, признается важнейшим источником власти. Тоталитарная демократия (от власти) – власть большинства, ничем не ограниченная, стремящаяся контролировать общественную и личную жизнь граждан (то, что есть сегодня).

Для обеспечения безопасности и предотвращения рисков человеческой жизнедеятельности необходимо моделирование процессов, порождаемых системами власти, на уровне структурно-функционального синтеза и анализа. Задача власти, функционирующей в условиях, объявленных демократическими, – создание системы минимизации риска демократии и систем максимизации эффективности ее функционирования. При этом духовные факторы риска создают материальные факторы риска – финансовый тоталитаризм – незримый, неконтролируемый, неосознаваемый народом, направляемый со стороны власти, которая куплена и продана.

Риски демократических систем формируются на следующих этапах:

1) на этапе выборов;

2) на этапе формирования цели и программ;

3) на этапе реализации программ;

4) на этапе оценки сделанного и коррекции цели в интересах народа.

На глобальном уровне политическая система, ее функциональные свойства и итоги реализации этих функциональных свойств, проявляются как элемент иерархии, включающей и зависящей от биосферы, от международной экономической системы.

Проблемы этико-правовых рисков политических деятелей, реализующих демократические системы, включают:

– формирование политической элиты на основе этико-профессионального потенциала;

– анализ духовной среды, созданной обществом, формирование учений для повышения этико-профессионального потенциала политических деятелей;

– обеспечение международного взаимодействия политических учений согласно потребностям и возможностям общества;

– обеспечение политической безопасности личности, политической элиты, народных масс;

– реализацию возможностей для политической элиты, исполнение обещаний, данных народу на различных этапах прихода во власть;

– разработку этических принципов формирования правовых систем;

– создание модели политической культуры как продукта духовной культуры в создании демократии;

– разработку синтеза и теории функционирования этико-правовых систем, реализацию методов и средств контроля и управления рисками;

– построение моделей этических и правовых факторов риска в демократических системах.

Может ли этико-профессиональный человек стремиться во власть? В ту систему власти, которая сегодня создана человечеством, такой человек не может стремиться. Он знает, что там его ждет смерть – сначала духовная, потом физическая. Так было, так есть, так будет. Долго ли еще!? Пока этика власти и право народа не покинут область опасных значений.

В данной монографии проводится анализ этико-правовых рисков демократических систем (как народа, так и структур власти из-за погрешностей функционирования этико-правовых систем, регулирующих этико-правовой потенциал общества), которые обусловлены отклонением этики и права общества от нормативных величин (норм) в критическую (опасную) область.

Нарушение норм этики и права создает риски человека и человечества в виде кризисов и катастроф, направленных на их самоуничтожение. Созданы модели:

– демократических систем власти, реализуемые этикой и правом;

– на уровне структурно-функционального синтеза процессов, создаваемых этико-правовой системой;

– на уровне структурно-функционального анализа, в том числе области устойчивости систем власти при изучении величин норм этики и права, создаваемых этико-правовой системой.

Структура демократической системы власти в отличие от всех иных должна быть построена согласно принципу минимального риска, включая обратную связь, реализуемую народом, который в процессе жизнедеятельности стремится реализовать повышение качества жизни.

Право и правовые регулирования – это управление поведением людей с помощью системы законов государства. Это регулирование в слабой мере затрагивает важнейшую область человеческих отношений, именуемых нравственными. Два вида взаимоотношений человека – взаимоотношения с государством и взаимоотношения с другими людьми – осуществляются согласно правовым и нравственным принципам, которые изучаются этикой.

Глава I. Этико-правовые принципы демократических систем

Конфликт – источник развития

И самоуничтожения.



1.1. Человеческие риски – инициаторы создания этики и права

Покажем, что этика и право необходимы были человеку во все времена для предотвращения рисков, т. е. обеспечения безопасности, а также реализации эффективности процессов жизнедеятельности.

1.1.1. Социальная природа системы права. Структурно-функциональный синтез

Такие социальные явления, как государство и право, никто персонально не изобретал и не основывал. Они есть результат естественно-исторического развития общества как социального организма. Чтобы определить исторические предпосылки этики и права, следует выявить предшествовавший ему общественный феномен и проследить, при каких условиях он приобрел юридические свойства. Прообразом собственно юридической формы в условиях родового общества, не знавшего права, были этические правила, социальные нормы, которые сложились и функционировали в виде обычаев в первобытном обществе. История свидетельствует о том, что их никто не вводил в жизнь рода. Они сформировались в результате естественного, эмпирического обобщения многочисленных актов поведения, с чьей помощью люди пытались удовлетворять свои потребности. Те поступки, которые не приводили к необходимому результату, воспринимались как неэффективные, а некоторые даже вредные и потому правилами поведения (этикой) не становились, т. е. этикой отрицались. Более того, они осуждались обществом и требовали запрета.

Запрет (табу) – одно из первых правил, норм (многие историки считают его самым первым) поведения людей. Напротив, те поступки, те методы действий, которые постоянно или, во всяком случае, достаточно часто приводили к желаемым целям, многократно повторяясь, становились обычаем, передаваясь от поколения к поколению. Обычаи закреплялись через традицию и превращались в постоянно действующие этические и правовые нормы.

В качестве постоянного правила поведения обычай становится фактом коллективного сознания членов рода. Он не был писаным, не был институционализирован вообще, так как не существовал вне индивидуальных этико-правовых сознаний и передавался от одного родича к другому, в том числе от старшего к младшему в процессе непосредственного общения, прямо в практике хозяйствования, управления или быта.

Вместе с тем как факт коллективного сознания, нормы и обычаи выражали первые зародыши понимания должного и потому обеспечивались коллективными мерами. Эти «санкции» имели совершенно иную природу по сравнению с современными. Среди них прежде всего выделялось осуждение нарушителя обычая коллективным («общественным») мнением. Однако историки зафиксировали и факты прямого применения родовым коллективом и несравненно более суровых санкций. В случае особо тяжкого проступка виновный подвергался остракизму, т. е. изгонялся из рода. Остракизм был страшным наказанием, поскольку в условиях родовых связей изгнание из одного родового коллектива исключало возможность его вступления в другой коллектив, объединявший людей, происходивших от другого, общего только им предка. Человек же не может существовать в одиночку, и, оказавшись «без роду и племени», он был обречен на гибель.

Уяснение социального смысла нарушения норм-обычаев для понимания того, что есть право и почему оно возникает, исключительно важно. Как свидетельствуют древнейшие юридические памятники (Законы 12 таблиц, «Русская Правда», «Салическая правда» и др.), архаическое законодательство почти полностью ограничивается санкциями за гражданские и уголовные правонарушения.

Родовой обычай имеет сугубо локальный характер, ограничивая свое действие коллективом людей, связанных общим происхождением. Оттого и нарушение обычая здесь пока только «родственное дело». Оно касается лишь родственников, составляющих замкнутое целое, куда посторонним вход закрыт. Совсем иной смысл причинение вреда индивиду приобретает тогда, когда он становится звеном такой социальной системы, которая основана на обменных отношениях. Рынок – вот то, что объединяет всех обменивающихся индивидов и что является необходимым условием существования каждого, а стало быть, и существования всех как элементов общественного целого.

Предполагая разделение общественного труда, обменные отношения приводят к тому, что, например, владелец хлеба, чтобы удовлетворить свою потребность в мясе, одежде, книгах, телевидении, театре и т. д., должен продать свой хлеб и купить на вырученные деньги то, что ему необходимо. В то же время эта необходимость оказывается на рынке, ибо производители мяса, одежды, книг, телевизоров спектаклей, нуждаясь в хлебе и др., должны продать произведенное ими и тем самым удовлетворить потребность владельца хлеба. Таким образом, каждый нуждается в каждом, а все вместе – в «месте встречи», т. е. в рынке. Теперь представим, что некто поджег амбар с пшеницей или убил землепашца, и хлеб на рынок не поступил. Кто здесь потерпевший? Кто рискует? Непосредственно, конечно, им является владелец хлеба. Но и все оставшиеся без хлеба участники обменных связей тоже! И, разумеется, общество в целом, подвержено риску, так как оно основывается на рыночном обмене. В таком случае поджигатель или убийца, посягая на землепашца и его имущество, тем самым посягает и на общественные отношения, являющиеся клеточками социального организма. Однако в таком случае и преследование создателя риска – задача не только родственников потерпевшего, а дело всего общества.

Итак, появление на месте кровнородственных связей обмена как средства объединения людей в новый тип общества и, следовательно, замена личных отношений родства общественными – такова первая и самая общая предпосылка возникновения права. Если общество основано на вещных связях, то его члены нуждаются, прежде всего, в нормальном функционировании рынка как фундамента не только общества в целом, но их собственного личного бытия. Вот почему объективные условия рыночного обмена – главное, что должно быть закреплено в праве и в чем должна конкретизироваться его общая трансформирующаяся в условия предпосылка.

Обмен невозможен, если его участники не свободны, а находятся в личной (родственной), сословной или коллективной зависимости. Помещик не станет обмениваться товарами со своим крепостным, он найдет другие способы получить произведенный крестьянином продукт, например, путем оброка. Сельскохозяйственная артель социалистического типа не вступает в обменные отношения со своими членами: произведенный колхозниками продукт и так принадлежит колхозу. Стало быть, личная свобода – первое условие товарообмена на рынке, подлежащее юридической защите. Но одной свободы недостаточно, чтобы произошел акт обмена. Необходимо еще обладать товаром и иметь возможность определять его судьбу. Для этого свободный индивид должен стать частным собственником. Только собственник правомочен владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащими ему вещами. Стало быть, частная собственность – второе условие существования рынка, которое требует правового закрепления и охраны. Наконец, эквивалентному характеру обменных отношений должно соответствовать и равенство сторон. Если товаровладельцы неравноправны, тот, кто обладает большими полномочиями, в состоянии нарушить эквивалентность обмена и получить выгоды, экономическим законам рынка не соответствующие. Стало быть, равенство участников рыночных связей – третье условие, подлежащее закреплению в праве.

При первобытно-общинном строе основным регулятором общественных отношений были обычаи. Они закрепляли выработанные веками наиболее рациональные, полезные для общества варианты поведения в определенных ситуациях, передавались из поколения в поколение и в равной степени отражали интересы всех членов общества. Обычаи изменялись очень медленно, что вполне соответствовало, происходившим в тот период, темпам изменения самого общества. В более позднее время появились тесно связанные с обычаями и отражавшие существовавшие в обществе представления о справедливости, добре и зле нормы общественной морали (этики) и религиозные догмы. Все эти нормы постепенно сливаются, чаще всего на основе религии, в единый нормативный комплекс этики и права, в единство, обеспечивающее достаточно полную регламентацию еще не очень сложных тогда общественных отношений. Такими обычаями, одобренными моралью и освященными религией, были в первобытном социуме нормы, определяющие порядок обобществления добытого членами сообщества продукта и его последующего перераспределения, которые всеми воспринимались как не только правильные и безусловно справедливые, но и как единственно возможные.

Принятие существовавших норм поведения как «своих», безусловная солидарность с ними были связаны и с тем, что первобытный человек не отделял себя от общества, не мыслил себя отдельно от рода и племени. И поскольку все нормы этики и права расценивались как ниспосланные свыше, правильные, справедливые, то, естественно, у многих народов за содержанием этих норм, а нередко и за самими нормами и их совокупностью закрепились такие наименования, как «право», «правда» (ius, righte, recht) и т. п. В этом смысле право появилось раньше государства, и обеспечение его реализации, соблюдения всеми правовых предписаний было одной из причин возникновения государства.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации