154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 14

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 3 ноября 2016, 19:20


Автор книги: Артем Драбкин


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 14 (всего у книги 58 страниц) [доступный отрывок для чтения: 38 страниц]

ОБОРОНА КИЕВА

После поражения Красной Армии в Приграничном сражении в июне 1941 года потрепанные советские дивизии и полки отступали. Пересохшие губы красноармейцев произносили два заветных слова – «старая граница». Все верили, что там, опираясь на сеть ее ДОТов можно будет дать отпор немецким захватчикам, а потом и погнать их обратно на Запад. Первыми под огонь пушек и пулеметов линии Сталина на Украине попали разведчики немецких танковых дивизий 1-й танковой группы, которой командовал один из самых талантливых немецких военачальников генерал-полковник Эвальд фон Клейст. Во время кампании по захвату Франции в 1940 году он получил бесценный опыт прорыва укрепленных линий обороны.



Цель – Киев. Там, внизу, ничего не подозревающие советские люди. Кадр из пропагандистского киножурнала «Немецкое еженедельное обозрение» («Die Deutsche Wochenschau»), в обязательном порядке демонстрировавшегося в кинотеатрах Третьего рейха перед просмотром фильмов


Бои на Линии Сталина

Командиры 632-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии рассматривают трофейный пистолет-пулемет MP-40. Июль 1941 г. Слева направо: начальник штаба полка майор Б.А. Ульяновский, инструктор политотдела полка старший политрук И.М. Любавский, командир полка подполковник А.К. Звайгзне


Германская армия еще в годы Первой мировой войны отработала тактику взлома укрепленных полос штурмовыми группами. В межвоенный период эта тактика была усовершенствована и стала основой действий пехотных соединений Вермахта. Штурмовыми группами были небольшие отряды пехоты, усиленные саперами и легкой артиллерией. В бою такие группы просачивались в глубь обороны противника, подбираясь вплотную к ДОТам через мертвые пространства между секторами обстрела. Далее следовал выстрел пушки по входной двери или подрыв крупного заряда взрывчатки, затем струя пламени из огнемета врывалась в замкнутое пространство ДОТа, не оставляя его защитникам ни одного шанса уцелеть. Поэтому для мотопехоты дивизий фон Клейста прорыв Линии Сталина был трудной, но решаемой задачей. Командующий 1-й танковой группой, ни секунды не сомневаясь, отдал приказ прорываться через советские ДОТы.

Танки фон Клейста вышли к Линии Сталина сразу в нескольких местах. На киевском направлении ожесточенные бои в Новоград-Волынском укрепленном районе шли трое суток. В истории немецкой 14-й танковой дивизии отмечается упорное сопротивление советских войск: «Из-за мощного заградительного огня из ДОТов и бомбовых ударов авиации наступление не могло продвигаться вперед. После налета пикирующих бомбардировщиков в 15.30 наши штурмовые группы выходили на рубеж атаки ДОТов с огромными потерями и пытались уничтожить каждый ДОТ отдельно. К вечеру удалось, наконец, взять первый ДОТ. Потери были высоки: в каждой роте погибло примерно по 40 человек». С большим трудом немцы пробились через укрепленный район и к 8 июля вырвались на Житомирское шоссе. Артиллерист Л.И. Шпиллер вспоминал: «Я принимал участие в оборонительных боях в качестве связиста-телефониста полкового взвода управления, был свидетелем, как наши 152-мм гаубицы били прямой наводкой по танкам, пришлось увидеть и многое другое, страшное и незабываемое <…> Горькое лето. Кровавое».

Находящийся южнее Остропольский укрепленный район, который также прикрывал путь к столице Украины, был взломан немецкими танками у местечка Любар. В истории 16-й танковой дивизии отмечалось: «Блиндажи и бункеры русских были частично замаскированы под безобидные крестьянские лачуги и сараи и неожиданно открывали огонь, полевые орудия неприятеля стреляли в борт наступающим танкам». Укрепления пали только под огнем тяжелых орудий немцев: «После использования 21-см мортир в 8.30 удалось сломить противника. Вклинение танков предотвратило повторное стягивание боевых порядков противника по оборонительной линии. Около полудня был подавлен последний очаг сопротивления». От Любара и Нового Мирополя немцы вышли к Бердичеву.

Надежды удержать немецкое наступление на линии старой границы Советского Союза рухнули. Уже через четыре дня после начала боев за укрепления на старой границе, танки группы фон Клейста оказались восточнее Линии Сталина. Кто-то проскочил линию укрепленных районов кавалерийским наскоком, кто-то в результате упорных боев при поддержке пехотных дивизий. Когда о первом прорыве немцами укрепленных районов на старой границе доложили командующему Юго-Западным фронтом М.П. Кирпоносу, тот с горечью воскликнул: «Дорого нам обойдется этот прорыв!»

После прорыва через Линию Сталина под Новоград-Волынском немецкие танки устремились на восток. «Панцеры» неслись по шоссе к Киеву, поднимая клубы пыли. Пройдя меньше чем за сутки 70 километров, части группы фон Клейста утром 9 июля вышли к Житомиру. В разговоре с Берлином начальник штаба группы армий «Юг» был предельно откровенен: «Необходимо сделать попытку внезапного захвата Киева силами III моторизованного корпуса». Напротив, Гитлер требовал поворота на юг и окружения главных сил Красной Армии на Правобережной Украине. Фон Клейст шел на Киев на свой страх и риск. У него было всего несколько дней, чтобы или добиться громкого успеха, или покориться воле фюрера и повернуть на юг. Над столицей Советской Украины нависла смертельная опасность. Маршал И.Х. Баграмян, в 1941 году занимавший должность начальника оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта, вспоминал: «Дежурный привел ко мне незнакомого майора. Вытерев платком запыленное потное лицо, на котором выделялись усталые и воспаленные от недосыпания глаза, майор, устремив взгляд на ведро, стоявшее в углу, разжал пересохшие губы и хрипло проговорил: «Разрешите воды?» Залпом осушил полную кружку и только после этого начал разговор <…> он привез донесение <…> о появлении у Житомира фашистских танков».

НОВОГРАД-ВОЛЫНСКИЙ УКРЕПРАЙОН

Новоград-Волынский укрепрайон был сооружен в 1932-1938 гг. Общая протяженность укрепрайона составляла 120 км. В основном передний край УРа проходил по восточному берегу реки Случ. Все сооружения располагались в одну линию и только возле городов Новоград-Волынский и Новомиропольск в две линии. В Новоград-Волынском УРе насчитывалось 182 пулеметных и 17 артиллерийских ДОТов.



КЛЕЙСТ Эвальд, фон (Ewald von Kleist; 1881-1954) – германский военачальник, генерал-фельдмаршал (1943). Начал службу в Вооруженных силах Германии еще в 1900 г. Первую мировую встретил командиром лейб-гусарского эскадрона, после войны остался в рейхсвере на штабных должностях. Ушел в отставку генералом от кавалерии в 1938 г., но вновь был возвращен в армию накануне Польской кампании. Фон Клейст был первым военачальником в Вермахте, который возглавил объединение, получившее наименование «танковая группа». В 1940 г. во время Французской кампании его танковая группа прорвалась через продолжение линии Мажино под Седаном и ударом к Ла-Маншу окружила Британский экспедиционный корпус под Дюнкерком, сыграв ключевую роль в разгроме Франции. В 1945 г. фон Клейст попал в плен к британцам, но ему, в отличие от многих военачальников Третьего рейха, не суждено было закончить свои дни за написанием мемуаров. Немецкий фельдмаршал был выдан югославскому правительству и осужден на 15 лет за военные преступления. СССР также выдвинул против него обвинения в военных преступлениях, и в 1948 г. югославы передали бывшего генерал-фельдмаршала в Москву. В 1952 г. Военная коллегия Верховного суда СССР осудила фон Клейста на 25 лет. Он умер, отсидев всего два из них в лагере военнопленных во Владимире.



КИРПОНОС Михаил Петрович (1892-1941) – советский военачальник, генерал-полковник (1941), Герой Советского Союза (1940). Год проучился в церковно-приходской школе, затем три года в земской школе, но дальнейшее образование продолжить не смог из-за отсутствия средств. С 1915 года сражался на Румынском фронте Первой мировой войны. В 1918 году вступил в Красную Армию и воевал на Украине под командованием легендарного командира Гражданской войны Щорса в 1-й повстанческой дивизии. В 35-м получил звание комбрига. В ходе Советско-финской войны 1939-1940 годов его 70-я стрелковая дивизия совершила смелый переход по льду Финского залива и вышла в тыл войскам Маннергейма. Это стало началом быстрого карьерного роста Кирпоноса. Он получил звание Героя Советского Союза, был награжден орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда». Вскоре его назначили командиром корпуса, затем командующим Ленинградским военным округом, а в феврале 1941 года он возглавил крупнейший советский военный округ – Киевский Особый. Кирпонос был человеком деятельным и энергичным, но его неопытность и быстрый взлет по служебной лестнице неизбежно оказывали воздействие на взаимоотношения с руководством. Он погиб под Киевом 20 сентября 41-го при выходе из окружения. Разорвавшаяся немецкая мина изрешетила грудь генерала.

Советское командование спешно стягивало к Киеву последние резервы: десантников, оставшихся без танков танкистов, подразделения НКВД. В городе выгружались не успевшие занять оборону на Линии Сталина части. Первый бой на ближних подступах к Киеву состоялся уже через два дня. По Житомирскому шоссе немцы вышли к реке Ирпень. Боец 4-го сводного полка НКВД В. Козаченко вспоминал: «Танки мчались к мосту, ведя огонь на ходу. Наше боевое охранение встретило их дружным ружейным и пулеметным огнем. Когда танки приблизились к реке, грянул взрыв». Мост на шоссе был взорван. Одновременно по немцам открыли огонь ДОТы. Попытка форсировать Ирпень с хода и ворваться в Киев внезапной атакой провалилась. Моторизованные части Вермахта еще несколько раз попытались прощупать советскую оборону. Однако нигде им не удалось застать защитников столицы Украины врасплох. Мосты оказывались взорваны или сожжены. Опорой советской обороны стал Киевский укрепленный район. С серых громадин ДОТов сбрасывали маскировочные сети, и непрошеных гостей встречали пулеметные очереди.

Атака Киева танковыми дивизиями не обещала немцам быстрого успеха. Пехота шагала в маршевых колоннах где-то далеко позади. На растянутый вдоль Житомирского шоссе фланг немцев с севера обрушились контратаки советской 5-й армии. Танки Эвальда фон Клейста могли навсегда остаться у стен Киева. Не скрывая досады, командование группы армий «Юг» подчинилось прагматичным приказам из Берлина. Очередной целью немецкого наступления стал Летичевский УР, прикрывавший подступы к Виннице.



Красноармейцы осматривают подбитый зенитным огнем и совершивший вынужденную посадку немецкий истребитель Bf.109F2 из эскадрильи 3/JG3. Район западнее Киева, июль 1941 года


Сражение советской и немецкой пехоты Летичевский УР началось 15 июля. Один из командиров укрепленного района обратился к артиллеристам с просьбой поддержать огнем сражающиеся ДОТы. Ответ командира гаубичного артполка был лаконичным: «Снарядов у меня нет, но сколько смогу открою огонь». Было сделано всего 10 выстрелов, которые не могли нанести серьезные потери штурмовым группам Вермахта. ДОТы расстреливались немецкой артиллерией, штурмовыми орудиями, подрывались мощными зарядами взрывчатки.

В истории немецкой 4-й горнострелковой дивизии (4. Gebirgs-Division) штурм Летичевского УРа описывается следующим образом: «После трехчасовой артиллерийской подготовки, которая на завершающем этапе получила поддержку тяжелых орудий пехоты и зенитной артиллерии, ровно в 10.00 с исходных позиций вступили в бой ударные группы горной пехоты и инженерно-саперные отряды. Огневую поддержку обеспечивала батарея штурмовых орудий <…> Один за другим уничтожались бункеры и блиндажи, захватывались цели. Войска все дальше прорывались в глубь оборонительного рубежа. В 21.30 задача дня была выполнена на всех участках. По широкому фронту удалось прорвать линию Сталина». Пробитая в обороне брешь делала практически бесполезной дальнейшую оборону укрепленного района. В любой момент мог последовать удар во фланг и тыл. Линия старой границы была оставлена, и под нажимом немецких войск советские части продолжили отход на Восток. Прорыв обороны Летичевского УРа вызвал серьезное беспокойство советского командования. В начале первого ночи 18 июля командующий Юго-Западным направлением маршал С.М. Буденный направил в Ставку Верховного Главнокомандования доклад, в котором дал удивительно точную оценку обстановки и сформулировал вполне осмысленный план дальнейших действий: «1. Восстановить положение, бывшее до начала основного прорыва, с наличными силами фронта не представляется возможным; 2. Дальнейшее сопротивление 6-й и 12-й армий на занимаемых рубежах может повлечь в ближайшие 1-2 дня их окружение и уничтожение по частям». Буденный просил Ставку дать разрешение на отвод двух армий, и через несколько часов оно было получено. 6-я и 12-я армии должны были отойти ближе к Днепру, в район Белой Церкви. Несмотря на то что Ставка требовала от войск Красной Армии максимальной стойкости, в очевидно угрожающей ситуации запрещение отхода было делом бессмысленным.



Командир 17-го стрелкового корпуса генерал-майор И.В. Галанин (крайний справа) наблюдает за боевой обстановкой на переднем крае. Июль 1941 года. Военный без знаков различия держит в руках траншейный перископ ТР-4. 17-й стрелковый корпус в составе Юго-Западного и Южного фронтов вел ожесточенные бои на уманском направлении


КИЕВСКИЙ УКРЕПРАЙОН

Система укрепления, являвшаяся частью линии Сталина. Всего в ней на фронте в 80 километров имелось около 250 сооружений разных типов, в том числе три артиллерийских полукапонира. КиУР возводился одним из первых в стране с 1928 по 1937 год, и в основном он был построен уже к 32-му году. Рубеж обороны КиУРа проходил большей частью по берегу реки Ирпень, которая стала естественным противотанковым рвом. С началом Великой Отечественной войны ДОТы стали дополняться окопами и противотанковыми рвами.



Брошенный экранированный советский средний танк Т-28. Украина, июль 1941 г.



Солдаты войск СС идут по захваченной украинской деревне. Июль 1941 года. Замыкающий эсэсовец несет ручной пулемет MG-34. Справа – советский средний артиллерийский тягач «Коминтерн». Всего в 1934-1940 годах было выпущено 1798 таких машин. Их производство было прекращено после появления более совершенного и мощного артиллерийского тягача «Ворошиловец»


Поначалу отход на восток проходил успешно и организованно. Командир 1-й горнострелковой дивизии (1. Gebirgsjager-Division) Хуберт Ланц позднее с досадой писал: «Не в силах сделать что-либо, мы можем только наблюдать, как бурые колонны отрываются от нас и уходят на восток». Организованный отход продолжался. Франц Гальдер отдавал должное своим советским оппонентам: «Противник снова нашел способ вывести свои войска из-под угрозы наметившегося окружения. Это, с одной стороны, яростные контратаки против наших передовых отрядов 17-й армии, а с другой – большое искусство, с каким он выводит свои войска из угрожаемых районов». Однако роковую роль в судьбе советских 6-й и 12-й армий сыграл глубокий прорыв 1-й танковой группы фон Клейста к Киеву и Бердичеву. Повинуясь приказу фюрера о повороте на юг, немецкие танковые дивизии ударили во фланг и тыл двум отходящим на восток армиям. 3 августа 1941 года, когда в тыл советским войскам, отступающим под натиском немецкой 17-й армии (17. Armee), вышли танковые дивизии Вермахта, заняв восточный берег реки Синюха и город Первомайск, кольцо окружения вокруг них замкнулось. В окружение попало около ста тысяч человек.

Летичевский укрепленный район (ЛеУР) – комплекс оборонительных сооружений, возведённый в 1931-1934 годах на Украине и прикрывавший направление на Винницу. Протяженность укрепрайона, по разным данным, составляла от 122 до 126 километров. Было построено 340 пулеметных и 7 артиллерийских ДОТов. В Летичевский укрепленный район из Львовского выступа отступила потрепанная в июньских боях советская 12-я армия, которую по пятам преследовала 17-й немецкая армия. В письме командующему Южным фронтом от 16 июля 1941 года командующий 12-й армией генерал-майор П.Г. Понеделин охарактеризовал состоянии укрепрайона следующим образом: «Ознакомился с Летичевским УР, потеря которого ставит под прямую угрозу весь ваш фронт. УР невероятно слаб. Из 354 боевых сооружений артиллерийских имеет только 11, на общее протяжение фронта 122 км. Остальные – пулеметные ДОТы. Для вооружения пулеметных ДОТ не хватает 162 станковых пулемета. УР рассчитан на 8 пульбатов, имеется 4 только что сформированных и необученных. Предполья нет. Нет также ВВ (взрывчатых веществ. – Прим. авт.), мин и проволоки. Минимальный гарнизон полевых войск необходим в числе 4-х стрелковых полнокровных дивизий и одной танковой, имею 3 горные дивизии слабого состава, к тому же расстроенные. Между соседним правым УР имеется неподготовленный участок протяжением 12 км».



Солдаты войск СС у разрушенного ДОТа Линии Сталина. Лето 1941 года


Бои с окруженцами в районе села Подвысокое продолжались до 15 августа. Немногим красноармейцам удалось вырваться. И.Л. Деген вспоминал: «Остатки нашей роты упорно пробивались к своим. Девятнадцать дней, с упорством фанатиков, мы выходили вместе с Сашей из окружения. Шли ночами, в села не заходили. Знали, что в плен не сдадимся ни при каких обстоятельствах. Питались зелеными яблоками и зернами пшеницы, что-то брали на заброшенных огородах». Были пленены командующий 6-й армией генерал-лейтенант И.Н. Музыченко и командующий 12-й армией генерал-майор П.Г. Понеделин, несколько командиров корпусов и дивизий. Судьба попавших в плен бойцов и офицеров сложилась трагично – большинство из них погибло от голода и болезней в так называемой Уманской яме, одном из первых концентрационных лагерей на территории Советского Союза.



БУДЕННЫЙ Семен Михайлович (1883-1973) – советский военачальник, один из первых Маршалов Советского Союза (1935) и создателей советской кавалерии, трижды Герой Советского Союза (1958, 1963, 1968). Участвовал в Русско-японской войне 1904-1905 годов. Сражался в Первой мировой войне старшим унтер-офицером на Германском, Австрийском и Кавказском фронтах. За храбрость был награжден всеми четырьмя степенями («полным бантом») солдатских Георгиевских крестов и четырьмя Георгиевскими медалями. В Гражданскую войну командовал 1-й Конной армией, сыгравшей важную роль в разгроме Деникина и Врангеля. Белые прозвали Буденного «Красным Мюратом». В начале Великой Отечественной он руководил группой войск армий резерва Ставки Верховного Главнокомандования, затем стал главкомом войск Юго-Западного направления. В сентябре Буденный отправил телеграмму в Ставку с предложением отвести вверенные ему войска в связи с угрозой их окружения, за что был отстранен от занимаемой должности. В дальнейшем непродолжительное время командовал Резервным фронтом (сентябрь-октябрь 1941 года), Северо-Кавказским направлением (апрель-май 1942 года) и Северо-Кавказским фронтом (май-август 1942-го). В 1943 году Буденный был назначен главнокомандующим кавалерии Красной Армии. Всех трех званий Героя Советского Союза он удостоился после войны.



Попавшие в немецкий плен командующий 12-й армией генерал-майор П.Г. Понеделин (в центре) и командир 13-го стрелкового корпуса 12-й армии генерал-майор Н.К. Кириллов. Район Умани, август 1941 г. После пленения генералов сфотографировали с немецкими офицерами, а листовки с фотографиями разбрасывали в расположении советских частей. 25 августа 1950 г. Военной коллегией Верховного суда СССР оба генерала были признаны виновными в нарушении воинской присяги и в тот же день расстреляны


После Умани дивизии 1-й танковой группы разошлись веером до самого Черного моря. В Николаеве трофеями немецких войск стали недостроенные корабли советского «Большого флота» – линейный корабль, крейсер и две подводные лодки. Немецкие танкисты с любопытством осматривали циклопические сооружения верфей, лес кранов, завалившиеся набок, словно выброшенные на берег гигантские рыбины, субмарины. Только командующий Эвальд фон Клейст задавался риторическим вопросом: «А что мы здесь делаем?» Намотанные на гусеницы танков километры, оставленные по дороге могилы боевых товарищей – «камрадов» и остовы сгоревших «панцеров» все дальше отодвигали немцев от главной цели кампании против Советского Союза – захвата Москвы.



МУЗЫЧЕНКО Иван Николаевич (1901–1970) – советский военачальник, генерал-лейтенант (1940). Службу начал в 1917 году рядовым Русской Императорской армии, но на фронт Первой Мировой войны не попал. Принимал участие в Гражданской войне. В августе 1941 года при попытке выхода из окружения под Уманью был ранен и захвачен немцами. Первоначально содержался в тюрьме города Ровно, затем в лагерях для военнопленных во Владимир-Волынске, Хамельбурге, Гогельштейпе, Мосбурге. 29 апреля 1945 года он был освобожден из плена американскими войсками и направлен в Советскую миссию по делам репатриации в Париже. С мая 45-го Музыченко проходил проверку в НКВД, а 31 декабря был возвращен в ряды Красной Армии. В апреле 47-го года окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба и в октябре вышел в отставку.



Пленные красноармейцы в концентрационном лагере Уманская яма в ожидании отправки в концлагеря Германии и Польши. Август 1941 г. Советские военнопленные содержались под открытым небом в гигантском глиняном карьере кирпичного завода

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации