154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 27

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 3 ноября 2016, 19:20


Автор книги: Артем Драбкин


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 27 (всего у книги 58 страниц) [доступный отрывок для чтения: 38 страниц]

Предательство генерал-лейтенанта А А Власова

Русский хиви, отмеченный немцами нагрудным знаком «За участие в общих штурмовых атаках» («Allgemeine Sturmabzeichen»). Январь 1942 года


Спустя две недели после разгрома 2-й ударной армии, 11 июля 1942 года, в деревне Туховежи на границе Ленинградской и Новгородской областей в плен был взят ее командующий генерал-лейтенант А.А. Власов. В знак благодарности за выдачу советского генерала староста деревни получил от командования немецкой 18-й армии корову, десять пачек махорки, две бутылки тминной водки и почётную грамоту. Хотя пленных в генеральском звании в немецких лагерях можно было пересчитать по пальцам одной руки поначалу он оставался обычным военнопленным. В пропагандистских целях немцы даже не удержались от публичного унижения Власова. Долговязый генерал возглавил колонну, которую гнали от вокзала к лагерю для пленных высших офицеров в Виннице. В 1941 году он воевал на Украине, и многие местные жители помнили его как старшего командира Красной Армии.

Однако пленение Власова пришлось как нельзя кстати для группы высших офицеров Вермахта. В недрах германского Верховного командования и разведки зрело недовольство политикой Гитлера на оккупированных территориях Советского Союза. Бездумная жестокость только усиливала сопротивление оккупантам. Немецкие войска на Восточном фронте сталкивались с этим почти каждый день. Куда более широкие перспективы обещало использование для раскола и ослабления советского общества недовольных политикой Сталина. Достаточно быстро стало ясно, что к красноармейцам должен обращаться с воззваниями не немец, а кто-то из их влиятельных соотечественников.

Вербовка Власова началась издалека. В лагерь военнопленных в Виннице прибыл хорошо говоривший по-русски немецкий офицер. Пленному советскому генералу никто не стал прямо с порога предлагать сотрудничество. Наоборот, поначалу в основном говорил сам Власов, а немцы его внимательно слушали. Беседы велись о его жизни до войны и отношении к советской власти, ведь когда-то Власов был ее восторженным сторонником. Столкновение с реалиями советской политики в деревне его во многом отрезвило. По мнению Власова, многие, в том числе убежденные коммунисты, связывали все зло и террор конца 1930-х годов персонально с личностью Сталина. После этих признаний беседовавшие с пленным генералом немцы повели разговор, как опытные карточные шулеры. Его спросили: «Не является ли борьба со Сталиным делом не только немцев, но и русских и других народов Советского Союза?» Образ врага получил свое конкретное имя – Сталин. После этого согласие Власова на сотрудничество было получено немцами буквально за считаные дни. Нелепость ситуации заключалась в том, что вербовка пленного советского генерал-лейтенанта была лишь личной инициативой группы высших офицеров Вермахта. Реальная же политика Третьего рейха в отношении населения оккупированных территорий СССР оставалась прежней, цели немцев в войне также не претерпели изменений.

Преступив черту предательства, Власов вначале занимался преимущественно пропагандистской работой. Его перу принадлежат листовки «Обращение Русского комитета к бойцам и командирам Красной Армии», отпечатанные в декабре 1942 года, «Почему я встал на путь борьбы с большевизмом (Открытое письмо генерал-лейтенанта А.А. Власова)» и целый ряд других. «Обращение Русского комитета…» фактически было декларацией о создании Русской Освободительной армии, вошедшей в историю коллаборационизма под аббревиатурой РОА. В качестве своих задач свежеиспеченный Комитет ставил: «а) свержение Сталина и его клики, уничтожение большевизма; б) заключение почетного мира с Германией; в) создание, в содружестве с Германией и другими народами Европы, Новой России без большевиков и капиталистов». Политическая платформа Русского комитета представляла собой причудливое сочетание таких взаимоисключающих вещей, как частная собственность, частная инициатива, «социальная справедливость и защита трудящихся от всякой эксплуатации». Подобным способом пытались склонить к сотрудничеству как можно больше граждан СССР, недовольных советской властью.



Немецкие солдаты в болоте в районе деревни Мясной Бор Новгородской области. 1942 г.



Казнь генерала Власова и его штаба


За годы Великой Отечественной войны в немецком плену оказались 83 генерала Красной Армии, из которых 26 человек погибли – были расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. В 1945 году оставшихся в живых депортировали в Советский Союз. Из них 7 были повешены по делу Русской Освободительной армии А.А. Власова, 17 расстреляны на основании приказа Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года «О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий», а 8 приговорены к различным срокам заключения за «неправильное» поведение в плену. 25 генералов после более чем полугодовой проверки в НКВД оправдали. Среди тех, кто не был репрессирован по возвращении из плена было несколько выдающихся военачальников 1941 года – М. Потапов, М. Лукин, И. Музыченко. Их восстановили в рядах Советских вооруженных сил и они даже прошли обучение в Академии Генерального штаба.

Листовки, подписанные Власовым, разбрасывались немцами с самолетов над линией фронта и распространялись в лагерях военнопленных. Позднее от пропаганды Власов перешел к формированию воинских частей из коллаборационистов, преимущественно военнопленных. Помимо бывших военнопленных, ставших предателями, в ряды его формирований вступали русские эмигранты. Лишь осенью 1944 года была сформирована первая дивизия РОА, однако опыт ее использования на Одерском плацдарме в апреле 45-го был сочтен отрицательным. Дивизия была выведена с фронта и фактически неуправляемой ушла в Чехословакию. Ее личный состав был взят в плен или интернирован союзниками советским властям.



Расчет немецкой 20-мм зенитной пушки Flak 30 под Новгородом на берегу озера Ильмень. Августа 1942 года



Советский генерал-лейтенант А.А. Власов – будущий глава Русской Освободительной армии, на допросе у командующего немецкой 18-й армией генерал-полковника Георга Линдемана после сдачи в плен. Август 1942 г.


Известность Власова благодаря листовкам привела к тому, что все коллаборационисты, служившие немцам, получили прозвище «власовцев». Однако мелькающие на страницах мемуаров «власовцы» чаще всего являлись «хиви» – безоружными военнопленными, привлекавшимися для хозяйственных работ, либо принадлежали к так называемым «восточным батальонам» или казачьим подразделениям, которые формировались преимущественно из националистов разных мастей. Сам Власов был захвачен в Чехословакии в мае 1945 года. С 30 по 31 июля 46-го в Москве проходил закрытый судебный процесс по делу Власова и группы его последователей. Все они по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР были признаны виновными в государственной измене, лишены воинских званий и повешены во дворе Бутырской тюрьмы.



Генерал-лейтенант А.А. Власов и солдаты его Русской Освободительной армии – пленные красноармейцы и коллаборационисты, согласившиеся воевать на стороне гитлеровской Германии



Солдат Русской Освободительной армии, вооруженный трофейным советским ППШ-41, в атаке на советские позиции. 1943 год


Бои на Ладожском озере

Итальянский матрос на палубе торпедного катера типа MAS. Ладожское озеро, 1942 г.


Прорвать Ленинградскую блокаду весной 1942 года так и не удалось. На Ладожском озере начал таять лед, отлаженная за зиму Дорога жизни покрылась водой. 20 апреля под лед ушло около 80 грузовиков, и с трассы сняли все автомашины ЗИС-5. Начало летней навигации советское командование ожидало с тревогой, и эти опасения были не напрасными. Порты на обоих берегах озера, сами корабли могли подвергнуться ударам как с воздуха, так и с воды. Командующий 1-м воздушным флотом генерал-полковник Альфред Келлер получил директиву германского Верховного командования: «Сорвать эвакуацию Ленинграда всеми средствами и <…> не дать противнику возможности улучшения продовольственного положения и тем самым обороноспособности Ленинграда». Суровая зима задержала начало навигации, и первый корабль прошел через Ладожское озеро только 22 мая. Менее чем через неделю начались удары вражеской авиации, которые были встречены шквальным огнем зенитных пушек и пулеметов, в воздух поднимались истребители. На каждой барже вскоре был установлен крупнокалиберный зенитный пулемет. Командир дивизиона канонерских лодок капитана 1 ранга Н.Ю. Озаровский записал в своем дневнике: «28 мая 1942 г. <…> Неожиданно налетели вражеские самолеты и начали бомбить порт. Корабли открыли огонь. Фашистские самолеты Ю-88 <…> сбрасывали бомбы с пикирования или с горизонтального полета на высоте 200-300 метров <…> Несколько снарядов разорвалось в фюзеляже бомбардировщика. Под углом 70 градусов «Юнкерс» врезался в землю на отмели». Противовоздушная оборона на Ладожском озере оказалась достаточно эффективной – потери грузов от ударов с воздуха составили менее 1 % от всего объема перевозок.

Однако не менее серьезной была угроза с воды. Финский флот был слаб, поэтому в июне 1942 года на Ладожское озеро были перевезены итальянские торпедные катера. Четырем катерам типа MAS («Motoscafo Anti Sommergibile») из состава 12-го отряда торпедных катеров для этого пришлось пропутешествовать через всю Европу. Также на Ладогу были переброшены немецкие вооруженные паромы «Зибель», предназначавшиеся для высадки десанта на Британские острова. Этот ход противника также был спрогнозирован советским командованием, и для него подготовили противоядие. Специальная авиационная группа Ставки Верховного Главнокомандования обрушила на базы вражеских катеров и паромов град бомб. Вопреки ожиданиям, громких успехов итальянские моряки-катерники на Ладоге не добились. Атакующие катера встречал плотный огонь сопровождавших караваны боевых кораблей Ладожской флотилии. Кроме того, мелкосидящие буксиры и баржи были трудной целью. Итальянские «угри» – торпеды – попросту проходили у них под днищем.

Апофеозом борьбы за коммуникации на Ладоге стал бой за остров Сухо. Это был искусственный остров с маяком к северу от устья реки Волхов. Немецким и финским командованием была спланирована операция под кодовым наименованием «Бразиль». План операции предусматривал десант на остров с разрушением маяка, захватом шифров и минированием подходов к острову. Это был бы чувствительный удар по перевозкам. Рано утром 22 октября 1942 года остров был атакован бомбардировщиками, а вслед за авиаударом на остров высадился вражеский десант. Однако ответные действия были на редкость энергичными и слаженными.

На десант была наведена авиация, к острову подтянулись стоявшие в дозоре «малые охотники». Десант был ликвидирован. Немцы и финны потеряли потопленными и захваченными 17 десантных кораблей, операция полностью провалилась. Более того, по итогам боевых действий на Ладожском озере в 1942 году немецкая флотилия паромов была расформирована, а итальянские моряки-катерники вернулись на свою солнечную родину, передав катера финнам.



Один из четырех новейших немецких тяжелых танков «Тигр» (PzKpfw VI «Tiger I»), доставленных на боевые испытания на железнодорожную станцию Мга под Ленинградом. Август 1942 года. Новым бронемашинам сразу же потребовался ремонт: у двух «панцеров» вышла из строя коробка передач, еще у одного от перегрева загорелся двигатель



Итальянский торпедный катер типа MAS из состава 12-го отряда торпедных катеров на Ладожском озере. 1942 г.


БИТВА ЗА АРКТИКУ


Горные егеря 137-го полка 2-й дивизии вермахта (2. Gebirgs-Division) выдвигаются к границе СССР перед наступлением на станцию Титовка Мурманской области. 28 июня 1941 год


Война в Заполярье

Финский солдат-лыжник на марше. 1941 г.


В годы Великой Отечественной войны одной из важнейших точек, через которые шли грузы из стран-союзниц для снабжения Светского Союза и Красной Армии по программе ленд-лиза, стал Мурманск. Всю войну город-порт и военно-морская база Северного флота на скалистом побережье Баренцева моря находился под угрозой захвата немецкими войсками. Его оборона потребовала от советских войск неимоверного напряжения, поскольку трудно найти более сложный в климатическом отношении участок фронта, чем Заполярье. Здесь противникам приходилось действовать в условиях сурового климата, малонаселенности и прочих «прелестей» природы Крайнего Севера и Арктики, где в период полярной ночи нередка туманная погода, осенью свирепствуют штормы, а магнитные бури серьезно влияют на радиосвязь. При этом сплошного фронта от Белого моря до Онежского озера не существовало, и боевые действия велись всего на пяти направлениях – Мурманском, Кандалакшском, Кестеньгском, Ухтинском и Ребольском. Ширина самого широкого из этих направлений – Мурманского – не превышала 120 километров, ширина остальных составляла от 40 до 50 километров. Между направлениями находились очень большие – до 240 километров зазоры.

В соответствии с планом «Барбаросса» перед Вермахтом в Заполярье ставилась сравнительно ограниченная задача: «Важнейшей задачей 21-й группы также и в течение восточной кампании остается оборона Норвегии. Имеющиеся сверх этого силы (горный корпус) следует использовать на Севере прежде всего для обороны области Петсамо и ее рудных шахт, а также трассы Северного Ледовитого океана. Затем эта силы должны совместно с финскими войсками продвинуться к Мурманской железной дороге, чтобы нарушить снабжение Мурманской области по сухопутным коммуникациям». Таким образом, наступление на Мурманск с целью захвата порта и военно-морской базы советского Северного флота было для немецкого командования второстепенной задачей.

Захват Мурманска был поручен горнострелковому корпусу «Норвегия», который согласно плану «Барборосса» в первые сутки должен был сломить сопротивление Красной Армии у границы, захватить приграничное село Титовка и полуостров Рыбачий, после этого за трое-четверо суток дойти до Кольского залива и Мурманска. Главные же силы Вермахта должны были наступать южнее Мурманска – вдоль железной дороги Рованиеми-Салла-Кандалакша к Белому морю, чтобы отрезать советские части на Кольском полуострове, а затем частью сил начать наступление на север для соединения с горнострелковыми частями у Мурманска.

Первые самолеты Люфтваффе появились над военно-морской базой Полярное днем 18 июня 1941 года. Это был разведывательный Focke-Wulf Fw 189, получивший у красноармейцев прозвище «Рама», который прошел так низко, что дежурному штаба Северного флота удалось разглядеть немецкого летчика в кабине. Зенитного огня по самолету не открыли. Однако на следующий день немецкий самолет-разведчик был встречен заградительным огнем и поспешил вернуться на свой аэродром. Великая Отечественная война в Заполярье началась с массированных бомбардировок городов, населенных пунктов, промышленных предприятий, пограничных застав, военно-морских баз. Первые авианалеты пилоты Люфтваффе провели уже в ночь на 22 июня 41-го.

Наступление горнострелкового корпуса «Норвегия» началось из района Петсамо в направлении села Титовка через неделю после начала войны – 28 июня. Основные силы корпуса вступили в бой с 95-м полком. Полк еще не успел организовать оборону и начал отступать к поселку Титовка. В беспорядочном отступлении он увлек за собой и подходивший к нему на помощь 325-й полк.

Если в районе Титовки немцы смогли сравнительно легко добиться успеха, то атаки на гарнизон 23-го укрепрайона на полуостровах Рыбачий и Средний захлебнулись. Это произошло во многом благодаря тому, что в конце мая на полуострове было закончено строительство довольно мощных оборонительных сооружений, которые господствовали над дорогой Петсамо-Титовка. Три дня немецкие войска безрезультатно пытались захватить полуостров Средний. В отражении этих атак значительную роль сыграл огонь береговой артиллерии – на полуострове имелись три 130-мм и четыре 100-мм береговых орудия.



Горные егеря 137-го полка вермахта у захваченного советского ДОТа в районе станции Титовка Мурманской области



Немецкая аэрофотосъемка Мурманска. Сентябрь 1942 г.


На реке Западная Лица наступление немецких горных егерей ураганным огнем встретила 52-я дивизия. В течение одного дня ее бойцы отбили отбиты несколько атак противника. Немцам пришлось на два дня прекратить атаки для того, чтобы подтянуть подкрепления. Эту паузу смогло максимально использовать и советское командование. Отступившие в этот район 95-й и 325-й полки были приведены в боевую готовность и заняли оборону на правом фланге мурманского направления.

На Западной Лице ожесточенные бои продолжались весь июль. Немецкие горные стрелки отчаянно пытались форсировать реку, но на главном направлении им это сделать не удалось. К исходу месяца они захватили лишь небольшой плацдарм на левом фланге 52-й дивизии, который находился на восточном берегу реки.

Вспомогательный удар Вермахт нанес на Кандалакшском направлении. Первую попытку перейти границу на этом участке фронта немцы предприняли уже 24 июня, но были отброшены частями Красной Армии. 1 июля они начали более массированное наступление, но им вновь не удалось добиться серьезных результатов. Противник смог продвинуться вглубь территории СССР лишь на 75-80 километров.

На кандалакшском направлении боевые действия продолжались весь июль. В начале августа немецкое командование, которое планировало выйти к Кировской железной дороге уже через десять дней после начала войны, решило перебросить дивизию СС «Норд» в район Кестеньги. Немцы опасалось, что и советское командование может снять часть сил из района Алакурти и перебросить их на кестеньгское направление. Поэтому одновременно с передислокацией дивизии «Норд» в тыл Красной Армии был отправлен усиленный финский батальон, которому поставили задачу оседлать дорогу в районе станции Ням, вывести из строя связь и не дать возможности советскому командованию перебрасывать войска через Кандалакшу к станции Лоухи. Финнам удалась справиться с этой задачей. Они смогли захватить и прочно удерживать единственную дорогу, по которой шло снабжение советских частей продовольствием и боеприпасами. Две недели войска снабжались исключительно из полевых складов, а со штабом 14-й армии в Мурманске, поддерживалась только радиосвязь. Красноармейцам потребовались две недели, чтобы освободить дорогу и обезопасить свои коммуникации.



Горные егеря 141-го полка 6-й дивизии вермахта (6. Gebirgs-Division) у пулемета MG-34 на Кольском полуострове. Фотография сделана в 1941-1942 годах



Немецкие солдаты идут мимо советской автоколонны, уничтоженной немецкой авиацией на Кольском полуострове. 30 июня 1941 год


Для тог чтобы ослабить давление на действовавший в советском тылу финский батальон немцы предприняли сильную атаку с фронта в районе Лысой горы. После ожесточенных боев советские войска оставили свои позиции и закрепились на линии государственной границы. Однако дальнейшие попытки Вермахта продвинуться вперед не имели успеха. Целых три года – сентября 1941 года по сентябрь 1944 года линия фронта здесь оставалась неизменной.

В район Кестеньги только за несколько дней до начала войны были переброшены 242-й стрелковый полк и артиллерийский дивизион 104-й дивизии, входивший в состав 14-й армии. В начале июля на этом направлении начал наступление пехотный полк 169-й пехотной дивизии Вермахта. 8 июля в районе деревни Тунгозеро советские части не выдержали сильного немцев натиска и отступили. Через два дня противник вышел к реке Софьянга и до конца июля на этом участке фронта наступило затишье, продолжавшееся до конца июля.

Боевые действия продолжились 3 августа сильным артиллерийским ударом по обороне советских частей. В этот же день немцам удалось форсировать реку и окружить один из батальонов. Бои у Софьянги шли три дня. Немецкие войска смогли форсировать реку в нескольких местах и углубиться в оборону Красной Армии. Советские подразделения были вынуждены отступить.



Пара немецких тяжелых истребителей «Мессершмитт BF.110» из состава 13-й эскадрильи 5-й истребительной эскадры (13.(Z)/ JG5) летит вдоль Мурманской железной дороги. Лето 1943 года



Немецкие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс Ju.87» летят в сопровождении истребителей «Мессершмитт Bf.109F» из истребительной эскадры JG5 «Eismeer» («Полярное море») в небе Заполярья. Июнь 1942 года


За восемь дней непрерывных боев советский 242-й полк понес серьезные потери, а немецкое командование подтянуло резервы – дивизию СС «Норд» в полном составе и отдельный танковый батальон. Командование Красной Армии в свою очередь перебросило сюда с кандалакшского направления роту танков.

12 августа два финских батальона и батальон дивизии вышли на 34-й километр шоссе Кестеньга-Лоухи, где их встретили тыловые части советской 5-й бригады, Лоухский истребительный батальон и маневренная группа 72-го погранотряда. Основные силы бригады оказались отрезаны от баз снабжения и им пришлось вести ожесточенные бои в окружении. Резервами, которые могли бы помочь оборонявшимся, ни 7-я, ни 14-я армия не располагали.



Немецкие горные егеря 6-й дивизии (6. Gebirgs-Division) стоят возле оленьей упряжки на Кольском полуострове зимой 1941-1942 годов



Немецкие солдаты готовятся к расстрелу советских военнопленных на Кольском полуострове


По совету К.Е. Ворошилова член Военного совета Карельского фронта Г.Н. Куприянов обратился лично к Верховному главнокомандующему с просьбой отправить в район Кестеньги дислоцированную в Архангельске 88-ю стрелковую дивизию. Сталин дал на это согласие, и менее чем за двое суток эшелоны с дивизией добрались из Архангельска до станции Лоухи, находившейся в 75 километрах от Кестеньги. Уже к вечеру 15 августа первые части дивизии отбросили противника на 6-8 километрах.

Начиная со второй половины августа до конца октября на кестеньгском направлении продолжались бои местного значения. Из-за значительных потерь немцы и финны не могли предпринять большого наступления. 25 октября противник начал атаки на отдельных участках обороны 88-й дивизии, нащупывал ее слабые места. Наступление началось 2 ноября после мощной артиллерийской подготовки, которая продолжалась два часа. Впервые на Карельском фронте немецкое командование использовало авиацию для нанесения массированного удара по переднему краю. По два вылета выполнили 40 бомбардировщиков Люфтваффе. Атаки немецких и финских войск продолжались до 11 ноября, однако взять станцию Лоухи противнику не удалось. 12 ноября линия фронта стабилизировалась в 40 километрах западнее станции Лоухи.


ПОЛЯРНЫЕ КОНВОИ



Эсминец «Эскимо» отражает атаку Ю-88 на конвой PQ-18


Самым коротким по времени и расстоянию, самым важным для фронта, но при этом и самым опасным путем доставки военно-стратегических грузов и продовольствия из США и Великобритании в СССР был путь морем из северных портов Исландии и Шотландии до Архангельска и Мурманска. Охранять индивидуально каждый транспорт не представлялось возможным, поэтому они сводились в крупные группы, так называемые конвои, под защитой боевых кораблей. Несмотря на все риски, первый Полярный конвой, носивший кодовое имя «Дервиш», пришел в Архангельск уже 31 августа 1941 года. Конвой был относительно небольшим и состоял всего из шести торговых судов. В его эскорт входило три минных тральщика, три эсминца и три противолодочных траулера. Однако именно с этого конвоя началось великое сражение в северных морях, продолжавшееся почти до самого конца войны. Путь конвоев в северные порты СССР проходил вокруг оккупированной немцами Норвегии. В начале 1942 года германское командование осознав роль Полярных конвоев в поддержании боеспособности Советского Союза приняло решительные меры. Повинуясь приказу фюрера на северный морской театр военных действий перебазировались главные силы германского ВМФ. Кроме того, к середине весны 1942 года на норвежских аэродромах находилось более 350 бомбардировщиков и торпедоносцев Люфтваффе. Первые семь Полярных конвоев в 1941 году прошли до советских берегов без потерь. Лишь конвой PQ-7A, прибывший в Кольский залив 11 января 1942 года, был впервые атакован немецкой подводной лодкой и потерял один транспорт. Количество судов в конвоях постепенно увеличивалось. Поначалу их было всего по 8-12. В составе конвоя PQ-16 насчитывалось уже 35 судов, 30 союзных и 5 советских. Они пробились в Архангельск и Мурманск с большим трудом и понесли чувствительные потери под атаками немецких подводных лодок и авиации. 5 судов конвоя было потоплено, еще 4 повреждены. Из 34 судов следующего конвоя – PQ-17, который оставили британские корабли боевого охранения, было потоплено 23, то есть две трети. На дно пошли 80 % отправленных в СССР автомашин, 70 % танков и самолетов. Во избежание повторения разгрома движение конвоев приостановили почти на три месяца. Новый конвой PQ-18 отправился в путь только в сентябре. Он потерял 10 судов из 39 отправленных. Инциденты с оставлением конвоя силами прикрытия больше не повторялись. Всего во время войны арктическими конвоями было доставлено почти 4 тысяч тонн грузов или 22 % от общего объема поставок по ленд-лизу. Грузы, доставлявшиеся Полярными конвоями, оказали серьезную помощь Красной Армии и Советскому Союзу на первом этапе Великой Отечественной войны, а впоследствии ускорили разгром Третьего Рейха.

Не добившись успеха на кандалакшском и лоухском направлениях, немецкое командование перенесло главный удар армии «Норвегия» на мурманское направление. Но и в этом районе наступление усиленного горнострелкового корпуса провалилось. Северная группа противника, наступавшая на Полярный, за девять дней боев смогла продвинуться всего лишь на четыре километра. Южной группе при поддержке самолетов Люфтваффе к 15 сентября удалось перерезать дорогу Титовка-Мурманск и создать угрозу выхода к Мурманску. Однако 17 сентября советская 14-я армия частью своих сил при поддержке авиации и артиллерии Северного флота смогла нанести контрудар и разгромить 3-ю горнострелковую дивизию, отбросив ее остатки за реку Западная Лица.



Немецкая техника на мосту города Петсамо (современное название – Печенга) в первый день наступления на Мурманск. 29 июня 1941 года



Горные егеря немецкой 6-й дивизии (6. Gebirgs-Division) получают гранаты Stielhandgranate-24 на Кольском полуострове. Фотография сделана в 1941 – 1942 годах


После этого командование Вермахта прекратило наступление на Мурманск – блицкриг в Арктике сорван. Боевые действия перешли к позиционной войне малыми силами. Заполярье являлось единственным участком Советско-германского фронта, где немцы были остановлены уже в нескольких десятках километров от линии государственной границы, а в отдельных местах даже не смогли перейти ее. Когда в конце 1941 – начале 1942 года на всем фронте разворачивались ожесточенные сражения между Красной Армией и Вермахтом, северный его фланг оставался самым стабильным. Линия фронта по реке Западная Лица проходила до октября 1944 года.



Немецкое лыжное подразделение в Заполярье



Участник Первой мировой войны генерал-полковник Эдуард Дитль (1890-1944) – командовавший всеми германскими и финскими частями в Заполярье. Летом 1944 года он погибнет в авиакатастрофе и будет посмертно награждён Мечами к Рыцарскому кресту с Дубовыми листьями



Советские артиллеристы в Заполярье ведут огонь из 152-мм пушки образца 1910/30 гг.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации