» » » онлайн чтение - страница 10

Текст книги "Золотая Королева"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:13


Автор книги: Дэйв Волвертон


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 21 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Выругав себя за недомыслие, Вериасс стал прикидывать, как бы связаться с этими поборниками свободы. Но сначала следовало найти Галлена.

Как и предполагал Вериасс, сектор аберленов был хорошо укреплен. В самых уязвимых местах дрононы установили тяжелые бронированные двери.

Произведя разведку, Вериасс отправился в пидк, где запросил все документы, которыми пользовался Галлен. Учитель представил ему требуемое, и Вериасс был поражен. Галлен пытался выяснить, где помещается Мэгги, но компьютер отказался дать ему эту секретную информацию, равно как и план аберленского сектора. Тогда Галлен запросил информацию по всем участкам, примыкающим к сектору, и таким образом получил негативный образ секретной зоны. Узнав, где проходят через нижние этажи бельевые подъемники, Галлен определил, где находятся жилые помещения аберленов. Вериасс, изучив тот же план, увидел, что большинство комнат имеет выход наружу. Но Галлен на этом не остановился – он запросил данные по расходу электроэнергии на каждую комнату. Одна спальня три дня пустовала, а потом в ней вдруг появился жилец, который каждый вечер перед сном включал ненадолго свет.

Галлен сделал последний шаг в своем расследовании. Комната выходила на юг, и Галлен дал команду городскому компьютеру проверить температурный режим помещения и определить, открывает ли жилец окна на ночь. Выяснилось, что окна две последние ночи были открыты, и компьютер сам закрывал их, когда температура в комнате падала ниже определенного уровня.

Вериасс улыбнулся, удивляясь тому, как здорово деревенский парень использовал современную информационную систему. Однако в образовании Галлена наблюдались и заметные пробелы. Он не знал, например, что оставляет за собой информационный хвост, по которому его легко выследить. Вериасс запросил данные о покупках в кредит, совершенных Галленом, и узнал, что тот приобрел одежду, веревки, дыхательные маски – все, что нужно для побега. Однако у парня не было ни гроша. Вериасс использовал свой пост главы обработчиков информации для того, чтобы перевести деньги со своего личного счета на счет Галлена, а потом стер имя Галлена из всех файлов, где оно было зарегистрировано.

Потом немного подумал. Перед тем как Галлен полезет в окно, ему надо будет нейтрализовать детекторы обнаружения. Простой генератор помех должен заблокировать сигнал тревоги, который передадут эти детекторы.

Однако надо торопиться, чтобы изготовить глушитель до того, как Галлен пойдет спасать Мэгги.


Мэгги старалась уснуть, но после ухода Авика желание не давало ей покоя. Ближе к рассвету вожатый перестал стимулировать сексуальные центры Мэгги, и ей наконец приснился сон: ей снилась Тлиткани, Золотая Королева дрононов, и сердце Мэгги замирало от любви к ней. Королева шла через площадь, вымощенную белым камнем, и ее панцирь горел золотом на солнце. Она была совершенна во всех отношениях – без единого изъяна, без единой царапинки на панцире, и все вокруг ликовали. Воины-дрононы с мощной боевой парой передних рук падали к ее ногам, простирая вперед эти скрещенные руки в знак преклонения. Темные техники с тонкими членистыми руками и мелкие белые работницы тоже поклонялись ей. Но среди этой орды насекомых часто попадались и люди, великое множество разнообразно одетых людей, – и все они прыгали и плясали, взирая с обожанием на Золотую Королеву. Дети бросали ей под ноги гирлянды цветов, и охрипшие от восторга голоса людей и дрононов сливались в едином хоре, славящем Золотую Королеву.

Во сне Мэгги чувствовала такое преклонение перед золотой красавицей, что слезы струились у нее из глаз. При одном взгляде на королеву Мэгги охватывало глубокое религиозное чувство, ни разу не испытанное ею в жизни.

Мэгги так и проснулась с мокрыми глазами, а вожатый прошептал ей:

– Я показал тебе будущее, приход которого ты поможешь ускорить. Когда дронон взирает на свою Золотую Королеву, он испытывает то самое чувство невыразимого трепета и преклонения, которое я разделил с тобой. Мы введем гены, вызывающие это состояние, в эмбрионы вашего потомства, и ваши дети будут смотреть на дрононов не как на чужаков, но как на братьев. Сегодня ты начнешь работать в святая святых нашего сектора и станешь участницей великого дела, приближающего век Обожания.

Сказав это, вожатый велел Мэгги встать, принять душ и спуститься к завтраку. Она едва держалась на ногах от усталости, но после завтрака вожатый повел ее в часть сектора, где она еще не бывала. В первые дни Мэгги работала только в лабораториях воспроизводства, тогда как гораздо больше сотрудников было занято в исследовательском отделе, святилище аберленской зоны.

Здесь Мэгги назначили в группу Арика, возглавляемую непосредственно лордом Картенором. Лорд занимался расшифровкой дрононской ДНК с целью открыть гены, вызывающие Обожание. Работать здесь было великой честью, и вожатый настроил Мэгги так, что она приступила к делу с подобающим трепетом.

Исследователи работали в темном и душном помещении, при тускло-красном свете – здесь воспроизводились условия планеты Дронон. Дрононы-воины в черных панцирях несли караул в коридорах, а дрононы-техники работали бок о бок с людьми, облаченными в стерильные белые халаты.

Мэгги поставили работать на генный сканер, окрашивающий и исследующий дрононскую ДНК. За последние шесть лет множество здоровых дрононов сдало для исследований образцы своих тканей, которые были каталогизированы. Теперь аберлены работали с тканями неполноценных особей.

В тот день Мэгги декодировала ДНК дрононов с легочными дефектами. В дрононском обществе не допускались генетические отклонения, ведущие к болезням. Особи с врожденными умственными или физическими дефектами умерщвлялись сразу же после обнаружения этих дефектов. Так что Мэгги работала с тканями дрононских младенцев. Те, кто отправлял образцы с Дронона, не стали возиться с их очисткой и подготовкой, а просто побросали в ящики куски мертвых тел. Усики умерщвленных детенышей поставлялись в замороженном виде с обозначением дефекта на ящике.

Работа Мэгги состояла в том, чтобы распаковать эти усики, взять от каждого образец, снабдив его обозначением, и поместить каждый образец в генный декодер – таким образом в компьютерах накапливалась информация о мутированной ДНК. Затем ДНК мутантов различного вида сравнят, выявив идентичные генетические структуры, определят таким образом участки отклонений и выяснят, какие гены какими функциями управляют.

За этой жуткой работой Мэгги провела все утро. Несколько дней подряд она боролась с вожатым, когда он пытался манипулировать ее эмоциями. Каждый раз, когда она испытывала страх или гнев, вожатый спешил успокоить ее, вызывая в ней чувство блаженства. Тогда Мэгги стала лелеять в себе гнев, чтобы перебороть вожатого, но теперь она вымоталась так, что больше не могла сопротивляться. Если бы не вожатый, она свалилась бы – только он ее и поддерживал.

Вожатый водил ее по комнате, ободрял и снабжал информацией. Мэгги сознавала, насколько важна ее работа, и хотела бы сделать еще больше – а вдруг она откроет те самые гены, что вызывают обожание.

Но более сложными задачами занимались другие аберлены, искуснее Мэгги. Они работали с тканями криминально-дефективных субъектов – декодировали гены тех немногих дрононов, которые не питали обожания к Золотой Королеве.

Таких особей в дрононской истории было немного, и к этому времени их совершенно искоренили. Поскольку дрононы использовали тела своих умерших для удобрения полей, получить образцы подобных дегенератов было нелегко. Но с помощью розыска, объявленного во всех дрононских мирах, возможно, удастся выявить несколько новых экземпляров. Мэгги надеялась, что, когда такие будут обнаружены, их ткани пришлют сюда, на Фэйл, и ей, возможно, выпадет честь декодировать их.

Те образцы, с которыми работала Мэгги, были взяты у дрононов с врожденным дефектом, из-за которого хитин вокруг дыхательных отверстий образовывал узлы, мешающие поступлению воздуха. Дыхательные органы дронона состояли из девяти отверстий, расположенных в ряд в тыльной бедренной части задних ног. Эти отверстия вели в легочные мешочки между внутренней стенкой панциря и мускулами бедра. Сердца как такового у дронона не было. Ритмическими движениями задних ног он, сокращая мускулы, накачивал кислород в легкие, откуда обогащенная кислородом кровь расходилась по всему телу. Поэтому кровь у дронона циркулировала лучше, когда он ходил или бегал. Стоя на месте, он вынужден был ритмически приседать, чтобы не нарушать кровообращения.

К вечеру Мэгги сумела выделить дефектный ген и тем сделать свой вклад в великое дело управления эволюцией дрононов.

Техники-дрононы поздравили ее с успехом и вознаградили, позволив ей поработать допоздна. Вожатый вселил в нее чувство восторга, и Мэгги замирала от волнения, сознавая величие и благородство своей миссии. Только ночью она наконец добрела до своей каморки.

Она открыла окно, вдохнула свежий ночной воздух, послушала, как плещется река у живых стен города. Сотни тысяч звезд усеивали небо, как белый песок, и Мэгги смотрела на огромный диск галактики, поражаясь его красоте.

Потом немного подняла температуру постели, быстро приняла душ, надела тонкую ночную рубашку и легла. За дверью слышался успокоительный звук шагов часового-дронона, обходящего коридоры уснувшего сектора.


Среди ночи Мэгги проснулась от приступа желания, накатывающего на нее волнами. Она поняла, что сейчас придет Авик, и вряд ли ей удастся по-прежнему противиться командам вожатого.

Она перевернулась на живот, ощутив дуновение воздуха. Видимо, Авик уже вошел в комнату: свет не зажегся, но кровать прогнулась под тяжестью его тела. Он не тратил времени зря. Мэгги слышала его тяжелое дыхание, а потом он навалился ей на спину.

Мэгги тихонько застонала. Он схватился за обруч вожатого, и что-то острое вонзилось в шею Мэгги. Девушку обожгла боль, на шею брызнула горячая кровь – и Мэгги освободилась от вожатого.

Она подумала, что Авик решил убить ее, и с визгом перекатилась на бок, чтобы отвести нож.

И увидела над собой Галлена с ножом в руке – его освещал только звездный свет из окна. Галлен бросил вожатого в мешок и грохнул мешком о стену – при этом раздался противный звук, похожий на хруст костей.

У Мэгги шумело в голове от усталости, от внезапно навалившейся тоски. Она не могла осознать того, что произошло с ней.

– Уходи, – прошептала она. – Сейчас придет Авик.

– Кто такой Авик? – спросил Галлен, тоже шепотом.

– Насильник, – сказала Мэгги, и дверь за спиной у Галлена тихо открылась. В комнату проник свет из коридора. Мэгги мигнуть не успела, как Галлен спрыгнул с кровати и точно перелетел через комнату, похожий на тень в своей черной одежде, с серебристым ножом в руке.

Авик коротко вскрикнул, и нож Галлена опустился. Галлен с грохотом кинул тело убитого на пол.

Дронон-часовой в коридоре крикнул что-то и бросился на помощь Мэгги. Галлен захлопнул и запер дверь.

– Скорее! Лезь в окно! Прыгай в воду!

Мэгги сползла с постели, скованная ужасом, – причиной ужаса был не только дронон за дверью, но все, что с ней произошло.

До нее вдруг дошло, чем она здесь занималась, и перед ней предстали образы самок с раздутыми животами, которых она помогала создавать, а в ноздри ударил запах расчлененных дрононских тел, наваленных в ящики, как дрова.

Мэгги казалось, что ее руки и все тело замараны; она упала на колени с душераздирающим криком, борясь с приступом рвоты.

Раздался скрежет металла – дронон налег на дверь, взломал ее своим хитиновым когтем и сорвал с петель. Он просунул внутрь свой черный огнемет, и Мэгги увидела грозные зазубренные края его боевых клешней. Галлен и дронон казались тенями в слабом свете из коридора. Когда Галлен бросился ко взломанной двери, дронон тревожно зашумел крыльями.

Галлен выхватил у него огнемет и выстрелил через дверь. Расстояние было опасно близким – Мэгги надеялась, что тонкая металлическая дверь хоть немного защитит Галлена.

Черная хитиновая плоть дронона зашипела, нагретая выше точки кипения, и дым взвился к потолку. Часовой превратился в столб белого пламени. Жар хлынул в комнату, и дверь загорелась. Галлен, заслоняясь руками, отскочил назад, к Мэгги.

Где-то в здании завыла сирена. Галлен накинул Мэгги на голову край своего плаща. Она отбивалась, уверенная, что настал их последний миг, но Галлен тащил ее к окну.

– Я не могу… – с рыданием прокричала Мэгги; Галлен вытолкнул ее наружу. Стена здания была покатой, и Мэгги скользнула по ней в темноте, охваченная восхитительно прохладным воздухом, а потом ушла в черную воду. Река была гораздо холоднее, чем представлялось Мэгги. Девушка отчаянно барахталась, но все-таки оказалась под водой. Всплыв опять, она задрала голову, взывая о помощи. Галлен висел на подоконнике, как паук, и Мэгги испугалась, не зацепился ли он, но он свалился в воду футов на десять дальше. Мэгги забила ногами и снова погрузилась, но миг спустя Галлен ухватил ее за шею.

Он приподнял Мэгги, держа ее голову над водой. Девушка крикнула, стараясь ухватиться за него:

– Помоги! Я не умею плавать!

– Не умеешь? А ведь твои отец и братья потонули. Уж тебе-то следовало бы научиться плавать.

Мэгги судорожно вздохнула – отчасти от холода, отчасти из страха, что опять уйдет под воду. Галлен сунул ей в рот что-то похожее на мундштук флейты, но с двумя баллонами по бокам.

– Вдыхай и выдыхай через эту штуку, – проговорил Галлен. – Это кислородный аппарат. С ним ты можешь не бояться утонуть, даже если окунешься с головой. Через минуту мы начнем грести к берегу, и надо будет нырнуть. Не противься мне. – Мэгги попробовала дышать, как он велел. Делать вдох было трудновато, словно сквозь плотную ткань.

Галлен приспособил собственный дыхательный аппарат, нырнул и потащил Мэгги за собой к берегу. Он не торопился выбираться на сушу, и они всплыли на поверхность уже далеко внизу от Тукансея, за излучиной реки. В воде отражались городские огни, и мимо скользила освещенная барка. Галлен подплыл к устью небольшой речки, и они прошли вверх по течению до моста, который темнел наверху, заслоняя бледный свет звезд.

Под мостом Галлен вышел из воды, ведя за собой Мэгги. Нашарил в высокой траве мешок и вытащил из него одеяло. Мэгги била дрожь – и не только от ночного холода. То, что произошло с ней за последние дни, сокрушило ее, словно гигантский кулак.

– Прости, – рыдала она, чувствуя себя больной душой и телом. – Пожалуйста, прости меня. – Она старалась объяснить, за что просит прощения, но не знала, с чего начать. Она так окоченела, что не ощущала пальцев на руках. Галлен завернул ее в одеяло, хотя сам замерз не меньше. Она обхватила его руками, чтобы разделить одеяло на двоих.

– Ты… ты задумал все это заранее? – спросила она, стуча зубами. Его золотистые волосы слабо мерцали во мраке, и Мэгги почти не видела его лица. Тяжелый солоноватый запах реки висел в воздухе.

– Да, – сказал Галлен. – Тут в мешке у меня еда, сухая одежда. Тропинка вдоль речки ведет в холмы, а там мы повернем на север к городу, где ждет нас в лагере Орик. От дороги лучше держаться подальше.

Тоска по-прежнему давила Мэгги, и ее недавняя работа то и дело вспоминалась ей. В памяти всплывали то горящие безумием глаза Авика, то усы мертвых дрононов с наклеенными ярлыками, то несчастные уроды, которых она создала.

Признаков погони не было, но Мэгги питала уверенность, что скоро дрононы нападут на их след.

Холод, темнота и ужас пережитого одолели Мэгги, и она рухнула на колени в дикую вику, густо разросшуюся под мостом.

Галлен опустился рядом с ней и прижал ее к себе, чтобы согреть.

– Эверинн? – с трудом выговорила Мэгги, и ее мысли вдруг сделались неестественно ясными, яркими и четкими, как химическое пламя огнемета.

– Мы встретили ее нынче утром, – сказал Галлен. – Она ехала на север к другим воротам. Дрононы гнались за ней. Она собирается с ними сразиться. Она и нас звала с собой, но мы…

Мэгги заглянула ему в лицо. Было совсем темно, и она не могла рассмотреть его глаз. Но одно было ясно: Галлен мог бы уйти с Эверинн, однако остался, чтобы спасти ее, Мэгги.

Мэгги приникла всем своим дрожащим телом к Галлену, к твердым мускулам под мокрой рубашкой. Его дыхание согревало ей шею. Он хорошо подготовился к побегу: взял два комплекта сухой одежды, два дыхательных аппарата. Но одеяло взял только одно. Он хотел разделить этот миг с ней.

Эмоции, возбужденные вожатым, все еще бродили в Мэгги. Прошлой ночью она, чтобы не поддаться Авику, мечтала о Галлене и сейчас обнаружила, что желание еще не совсем угасло в ней.

Она вдруг остро ощутила, что ее тонкая рубашка совсем не разделяет их тела, ощутила свои напрягшиеся соски, упершиеся в волосы на груди Галлена. Галлен вздрогнул. Мэгги обвила руками его шею и крепко поцеловала в губы. Галлен слегка отпрянул, и у него перехватило дыхание, словно от неожиданности.

– В чем дело? – Галлена затрясло еще сильнее, и Мэгги верно разгадала эту дрожь – дрожь желания.

– Разве ты не хочешь?

– Ты еще слишком мала, – хрипло проговорил Галлен.

Она так разозлилась, что чуть не ударила его.

– Мы все взрослеем по-разному, и некоторые события делают тебя старше своих лет. Когда твои родные умирают, ты взрослеешь. И работа – работа день и ночь ради пропитания, она тоже взрослит. Когда ты носишь вожатого – о черт, Галлен, ты представить себе не можешь, что это сделало со мной. Это словно тиски, которые тебя ломают. Он учит и насилует в то же время, ибо то, чему он тебя учит, губит самые заветные твои надежды – и если он не убаюкивает тебя, наполняя тебя райским блаженством, ты готов отрезать себе голову, лишь бы только избавиться от него!

Мэгги расплакалась, не переставая дрожать. Она снова почувствовала в руках черные усы дрононов, холодные и жесткие, как стебли кукурузы, оскверняющие кожу.

– Галлен, ты даже понятия не имеешь, в какое место мы попали…

– Имею. Я пользовался обучающей машиной в городе. Она мне все рассказала.

– И о дрононах тоже, об их планах?

– Нет, – сознался Галлен. – Учитель показал мне только, как дрононы завоевали этот мир.

– Иными словами, он учил тебя только тому, что нужно дрононам?

Мэгги дрожала и сердилась. Галлен обнимал ее, и ей отчаянно хотелось быть любимой, быть утешенной им – в этот миг ей казалась, что только любовь способна уравновесить боль и отчаяние, обуревавшие ее. А может быть, для этого недостаточно даже и любви.

Тут что-то коснулось ее спины, и Мэгги увидела, что Галлен держит в руке что-то длинное и твердое – огнемет, убедилась она, ощупав этот предмет. Как Галлен умудрялся плыть и с ней, и с оружием?

В этот миг Мэгги поняла, что еще ей нужно, чтобы уравновесить боль. Мщение.

– Ты сказал, что Эверинн намерена свергнуть дрононов, – прошептала она – Ты не знаешь, как?

– Нет, – признался Галлен, – зато я знаю, где ворота.

Мэгги слегка кивнула и шепнула:

– Пойдем.

Но тут на мост сверху лег широкий круг света, и мост заколебался так, что вниз посыпался мусор. Галлен в ужасе зажал Мэгги рот.

У нее в голове не осталось мыслей, кроме одной: они нашли нас!

– Эй ты, – загремело сверху, – руки вверх!

10

Все вокруг ярко осветилось – каждая травинка стала видна, как на ладони. Мост, сотрясаемый гравиволнами, гудел и вибрировал – грязь и краска сыпались с него. Мэгги вцепилась в Галлена. Наверху кто-то кричал:

– Я безоружен! Я безоружен!

Там кто-то есть, понял Галлен.

– Я только вышел прогуляться, – кричал человек. – В этом нет ничего дурного. – Галлен узнал его по голосу: Вериасс.

Воздушная машина спустилась чуть ниже.

– Горожанин, не видел ли ты кого-нибудь на этой дороге?

– Видел, – сказал Вериасс. – Мимо пронесся магникар не позже пяти минут назад.

– Заметил ты, кто в нем сидит?

– Их было двое, одна из них женщина. Я не разглядел, какого пола водитель.

Флайер без дальнейших расспросов помчался на юг. Галлен выглянул и увидел второй белый, похожий на тарелку флайер – тот шел зигзагом над противоположным берегом реки, но теперь устремился вслед за первым.

– Галлен? Мэгги? – прошептал Вериасс.

– Мы тут. – Галлен полез наверх. – Зачем ты вернулся? Я думал, вы покинули Фэйл?

– Шш… говори тише. Ворота охраняются, и нам с Эверинн пришлось повернуть назад. Не поднимайся сюда. Приборы ночного видения на флайере способны засечь человека на расстоянии сорока миль. Очень возможно, что за мной наблюдают. Оставайся на месте и говори тихо. Аппаратура на флайерах улавливает громкие звуки, но тихие звуки маскирует флюктуация молекул воздуха, взбудораженных гравиволнами того же флайера. Встретимся на рассвете в твоем лагере. Теперь идите вдоль по речке, держась под деревьями, а потом сделайте круг по лесу. В качестве главы информационной службы Фэйла я позаботился о поддельных удостоверениях для вас. Если вас схватят, прикиньтесь, что ничего не знаете. Вас допросят и отпустят.

– Вот откуда у меня на счету вдруг появились средства. Я знал, что у меня есть тайный союзник.

– Удачи, – шепнул Вериасс и поспешно ушел.

Галлен повел Мэгги вдоль речки в холмы. Они крались во мраке, больше заботясь о том, чтобы не выходить из-под деревьев, чем о скорости. Они пришли в лагерь до рассвета и устроились спать в глубоком гроте.

На рассвете Вериасс разбудил их свистом. Он стоял на пригорке с тремя перевязанными бечевкой свертками в руках, глядя на север. Галлен не сразу сообразил, что Вериасс зовет Эверинн и Орика. Встав и потянувшись, Галлен различил вдалеке медведя и женщину, идущих через лес. И подивился способности Вериасса ходить бесшумно по такому густому подлеску, находя остальных, где бы они ни спрятались.

Галлен потряс Мэгги за плечо, чтобы разбудить ее, и поднялся к Вериассу:

– Еще раз спасибо тебе, что помог нам ночью, Вериасс. Откуда ты узнал, что мы сидим под мостом?

– Я следил за вами издали. Видел, как ты забрался в комнату Мэгги и как вы вместе бежали. Ты молодец, что закрыл за собой окно, когда вылез наружу. Уверен, это запутало охрану, и они принялись искать тебя в своем секторе. Возможно, они все еще ведут там розыск. Короче, я видел, как вы прыгнули в реку, прикинул скорость течения и догадался, в каком примерно месте вас следует ждать. Я бы сказал, что ты неплохо спланировал свою операцию, хотя недостаток знаний чуть не привел тебя к гибели.

– Каким образом? – обеспокоился Галлен.

– Ты не знал, какими возможностями обладают современные розыскные машины. Это моя вина – надо было тебя предостеречь. И об оконных детекторах ты не подумал. Я опасался этого и потому пробрался к окну Мэгги и поставил там глушители еще до твоего прихода.

– Так ты там был?

– Совсем недолго.

– Почему же ты сам не спас Мэгги?

– Чтобы я подвергал себя неоправданному риску? Раз ты брал основную опасность на себя, было только разумно предоставить тебе действовать. Кроме того, в случае твоего провала я пригодился бы, чтобы спасти вас обоих.

Галлен раздраженно отвернулся. Вериасс рассуждал здраво, но всего час назад он, Галлен, чувствовал себя героем. Теперь же выяснилось, что он вел себя, как глупый ребенок. Вериасс, как видно, угадал его мысли.

– Ты – одаренный и отважный юноша. Мне хотелось бы думать, что я был таким же в твоем возрасте, но я таким не был. В свое время я обучил многих бойцов. Хочешь стать одним из них?

Галлен кивнул.

Вериасс развернул свою поклажу. Он принес для Галлена черный плащ, черные сапоги и перчатки и маску цвета лаванды. К этому прилагались двое ножен – для меча и для огнемета. Галлен с трепетом оглядел все это – всего пять ночей назад перед ним в этом наряде предстал человек, которого Галлен счел сидхом.

– Так одеваются фэйлские лорды, но чьи это цвета? – спросил он.

– Я сам носил их в молодости. Это цвета лорда-протектора. Лорд Обофоррон откупил их у меня несколько лет назад, но его недавно казнили дрононы, и теперь я снова выкупил свой прежний титул. Я уже говорил, что сделал тебе новое удостоверение. Этот костюм соответствует ему. Надевай.

Галлен оделся. Сапоги растянулись по его ноге, как только он надел их, а одежда, достаточно плотная, чтобы устоять против кинжала, оказалась в то же время очень легкой и удобной. Перчатки были укреплены металлом на костяшках, ладонях и по ребру руки. Галлен представил себе, сколь сокрушительный удар может нанести рука в такой перчатке. Потом он пристегнул оружие.

Последней деталью костюма был персональный интеллект – тонкая сетка со множеством серебряных треугольников. Галлен помедлил перед тем, как его надеть, – ему еще не приходилось носить манту. Галлен уже достаточно ознакомился с видами персонального интеллекта, чтобы отнестись с недоверием к этой новой разновидности, но Вериасс поторопил его:

– Надевай. Она обучит тебя тонкостям искусства защиты и нашепчет тебе много такого, что нелишне знать.

Галлен надел серебряную манту, и в голове послышался знакомый гул – искусственный разум устанавливал связь с носителем. Но образы не хлынули потоком в мозг, как это было в пидке. Галлен просто почувствовал, как мускулы у него отвердели, словно перед боем, не напрягаясь при этом. Напротив, они почти полностью расслабились, зато все чувства обострились. Галлену показалось, что… он прислушался и уловил милях в двадцати к югу шум приближающегося флайера. Пилот докладывал по радио, что ничего не обнаружил в своем секторе поиска.

– Это что же такое делается? – воскликнул Галлен.

– В этой манте имеется множество датчиков. Она видит, слышит, обоняет. Улавливает движение и пеленгует военную технику лучше, чем доступно человеку. Если хочешь разглядеть что-то на расстоянии, закрой глаза и подумай о том, что хочешь увидеть. Если объект находится в поле твоего зрения, его увеличенный образ возникнет у тебя в уме. Со временем ты научишься пользоваться мантой без сознательных усилий.

– А как она производит обучение?

– Когда ты в безопасности и тебе ничто не грозит, в спокойные минуты она займется тобой всерьез. Но сейчас ты в опасности, и манта просто предупреждает тебя обо всем, что содержит в себе угрозу. Вот тебе правило на первые годы твоего обучения: когда возникнет опасность, просто дай себе волю, доверься своим инстинктам. Знание придет к тебе в свое время.

Галлен взял в руки маску, тонкую и желеобразную. Когда он приложил ее к лицу, она сразу прилипла к коже и приняла форму черт Галлена, как сапоги приняли форму его ноги.

Для Мэгги Вериасс принес платье цвета охры и бледно-зеленую маску. И манту внушительного размера, с десятками серебряных кружочков, ниспадающих до талии.

– Тебя я решил сделать главой техников, – сказал он. – Ты увидишь – этот интеллект знает гораздо больше, чем твой маленький вожатый, но это преданный слуга, а не жестокий властелин. Его можно снять в любое время.

– Но как же так, – сказала Мэгги, натягивая желтое платье на тонкую сорочку. – Ведь эти манты, вероятно, очень дороги.

– Да, очень – но и я очень состоятельный человек, причем уже давно. И мне ничего не стоит сделать вам этот подарок.

– Ты был мужем Семарриты до того, как дрононы одержали победу? – спросил Галлен.

– Мужем? Странное это слово и очень старое, и я не был ей мужем в твоем понимании, хотя и заботился о ней, как муж. Я снабжал ее всем необходимым и защищал, как свою жену, и это было делом всей моей жизни. Тогда, Галлен, я называл себя так же, как и ты – телохранителем, защитником. Но дрононы, по-моему, лучше определяют эту роль. Я был лордом-хранителем Семарриты, Пролагающим Путь. У дрононов телохранители сражаются за право стать личным почетным стражем Золотой Королевы. Победитель получает титул лорда-хранителя. Затем лорды-хранители различных ульев сходятся в ритуальном поединке, и королева победителя занимает имперский трон, становясь Повелительницей Роя. Поэтому ее лорд-хранитель зовется также «Пролагающим Путь» – ведь он прокладывает королеве дорогу к трону. Моей работой было сражаться за Семарриту, защищать ее от других могущественных правителей. Но я никогда не был и не мог быть ее мужем в том смысле, в котором ты это понимаешь. Только ее защитником. А теперь я стал Пролагающим Путь для ее дочери, Эверинн.

– Значит, тебе Эверинн не дочь? – спросила Мэгги.

– Не в биологическом смысле. Она тарринка и принадлежит к расе прирожденных правителей. Я происхожу из менее высокого рода. Порой она зовет меня отцом из нежных чувств, и я зову ее дочерью, потому что вырастил ее, как родную. Эверинн – точная копия Семарриты, ее клон.


Подошедшему Орику Вериасс сказал:

– Мы поместимся в магникаре все пятеро, но боюсь, что ты, Орик, уж слишком заметен. Ну, делать нечего – придется тебя прятать. Я купил тебе плащ, надень его и не снимай до самой Гвианны.

Орик обнял Галлена и Мэгги с переполненным радостью сердцем:

– Мои молитвы услышаны. Вы спасены.

– Поблагодари за это и Вериасса, – сказал Галлен. – Это с его помощью все сошло так гладко.

Орик пришел в недоумение. Ему казалось, что они попали в беду как раз из-за того, что вздумали помочь Эверинн и Вериассу. Это в порядке вещей, если Вериасс помог им в свой черед.

Орик понимал, что их приключения не кончены, а только начинаются. Но стоило взглянуть на бледное, измученное лицо Мэгги, чтобы увидеть – их маленький отряд уже понес потери. А Галлен в своей мерцающей лавандовой маске был вылитый сидх. Мэгги и Галлену никогда не стать прежними после этого путешествия. И Орик чувствовал себя отверженным, одиноким. Из всех них только он нашел в себе силы воспротивиться влиянию этого мира, предпочтя вынести все последствия такого решения.

Из последнего свертка Вериасс достал плащ в бурых лесных тонах и начал обвязывать его медведю вокруг шеи. Но завязки были недостаточно длинные, и медведю пришлось стоять свечкой несколько минут, ворча на то, что его так долго заставляют находиться в неудобном положении. Вериасс не торопился.

Орик пристально посмотрел в синие глаза возящегося с плащом Вериасса – мало кто из людей выдерживал этот взгляд. И решил, что этот человек – фанатик и способен вынести то, что простым смертным недоступно.

Вериасс наконец приспособил плащ, усадил всех в магникар и повез на юг по извилистой дороге, ведущей к перевалу. За час им пришлось дважды остановиться у караульных постов, где дежурили зеленые великаны. Однако, проверив фальшивые удостоверения Мэгги и Эверинн, солдаты пропустили машину.

Когда магникар перевалил через последнюю гору, Орик почуял запах моря еще до того, как увидел водный простор вдали. Внизу показался белый город Гвианна – его причудливые дома-купола стояли на песчаном берегу, похожие на скорлупки яиц какой-то гигантской птицы. Над ним лениво парили в воздушных потоках, словно огромные стрекозы, люди на прозрачных крыльях.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации