» » » онлайн чтение - страница 19

Текст книги "Золотая Королева"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:13


Автор книги: Дэйв Волвертон


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 19 (всего у книги 21 страниц)

Шрифт:
- 100% +

20

Мэгги бросилась к Вериассу. Его обожженное лицо покраснело. Мэгги, беспомощно посмотрев по сторонам, промокнула ожог подолом платья и крикнула Эверинн:

– Помоги мне, пожалуйста!

Эверинн стояла, глядя, как дрононы стучат боевыми руками в знак подчинения. Она подошла на зов Мэгги в сопровождении Галлена и Орика и сказала:

– Придется тебе им заняться. Они теперь считают меня Золотой, и нельзя, чтобы они видели меня за работой. – Эверинн с мольбой смотрела в глаза Мэгги, зная, что не может подвергать опасности то, что завоевала.

Галлен достал из котомки флягу и обмыл Вериассу лицо. Тот, отдуваясь, привстал на одно колено.

– Тяжело ли ты ранен? – спросила Эверинн. Ее потрясло неистовство этой схватки. Вериасс благодаря своей усовершенствованной нервной системе двигался с феноменальной быстротой. За какие-нибудь две минуты он на глазах у Эверинн разделался с дрононским лордом-хранителем, молотя руками и ногами так, что их не было видно. Однако он заплатил за это дорогой ценой. Лицо его было ужасно обожжено, и Эверинн слышала хруст, когда он упал.

Вериасс убрал микрофон ото рта.

– Ребра, – простонал он. – Несколько штук, кажется, сломано.

– Чем тебе помочь? – спросил Галлен.

Эверинн охватила паника. Тарринка не могла думать ни о чем, кроме одного: если Вериасс проиграет следующий бой, она умрет.

– Дайте мне отдохнуть. Мне надо какое-то время полежать тихо. Мои нанодоки должны залечить все за пару часов.

Манта Эверинн сказала ей, что Вериасс ошибается. Для лечения переломов нанодокам потребуется несколько дней. Надо унести Вериасса отсюда – куда-нибудь, где они смогут поговорить наедине. Эверинн обратилась к королеве улья:

– Мы выиграли Право Пути и требуем теперь, чтобы ты изменила курс своего улья. Доставь нас поскорее к королеве Тлиткани.

Королева улья защелкала, и транслятор Эверинн перевел:

– Ее нет в этом мире. Она перенесла свой улей в другое место, чтобы легче было пользоваться человеческим искусственным разумом.

– Ты хочешь сказать, что она поселилась на омниразуме?

– Да.

– Где теперь омниразум?

– Он вращается вокруг нашего солнца.

– Тогда доставь нас на ближайший космический корабль.

Королева, переговорив с одним из своих главных инженеров, сообщила:

– Наши техники тотчас подготовят для вас корабль. С ним в качестве почетного караула отправится наша эскадрилья. – Королева посмотрела на Эверинн. – Мы получили приказ от нашей правительницы. Она велит нам забрать у тебя «террор».

Эверинн неохотно достала смертоносный шарик. Он служил ей страховкой, и ей ужасно не хотелось его отдавать. Однако «террор» уже выполнил свое назначение.

Эверинн протянула его королеве, однако три главных инженера тут же ринулись вперед и унесли бомбу, якобы для того, чтобы уничтожить. Королева улья повернулась и пошла прочь, с трудом волоча свой яичник. Когда люди опять остались одни, Мэгги тронула Эверинн за руку:

– Нам еще нельзя отправляться в дорогу. Надо дать Вериассу время поправиться.

– Но и медлить нельзя, – сказал Вериасс. Опершись на руку Галлена, он с усилием поднялся на ноги. – Мы выиграли Право Пути, но, согласно дрононским правилам, должны всемерно поспешить с уходом.

Эверинн сомневалась, что Вериасс сможет провести еще один бой в таком состоянии.

Галлен выпрямился, уперев руки в бока:

– Вериасс, ты не в силах больше драться. Даже и пытаться нечего. Нельзя так рисковать жизнью Эверинн. Позволь мне сразиться за тебя.

Вериасс посмотрел на него, стиснув зубы.

– Я носил манту лорда-хранителя шесть тысяч лет. А ты ее носишь меньше трех дней. Ты хороший парень, Галлен, но ты пока еще не лорд-хранитель. Даже теперь, когда я ранен, ты не смог бы меня одолеть. Как же ты хочешь драться вместо меня?

– Я видел, как ты бился. И знаю, что смогу победить! Вериасс, ты сейчас не боец.

– Ты не можешь занять мое место, Галлен. Я – лорд-хранитель Эверинн. По дрононским правилам она может взять себе другого хранителя только в случае моей смерти.

– Мы могли бы обменяться одеждой, пока мы одни. Дрононы ничего не узнают. – Галлен с мольбой посмотрел на Эверинн. – Реши наш спор. Ведь речь идет о твоей жизни.

– И о твоей тоже. – Эверинн смотрела на обоих мужчин, Галлен, возможно, прав. Дрононы не отличат одного от другого. Вериасс тяжело ранен, а Галлен полон сил. Но Вериасс уже проявил себя в битве с дрононом.

– Ты согласишься с моим выбором? – спросила Эверинн Вериасса.

Он гневно посмотрел на нее. Последующие слова дались ему труднее, чем усилия, с которыми он дышал.

– Галлен прав. Решить это должна ты. – По этим словам Эверинн поняла, насколько серьезно Вериасс ранен. Он никогда не отказался бы от своего титула, если бы чувствовал, что еще в силах сразиться.

Эверинн отвернулась, устремив взгляд на арену. Орик сбегал и принес очки Вериасса. Неподалеку дрононы, окружив тело Диннида, разрывали его на куски и скармливали королевским личинкам. Эверинн не могла не думать о том, что через каких-то несколько часов другие дрононы, возможно, проделают то же самое с ней.

На ком же остановить свой выбор? Вериасс тяжело ранен, но нанодоки вскоре принесут ему облегчение. Через час ему уже станет лучше. Притом Вериасс на тридцать килограммов тяжелее Галлена. Проломив панцирь около дыхательных отверстий Диннида, старый воин проявил прямо-таки нечеловеческую силу – Эверинн никогда бы не поверила, что такое возможно. Эверинн сомневалась, что Галлен на это способен.

Но все же, несмотря на все прошлые заслуги Вериасса, сейчас она почему-то больше полагалась на Галлена. Он здоров и полон сил. И хотя его нервная система не подвергалась усовершенствованию, реакция у него быстрая. При их первой встрече Вериасс поразился его силе. Почти уже выбрав Галлена, Эверинн думала, насколько разумен будет этот шаг.

Мэгги обняла ее за плечи и шепнула:

– Нельзя позволять Вериассу драться еще раз! Это было бы убийством.

Эверинн посмотрела Мэгги в глаза. Это уже не были глаза невинного ребенка, с которым Эверинн встретилась на Тиргласе несколько дней назад. Теперь в них была мудрость, та мудрость, что дается только страданием.

– Но ты же любишь Галлена, – сказала Эверинн.

– Конечно, люблю, – ответила Мэгги, и в памяти Эверинн прозвучали ее недавние обвиняющие слова: «Ты взяла его себе только потому, что могла».

Эверинн кивнула. Один раз она уже украла у Мэгги. Больше она этого не сделает. Даже если мне суждено умереть, решила Эверинн, я не стану больше ее обкрадывать. Эверинн повернулась лицом к мужчинам:

– Вериасс будет сражаться за меня.

Галлен изумленно ахнул, больно задетый, Вериасс же глубоко вздохнул со слезами благодарности на глазах.

– Я не подведу тебя, моя леди. Позволь мне чуть-чуть отдохнуть, и я обещаю, что не подведу тебя.


Перелет к омниразуму показался им короче, чем был на самом деле. Дрононам-техникам понадобился всего час на то, чтобы вывести корабль из недр города, и еще час на то, чтобы приспособить его для человеческого пользования. Для этого дрононы просто заменили сиденья и поставили койку для Вериасса.

Во время путешествия старый воин лежал, погрузив себя в транс и замедлив дыхание. Корабль оказался легким и быстроходным. Он быстро шел через пространство на своих антигравитационных двигателях, и ускорение, которое он развивал, было заметно только при взгляде в окно, где Дронон уменьшался до размеров блестящей точки, теряясь среди звезд. Их сопровождали сорок дрононских боевых кораблей.

Через два часа они стали снижаться над омниразумом, и Эверинн в первый раз увидела эту гигантскую мыслящую машину. Омниразум излучал мягкий серебристый свет. Его поверхность устилали триллионы компьютерных кристаллов, отражающие солнечный свет, как море жидкого стекла. Там и сям над планетой, как кинжалы, торчали башни тахионной связи. Но ни монолитных процессоров, помещенных внутри планеты, ни источников энергии не было видно.

Омниразум был прекрасен.

Клин дрононских кораблей направлялся к большому городу около тридцати километров в поперечнике, окруженному огнями. Эверинн смотрела на него в иллюминатор. Город был построен под большими куполами, там зеленела трава и синели пруды. Под стеклом виднелись холмы, леса и чистые ручьи.

Дрононские корабли медленно, в течение почти получаса снижались над городом, и Эверинн рассматривала поместья, принадлежавшие ранее тарринам, советникам ее матери. Здесь могли бы жить сотни тысяч людей.

Эскадра описала круг над самым большим центральным куполом. Внутри был небольшой дворец, окруженный лесом. Ничего экзотического или дорогостоящего – просто удобный дом, где мать Эверинн иногда отправляла свои обязанности.

Совершив двойной круг над этим зданием, дрононы направились к серой посадочной платформе на краю купола, и посадка произошла так мягко, что Эверинн даже не заметила. Погладив Вериасса по щеке, она прошептала:

– Пойдем, отец. Мы на месте.

Однако Вериасс спал глубоким сном. Они не отдыхали толком уже почти двадцать часов, и силы Эверинн тоже были на исходе. В голове стоял туман, и тело было точно чужое, но Эверинн не могла спать, когда конец путешествия был так близок. Она легонько встряхнула Вериасса, тот заморгал и проснулся:

– Да-да. Иду.

Она помогла ему встать, он потянулся и вышел, прямой и бодрый, из корабля. Галлен, Мэгги и Орик шли следом до длинному стеклянному коридору, ведущему в купол.

Дрононы встречали их у входа. Под прозрачным сводом выстроилась живая стена воинов, и Эверинн странно было видеть их черные панцири при свете ясного дня.

У нее захватило дыхание при виде их количества. Здесь собралось по меньшей мере сорок тысяч воинов. Их кислотный запах наполнял купол, заглушая аромат попираемой ими зеленой травы. Вдали среди леса виднелся дворец из пурпурно-серого камня, весь обвитый плющом.

На гребне живой стены воинов стоял их предводитель, лорд-хранитель, с белыми татуировками, похожими на червей, под каждым глазом. Вериасс часто говорил о нем. Ксим.

Ксим выкрикивал оскорбления на дрононском языке. Вериасс сложил руки в ритуальный знак, прокричал ответные оскорбления и вызвал дронона на бой за право занять трон Повелителей Роя вместе с Эверинн.

Эверинн, все время пребывавшая в ужасе, теперь обрела какое-то подобие покоя, и дыхание ее было ровным. Ксим, сославшись на Право Осмотра, слетел вниз и подполз к ней. В отличие от Диннида, он проявил большую дотошность. Пользуясь усами, он задрал на Эверинн платье, чтобы осмотреть ее кожу. Он тщательно обнюхал ее и задержал ус на затылке, водя им по маленькому шраму.

– Что это за вещество? – спросил он, ощупывая грим.

– Это душистое мыло, которым наша королева пользуется для очистки кожи, – спокойно ответил Вериасс. – Разве тебе не нравится этот запах? Мы находим его очень приятным.

Ксим потер замазанное место.

– Что это за метка? – Эверинн услышала, как позади ахнула Мэгги.

– Это знак тарринов, – нашелся Вериасс. – Кожа здесь такого же цвета, как наши соски. Это присуще некоторым из наших королев. – Эверинн не удивило, что Вериасс прибегнул ко лжи. Шрам сойдет через несколько дней, но сейчас его присутствие объяснить затруднительно.

Ксим колебался, и Эверинн подумала: сейчас он убьет нас за попытку его обмануть.

Но дронон встал на задние ноги, скрестил боевые руки над головой и прокричал:

– Я Ксим, Повелитель Роя. Наши личинки пожрут ваши трупы. Мы будем править вашей страной. Ваш улей подчинится нашему!

Он взмахнул крыльями и взлетел под самый купол. Все воины, как один, со стуком свели вместе боевые руки и зашуршали панцирями, расчищая проход для Эверинн и остальных.

Люди вступили в темный коридор. Воины теснились, чтобы поглядеть на них, и мириады глаз следили за процессией. Сенсоры вились, как черные змеи, и боевые руки угрожающе нависали над головами пришельцев.

Однако путь был недолог. Всего в сотне ярдов лежало покрытое травой поле, которое окружали бесчисленные дрононы. В дальнем конце гордо возвышалась Золотая Королева, воздев усы над толпой. На голове у нее была серебряная манта Семарриты с длинными, струящимися рядами медальонов. Эверинн взглянула на этот символ, ради которого преодолела столько световых лет. Выиграть машу – значит умереть. Проиграть манту – значит умереть.

Под ногами у Тлиткани теснились королевские личинки. Ксим совершил над королевой круг и опустился перед ней, скрестив боевые руки.

– Вериасс, лорд-хранитель Золотой Эверинн, – прокричал он, – я видел твой бой с Диннидом. Мне предстоит убить достойного противника!

Вериасс тоже скрестил руки над головой, и оба противника вышли на поле. Дрононы затянули свою мрачную песнь. Барабанная дробь повисла в воздухе, и у Эверинн зашевелились волосы на затылке.

В десяти метрах от врага Ксим взмыл в воздух. Потолок здесь был гораздо выше, чем на Дрононе, и Ксим, пользуясь этим преимуществом, набрал больше скорости, чем Диннид. Летя на закат солнца, он внезапно повернул и ринулся вниз, изготовив боевые руки.

Вериасс стоял гордо в черных одеждах своего сана, с ниспадающими на плечи черными кольцами манты. Он поднял кулаки, как для удара, но Ксим несся прямо на него, вращая руками, как мельница.

Вериассу пришлось уйти вбок и откатиться.

Ксим пикировал так четыре раза, каждый раз более точно заходя на Вериасса, и каждый раз Вериассу приходилось отступать. На четвертый раз человек встал с трудом, держась за ребра и ловя ртом воздух. Эверинн внезапно поняла замысел Ксима. Дронон знает об увечье Вериасса. И хочет усугубить слабость противника.

Ксим кружил над полем, готовясь к новому заходу. На седьмой раз он хлестнул усом Вериасса по лбу и сбил с него очки. Вериасс снова ушел и встал, шатаясь. Черная манта Джаггета свалилась у него с головы.

По лицу его текла кровь, заливая глаза. Вериасс попытался стереть ее, но Ксим снова ринулся в атаку из-под купола. Снизившись над Вериассом, он изрыгнул содержимое своего желудка. Кислота попала в рану, и Вериасс скорчился на земле, пытаясь обтереть лицо краем одежды.

Ксим все быстрее и быстрее, без видимых усилий, описывал круги, накачивая ногами воздух в легкие.

Вериасс поднялся и заковылял по кругу, яростно моргая опухшими, ничего не видящими глазами. Продолжая вытирать лицо, он крикнул:

– Эверинн!

– Я здесь! – крикнула она, достала флакон с надеждой, подаренный им Бабушкой на Сианнесе, и плеснула немного на землю.

Вериасс, хотя и повернулся на звук ее голоса, похоже, не видел ее, но стал дышать ровнее и выпрямился. Он закрыл свои ослепшие глаза, вслушиваясь в шум крыльев Ксима.

Ксим с воем ринулся с высоты, и Вериасс прыгнул высоко в воздух, наугад ударив ногой.

Но дронон предвидел это. Он летел вниз, выставив вперед коготь своей задней ноги. Коготь разрезал плоть человека, как нож, и темная кровь оросила траву.

Дрононы вокруг арены подняли рев и принялись стучать боевыми руками. Шум стоял оглушительный. Некоторые выскакивали на арену, словно собираясь разорвать Вериасса на куски прямо сейчас.

Вериасс встал с разорванной в кровь ногой и еле слышно позвал сквозь окружающий гам:

– Эверинн? Эверинн?

– Я здесь, – отозвалась она. Ксим снова бросился в бой, пользуясь тем, что рев дрононов глушит шум его крыльев.

– Берегись! – крикнула Эверинн.

Но было уже поздно. Дронон спикировал, нанеся удар обеими руками. Одна зазубренная клешня обрушилась на Вериасса, разрубив его почти надвое, другая под углом прошла по его животу.

Ксим воздел над головой изувеченный труп, прошел так несколько шагов и швырнул тело на землю. Победитель повернулся к Эверинн, и дрононы вокруг большой арены затихли.

21

Эверинн попятилась, едва держась на ногах. Ксим взлетел и опустился в десяти ярдах от нее. Он шел к ней, выставив вперед боевые руки.

Эверинн вспомнилось, что ее перчатки подбиты металлом. Она вскинула кулаки и закричала.

Галлен выскочил вперед, скрестив руки в запястьях. Он упал на колени и крикнул:

– Лорд Ксим, молю тебя оказать милосердие – моей королеве, как Вериасс оказал милосердие вашей. Не убивай ее, только оставь на ней знак.

Эверинн не знала, понял ли дронон – у Галлена не было транслятора. И повторила слова Галлена как можно громче.

Ксим, перескочив через Галлена, приблизился к ней, и его ротовые пальцы простучали:

– Я не стану щадить тарринку. Ты потеряла свое право на жизнь. – Перед Эверинн маячили гроздья фасеточных глаз, в каждом из которых отражалась она с поднятыми кулаками.

Ксим вскинул руки для смертельного удара – он, конечно же, думает, что Эверинн подчинится своей участи покорно, как подчинилась бы королева дрононов.

Эверинн с криком прыгнула вперед и треснула кулаком по правым глазам дронона. Ксим изогнулся, обхватил ее своими усами и швырнул о землю. В ушах у Эверинн загудело, и мир перекосился. Где-то вдали слышался голос Орика, зовущего ее по имени.


Галлен вскочил с коленей. Он не понял, что ответил Ксим на его просьбу, и потому до сих пор не вставал.

Ксим поднял боевую руку и обрушил ее на поверженную Эверинн. Раздался жуткий хруст; Орик горестно взревел, кинулся на Ксима и вцепился дронону в заднюю ногу, раздирая ее зубами.

Дронон подскочил, спасаясь от нежданного нападения, и кусок его панциря остался в зубах у Орика. Галлен увидел Эверинн, ее золотое платье, орошенное багряной кровью, и конвульсивно дергающуюся руку.

Орик снова взревел и кинулся в атаку, но Ксим, отступив, нанес руками режущий удар, раскромсав медведю правое плечо.

Орик взвыл и отскочил в сторону, а Ксим загудел крыльями и взлетел. Он неспешно плавал в воздухе, пока Орик бешено крутился на месте, пятная траву кровью и шерстью. Намерение дронона было понятно. Орик уже получил смертельную рану, и незачем было вступать в бой с медведем, который и так слабел с каждым мгновением.

– Сделай же что-нибудь! – крикнула Мэгги Галлену. – Спаси его!

Но Галлен знал, что по закону дрононов ничего не вправе предпринять. Если он попытается защитить Эверинн, его просто убьют, а ведь он обещал Вериассу клонировать Эверинн и когда-нибудь в будущем снова вызвать на бой Повелителей Роя.

– Нельзя, – крикнул он Мэгги и увидел в ее глазах ужас. Ему вспомнились предсказания Первичного Джаггета. Теперь, когда у дрононов есть ключи от ворот, они пройдут по Лабиринту Миров, подчинив себе все владения человека. Будущего не будет. Надо действовать сейчас.

Эверинн дрогнула и стала шарить рукой, пытаясь достать что-то из кармана. Галлен не мог понять, почему она еще жива. Флакончик с надеждой – вот что искала Эверинн. Он выпал из ее пальцев.

Если бы я был величайшим на свете воином, что бы я сделал? – подумал Галлен. Он закрыл глаза и попытался собраться с мыслями, но ничто не приходило ему на ум.

И тут Мэгги крикнула, скрестив на головой поднятые руки:

– Галлен, я – Золотая Королева!

Он впился в нее взглядом, лихорадочно размышляя. Вправе ли Мэгги бросить вызов дрононам? И что с ней будет даже в случае победы? Мэгги уже испытала на себе страшную власть вожатого. Знание, которое он насильственно вливал ей в мозг, чуть не лишило ее рассудка, а ведь это знание – ничто по сравнению с мощью омниразума. Надев манту Семарриты, Мэгги перестанет существовать. Манта не раздавит Мэгги, как сделал бы вожатый, но отнимет у нее личность.

Все надежды, все мысли и мечты Мэгги – словно слова, начертанные на песчаном берегу перед скорым приливом.

– Ты уверена? – спросил Галлен. В любом случае он обречет ее на гибель. Но Мэгги единственная из них работала под властью Повелителей Роя. И знала, чего будет стоить многим мирам их поражение.

– Прошу тебя! – ответила Мэгги.

Галлен оглянулся. Ксим снижался над ареной, намереваясь прикончить Орика. Галлен скрестил над головой руки:

– Этот мир наш! Все миры принадлежат нам! К вам прибыла Великая Королева. Преклонитесь перед нею или готовьтесь к бою!

Вокруг настала тишина, и десять тысяч воинов уставились на Галлена. Ксим, пролетев над Ориком, опустился перед человеком и защелкал что-то. Галлен, подойдя к телу Вериасса, выдернул у него из уха затычку транслятора и вставил в свое.

– Ты утверждаешь, что эта женщина – тоже королева? – спрашивал Ксим.

– Да. Она Золотая Королева мира, именуемого Тирглас. Все, кто знает ее, питают к ней обожание. Я Галлен О'Дэй, лорд-хранитель этого мира и ее защитник.

Золотые волосы Мэгги струились по плечам. Галлен помнил, с каким вожделением смотрели на нее мужчины там, в клерской гостинице.

В словах Галлена не было лжи.

И все же он боялся, что у них ничего не выйдет. Дрононы живут по строго заведенному порядку, по своему кодексу чести. Хорошо, если то, что он, Галлен, говорит, не расходится в этим порядком.

Ксима, очевидно, взволновал вызов Галлена. Покачивая головой и волоча за собой поврежденную ногу, дронон прошелся по кругу.

– Значит, у вас две Золотых Королевы и два лорда-хранителя? – в замешательстве спросил он.

– Да. Мы, люди, существа непрочные и находим, что одной пары недостаточно.

Ксим приостановился и вопросительно вскинул голову, задрав усы и наведя задние глаза на свою Золотую Королеву.

– Предоставляю это твоему суду, – произнес он.

Золотая Королева внимательно оглядела Мэгги и Галлена.

– Она не тарринка, – изрекла Тлиткани, – и потому не может быть королевой среди людей.

– А разве вы принимаете вызовы только от самых выдающихся ульев своего королевства? – спросил Галлен. – Разве только те ваши королевы, что происходят из самых знатных родов, имеют привилегию сражаться за Право Наследования? Мы с Мэгги пришли из маленького мира, где ведут примитивный образ жизни. Мы не можем похвастаться своей родословной. О тарринах мы услыхали всего лишь неделю назад, но в своем мире Мэгги – королева из королев.

Золотая Королева, перестав шевелить усами, обдумала слова Галлена.

– В омниразуме не содержится никакой информации о вашем мире и вашей культуре, – сказала она наконец. – Я не нашла подтверждения твоим словам. Однако, выходя на бой с Ксимом, ты обретешь только смерть. Можешь сражаться.

Ксим подполз к Мэгги, шевеля усами. Он задрал на ней одежду, ощупал ей голову. Галлен не знал, есть ли на Мэгги шрамы. Он никогда не видел ее раздетой. И затаил дыхание. Но Ксим не обнаружил ничего, кроме нескольких родинок на спине. Во время осмотра Мэгги злобно смотрела на дронона, словно желая" вцепиться в его многочисленные глаза.

Закончив, Ксим сердито потряс крыльями:

– Наши личинки пожрут ваши трупы! Мы будем править вашей страной! Ваш улей подчинится нашему!

Галлен не помнил, что отвечал на это Вериасс, так что пришлось изобрести нечто новое.

– Врешь! – крикнул он, грозя кулаками. – Это я вышибу тебе мозги, а в черепе разведу цветочки!

Ксим молчал, озадаченный, как видно, столь нестандартным оскорблением. Воины вокруг арены загудели боевую песнь.

Ксим взлетел в вышину и описал круг над ареной. Галлен следил за ним, прикидывая, как бы ловчее с ним управиться. Вериасс выбрал тактику уверток и ударов ногами. Манта Галлена посылала в мозг картинки, показывая слабые места дронона.

Интересно, как поступит Ксим, если Галлен прибегнет к тактике высокого боя.

Ксим спикировал на Галлена, вытянув вперед боевые руки. Он метил низко, словно опасаясь, что Галлен уйдет в сторону. Однако Галлен подскочил и изо всех сил пнул дронона в голову, надеясь, что зазубренные руки его при этом не заденут.

Ксим несся вниз с огромной скоростью, и атака Галлена застала его врасплох. Его столкновение со стальным носком сапога возымело эффект, которого никак не ожидал Галлен.

Один ус сломался, и Ксим зарылся головой в землю. Галлен, перевернувшись в воздухе, упал на спину. Манта свалилась у него с головы и зацепилась за когти на задней ноге Ксима.

При столкновении одна из рук Ксима прошлась по ноге Галлена, разодрав ее. Рана обильно кровоточила, но перевязывать ее не было времени. Галлен поднялся навстречу Ксиму, однако тот зашумел крыльями и взлетел, унося с собой манту Галлена.

Всего лишь несколько секунд назад Галлен чувствовал себя уверенно и мыслил трезво. Убить дронона в схватке без оружия представлялось ему не только возможным, но и легким делом. Манта время от времени показывала ему слабые места в панцире – и вдруг вместо знания осталась зияющая пустота.

Галлен лихорадочно вспоминал, куда следует бить, воскрешая в уме фильмы о предыдущих боях Ксима.

Нога онемела, и Галлен переступил, стараясь не хромать.

Ему вспомнилось, что Ксим слывет непревзойденным тактиком. В своем первом бою с Вериассом дронон располосовал человека крылом с помощью отростка, который был бы бесполезен в битве с другим дрононом.

Теперь же Ксим вел бой, стараясь взять врага измором. Он сорвал манты и с Вериасса, и с Галлена, чтобы легче расправиться с ними.

С Галлена градом лился пот. Чего проще расправиться со слабым человеком. Будь я величайшим воином на свете, что бы я сделал?

Он собрался с мыслями, вернул себе былой покой. Он тяжело дышал, и во рту у него пересохло. Воины-дрононы громко гудели, а вверху шумели крылья Ксима. Люблю подраться, подумал Галлен. Все его чувства ожили, и энергия хлынула в него потоком.

Следя за Ксимом, жужжащим над ареной, Галлен сообразил: тот ведет бой, стараясь вымотать противника потому, что между дрононами другого боя просто и быть не может. С одного захода они выбивают противнику глаз, с другого отрывают крыло.

Ксим кружил под куполом, набирая скорость. Галлен знал, что враг медлит намеренно. Он знает о ране Галлена и ждет, когда человек ослабеет от потери крови.

Галлен не мог себе позволить вести подобный бой. Он уже проигрывал его.

Он закрыл глаза, сосредоточился, отрешившись от всех звуков. Хорошо было бы отрешиться и от боли в ноге. Внезапно Галлен уловил аромат цветов и воспрял духом. Мэгги открыла флакон с надеждой.

Галлен открыл глаза и посмотрел вверх. Ксим несся на него из-под купола, и солнце светило Галлену в глаза.

Внезапно Галлен понял, почему Вериасс потерпел поражение. Вериасс проводил бесчисленные опыты, вычисляя, сколько требуется силы, чтобы проломить панцирь дронона. Но проводил он эти опыты в статическом состоянии. Ему не пришло в голову вычислить, с какой силой дронон налетит на человеческий кулак, мчась со скоростью сто двадцать километров в час.

Галлен не мог вести бой на износ. Прочно стоя на месте, он в последний миг отклонился влево.

Ксим свернул ему наперехват, выбросив боевую руку, но Галлен опять откачнулся вправо, избежав удара и одновременно сам ударив дронона по голове – Галлен вложил в этот удар всю свою силу. Раздался громкий треск, и боль прошила руку Галлена до самого плеча. Инерция Ксима отбросила человека назад, и оба противника вместе покатились по земле. Рука Галлена вышла из плечевого сустава.

Галлен перевернулся на живот и встал, ничего не видя от боли. Оглушенный, он искал глазами Ксима. И увидел его в дюжине метров от себя – дронон уползал прочь.

Галлен бросился вдогонку. Ксим повернулся ему навстречу, и Галлен прыгнул, не дав дронону поднять боевые руки. Ударив Ксима ногой в лицо, он отлетел назад.

И взглянул вверх. Ксим стоял, пошатываясь, на задних ногах, вскинув руки. Все лицо дронона было залеплено грязью и травой, смешавшимися с вытекшими глазами. Из проломленного черепа текла сероватая жидкость.

Галлен, задыхаясь, попятился подальше от Ксима. Дронон бессильно уронил руки и опустился на все четыре ноги.

Галлен встал. Кости его вывихнутого плеча с противным скрежетом терлись одна о другую. Из ноги хлестала кровь.

Ксим снова встал на задние ноги, готовясь отразить атаку. Галлен заковылял к нему и остановился так, чтобы не попасть под удар. Он долго стоял, глядя дронону в глаза. Ксим шарил единственным оставшимся усом в воздухе. Из его головы сочилось серовато-белое вещество; все глаза с одной стороны вытекли; задняя нога была разодрана. Галлену раз сто приходилось иметь дело с поверженными врагами, и он, хоть и не знал, что происходит в голове у этого чудища, решил дать ему последний шанс.

– Проси пощады, – сказал Галлен, – и я сохраню тебе жизнь.

– Дерись! – прощелкал дронон.

– Как хочешь. – Галлен прыгнул, притворяясь, что хочет ударить. Дронон взмахнул руками, но Галлен отскочил назад. Ксим реагировал медленно, очень медленно.

Боевые руки снова взлетели вверх. Они тряслись. Задыхающийся Галлен отступил.

Ксим постоял еще миг на задних ногах, покачивая руками в воздухе, потом устал и опустился вниз. Жидкость текла из его черепа все обильнее, и Галлен знал, что его враг умирает.

Дрононы вокруг гудели, и транслятор перевел Галлену:

– Убей его! Прикончи его!

– Мерзавцы вы этакие, – крикнул им Галлен и направился к Золотой Королеве. Из-под ног ее во все стороны прыснули белые королевские личинки.

Королева скрестила руки в знак сдачи и склонилась головой к земле. Позади Галлен услышал грохот и оглянулся. Ксим повалился на траву.

Галлен приблизился к просящей о пощаде королеве.

– По правилам поединка ты можешь, не убивая меня, нанести мне увечье, – сказала она. – Если ты согласишься на это, я не стану тебе противиться.

Галлен остановился перед ней, и она подняла голову, чтобы на него посмотреть.

– Почему я должен тебя щадить? – спросил он. – Чтобы ты продолжала плодить дрононов? Чтобы твои дети бросили мне вызов?

– Я уже произвела на свет многих лордов-хранителей, – прощелкала она. – Мои дети до тебя доберутся. От своей судьбы ты не уйдешь.

Галлен, глядя на нее отсутствующим взглядом, сорвал манту Семарриты с ее головы.

Кулак Галлена ударил королеву в лицо.

Должно быть, запястья у Галлена были покрепче, чем у Вериасса – вместо того, чтобы оставить в панцире вмятину, он проломил королеве голову.

Дрононы сдвинули боевые руки с криком:

– Слава Золотой Королеве! Слава Повелителям Роя!

Галлен поднял руки, требуя тишины, и оглядел толпу. Все затихли.

– Скажи им, Мэгги. Ты теперь Золотая Королева.

Мэгги сверкнула глазами и крикнула:

– А ну-ка, убирайтесь из наших миров!

Галлен отвернулся от кровавой арены, вытер пот со лба тыльной стороной левой руки. Позади скрипели и шуршали панцири дрононов, покидающих купол.


Мэгги присела над Ориком. Тяжело раненный медведь часто дышал. Кровь промочила его мех от паха до подбородка. Но манта шепнула Мэгги, что нанодоки из ее котомки еще могут спасти Орика; Мэгги впихнула пилюли медведю в глотку и стала ждать.

Эверинн тоже лежала в луже крови, но нанодоки уже работали в ней, заживляя раны и унимая кровотечение. Больше Мэгги ничем ей помочь не могла.

Галлен бросил манту Семарриты к ногам Мэгги, сел и погладил морду Орика. Мэгги подобрала манту. Вокруг стоял шорох разлетающихся дрононов, и скоро Мэгги с Галленом остались одни на траве. Солнце закатывалось за горизонт, и тени становились длиннее. Отсюда не было видно блестящей, как жидкое стекло, поверхности омниразума – виднелись только соседние купола. Звезды вверху сияли так ярко, как еще не доводилось видеть Мэгги.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации