» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Золотая Королева"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:13


Автор книги: Дэйв Волвертон


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 21 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Теперь нам пора, – сказал Вериасс. Эверинн сознавала, что он прав. Уже час, как они ушли с Тиргласа. Завоеватели передадут весть об их побеге по тахионной связи, через несколько часов эта весть достигнет Фэйла, и здешние завоеватели постараются перекрыть Эверинн все пути к отходу.

– Повремените еще немного, – умоляюще сказала багряная дама. – Я хотела бы на прощание попросить вас об одной милости.

– В чем же она заключается? – спросила Эверинн.

– Ваше лицо. Я хотела бы хоть раз увидеть ваше лицо.

Фэйлские вельможи никогда не снимали своих масок на людях – эта традиция насчитывала несколько тысяч лет. Багряная дама ни за что не осмелилась бы обратиться с такой просьбой к своим соседям по столу. Эверинн надо было спешить, но эти люди рисковали ради нее столь многим, что она не могла отказать.

Она сняла свою бледно-голубую маску, и собравшиеся несколько мгновений с благоговением взирали на ее лицо.

– Вы поистине королева тарринов, – сказала багряная дама. Эверинн ощутила глубокое уныние от этих слов. Что такое королева тарринов, как не комбинация генетических кодов, свойственная прирожденным лидерам? Сама она не сделала ничего, ничем не заслужила свой титул. Все это только гены: и несравненная красота, и царственный вид, и та степень очарования и ума, которая, возможно, никогда бы не возникла естественным путем. Эверинн сознавала, что все это обман. Она родилась такой – и только. Ее плоть – это лишь платье, которое она носит.

Багряная дама тоже сняла маску, открыв лицо пожилой, еще красивой женщины с проницательными серыми глазами.

– Мое имя Атеремис, я с радостью служила вам и никогда не изменю, – сказала она.

Вельможи один за другим начали снимать свои маски, называя свои имена и благодаря Эверинн.

И тогда Эверинн поняла, что все они намерены покончить с собой. Если бы они не замышляли самоубийства, они не открылись бы. Один из них не пришел, и они предпочитали умереть по своей воле, прежде чем их схватят и принудят открыть всю правду.

Багряная дама плакала, и слезы струились у нее по щекам. Эверинн охотно задержалась бы в надежде сохранить им жизнь. Если им так приятно видеть ее лицо, она готова сидеть с ними часами. Но Вериасс взял ее за локоть и шепнул:

– Идем, нам нужно спешить.

Они покинули темную комнату и пошли по длинному зеленому коридору мимо лавок и жилищ Тукансея. Эверинн рыдала в душе, но под маской этого не было видно.

Не прошли они и ста метров, как позади что-то ослепительно вспыхнуло, и взрывная волна колыхнула их одежду, как сильный ветер. Завыли сирены, и горожане устремились к месту взрыва, чтобы помочь пострадавшим. Живые стены города не загорелись, лишь по коридорам вместе с дымом распространился сильный запах печеных овощей.

Эверинн и Вериасс зашли в харчевню на краю города, где вкусные запахи немного развеяли их грусть. Эверинн не ела добрых двадцать часов, поэтому они поспешно взяли несколько булочек и вышли наружу, к потрепанному старому магникару, никому не бросающемуся в глаза.

Они забрались внутрь, и Вериасс, развернув тонкую карту, стал нажимать кнопку, пока в заголовке не вспыхнуло слово «Фэйл». Карта показала их местоположение на окраине Тукансея и представила в трехмерном виде местность на сотни километров вокруг. В этих пределах было трое ворот, но только Вериасс достаточно постранствовал по Лабиринту Миров, чтобы знать, на какую планету которые ведут.

– Вот эти, – указал он на самые дальние, – выводят на Сианнес. Там мы будем в безопасности.

Эверинн взялась за рычаг и включила тягу. Машина поднялась на несколько дюймов, создав магнитное поле, и Эверинн повела ее вперед – поначалу медленно, опасаясь задеть пешеходов, которые могли быть на дороге вблизи Тукансея.

Минут десять они скользили мимо сонных ферм, раскинувшихся вдоль тихой реки. Огромные паукообразные культиваторы возделывали поля. Магникар описал широкую дугу, и Эверинн уже собралась поднять ветровые экраны и прибавить скорость, как вдруг увидела впереди медведя, шмыгнувшего с дороги в лес.

– Орик! – сказала она, сбросив тягу.

– Быть не может. Просто какой-то медведь.

– Я уверена, что это он. – Магникар замедлил ход и замер на краю леса. Эверинн вглядывалась вглубь, где был легкий подъем и в беспорядке валялись белые камни. Орик скрылся – остались лишь следы на палых листьях там, где он поспешно удирал. Эверинн стала сомневаться, не сыграло ли с ней шутку ее выражение, но пока не трогала магникар с места. На пригорке из кустов осторожно высунулся медвежий нос.

– Ты прав, – смущенно сказала Эверинн. Она видела Орика всего час назад – правда, на планете, отстоящей отсюда на шестьсот световых лет. Очевидно, этот образ так врезался в ее подсознание, что теперь всякий медведь кажется ей Ориком.

Она нажала на стартер, магникар поднялся и медленно двинулся вперед. Оглянувшись, она увидела, что медведь стоит на задних лапах и нюхает воздух.

– Эверинн! – взревел он. – Это ты?

Она резко затормозила.

– Орик? – воскликнул Вериасс. Медведь упал на четвереньки и с поразительной скоростью кинулся к ним.

– Это вы! – кричал он. – Где же вы были? Я ищу вас повсюду уже несколько дней!

Эверинн и Вериасс переглянулись.

– Как несколько дней? – сказала она. – Мы ушли с Тиргласа несколько часов назад. Как ты сюда попал?

– Галлен украл ключ у дронона, боясь, как бы завоеватели тебя не поймали. Попав сюда, мы не нашли никаких ваших следов. Мэгги похитили, и мы ее еще не освободили. Мы с Галленом здесь вот уж скоро четыре дня!

– У дронона был ключ? – недоверчиво спросил Вериасс. – Только законченный болван или отчаянный смельчак стал бы мастерить собственный ключ к Лабиринту Миров. Вот почему вы оказались здесь раньше нас – ключ был несовершенный.

– Так мы попали сюда на четыре дня раньше из-за ключа?

– Ну конечно. – Эверинн уже поняла, что произошло. – Ворота переносят нас с одной планеты на другую быстрее света – но любое средство передвижения, способное на это, способно также отправлять предметы в прошлое или в будущее.

– Это просто чудо, – сказал Вериасс, – что им вообще удалось разгадать наш код. Придется заново перекодировать ворота. – Вериасс взглянул на хронометр магникара. – Нам пора, Эверинн.

– Подожди. Им нужна помощь.

В глазах Вериасса вспыхнул гнев.

– В нашей помощи нуждаются многие. Нельзя рисковать, оставаясь на вражеской территории ради этих.

Эверинн смотрела на Орика, грязного и похудевшего, глаза которого стали казаться большими, чем раньше.

– Я рождена Слугой Всех Людей, – сказала она. – И должна позаботиться об этих троих, потому что они нуждаются во мне сейчас.

– Девять человек там, в городе, только что пожертвовали ради тебя своей жизнью! Тебе нельзя оставаться, иначе их жертва окажется бесполезной. Оставь этих троих. Что они тебе? С их потерей можно примириться.

– Ты, возможно, и способен с ней примириться, но я нет. Те девять расстались с жизнью добровольно ради чего-то понятного им. А эти трое хотят жить и верны нам всеми своими невинными сердцами. Мы должны уделить им хотя бы пятнадцать минут. Где Галлен? – спросила Эверинн у Орика.

– Прячется в лесу. Я приведу его. – И медведь галопом пустился в гору.

– У нас нет на это времени, – сказал Вериасс, когда Орик исчез из виду. – Каждая секунда промедления увеличивает опасность, которой ты подвергаешься. Разве ты не чувствуешь, как целые миры ускользают из твоих рук?

– Правильные мысли. Правильные слова. Правильные поступки. Разве не этому ты меня учил? Поступай всегда правильно. Именно это я и хочу сделать.

– Я знаю, – смягчился Вериасс. – Когда мы отвоюем обратно твое наследие, ты в полной мере оправдаешь свой титул Слуги Всех Людей. Но подумай: сейчас ты должна выбрать одно из двух. И правильным поступком будет тот, который приведет к наивысшему благу.

Эверинн закрыла глаза:

– Тебе не убедить меня в том, что пятнадцать минут могут сыграть здесь какую-то роль. Я послужу этим моим друзьям по мере своих сил, прежде чем начать служить всему человечеству. Вериасс, если бы Галлен не украл тот ключ, мы вышли бы из ворот и увидели, что вся планета ополчилась против нас. Мы должны им помочь – ты должен им помочь. Смотри, вот и Галлен.

Галлен с Ориком мчались по лесу. Молодой человек был в переливающемся зеленовато-синем одеянии фэйлского торговца, но его наряд загрязнился от жизни в лесу, и волосы растрепались. Он едва переводил дух, когда добежал до машины.

– Орик говорит, что Мэгги похитили, – сказала Эверинн. – Известно вам, кто это сделал?

– Лорд Картенор, глава аберленов, – с трудом выговорил Галлен. – Я произвел в городе разведку и намерен забрать ее назад.

Эверинн подивилась тому, как уверен в себе этот простодушный парень.

– Если Мэгги забрал Картенор, – сказал Вериасс, – то она в руках у большого негодяя. Он мог бы продать ее тебе, предложи ты ему достаточно денег – а мог бы передать тебя своим приспешникам, чтобы выяснить, зачем она тебе нужна. Есть возможность с помощью нужного оборудования освободить Мэгги от вожатого и украсть ее, но дело это очень опасное. В обоих планах есть свой риск, и мне сдается, что ты и в том и в другом случае потерпишь неудачу.

Эверинн колебалась, не зная, как предложить им самый логичный выход. Она облизнула губы кончиком языка.

– Галлен, Орик – не согласитесь ли вы оставить Мэгги здесь и последовать за мной через Лабиринт Миров?

– Что? – воскликнул Галлен, не веря своим ушам.

Эверинн постаралась изложить свои доводы как можно короче:

– Я хочу попытаться свергнуть власть дрононов. Если мне это удастся, мы освободим Мэгги. Если я потерплю поражение, Мэгги станет ценным членом дрононского общества и будет жить в полном довольстве. Я снова спрашиваю вас: согласны вы идти со мной?

Галлен и Орик переглянулись.

– Нет, – сказал Галлен. – Мы не можем так поступить. Мы останемся здесь и попробуем освободить ее.

Эверинн кивнула.

– Понимаю, – печально сказала она. – И вы, и я должны следовать своему долгу, хоть наши пути и расходятся. – Эверинн обратилась к Вериассу: – Есть ли у тебя здесь союзники, которые могли бы ему помочь?

– Те малочисленные сторонники, которые у меня здесь были, ныне все мертвы. Галлену придется полагаться только на себя. И первое, что ему следует сделать, – это узнать как можно больше о нашем мире.

– Я уже побывал в пидке, – сказал Галлен.

Эверинн посмотрела ему в глаза и поняла, что он говорит правду. Взгляд стал тяжелым, как у того, кто знает слишком много.

– Пидк может научить многому, но дрононы все-таки контролируют его, – заметил Вериасс. – Многое из того, что касается нашей техники, остается засекреченным. Галлен, если ты хочешь освободить Мэгги, ты должен сделать это без ее ведома. Вожатый смотрит ее глазами, слушает ее ушами, притом он связан с другими вожатыми. Это твой злейший враг, и пока он управляет Мэгги, она сама окажет тебе сопротивление при попытке ее освободить. Первым делом ее нужно будет избавить от вожатого, а для этого тебе понадобится помощь мастера. Кроме того, аберленов тщательно охраняют. В коридорах их сектора установлены микрокамеры, во всех окнах – детекторы движения. Вряд ли тебе удастся проникнуть туда незамеченным. Сектор, возможно, патрулируют сами дрононы, а они очень опасны. Тебе потребуется оружие, и надо будет разработать план отхода. Галлен, не спеши с освобождением. Обдумай как следует план своих действий и разведай обстановку. – Вериасс снова посмотрел на хронометр. – Эверинн, дитя мое, нам в самом деле пора, иначе завоеватели перекроют нам дорогу.

Эверинн скрипнула зубами. Вериасс поставил перед Галленом невыполнимую задачу – с ней мог бы справиться только сам Вериасс.

– Удачи тебе, – сказала она Галлену, испытывая стыд за то, что бросает его в беде.

– В какой мир вы уходите? – спросил он. – Быть может, мы последуем за вами туда?

Эверинн не знала, следует ли говорить ему правду. Разумнее было бы не говорить, чтобы не подвергать себя опасности, но она понимала, каким одиноким и брошенным должен чувствовать себя Галлен. Она тарринка, и ту уверенность, которую Галлен испытывает в ее присутствии, больше никто не в силах ему дать. Притом мир, в который она уходит, не захвачен врагом.

– Это планета Сианнес, – сказала она. – Ворота находятся милях в трехстах к северу отсюда, в четверти мили от правой стороны дороги. Когда ты поднимешь ключ вверх, он должен загореться золотым светом – значит, ты на верном пути.

Галлен с тоской смотрел на нее, и Эверинн не могла больше этого выносить.

– Береги себя, – сказала она, нажала на стартер и умчалась прочь.

9

Галлен смотрел, как Эверинн и Вериасс исчезают за деревьями в своем магникаре. Орик заворчал и в досаде поскреб лапой землю:

– Ну, что теперь? Есть у тебя план, как спасти Мэгги?

Галлен призадумался. Ресурсы его невелики: пара ножей да ключ от Лабиринта Миров. Всего несколько дней назад он говорил Эверинн, что мерилом мужчины служит то, чем он себя считает, но теперь он в этом сомневался.

– Ты же слышал, что сказал Вериасс, – ответил он. – Если мы попытаемся похитить Мэгги, ее вожатый предупредит Картенора. Единственный выход – захватить врасплох и ее, и вожатого.

– Да разве вожатого можно перехитрить?

– Сомневаюсь. Он, пожалуй, будет поумнее нас с тобой. Но, может, я придумаю, как выманить Мэгги из города, будто бы по приказу Картенора – тогда другие вожатые ее не услышат.

– Хорош твой план, нечего сказать! Никакой это не план, вот что.

Орик был прав, по крайней мере в этот момент.

– Тогда надо узнать, как обезвредить вожатого, – сказал Галлен. – Я поищу мастера, который в них разбирается.

– Ага, зайдешь, значит, в лавку и спросишь: «А как бы мне сломать эту штуку?» И думаешь, тебе ответят?

– Нет. – Галлен знал, что способ есть, надо только немного подумать. Если бы ты был самым смышленым телохранителем на свете, Галлен О'Дэй, что бы ты сделал? Галлен подождал немного, и знакомый трепет пронизал его тело. Он уже знал ответ. – Я поговорю с бывшим служащим компании по производству вожатых. С мертвым служащим, если точнее.

– Что? – вскричал Орик.

– Когда мы только что пришли в город и я отправился побродить, я видел у одного торговца прибор, позволяющий говорить с мертвецами, если они как следует набальзамированы и не слишком разложились.

– А если ты не сможешь найти такого мертвого мастера? Тогда что?

– Тогда зарежу живого – вот и будет мертвый мастер! – Галлена просто бесило недоверчивое отношение Орика.

– Здорово! – проворчал медведь. – Просто здорово. Уж и спросить нельзя.

Было раннее утро. Птички-поцелуйки щебетали, прыгая с ветки на ветку, трепеща зелеными крылышками.

– Пойду прямо сейчас и разузнаю, – решил Галлен.

– А я? Опять бросишь меня здесь одного?

– Не могу я взять тебя с собой. Орик, нам понадобятся еда, крыша над головой, одежда, оружие. Твоя задача – раздобыть все это и устроить здесь настоящий лагерь. Может, мы надолго тут застрянем.

– Ладно.

Галлен расслабил плечи. Мускулы у него ныли от напряжения, и ему вдруг захотелось домой на Тирглас – шагать бы теперь за купеческой повозкой, охраняя ее. Легче было бы каждый день встречаться в одиночку с десятком разбойников. Эх, доброе старое время…

Он отправился в торговый квартал Тукансея и продал шиллинги, бывшие у него в кошельке, и бусы с шеи торговцу экзотическими товарами.

Потом отправился к продавцу «покойницких колпаков» и начал клянчить, ибо на покупку денег не хватало. Колпаки предназначались для желающих ознакомиться «с последними драгоценными мыслями дорогих усопших». Галлен устроил целое представление, плача и горюя о своей умершей сестре, и уговорил-таки торговца дать ему колпак напрокат.

– Но пойми, – напутствовал его торговец, – что сестра твоя умерла. Она узнает тебя и поговорит с тобой через колпак, но никаких новых воспоминаний у нее уже не возникнет. Если ты придешь к ней опять, она не вспомнит о твоем первом посещении, хоть бы ты вернулся через пять минут.

Галлен кивал, но торговец все не отпускал его, и Галлен наконец не выдержал:

– Ну, говори прямо, что хочешь сказать!

– Да ничего особенного – умершие всегда удивляются и радуются, когда к ним приходят, а потом начинают рассказывать то, о чем помнят. Ну… повторяются, словом.

– То есть общаться с ними скучновато, – уточнил Галлен.

– В большинстве случаев да, – неохотно сознался торговец.

Расставшись с ним, Галлен пошел в пидк и по общедоступным каналам получил справку о том, что вожатые в Тукансее производятся под руководством лорда Паллатина. Галлен запросил список работников этого лорда за последние десять лет. Потом занялся проверкой их биографических данных и узнал, что некий Бревин Макалри отдал концы не далее как три месяца назад и ныне почивает в подземных гробницах, где хранится на холоде, чтобы вдова могла порой с ним беседовать.

И вот Галлен отправился по запутанным подземным коридорам на встречу с беднягой Бревином. Гробница была темным, мрачным местом, где почти не встречались посетители. Длинные ряды умерших покоились в стеклянных гробах, которые выдвигались наружу. Температура здесь стояла, как в морозильнике, – скорбящие родные не задерживались надолго отчасти и поэтому. Тела хранились в подземелье год перед окончательным погребением. И все же Галлен удивился, увидев здесь сотни покойников и встретив только пять живых душ. Он нашел Бревина Макалри, лежавшего на положенном ему по алфавиту месте, и выдвинул его гроб.

На запотевшей стеклянной крышке выросли морозные узоры, напоминающие листья папоротника. Галлен открыл гроб. Господин Макалри выглядел не слишком хорошо. Лицо у него побагровело и опухло, а наготу прикрывали одни только белые трусы. У покойника были темные волосы, жидкая бороденка и кривые ноги с торчащими суставами. Галлену подумалось, что этот и при жизни-то явно не был красавцем.

Галлен надел на промерзшую голову колпак, сделанный из какой-то металлизированной ткани; электромагнитные волны, излучаемые колпаком, стимулировали мозговые клетки умершего. Когда покойник хотел что-то сказать, колпак регистрировал мозговые волны и переводил мысли в слова, которые и произносились монотонным голосом из маленького динамика.

Галлен включил аппарат, выждал несколько мгновений и спросил:

– Бревин, Бревин, ты меня слышишь?

– Слышу, – произнес динамик, – но не вижу. Ты кто?

– Меня зовут Галлен О'Дэй, и я пришел попросить у тебя помощи в одном мелком деле. Моя сестра носит вожатого и не может его снять. Не подскажешь ли, как избавиться от этой пакости?

– Так она носит вожатого? – повторил Бревин. Мимо Галлена по проходу шел человек.

– Ну да, – прошептал Галлен, нагнувшись пониже. – Нельзя ли его как-то снять?

– Это рабский вожатый?

– Ясно, что рабский, – прошипел Галлен. – Иначе мы бы его запросто сняли.

– Если она рабыня, я не должен ей помогать. У меня могут быть неприятности.

– Какие еще неприятности? Ты ведь умер!

– Умер? Как я умер?

– Упал с лошади, полагаю. А может, подавился цыплячьей костью.

– Нет-нет. Я ничем не могу тебе помочь. Меня накажут.

– Никто не узнает, что это ты мне сказал.

– Уходи, не то я вызову охрану, – завопил Бревин.

– Как ты собираешься ее вызвать? Говорю же тебе – ты умер. – Бревин замолчал, и Галлен поторопил его: – Ну, отвечай, проклятый мертвяк! Как мне снять вожатого?

Бревин упорно молчал, и Галлен завертел головой, ища, что бы такое предложить ему взамен.

– Ты умер, понимаешь ты это, Бревин? Тебе не о чем больше беспокоиться, нечего бояться. Может, тебе хочется чего-то и я могу тебе это дать? Скажи!

– Мне холодно. Уйди, – ответил Бревин.

– Ладно, я уйду. Только сначала скажи, как снять вожатого с человека, не включив при этом тревоги.

Бревин не отвечал, и Галлен решил его принудить:

– Ну ладно. Мне очень не хочется поступать с тобой так, но придется.

Галлен взял мертвеца за розовый палец и стал выгибать этот палец назад под жутким углом – еще немного, и сломается.

– Ну, как тебе это?

– Что? – спросил Бревин.

Любая пытка была бесполезна. Мертвец ничего не чувствовал. Галлен почесал голову и решил попробовать другую тактику:

– Хорошо, ты сам меня толкаешь на это. Я не хотел тебе говорить, но тебе так чертовски холодно потому, что в гробу ты лежишь голый. Известно это тебе?

– Голый? – испугался Бревин.

– Ага, – заверил Галлен. – В чем мать родила. Я тут как раз гляжу на твой член, и должен тебе сказать – не слишком приятное это зрелище. Ты, видать, никогда не был особо одарен в этом смысле, но сейчас он у тебя съежился до размера булавочной головки. Известно это тебе?

Бревин испустил тихий стон, а Галлен продолжил:

– А знаешь, что я сейчас сделаю? Я вытащу твою голую тушу наверх и оставлю в коридоре – пусть все, кто проходит мимо, увидят, какой у тебя жалкий член. Это покроет позором всю твою семью, точно тебе говорю. Весь Тукансей увидит твой усохший стручок, и при встрече с твоей женой все будут посмеиваться и думать: «Как это она прожила столько лет с таким маломощным?» Ну, что ты скажешь на это, мой друг?

– Нет, – сказал Бревин. – Пожалуйста, не делай этого!

– Ты знаешь, что от тебя требуется. Несколько слов и ничего более. Скажи мне эти слова, и я надену на тебя штаны, и твое достоинство останется при тебе. Ну так как? Услуга за услугу.

Бревин немного поразмыслил:

– Для этой цели существует универсальный съемник. Это стержень, который ты наводишь на раба и нажимаешь при этом синюю кнопку. У лорда Паллатина в секретном хранилище заперто три таких.

– Расскажи мне об этом хранилище. Как туда попасть?

– Никак. У лорда Паллатина есть электронный ключ, но хранилище оборудовано персональным интеллектом, который отпирает дверь лишь самому лорду и больше никому.

– Ну, значит, до твоих съемников мне не добраться. Я хочу одного: освободить свою сестру побыстрее и попроще и чтобы меня при этом не поймали. Ты, конечно, знаешь, как это сделать.

У Бревина напряглись брюшные мускулы, и Галлен испугался, что мертвец сейчас сядет в гробу – даром, что твердый, как деревяшка. Но Бревин быстро произнес:

– Во-первых, тебе надо застать ее врасплох. Лучше, когда она спит. А если нельзя застать ее спящей, надо ее связать, чтобы вожатый не мог дать тебе отпор – ведь он овладеет ее телом при малейшей опасности. По возможности производи эту операцию в комнате с металлическими стенами, чтобы радиосигналы вожатого не достигли цели. Вводишь нож под обруч вожатого сзади, у основания черепа. И перерезаешь два маленьких проводка. Это прервет нейронную связь вожатого с жертвой. Когда сделаешь это, уничтожь вожатого.

– Каким образом?

– Брось его в кислоту, раздави или сожги. Его надо раздробить на атомы.

– А если уничтожить вожатого не полностью? – спросил Галлен, уже предугадывая ответ.

– Если вожатого восстановят, он опознает тебя.

– Спасибо тебе, Бревин. Покойся с миром. Я уже надел на тебя штаны и никому не выдам твоей тайны.

Галлен сел и задумался. Он знал, где ночуют аберлены Картенора – недалеко от знакомого ресторана, в комнатах с окнами на реку. Надо будет действовать быстро – влезть в окно и снять вожатого, пока завоеватели не сбегутся на сигнал оконного детектора. А потом один бросок – и вожатый уйдет в илистые глубины реки. Завоевателям понадобится порядочно времени, чтобы выловить прибор оттуда. К той поре Галлен располагал быть уже далеко от Тукансея, на пути к воротам и к новому миру.

Галлен снял с Бревина колпак, закрыл крышку и задвинул гроб на место. Нельзя оставлять бедняжку Мэгги в рабстве дольше, чем потребуют самые необходимые приготовления. Черный покойницкий колпак был сделан из плотной ткани. Может, он и не столь толст, как стены комнаты, но авось способен удержать радиоволны вожатого.

Галлену оставалось лишь надеяться на авось.


Дорога из Тукансея к воротам Сианнеса была почти свободна, но Эверинн ехала по ней с тяжелым сердцем, с гнетущим чувством вины. Она оставила за собой девять трупов своих горячих сторонников и трех живых существ – Галлена, Орика и Мэгги, предоставив им самим справляться с делами, которые выше их понимания.

И все же Эверинн продолжала свой путь. За час она проехала мимо двух маленьких городков, почти не сбавляя хода. На четыреста восемьдесят первом километре к северу от Тукансея земля стала превращаться в пустыню, в песчаную равнину с редкими потеками лавы.

Эти ворота, в отличие от многих других, были хорошо видны с дороги. Десять тысячелетий назад, когда ворота строились, ландшафт здесь был иным – возможно, вход в другой мир был спрятан в лесу или посреди болота, а не торчал на виду, как теперь.

И хотя на дороге почти не было движения, Эверинн не вдохновляла мысль о проходе через ворота в месте, открытом для посторонних глаз.

Она начала замедлять ход, но Вериасс вдруг замахал рукой и зашептал:

– Вперед, вперед! Не останавливайся. Даже не тормози!

Эверинн нажала на акселератор и на экране заднего обзора увидела шесть гигантских гуманоидов, вылезающих из замаскированного окопа рядом с воротами. Раньше солдаты сидели в укрытии, а теперь смотрели вслед магникару и, возможно, подумывали, не пуститься ли в погоню за ним. На виду их только шесть, но кто знает, сколько осталось в укрытии?

– Как ты их заметил? – спросила Эверинн, когда они отъехали подальше.

– Я не заметил. Просто почувствовал, что дело нечисто. Мэгги схватили три дня назад, так что было вполне вероятно, что нас поджидают. Времени у них было с избытком, чтобы перекрыть ворота и преградить нам путь. Еще через час они получат с Тиргласа подтверждение о нашем побеге, и дело станет еще хуже.

– Что же делать? – спросила Эверинн, глядя на Вериасса. Он охранял ее мать шесть тысяч лет. Он закалился во всяческих интригах и опасностях – Эверинн надеялась, что ей не придется постигать эту науку так, как ему.

– Надо будет набрать себе новых союзников. Без боя нам в эти ворота не прорваться. – Вериасс вздохнул. – Лучше всего, пожалуй, заняться этим в городе Гвианне. Он километрах в пятистах южнее и в девяноста восточнее от нас.

– Это там убили мою мать? – спросила Эверинн.

Вериасс чуть заметно кивнул:

– Там находится храм ее памяти. Посмотрим, посещается ли он. Возможно, союзники сами придут к нам.

Эверинн проглотила тяжелый комок, стараясь не заплакать. Она еще не бывала в усыпальнице своей матери. И пронесла через все миры, которые ей довелось посетить, одно тайное желание: увидеть родную могилу. И если Эверинн суждено было погибнуть после этого, она умерла бы с мыслью о том, что все-таки сделала в жизни нечто значительное.

– Я знаю, где найти трех верных союзников, – сказала она. – Они недалеко и как раз нуждаются в нашей помощи.

– Ты, разумеется, права, – с глубоким вздохом признал Вериасс. – Мы заберем их. Но я не позволю тебе подвергать себя опасности. Если они в беде, я попытаюсь спасти их. Но если меня постигнет неудача, обещай мне, что продолжишь путь без меня.

– Обещаю, – сказала Эверинн, и сердце ее радостно забилось. Все это время ее угнетало то, что она бросила Мэгги в неволе. Теперь, разворачивая магникар и направляя его обратно в Тукансей, Эверинн чувствовала себя легкой и свободной.


Два часа спустя Вериасс прокрался по склону холма в лагерь Галлена. Косые лучи утреннего солнца пронизывали кроны деревьев, пятная листья пурпурным и алым. Вериасс убрал магникар с дороги, спрятав его в кустах. Старый воин владел искусством двигаться бесшумно. Когда он пробирался по лесу в своем маскировочном плаще, полив себя специальным дезодорантом с планеты Джоулайт, отбивающим всякий запах, его не замечал никто, кроме разве самых чутких лесных зверей.

Так что Орика он застал врасплох. Медведь как раз строил на поляне шалаш из сосновых веток, прислоняя их к дереву. В тот миг Орик, закончив работу, сидел у шалаша и горячо молился.

– Отче наш, – рокотал он, дрожа, как малый медвежонок, – спаси и помилуй Мэгги и Галлена. Выведи их живыми и здоровыми из страны проклятых сидхов. Они ни в чем не повинны ни делом, ни помышлением. Это я привел их сюда, не видя иного способа спасти им жизнь, и я не хотел нарушать твои заповеди, поступая так. Если мы все же согрешили, сами того не ведая, пусть этот грех падет на мою голову, Мэгги же и Галлену отпусти всякую вину…

– Я уверен, что вся вина твоим друзьям будет отпущена, – сказал Вериасс. Перепуганный медведь хотел встать, но второпях упал.

– Это ты! – возмущенно заревел он. – Что ты тут делаешь?

– Нужные нам ворота сторожат завоеватели. Пришлось изменить план. Я пришел узнать, не могу ли чем-нибудь помочь тебе и твоим друзьям.

Медведь водил глазами по сторонам, оглядывая лес позади Вериасса.

– Не нужна нам твоя помощь. Галлен сам управится.

– Не хочешь принимать помощь от проклятых сидхов? – улыбнулся Вериасс. – Твой друг Галлен – отличный парень, не спорю, но в нашем мире он чужой. Сомневаюсь, что ему удастся выручить подругу.

– Ну и сомневайся сколько влезет, – пробурчал Орик. – Галлен небось тоже читал ваши книги. Он много чего знает.

– Но я все-таки мог бы ускорить дело. Какой у Галлена план?

– Не знаю, есть ли у него план. Галлен делает все по-своему.

Вериасс, подумав немного, сказал:

– Я оставлю Эверинн на твое попечение. Сейчас она внизу, у дороги. Уведи ее подальше в лес, а перед рассветом возвращайся сюда. Я не хочу, чтобы вы были здесь, если Галлен вернется.

– Почему?

– Потому что, если завоеватели его схватят, он приведет их прямо сюда.

– Галлен? Никогда!

– Если на него наденут вожатого, у него не будет выбора. Пожалуйста, уведи Эверинн, а я постараюсь помочь Галлену и Мэгги.

Орик направился через лес к дороге. Вериасс, порывшись в своей котомке, надел на голову манту и пошел в Тукансей. Теперь он был в одежде и маске фэйлского лорда, и никто его не окликал. А если бы его и остановили, то узнали бы, что лорд Вериасс, глава обработчиков информации, является гражданином этого мира. Фальшивое досье могло в любой миг представить подробное жизнеописание этого лорда, включая часы его омовений и перечень покупок, сделанных им за последние семьдесят лет.

Вериасс направился в северо-западный сектор города, где работали аберлены. Это место тщательно охранялось. Снаружи его патрулировали зеленые великаны – верный признак того, что дрононы несут караул внутри. Вериасс обнаружил, что живые стены города кое-где опалены огнем. Как видно, борцы сопротивления взорвали здесь в последнее время несколько бомб – и Вериасс забеспокоился, не случилось ли чего с Мэгги.

Раньше его тревожило то, как обращаются с девушкой дрононы и ее господин, но ему не приходило в голову, что главная опасность исходит не от них, а от местных борцов за свободу. Узнав, что Картенор захватил Мэгги в рабство, Вериасс подивился столь странному выбору, но теперь он понял, что лорд выбрал верно – Мэгги чужая в городе, и никто ее не хватится. Превращая в рабов членов городских общин, Картенор рисковал вызвать еще большее возмущение.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации