» » » онлайн чтение - страница 16

Текст книги "Чаша Торна"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 16:27


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Дмитрий Воронин


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Да этой карте, может, лет сто! – пожал плечами Брик. – Может, они все там давно передохли. А объезжать далеко?

– Не очень, но пару дней мы потеряем.

– Прорвемся, – хмуро бросил гном. Настроение у него сейчас было соответствующее, он жаждал хорошей драки. Рону, конечно, были неизвестны причины этого, но он и не задумывался на этот счет – не все ли равно, что движет опытным воином, важен результат.

– Я согласна с почтенным Тьюрином, – пожала плечами Айрин. – Я, конечно, с вивернами не сталкивалась, но в книгах читала, что они трусливы и на сильный отряд не нападут.

– Это вы-то сильный отряд? – хмыкнул грифон, но девушка проигнорировала этот выпад.

– К тому же я все-таки волшебница, а вы – воины. И мне кажется, что может оказаться прав Брик. Последний раз виверну видели лет двадцать назад, да и то далеко от этих мест. Карта действительно стара!

– Если вы влипнете в историю, я вам помогать не намерен, – желчно вставил грифон и, не соизволив попрощаться, взмахнул крыльями, оторвался от земли и умчался к облакам.

– А мы и не рассчитывали, – бросил ему вслед Рон. Пренебрежительное отношение монстра временами порядком его раздражало.

Отряд двинулся к горам, видневшимся на горизонте…

* * *

Если бы сэру Сейшелу понадобилось устроить засаду, то лучшего места он, пожалуй, не нашел бы. Вроде никаких причин опасаться чего бы то ни было, и все же при взгляде на узкую неглубокую лощину, по которой им предстояло ехать, у рыцаря мороз пошел по коже.

День только начинался, когда они вступили в предгорья. Дорога была достаточно широкой, но порядком запущенной – это, впрочем, не было удивительным. Независимо от того, действительно ли здесь водились виверны или это только досужий вымысел, местные жители наверняка предпочитали кружной путь. Не из боязни, просто эта дорога здесь (нет, ей, пожалуй, лучше подходило название «тропа») не слишком подходила для телег, только лошади могли уверенно ступать да пешеходы, конечно, прошли бы, но кружной путь был и спокойней, и ненамного дольше, к тому же на всем пути встречались и таверны, и неглубокие речушки, где можно было без проблем напоить лошадей и напиться самим. Да и всегда можно было примкнуть к обозам, которые даже в мирное время обычно имели хоть какую-нибудь охрану.

Единственной причиной, почему Рон повел отряд именно сюда, в горы, была нехватка времени. Они, хотя и весьма приблизительно, представляли место, куда направляется некромант со своей армией, и понимали, что настичь его будет очень непросто. Конечно, зомби передвигаются не быстрее пешего путника, зато не знают усталости и могут делать огромные дневные переходы, поэтому даже одного дня терять было нельзя.

И все же сунуться в горы на ночь глядя они не рискнули – это могло оказаться слишком уж опасным, и они заночевали у самого подножия. Хребет был невысоким, и Рон рассчитывал, что к середине завтрашнего дня они будут уже на той стороне, сэкономив по меньшей мере двое суток. Да и карта им помогала: очередные едкие саркастические замечания грифона, не желавшего хоть сколько-нибудь щадить чужие чувства, все же существенно дополнили ее, в том числе и в части, касающейся завтрашнего маршрута.

И вот теперь они стояли у входа в лощину, и командира терзали смутные сомнения. Путь к обходу преграждали скалы, если и не слишком высокие, то крутые. Может, пешком там и можно было пройти, но провести лошадей – нечего и думать. Тропа вилась по дну распадка, с обеих сторон к ней вплотную подступал ельник, достаточно густой, чтобы в нем можно было без помех спрятать целую армию. То, что вчера Флар здесь никого не видел, не означало, что и сегодня будет столь же тихо.

Рону доводилось участвовать в военных кампаниях – в юношеском возрасте в роли оруженосца, позднее – в качестве наемника. Он привык доверять интуиции, было по крайней мере несколько случаев, когда он остался жив исключительно благодаря обостренному чувству опасности, и сейчас именно это чувство жгло ему душу.

Он пытался найти хоть какое-нибудь объяснение – и не мог. Убеждение, что впереди их ожидала засада, ни на чем не основывалось. Во-первых, дорога слишком заброшенная, чтобы на ней хозяйничали грабители, они здесь с голоду помрут. Да и никакой бандит, если он только не выжил из ума, рискнет напасть на Пламенную волшебницу. Стоило этому отребью увидеть магический амулет, как каждый старался стать тише воды, ниже травы, лишь бы случайно не разозлить его владельца. Правда, вспомнил он, встречаются люди попросту необразованные. Во-вторых, еще вчера путники и сами не знали, что поедут именно этой дорогой, следовательно, не могли знать этого и те, кто мог услышать их разговоры в городе. Конечно, внимание они к себе привлекли, с этим не поспоришь – каждый в меру наблюдательный человек мог без труда понять, что деньги у четверки водятся, и немалые. Но чтоб вот так предугадать маршрут и подстеречь – сомнительно.

– Шлемы, оружие… Айрин-сан, заряжай свое чудовище.

– Командир, ты что-то видел? – поинтересовался Брик, нахлобучивая шлем и картинно извлекая из ножен меч.

– Нет. Но дорога эта мне не нравится.

Отряд медленно двинулся вперед, вступая в распадок. Вокруг царила непривычная тишина, которую нарушал только стук копыт да фырканье лошадей. Все разговоры прекратились, каждый внимательно смотрел по сторонам, сжимая в руке оружие.

Мимо проплывали стройные ели, но там, за их стволами, ничего не шевелилось, ничего не представляло угрозы, и все же Рон чувствовал все нарастающее беспокойство. Если б не тревожные мысли о засаде, это место можно было бы назвать очень красивым – изумрудная трава, величественные вечнозеленые красавицы, не изуродованные, как это часто бывает в горах, постоянными ветрами, воздух – чистый и свежий, ароматный, такой бывает в лесу только утром, до того, как солнце прогреет его, лишив пьянящего божественного вкуса…

Они прошли уже почти всю долину, когда тревога начала неохотно отпускать его. Все вокруг было спокойно. Тропа, ведя к перевалу, постепенно переходила в резкий подъем – не настолько, впрочем, резкий, чтобы спешиваться. Наконец последние ели остались позади, и через несколько минут они выбрались на ровную каменистую поверхность. Рон, облегченно вздохнув, бросил клинок в ножны.

А спустя несколько секунд на них напали.

Казалось, сам воздух вокруг них превратился в смесь когтей, клыков и хлопающих крыльев. Рон только успел крикнуть, чтобы его спутники спешились, и метнулся из седла на землю – огромные когти щелкнули там, где еще мгновение назад находилась его голова, и длинная змееподобная тварь злобно завизжала, упустив добычу.

Виверн было всего три, но для четверых путников этого могло оказаться более чем достаточно. Безжалостные создания, начисто лишенные инстинкта самосохранения, были вечно голодны – при их размерах им было необходимо мясо, и в больших количествах. Четверо путников, восемь лошадей – богатая добыча, и виверны, если бы смогли, положили бы их всех, чтобы потом по крайней мере неделю обжираться начавшим смердеть мясом.

Тварь изогнулась в воздухе, выходя на новый круг. Краем глаза Рон увидел, что одной из вьючных лошадей не повезло – виверна на лету оторвала ей голову, как могла бы оторвать голову и ему самому, и, восторженно трубя, заглотнула ее целиком. Обезглавленное туловище лошади еще несколько мгновений стояло, пошатываясь, кровь фонтаном била из разодранных артерий, затем животное рухнуло во все увеличивающуюся темную лужу и забилось в последних конвульсиях.

На Рона, хлопая крыльями, надвигалось тысячефунтовое тело с открытой огромной пастью, усаженной рядами страшных зубов. Длинные, с локоть, когти были готовы схватить добычу. Рыцарь вскочил на ноги и сжал меч двумя руками, осознавая всю ненадежность этого оружия против летающего монстра. И все же у него были шансы – виверна, безусловно, хорошо летает и прекрасно чувствует дистанцию, это ее и погубит.

До столкновения оставались секунды, и Рон с удивившим его самого хладнокровием отметил, что тварь летит именно так, как он и предполагал. А в следующее мгновение он опрокинулся на спину, одновременно с силой нанося удар и молясь, чтобы меч не выскользнул из его рук.

Когти просвистели в нескольких пальцах от его головы, но виверне повезло меньше – меч рыцаря достал-таки ее брюхо. Она издала жалобный вой и попыталась извернуться, чтобы увидеть, почему ее тело горит огнем, и морда ее уткнулась прямо в выпадающие из разреза кишки. Жуткий голод виверны затмил то, что можно было с трудом назвать ее разумом – челюсти впились в кровоточащую массу и принялись рвать ее, стараясь как можно быстрее набить утробу. Комок мышц, крыльев и челюстей, пожирающий сам себя, рухнул на камни, разбрызгивая вокруг кровь и клочья внутренностей.

Рыцарь встал на ноги, но внезапно получил чудовищный удар по голове, если бы не шлем, он был бы убит на месте – арбалетный болт, без усилий пробивающий доспехи, лишь расплющился о сталь шлема, но опять бросил рыцаря на камни. Беспамятство длилось мгновение – он тут же вскочил и увидел новых противников.

Из-за скал выбегали люди… странные люди. Вооруженные как попало, в основном дубинами, и одетые в необычные халаты, замызганные и не раз чиненные. Разглядывать сей наряд внимательно времени у Рона не было, но что-то на них было вышито. Впрочем, спустя несколько секунд ему было уже не до того – его меч скрестился с первой дубиной и намертво завяз в ней, едва не вырвавшись из рук воина. Противник, давно не мытый и нечесаный верзила, ростом не уступающий Черному Барсу, был, пожалуй, раза в два тяжелее. Он с восторгом зарычал, поднимая дубину для смертельного удара, и в этом вопле не было ничего человеческого. Однако ему следовало бы подумать, если его башка вообще была предназначена для чего-то, кроме поглощения пищи, что он связался с опытным воином – грудь врага на мгновение оказалась открытой и Рону этого вполне хватило.

Выдернув из все еще вздрагивающего тела кинжал и снова получив свой меч, он бросил взгляд на поле боя. Еще двое в халатах лежали ничком – стрелы из арбалета Айрин, которым орудовал Брик, прошили их насквозь. Невдалеке, отчаянно коптя, догорала туша виверны – Айрин сожгла ее прямо в воздухе и сейчас пыталась достать последнюю тварь, но та предусмотрительно сохраняла дистанцию, уворачиваясь от огненных шаров и, по всей видимости, не оставляя мысли о нападении. Гном вовсю рубился сразу с четырьмя противниками – за него Рон был спокоен, справится.

А вот Брику пришлось туго. Отбросив разряженный арбалет, он выхватил меч и сцепился с одним из нападающих. Спустя мгновение меч серебристой рыбкой вылетел из рук юноши, а сам он, получив удар дубиной в плечо, грохнулся на землю.

Рон, не задумываясь, метнул кинжал левой рукой почти без надежды попасть. Он неплохо владел левой, но расстояние было великовато, да и кинжал не предназначался для бросков, это было тяжелое боевое оружие, оснащенное массивной крестовиной, способное блокировать удар меча. Он все же попал, правда, не так, как хотелось бы – рукоять ткнула разбойника в спину, и тот обернулся к Рону, на время позабыв о поверженной жертве. Не дожидаясь, когда бандит передумает, рыцарь бросился к нему.

Нападавших было много, но дрались они даже хуже, чем обычные крестьяне, у тех часто случаются веселые потехи, когда двое охаживают друг друга палками. Эти же, казалось, схватились за дубины первый раз в жизни. Правда, о собственной шкуре они почти не думали, и в какой-то момент у Рона даже мелькнула мысль, что перед ним зомби, мелькнула и тут же исчезла. Зомби не валятся на землю от одной-единственной стрелы… да и вообще от стрел, будь их хоть полсотни.

Выдернув меч из очередного врага, Рон оглянулся и оторопел. К Айрин приближались трое. Девушка, захваченная поединком с летающей тварью, не видела их, а их разделяли уже считанные шаги.

– Айрин, сзади! – заорал он во всю глотку, бросаясь на выручку и понимая, что не успеет.

Его помощь не понадобилась – услышав его крик, девушка оглянулась и резко дернула рукой. Все трое нападавших, как будто получив удар огромного невидимого кулака, отлетели назад. Один остался лежать неподвижно – ему, видимо, досталось больше всех, но двое других все-таки с трудом поднялись. Волшебница вытянула перед собой руки, и с ее пальцев сорвались два сияющих пламенных шара. Стремительно преодолев расстояние до бандитов, они ударили им в грудь, превратив обоих в факелы. Над скалами повис дикий, звериный вопль заживо сгоравших людей. Но и Айрин порядком досталось – первое заклинание забрало слишком много сил, девушка упала на колени в изнеможении, не видя, что делается у нее за спиной. Последняя оставшаяся в живых виверна незамедлительно воспользовалась ситуацией и атаковала. Внезапно сверху на нее свалилась огромная туша, могучие когти впились в бока твари, а грозный клюв быстрым ударом перебил ее позвоночник…

* * *

– Это «крылатые братья», – уверенно заявил Рон, разглядывая хламиду одного из убитых.

Грязная ткань, пропитанная к тому же кровью, все же позволяла рассмотреть грубый рисунок, не вышивку, как ему показалось вначале, а намалеванный краской. Угадывались крылья, когти и длинный хвост, но вместо оскаленной пасти было изображено жалкое подобие человеческой головы. К спине было пришито что-то вроде крылышек.

– Они совсем не умеют драться, – заметил гном, сидящий на камне и правящий свой топор. – Зачем только полезли?

– Они бы и не полезли, – все еще тяжело дыша, ответила Айрин, привалившаяся спиной к камню. Волшебница слишком много сил вложила в заклинание, и теперь ей требовалось время на отдых. – Мы же у них на глазах убили их бога…

– Хорошо, что у них был всего один болт к арбалету. Иначе здесь, на открытой местности, они могли бы нас перестрелять, как цыплят.

– Они же не воины, – пробормотала девушка. Говорить ей было еще тяжело, но и молчать она не собиралась. – Подождали бы, пока виверны разделаются с нами, потом собрали бы наше добро… Я много слышала о них, эта секта почитает виверн как внуков самого Торна… Ну, в том смысле, что драконы – его дети, а виверны, следовательно, внуки.

– Их объявили вне закона, – заметил Рон.

– Почему? – спросил Брик, и рыцарь усмехнулся, глядя на перевязанное плечо юноши, дескать, ответ вот он, прямо под стягивающей руку повязкой.

– Сами по себе они не опасны, – ответила за Рона Айрин. – Но мало того что они выращивают виверн, так еще и жертвы им приносят, пока те слишком малы, чтоб охотиться самостоятельно. Ладно, когда речь о козленке или теленке, но они искренне считают, что виверны достойны самого лучшего, и время от времени жертвуют им самих себя.

– Так ли уж это плохо? – Случайно задев поврежденное плечо, Брик скривился и чуть не зашипел. Заклинание, избавляющее от боли, требовало, помимо знаний, обеих рук, а вот рука-то у него как раз и не действовала. – Ну, сожрали бы виверны своих почитателей, туда им, уродам, и дорога…

– Не все так просто, мой мальчик, – печально улыбнувшись, ответил Рон, делая вид, что не заметил, как вспыхнул юноша при таком обращении. – Раз попробовав человеческого мяса, виверны потом будут охотиться на людей всю жизнь. Собственно, как и большинство других хищников… только они не в пример опаснее, скажем, волка или даже медведя.

– Рон, кажется, я уже могу… помоги мне встать, – попросила Айрин, убедившись, что сама подняться она не в состоянии.

– Стоит ли?

– Да, стоит… Ну же, давай.

Он легко подхватил ее на руки, не торопясь ставить на землю. Рука девушки обхватила шею рыцаря, и он почувствовал, как сердце забилось в его груди. Для чего Айрин понадобилось вставать, он понял без слов. Не выпуская ее из рук, он подошел к грифону, увлеченному трапезой – клюв выдирал из туши поверженной виверны огромные куски мяса, которые грифон тут же с видимым удовольствием глотал.

– Я хочу поблагодарить тебя, могучий Флар… – Волшебница пыталась говорить громко, но сил на это у нее было еще недостаточно, поэтому в первый момент Рону показалось, что грифон не расслышал.

Проглотив еще один кусок, грифон выпрямился, золотистые глаза уставились на волшебницу. Окровавленный клюв раскрылся.

– Неужели сания думает, – в голосе сквозила насмешка, – что я беспокоился о ее здоровье? Я беспокоился об обеде, не более того.

– Ну да, об обеде… – хмыкнул Рон. – Я смотрю, тут навалено мяса более чем достаточно.

– Ты подвергаешь сомнению мои слова, человек? – В голосе грифона отчетливо послышалась угроза. – Я не питаюсь падалью. Я охотник и ем только свою добычу. Это, надеюсь, ясно?

– Конечно, могучий Флар, – кивнул Рон. – Конечно, ясно. Тем не менее прими нашу искреннюю благодарность за спасение Айрин-сан от верной гибели. Даже если в тот момент ты об этом не думал.

– И благодарности ваши мне не нужны, – фыркнул грифон. – И вообще, я тут, видите ли, обедаю. Не могли бы мы отложить разговоры на потом?

Если бы речь шла о человеке, Рон бы голову дал на отсечение, что грифон покраснел до корней волос. Разумеется, без причины злить грифона не стоит, но рыцарь был убежден, что Флар и в самом деле сознательно пришел на помощь человеку, а теперь в душе укоряет себя за это благое дело, не вяжущееся со строгим приказом Совета грифонов, ограничившим его функции только наблюдением.

* * *

В любом случае дальше двигаться было нельзя. Брик скрипел зубами от боли, и помочь ему могла только Айрин, сама находившаяся в полуобморочном состоянии и нуждающаяся в отдыхе. Решив не ждать, пока волшебница придет в себя настолько, что сможет применить что-нибудь из известного ей арсенала лечебных заклятий, гном прибегнул к народному, хотя и вполне действенному средству: влил раненому в горло чуть не кварту крепкого вина, предусмотрительно приобретенного им в городе. Юноша заснул.

Они потеряли двух лошадей и большую половину запасов провизии. Мешки с едой были навьючены на невысокую, но крепкую, выносливую лошадку, однако той крупно не повезло – пылающая туша виверны, сбитой волшебницей, рухнула прямо на бедное животное. После чего мешки, смятые в лепешку, пропитанные кровью и виверны, и самой лошади, закопченные и местами сильно обгоревшие, уже ни на что не годились, как и их содержимое.

Грифон улетел, закончив трапезу и, как показалось Рону, жутко страдая от глубокого душевного конфликта. Сам рыцарь вместе с гномом перетащил тела убитых в найденную неподалеку яму, а затем забросал их землей. Первое время он всерьез опасался, что где-то в скалах засели другие члены «Крылатого братства», но вокруг было тихо, видать, эта группа была относительно немногочисленной. С трупами виверн и лошадей они ничего делать не стали – с этим вполне могут разобраться и падальщики, когда люди отсюда уйдут.

К вечеру Айрин немного оправилась и смогла заняться плечом Брика. Магия исцеления, никаким боком, казалось бы, не относящаяся к пламенному факультету, тем не менее была девушке знакома, и Брик избавился наконец от боли. Правда, даже подстегнутая магией, рука будет бездействовать еще день, а то и два, но спасибо и на том – на обычное выздоровление ушло бы, пожалуй, с полмесяца.

Ночевать решили здесь же – даже если где-то в окрестностях и остались виверны, то ночью они имели привычку спать, и путникам с этой стороны ничего не грозило. Рон, как обычно, взял на себя первую стражу, зная, что все равно не заснет. Айрин привычно пристроилась у костра рядом с ним. Она все еще была слаба, но спать ей не хотелось, поэтому она просто прижалась к Рону и молча смотрела на огонь…

– Айрин, я хочу спросить. Как получилось, что ты так выдохлась?

– Переусердствовала слегка. Знаешь, каждое заклинание расходует немного Силы…

– Я не понимаю. Сила она или есть, или ее нет…

– Я не о том. Когда люди говорят о Силе, они подразумевают магические способности вообще. Мы же имеем в виду нечто другое. Маг постоянно имеет в запасе какое-то количество энергии, которое тратится на заклинания. Если эта энергия иссякает, начинают расходоваться жизненные ресурсы. Мой запас оказался недостаточным, к тому же увлеклась, пытаясь подстрелить эту тварь, и слишком быстро израсходовала все, что имела. А когда ты крикнул, я… испугалась… и…

– И вложила в удар слишком много?

– Да. В тот момент я не успела подумать, просто ударила изо всех сил.

– Ты могла умереть?

– Конечно, если бы они до меня добрались…

– Я не о том. Может произойти так, что заклинание заберет больше жизненной энергии, чем у тебя есть?

Она надолго задумалась, затем нехотя ответила:

– Может… Тогда я, наверное, умру. Но это маловероятно… Скажем так: ни одно заклинание не требует столько энергии, сколько есть у человека. Даже самое сильное заклинание хоть немного да оставит.

– А два, три подряд – они же вычерпают тебя…

– Нет, Рон, ты не понимаешь. Два заклинания нельзя делать одновременно. Если первое отнимет слишком много сил, я просто лишусь сознания. И не смогу произнести второе… Я имею в виду серьезные заклинания, на которые нужно время.

– А как эта ваша Сила… ну, как ее восполнить?

– Обычный запас довольно просто. Можно черпать ее откуда угодно: от земли, от солнца… А вот жизненная энергия – прости, Рон, я понимаю, что создала проблемы, но я восстановлюсь только с течением времени. Сутки, двое… я точно не знаю.

Собственно, Рон узнал все, что хотел. Значит, рассчитывать на помощь волшебницы в реальном бою можно только до определенного предела. Стоит ей выдохнуться, и девушку можно будет брать голыми руками, а допускать этого нельзя ни в коем случае.

Пальцы Айрин дотронулись до его руки:

– Расскажи, как ты стал наемником? Если это не секрет…

– Да какой уж тут секрет… – хмыкнул он. – Обычная история. Если уж хочешь…

* * *

Его семья всегда была бедной… ну, или, скажем, стесненной в средствах. В тот год им особенно не повезло – казалось, все земные напасти навалились сразу, не давая передышки, не успевали хоть чуть-чуть оправиться от одного удара, как получали следующий. Никто не знал, за что Торн так ополчился на Сейшелов, но факт остается фактом – соседи уже начинали думать, что над потомками древнего рода нависло проклятие. Временами они и сами так думали.

Сэр Руперт Сейшел, владетель замка и пяти маленьких деревень, время от времени плативших своему господину кое-какие налоги, позволявшие сводить концы с концами, скончался поздней весной. Охота, одна из немногих радостей, которые у него еще оставались, доконала старого рыцаря – столкнувшись в лесу с диким кабаном, он оказался менее быстрым и менее сильным.

Миледи Тина Сейшел, оплакав супруга, справила ему пышные похороны – слишком пышные, если исходить из ее финансового состояния. Но вечное, и не всегда благое, стремление не ударить в грязь лицом заставило вдову не обращать внимания на расходы.

Спустя месяц выпавший среди лета град, побивший поля и лишивший ленников последних надежд на приличный урожай, вынудил миледи снова заглянуть в давно уж показывающие дно сундуки, громко именующиеся сокровищницей. Разумеется, господин в трудную минуту должен помочь своим ленникам, если хочет и впредь получать налоги, иначе они вымрут от голода. Правда, злые языки утверждали, что немало было и тех, кто, не нуждаясь в помощи, изрядно нажился на полном неумении миледи вести финансовые дела. Как бы то ни было, но дело было сделано – сундуки практически опустели.

Прошел еще месяц или чуть больше. Стоял август – жара этим летом выдалась неслыханная, ручьи пересыхали, поля желтели, тут и там вспыхивали лесные пожары, да и крестьянские дома горели с той же готовностью. В один далеко не прекрасный день вспыхнул пожар и в замке – а старый, порядком осыпавшийся ров, которому полагалось быть заполненным водой, оказался сух, – и пришлось ошалевшим слугам таскать воду из колодца, расположенного во дворе… В огне были уничтожены пристройки к замку, но самым ужасным было то, что, задохнувшись в дыму, погибла миледи Сейшел.

Рон, еще не оправившийся после смерти отца, похоронил и мать. Замок, и так не славившийся благополучием, постепенно приходил в совершенный упадок. Росли долги, постепенно превращаясь в серьезную проблему – о восстановлении замка уже не могло быть и речи, денег не хватало даже на самые насущные проблемы.

Однажды слуга доложил, что группа людей ожидает немедленной встречи с молодым владельцем замка Сейшел и что люди эти очень настаивают. Это были кредиторы.

Чудом ли Рону удалось выкрутиться из щекотливой ситуации с наименьшими потерями, но ему это удалось. Правда, в число наименьших потерь попал и замок, и конюшня, и скотный двор… в общем, почти все, что оставалось к тому времени в его владении. Удача же заключалась в одном из пунктов обязательства, согласно которому сэр Рон Сейшел сохранял за собой право выкупить указанное имущество, тем самым новые владельцы лишались главного – возможности перепродать замок новому хозяину, заработав на этом. Возможно, кредиторы пошли на этот шаг вынужденно – сэр Сейшел, как человек благородного происхождения, явно не слишком сильно пострадал бы, если бы повесил кредиторов вверх ногами на воротах пока еще своего замка. И то, что он этого не сделал, вовсе не значило, что он не мог этого сделать.

Таким образом, в одно тоже далеко не прекрасное утро молодой сэр Рон Сейшел оказался владельцем лишь коня, меча, доспехов, щита с гербом и небольшой кожаной сумки, в которой был запас провизии на несколько дней.

– Вот так все и произошло, Айрин, – вздохнул он.

– А что было потом?

– Потом? Потом я воевал, брался охранять караваны, учил владению оружием сынков благородных господ… За эти годы много было всякого. Несколько раз охотился за сокровищами… Из одной такой экспедиции я единственный вернулся живым.

– А что произошло?

– Мы наткнулись на горгулью…

* * *

ОТСТУПЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Включение данного раздела в Бестиарий обусловлено многочисленными слухами, касающимися горгулий.

Горгульи – каменные статуи, устанавливаемые для украшения замков, дворцов и иных строений. В ряде случаев горгульи отливаются из бронзы, меди или чугуна. По непроверенным данным, в период правления короля Эсхила Третьего (9503 – 9519) были изготовлены четыре золотые горгульи, которые впоследствии были переплавлены его наследниками и использованы в качестве материала для чеканки монет.

Как правило, горгулий изображают в виде некрупных, размером с человека, фигур с головой собаки, летучей мыши или иной, предназначенной для устрашения. Часто используют клыки, рога, гребни, шипы и другие «боевые» элементы. Крылья горгулий обычно перепончатые, снабжены когтями, но непропорционально маленькие. Иногда имеют хвост, как ошипованный, так и обыкновенный. Особое внимание скульпторы уделяют когтям статуй, которые должны символизировать мощь и агрессию – эти элементы зачастую изготавливаются из иных материалов, чем «тело» скульптуры, применяется натуральная кость, сталь, обсидиан.

Нередко горгульи снабжаются украшениями в виде ожерелий, браслетов или диадем. А в основном из сплавов, имеющих сходство по цвету с золотом, с инкрустацией из искусственных или (реже) натуральных драгоценных камней. Также драгоценные камни или их имитация используются для оформления глаз статуй – обычно берутся камни красного или желтовато-зеленого цвета.

Горгульи – излюбленное архитектурное украшение у магов-людей.

Существующее поверье о том, что в определенных условиях горгульи способны оживать и нападать на живых существ, является вымыслом и не имеет под собой ни одного реально подтвержденного факта. Магистрами школы Сан было изучено около трех сотен горгулий, как установленных в жилых замках и крепостях, так и находящихся в запасниках школы. Результаты исследований подтверждают, что горгульи не более чем обыкновенные статуи.

(Бестиарий: горгульи. Школа Сан)

* * *

– Наш отряд… нас было всего пять человек, недостаточно для серьезной схватки, но слишком много, чтобы делиться… В общем, нам удалось проникнуть в старый храм, посвященный непонятно какому божеству. Но это определенно был не Торн и не Чар, по крайней мере для них не изготавливают статуй. Сама знаешь, считается, что и тот и другой могут менять обличья… Здесь же стояла статуя, правда, ее голова была отбита и раскрошена в щебень, но на статую было навешано немало золота и прочего добра. И у подножия ее валялось тоже достаточно.

– Грабить храм…

– Да, теперь я тоже так считаю, но тогда я был молод и азартен, Джос обещал большую добычу, да и не видел я ничего дурного в том, чтобы забрать без толку валяющееся золото. Это потом, когда я стал старше… Ну, храм мы нашли. Дорога к нему была тяжелой, но обошлось без стычек… Только одного из нашего отряда укусила змея, и он умер. Умер во сне, так и не поняв, что произошло, – иначе наш маг, думаю, успел бы помочь ему.

– С вами даже маг был?

– Айрин, ты меня удивляешь. Редко какое серьезное или тем более опасное предприятие обходится без опытного мага. Вас же не зря называют боевым кланом. А что делают члены боевого клана в мирное время? Вот то-то! Но я отвлекся… Так вот, до храма мы добрались впятером. Он был построен в горах, и очень давно, я даже не уверен, что его строили люди. Маленькое здание из серого камня, местами обрушившееся и все заросшее плющом… Вход был открыт, мы не стали дожидаться утра, Джос кричал, что золото рядом, надо только протянуть руку. Я пытался его отговорить, соваться туда во тьму с одними факелами… тем более что до рассвета оставалось не так уж долго. Но он не слушал, а сказал мне, что я трус и если боюсь, то могу оставаться здесь, снаружи, но тогда золото они поделят между собой…

Рон подбросил дров в почти угасший костер и поворошил угли палкой, чтобы поленья быстрее занялись.

– Знаешь, сейчас меня уже трудно вот так поймать… – вздохнул Рон. – Я стал умнее. А тогда я больше всего хотел всем доказать, что уж я-то как раз не трус. И я первым полез туда, мимо стоящих у входа горгулий – жуткие статуи, надо отдать им должное… Я тогда еще подумал, что их делал большой мастер. Мы все уже были в проходе, когда Фальк – он шел последним – закричал… Это даже был не крик, так, короткий вопль… а потом хрипение… Мы побежали вперед – опасность была сзади, а в узком проходе было трудно развернуться, не то что обороняться. Потом мы выбежали в центральный зал храма… там я и увидел эту статую… Я только успел заметить, что статуя, пожалуй, человеческая… и золото успел заметить, много… А потом нечто опять напало, на этот раз на Кору, подругу Джоса. Оно… оно просто оторвало ей голову.

Рон закрыл глаза, вспоминая.

* * *

Дикий крик Коры… Ее голова, летящая куда-то в угол… Мечущийся по залу свет факелов… Мешком опускающееся на камни обезглавленное тело… Грег, самый молодой из них, визжа и бесконечно повторяя «нет, нет, не надо», позабыв о своих магических способностях, пытается забиться в угол… Из тьмы высовывается длинная лапа с тремя когтистыми пальцами, средний коготь впивается в спину Грега и тащит его во тьму… Он, Рон, бьет мечом по этой лапе, по когтю, меч со звоном ломается…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации