» » » онлайн чтение - страница 21

Текст книги "Чаша Торна"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 16:27


Автор книги: Дмитрий Воронин


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 21 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

* * *

Гранит опять пытался набрать высоту, но теперь ему это не удавалось. Он устал, смертельно устал – долгие века он не поднимался в воздух, к тому же сегодняшний перелет, да еще с грузом на спине, забрал у него немало сил, и теперь этих сил ему уже не хватало. Его противник, напротив, ничуть не устал и теперь старательно блокировал все попытки золотого дракона прорваться в небо, выбирая момент для удара. Несколько раз ему уже удалось всадить когти в тело Гранита – хотя немало атак было отражено золотой чешуей.

Великий дракон ощущал боль: из глубоких ран на спине сочилась кровь, чешуя была содрана, на длинной гибкой шее появились саднящие борозды, оставленные клыками мертвого врага, но крылья были еще целы, и он продолжал попытки уйти ввысь… С каждым кругом драконы поднимались все выше и выше, постепенно смещаясь в сторону от храмовой площадки – теперь схватка велась над острыми вершинами скал.

Дважды Гранит и сам пробовал атаковать, хотя его положение и не было идеальным для нападения. Первый из ударов снова пришелся в магическую плоть, и клыки Гранита лишь глухо клацнули, пронзив несуществующие мышцы. Но второй оказался удачен – могучие челюсти раздробили несколько ребер летающего скелета, не особенно, впрочем, ему повредив.

Но теперь Гранит уже знал, на что может рассчитывать, – у него был шанс, не слишком большой, но все же был… И он, кружа и не прекращая попыток подняться выше противника, выжидал подходящего момента, веря, что рано или поздно этот момент представится…

И шанс свой он получил, но совсем не оттуда, откуда ожидал… Между скалами показалась одна из мантикор, изрядно побитая в недавней битве. Теперь она стремилась убраться куда подальше, чтобы зализать раны – ее крыло было почти полностью отрублено, перебитый хвост волочился по земле, а на левую заднюю лапу она явно опасалась наступать. Теперь даже самый обычный зомби, пожалуй, легко справился бы с ней, поэтому мантикора искала спасения… и попалась на глаза мертвому дракону.

Что в этот момент произошло в магически созданном мозгу создания, умершего много веков назад? Может быть, что-то заставило усмотреть в мантикоре добычу, а может, память Вихря, потерпевшего поражение в схватке с ядовитыми монстрами, заставила мертвого дракона отвлечься на новую цель. Он беззвучно сложил крылья и спикировал на ползущую между скалами, повизгивающую от боли тварь… И Гранит не пропустил этого момента.

Челюсти сомкнулись на горле врага, и великого дракона пронзила радость: теперь его клыки крошили кость, не магическую плоть, неуязвимую и не чувствующую боли, а твердую кость, уступавшую тем не менее крепости драконьих клыков. Мертвый Вихрь извернулся, пытаясь освободиться, мантикора теперь была забыта – когти мертвого дракона рвали плоть живого, ломая крылья и разрывая перепонки. Но и Гранит, все крепче стискивая зубы, пустил в дело лапы, кроша ребра врага…

Сцепившиеся тела рухнули на скалы. За мгновение до падения позвонки все же поддались клыкам Гранита, и оторванная мертвая голова отлетела в сторону, прямо на глазах превращаясь в голый череп.

Но и сам Гранит уже ничего не мог сделать для своего спасения – его тело, изодранное, исполосованное когтями, со сломанными, с лохмотьями порванной перепонки крыльями, уже умирало…

От удара о камни лопнули стальные кольца, скреплявшие кости мертвого дракона…

* * *

Уцелевшая нага, почти вся забрызганная кровью своей и грифона, дико вращая глазами в поисках противника, наконец сделала выбор и устремилась к Айрин, продолжающей плести заклинания. Но внезапно на пути химеры выросла низенькая фигура.

Вид гнома был страшен. Шлем слетел при ударе, изо рта шла кровь, левая половина лица превратилась в одну сплошную рану, на которой злобно блестел чудом уцелевший глаз. Но руки, сжимающие секиру, были еще сильны, и снова зазвенела сталь.

* * *

Айрин знала, что рискует. Никто и никогда не пытался, строя заклинание, вплетать в него другое, куда более сложное… Но Книга Начал говорила, что это возможно, и, следовательно, она должна была это сделать.

Все-таки некромант получал при этом небольшое преимущество – он мог отыграть секунду или даже две, и эти секунды могли стать для волшебницы роковыми. Но некромант, сосредоточившийся на парировании заклинаний девушки и создании своих, не замечал медленно рождающейся конструкции. И, пожалуй, не мог заметить, ведь эта формула включала в себя доселе никому из людей не известные тайны древнего языка магии…

Айрин резко дернула запястьем, бросила короткую гортанную фразу, и каменный дождь, уже почти готовый обрушиться на ее голову, рассеялся, не успев полностью оформиться. Ее собственное заклинание, превратившее бы противника в глыбу льда, тоже было разбито, но тайная конструкция, которую она возводила уже несколько минут, все же устояла… Похоже, некромант и не подозревал о ее существовании. Пока не подозревал – Айрин не строила иллюзий на этот счет, рано или поздно он заметит, и тогда… Хотя кто знает, сможет ли маг, пусть даже и столь опытный, найти ключ разрушения к неизвестным ему чарам.

Ее испугало другое – она чуть не опоздала с последней контратакой. Некромант упорно выбивался вперед, ее же тормозило задуманное ею волшебство. Оно уже почти созрело, но ей нельзя прерывать последний этап, иначе все рухнет… и важно даже не то, что придется начинать сначала, хотя Айрин и чувствовала, что сил на это у нее не осталось, а то, что некромант может осознать, в чем дело, и тогда она лишится даже этого слабого преимущества…

* * *

Рон, оглядевшись, увидел картину, наполнившую его сердце болью. Драконов нигде не было видно, возможно, они в пылу схватки улетели слишком далеко, но возможно и то, что Гранит, пытаясь справиться с порождением темной магии, погиб сам. Слова, сказанные драконом на прощание, не были обнадеживающими, а уж рыцарь-то получше многих знал, что идти в бой без веры в победу – последнее дело.

Брик лежал неподвижно, и с расстояния Черный Барс не мог определить, жив ли юноша, или полученный им удар оказался смертельным. Но даже если парень и жив, то вряд ли цел – по крайней мере рука его изгибалась под совершенно неестественным углом,

Айрин и некромант стояли друг против друга, и, казалось, даже воздух между ними был пропитан чудовищными силами. Оба они смотрели лишь друг на друга, ловя каждый жест, каждое произнесенное слово, чтобы тут же нанести встречный удар. Поединок нельзя было назвать впечатляющим, но от замерших фигур веяло такой угрозой, какая и не снилась всем магам этого мира, вместе взятым.

В нескольких шагах позади волшебницы гном отчаянно рубился с последней оставшейся в живых нагой. Тьюрин не собирался больше отступать, да и отступать было некуда – еще немного, и он уткнется в спину девушки. Изрубленная кольчуга висела клочьями, лицо было окровавлено, левая рука, кажется, ранена, и все же гном продолжал нападать и отражать удары – пока его выручало то, что его противник и сам сильно пострадал.

Невдалеке от них лежал грифон. Его тело еще мелко вздрагивало, но огромная лужа крови ясно давала понять, что могучий Флар – уже не жилец на этом свете…

Чтобы оценить обстановку, Рону понадобилась секунда или две, а уже в следующий момент он бросился к некроманту. У него был шанс, пусть и призрачный, – именно сейчас, когда некромант полностью сосредоточен на поединке с волшебницей, он просто не способен воспринимать окружающее, и можно попытаться достать его обычным мечом…

К сожалению, некромант увидел рыцаря…

* * *

Берг злился – ему никак не удавалось достать девчонку… Она оказалась куда лучшей волшебницей, чем он ожидал, – по крайней мере в первый момент он решил, что разделается с ней одним движением пальца. И все же минуты текли, и никто не мог взять верх.

Ее построения были изящны и труднопредсказуемы, – но пока что ему удавалось раскусить каждую ее формулу и своевременно разбить заклинание девушки… Хотя и она действовала ничуть не хуже. Или все-таки хуже? Последний его выпад она разбила буквально за пару секунд до завершения – расслабилась? Или устала? Или просто что-то отвлекло ее? Бергу хотелось думать, что он выиграл драгоценные секунды, и в следующий… ну, в один из следующих ударов она не успеет справиться с подавлением атаки.

Краем глаза он видел, что его воинство постепенно сходит на нет. Огорчаться этому, и уж тем более что-то предпринимать было просто некогда – стоит дать этой выскочке несколько лишних мгновений, и она вполне может достать его. Он был крайне высокого мнения о своих способностях, но и противнице своей отдавал должное – ее явно учили на совесть. Он не знал, как дела у его дракона, но был уверен, что нормально – никому не под силу убить уже мертвое создание…

Лэш уверенно теснила рыцаря, отчаянно отбивавшегося от ее выпадов. Правда, схватка стража с человеком протекала слишком уж долго… Он опять в который уж раз подумал, что, возможно, поторопился отправить на тот свет учителя Улло… И все же верил, что страж справится – во всяком случае, создавалось впечатление, что рыцарь уже думает только о том, как бы спасти свою шкуру, не помышляя о нападении.

* * *

В арсенале некроманта были десятки боевых заклинаний самых разных уровней, но применить можно было только те, что стояли на высших ступенях сложности. Что толку обмениваться фаерболами и молниями, если они наверняка не достигнут цели. Девчонка это тоже поняла, и после первого обмена детскими, можно сказать дилетантскими, ударами поединок перешел в высшую фазу, становясь истинным искусством. В других условиях схватку можно было бы даже назвать утонченно красивой и изящной, если бы сейчас речь не шла о его, Берга, жизни.

Берг начал построение очередной формулы, одновременно контролируя действия волшебницы, стараясь разгадать ее замысел и подавить его в зародыше. Она пользовалась обычными заклинаниями, решения для которых услужливо подбрасывала ему память Учителя. И все же ему казалось, что не все так просто – девушка как бы сбивалась время от времени на что-то другое, как будто пробовала строить два заклятия одновременно… если бы такое, конечно, было возможно.

Он еле заметно улыбнулся, уловив суть ее заклинания, – ага, стандартная формула превращения в камень с модификацией на незамедлительное разрушение полученной статуи… Хитро, хитро. Память немедленно дала точный ответ, что нужно делать в таких случаях, и он приготовился к контратаке, не забывая и о своем построении.

Этот поединок можно было бы продолжать до бесконечности – позади него стояла Чаша, уже разбуженная, уже готовая отдавать Силу тому, кто владеет ею. Некромант не чувствовал усталости – струя энергии вливалась в него бурным, неудержимым потоком, восполняя расходуемую в бою. А девушка уже выдыхалась, ее лоб блестел от пота – это было видно, и это обнадеживало. Ей уж недолго осталось.

Некромант бросил разрушающую фразу, с удовлетворением отметив, что опасное заклинание молодой волшебницы рухнуло. Правда, ему показалось, что на месте рухнувшего заклинания осталась какая-то другая, неизвестная ему конструкция, но принять меры он не успел. Потому что в следующий момент увидел, как валится на камни изрубленное тело Лэш и рыцарь, оглянувшийся по сторонам, поднимает меч и стремительно бежит к нему…

Берг почувствовал, как его охватывает дикая, заполоняющая все его существо паника. И дело даже не в том, что простой смертный справился со стражем, это в конечном счете дело хоть и неслыханное, но в принципе возможное. А вот то, что через мгновение ему сражаться на два фронта, – это могло оказаться фатальным. Проклятие… и наги практически перебиты, некому прикрыть его – и надо же, это происходит именно сейчас, когда до победы остаются считанные минуты.

У некроманта мелькнула мысль, что он только что разрушил заклинание молодой магички… И ей понадобится время, чтобы выстроить новое… О замеченной магической конструкции он не думал, к тому же ему была необходима лишь секунда-другая. И Берг рискнул… он нанес удар «тараном» – заурядный, безыскусный, но разве простому человеку, не сведущему в магических науках, нужно больше?

Рыцаря отбросило назад, хруст костей смешался со стоном раздираемого металла. Тело упало на спину, изогнулось, пару раз дернулось и замерло.

С рыцарем все было кончено – некромант знал силу такого выпада, проломившего бы и скалу.

А девушка внезапно вскинула руки, и некромант с ужасом услышал завершающие штампы заклятия. Как? Как она успела? И он даже не знал, что его ждет, и не мог парировать ее атаку! Все, что он смог сделать, – это нанести встречный удар: сейчас, при наложении последнего штриха, она не сможет отвлечься, иначе все ее достижение разлетится в прах. В панике он бросил в нее первое, что «подвернулось под руку», – приказ сердцу остановиться.

И она не отразила его заклятие – она на самом деле не могла позволить себе отвлечься, что и привело ее к фатальному концу. Он увидел, как девушка вздрогнула, теперь еще несколько секунд – и все будет кончено… А тогда он займется остальными.

* * *

Айрин знала, чем рискует, знала, что шансов остаться в живых у нее почти нет. Некромант был силен – она даже не ожидала от него такой мощи… Видно, все, что говорили о слиянии разумов, – истинная правда, к тому же она чувствовала, как врага непрерывно подпитывает поток Силы, льющийся из странного предмета, стоящего на постаменте. Чаша…

Он опять шутя разбил ее заклинание, и тут она заметила краем глаза, как Рон рванулся к некроманту с мечом в руке. Безнадежное дело, но сейчас темный маг должен, просто обязан отвлечься. Хоть на мгновение.

И он отвлекся, он атаковал рыцаря, и незримый удар смял прочное железо и непрочную плоть, сбивая Рона с ног… Айрин с неимоверным трудом удержалась от пронзительного крика, увидев смерть Черного Барса, она не могла сейчас позволить себе отдаться эмоциям. У нее была сейчас другая цель – и волшебница в полной мере воспользовалась этими секундами, которые ей подарил рыцарь своим последним безнадежным броском, – ее заклинание было уже почти завершено, осталась всего пара слов и жестов…

И тут ледяные тиски сжали ее сердце – казалось, адская боль сейчас разорвет грудь, но девушка, уже понимая, что некромант все-таки сумел достать ее и жить ей осталось всего несколько секунд, выбросила вперед руки в последнем повелительном жесте.

Это был шедевр – заклинание, равного которому не было ни в одной древней книге школы Сан. Его можно было бы отнести по меньшей мере к девятому, а то и к десятому уровню… Скала под ногами некроманта вспучилась, почти мгновенно превратившись в яркую желто-багровую лаву, сразу же поглотившую черного мага почти по пояс.

Некромант отчаянно рванулся из огненного плена, сжигающего его заживо, его дикий, пронзительный вопль эхом отдался в окрестных скалах, а руки призывно протянулись к Чаше, втягивая в стремительно разрушающееся тело поток Силы. Погружение прекратилось… вот он сделал шаг к спасительному твердому камню, еще один… Его одежда и волосы пылали, но маг каким-то чудом еще оставался жив.

Он мог бы выбраться. Еще несколько секунд, и это обгорелое тело покинуло бы озеро лавы и выползло бы на горячую поверхность, но…

Раскаленное озеро подтопило край постамента, на котором стояла Чаша. Камень медленно накренился… Чаша выпала из своего гнезда, со звоном покатилась по камню и упала в огонь. Обугленные руки рванулись, чтобы поймать ее… и не успели. Спустя несколько секунд огненные волны сомкнулись над тем, что все еще очень отдаленно напоминало голову человека.

* * *

Холод… Тьма… И зловещая, давящая тишина… Он не чувствовал ни рук, ни ног, ни своего тела… Исчезла куда-то боль от ран, исчезла усталость, и кровь пополам с потом больше не заливала глаза. Он попытался вдохнуть, но вдруг осознал, что и это ему недоступно… Где он?

Он попытался вспомнить последние несколько секунд… Некромант вскидывает руку… Такой знакомый жест, где-то он его уже видел. А потом… а что потом? Потом было больно… или не было?

Теперь Рон чувствовал свое тело… но ощущения были странными, необычными. И по-прежнему не было боли, совсем, даже в тех самых свежих ранах, что нанесла ему та девчонка, страж.

Странно…

Он огляделся. Тьма… нет, не совсем. Там, вдалеке, что-то виднеется, какой-то свет. Значит, надо идти туда, к свету.

Он пошел вперед, удивляясь, что не слышит своих шагов. Холод наползал отовсюду, но это был какой-то другой холод, не та стужа, что превращает человека в безвольную обледенелую статую, нет… Ощущения были совсем другими, и он не мог подобрать нужных слов, чтобы описать их. Не важно – впереди свет, и надо идти к нему.

Он шел по тоннелю, приближаясь к источнику света. Теперь он различал две фигуры, ожидавшие его… Пожалуй, это Айрин и Брик… Хотя нет, одна из фигур была женской, но вторая по размерам превосходила невысокого юношу. Кто же это?

«Вот ты и пришел, Ронни…» – Женский голос звучал, казалось, прямо у него в голове. Рыцарь мог бы поклясться, что слышит его не ушами.

Это была не Айрин. Теперь он ясно видел это, хотя так и не мог разобрать лица женщины. Но что-то шевельнулось в памяти, что-то давно и прочно забытое. Одна женщина когда-то называла его так. Очень давно.

«Кто ты?» – Он произнес эти слова, но звук, так же как и услышанный им ранее, шел явно не изо рта.

«Ты не узнаешь меня? Неужели твоя память так коротка, Ронни? Мы столько пережили вместе…»

«Кора…»

«Все-таки узнал… Я рада». – В голосе прозвучал легкий смешок.

«Кора, но ты же… ты же мертва!» – Рон изо всех сил пытался разглядеть ее лицо, но не мог – вокруг все плавало в тумане, до неузнаваемости искажавшем черты лица собеседницы.

«Конечно. Уже давно… впрочем, ты знаешь. Пойдем?»

«Куда? И кто это с тобой?»

«Это я… сынок». – Мягкий мужской голос подействовал на Рона как удар дубины. Много, много лет он не слышал его, но никогда не мог забыть.

«Отец?..»

«Да, сынок, я… Жаль, что так получилось, ты пришел слишком рано».

«Отец… Кора… где я?»

«Ты еще не понял?»

«Я…»

Он понял. Это место не раз упоминалось в богохульствах и страшных сказках, в проповедях священников и в древних книгах. Ледяные каменоломни Чара… Но если он здесь, значит, он мертв?

«Что делает здесь этот человек?» – раздался новый голос, холодный и равнодушный.

«Присмотрись к нему, Джос, узнаешь?»

«Джос?..»

«Рон?.. Как ты здесь оказался?»

«Странный вопрос, Джос. Видимо, пришло время…»

«Ерунда!» – Голос Джоса, как и при жизни, был спокоен и размерен. Его тень колыхнулась в тумане, повернувшись к двум другим теням. – Вы что, совсем ничего не видите? Тогда посмотрите на его лицо!»

«Хм-м… постойте, но ведь он…»

«Вот именно… И я опять спрашиваю тебя, Рон, что ты делаешь здесь?»

«Джос, я… я очутился в темноте и просто пошел к свету…»

«Уходи!»

«Уходить? Но… куда?»

«Туда, откуда явился. Назад. Твое время еще не пришло».

Как по команде, все три призрачные фигуры повернулись к Рону спиной и стали медленно и беззвучно удаляться. Он несколько секунд смотрел им вслед, недоумевая, а затем пошел обратно во тьму, чувствуя, как с каждым шагом холод все глубже и глубже проникает в тело, как все труднее и труднее становится двигаться… Он все больше и больше терял ощущение собственного тела, пока наконец не утратил его полностью, снова очутившись во тьме, в молчании, в ледяной пустоте. Ему вдруг страстно захотелось увидеть хотя бы искру света, и он, напрягшись, что было силы зажмурился, а потом резко раскрыл глаза.

В глаза ударил яркий свет, льющийся с безоблачного синего неба. Рон лежал на камнях и боковым зрением видел Брика, склонившегося над безжизненным телом Айрин. Кажется, он пытался что-то влить ей в рот.

* * *

Они стояли на неровной каменной поверхности, еще не вполне остывшей, местами дымящейся. К тому же там, позади, по-прежнему бушевало пламя, медленно уступая позиции и отходя в глубь земли. Лишь на две трети ушедший в скалу каменный постамент говорил о том, что недавно здесь плескалась раскаленная лава.

Они были живы – Рон и Айрин – благодаря волшебным свойствам крови дракона, отданной добровольно. И не было больше в этом мире дракона, готового пожертвовать свою кровь, – последний, Великий Гранит, теперь лежал где-то среди скал, его избитое и изломанное тело успокоилось навсегда. Брик баюкал сломанную в нескольких местах руку. Пройдет немало времени, прежде чем он сможет держать ею хотя бы ложку. У него еще было сломано несколько ребер, да и левая нога изрядно пострадала. И все же именно ему удалось, очнувшись от чудовищного удара, доползти до мертвых друзей, чтобы по капле влить им драгоценное лекарство. Гном был изрублен страшно, хотя кровь уже свернулась и не просачивалась сквозь повязки. Его кольчуга годилась разве что на лом, выщербленная секира с измочаленной ударами меча рукоятью висела, как обычно, на поясе, а на голове гнома сияла древняя корона подгорных королей – он сдержал слово и заслужил право носить ее. И еще он думал о том, что Тайрина больше не придет к нему в том страшном сне… а если и придет, то во сне добром и светлом, придет вместе с сыном, живым и здоровым, может быть, даже уже основательно подросшим. Придет не для того, чтобы звать его к себе до срока. Почему-то он был уверен в этом.

Тело грифона было предано земле. Флар так и не нашел компромисса между мужеством и осторожностью и пал, защищая тех, кого втайне даже от самого себя называл своими друзьями. Рон поклялся, что найдет других грифонов и расскажет им о последних днях жизни их сородича – Флар заслужил, чтобы о нем помнили.

– Вот и все… – вздохнула Айрин.

– Да, – эхом отозвался Рон. – Мы победили…

– Только победали это? Погибли Гранит, Флар…

– Вечная им память. И все же… Зло не вошло в мир, мы сумели остановить его. Все мы… все вместе. – Рон оглядел друзей, – Что ж, из нас получилась неплохая команда, верно? Может быть, нам и дальше стоит держаться друг друга? Как думаете?

И четыре руки сомкнулись над остывающим камнем.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации