» » » онлайн чтение - страница 20

Текст книги "Чаша Торна"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 16:27


Автор книги: Дмитрий Воронин


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 20 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Ламии гиперсексуальны, в поисках партнера (после длительного воздержания) совершенно неразборчивы и не останавливаются ни перед чем. Не обладая магическим даром, ламии тем не менее представляют серьезную опасность, прежде всего для мужчин. Редкий мужчина способен сопротивляться очарованию ламии. Сами они, будучи хищниками, обычно убивают свои жертвы (как правило, путем удушения в момент сексуального экстаза). После этого поедают добычу.

Ламии – плохие бойцы, конструкция тела делает их неустойчивыми, неспособными на быстрые движения. К тому же они довольно легко впадают в панику.

Испытав неудачу с ламиями, некроманты создали существ, впоследствии названных нагами. При этом они постарались учесть сделанные ошибки и почти вплотную подошли к созданию идеального воина.

Нага, как и ламия, является полуэльфом-полузмеей. Однако имеется ряд существенных отличий. Прежде всего, хотя торс наги и напоминает женский, но сходство это весьма отдаленное. Тело более мощное, снабженное хорошо развитыми мускулами. Нага имеет шесть рук – по три с каждой стороны, одна над другой. Вызванные таким строением изменения скелета привели к еще большему утяжелению торса. Головы у наг небольшие, глаза широко расставлены и имеют огромный угол обзора. Черты лица грубые. Говорят с трудом.

Нижняя часть туловища, как и у ламии, представляет собой змеиный хвост, однако он толще и сильнее, чем у ламии. Недостаточная подвижность компенсируется высокой степенью устойчивости, достигнутой за счет удлиненного хвоста. «Сбить с ног» нагу практически невозможно. Еще одним отличием от ламий является чешуя, служащая хорошей защитой от холодного оружия, покрывает почти все тело наги, доходя до подбородка и кистей рук. Кроме того, наги имеют природный иммунитет к большинству видов магии.

В бою наги чрезвычайно опасны. В 4630 году группа эльфов-некромантов вместе с отрядом из двадцати наг наголову разбили отряд гномов, состоящий из более чем трехсот бойцов (по другим свидетельствам, основную роль в разгроме сыграла магия эльфов). Как бы то ни было, за нагами сохраняется слава непревзойденных бойцов.

Последний раз наг видели около четырехсот лет назад. Ламии по настоящее время встречаются в южных лесах.

(Бестиарий: ламии и наги. Школа Сан)

* * *

Впрочем, это вряд ли можно было бы с полным основанием назвать «кипящей схваткой». Четыре наги неторопливо, спокойно рубили в капусту слабо огрызающиеся остатки моего воинства. Я во все глаза смотрел на считавшихся давно вымершими созданий – могучие руки разили направо и налево, может, не так быстро, как это могла бы делать Лэш, но все же ни один из зомби не мог оказать им достойного сопротивления. К тому времени как я поднялся на поверхность, они почти закончили свою работу – и сейчас расчленяли последних.

Пожалуй, я всерьез сомневался, что Лэш справилась бы с таким противником. Каждая нага – это пять тяжелых мечей… нет, скорее, сабель и небольшой щит, которым они тоже пользовались весьма умело. Чешуя защищала их получше иной кольчуги, а умение владеть оружием… Чар подери, что-то я не заметил, чтобы хоть одна из них после этой бойни была поцарапана.

Мой дракон все так же равнодушно взирал свысока на происходящее. Эта тварь, при всех своих достоинствах, совершенно безмозгла, хуже, чем зомби. У тех есть хоть и тухлые, но мозги. Дракон же делает только то, что ему приказано, не больше. Скелет он скелет и есть. Его сил хватило бы, чтобы разделаться с полузмеями, но без прямого приказа он и когтем не щелкнет.

Я обнаружил, что нагам свойственно кое-что человеческое, во всяком случае, меня поразило, как они расправлялись с последним оставшимся на ногах зомби. Вам приходилось резать колбасу? Вот так же действовали и они – удары мечей отсекали от его тела тонкие ломтики один за другим. Он уже лишился обеих рук, но продолжал нападать, стараясь достать нагу зубами, – совершенно бессмысленное занятие. Та же, похоже, развлекалась…

Наконец куски последнего бойца были сброшены со скалы, и наги все так же спокойно развернулись и двинулись ко мне. Лэш зашипела не хуже змеи, но я придержал стража – сейчас следовало действовать иначе. Дракон, может, и способен справиться с нагами, страж – безусловно нет.

– Стойте! – приказал я нагам, придав голосу всю властность, на которую был способен. Они остановились, к моему удивлению, и принялись внимательно разглядывать меня, не проявляя особых признаков агрессивности… хотя что можно прочитать по их лишенным выражения лицам? Спешить им было некуда, так же как мне – бежать.

– Как вы посмели напасть на моих воинов? – рявкнул я угрожающе.

– Мы охраняем Чашу… – Голос наги был шипящим, не вполне разборчивым, но в общем и целом понятным. – Ты вор. Ты украл Чашу. Ты умрешь.

Эти твари были отличными бойцами, сильными, выносливыми, малоуязвимыми. Но они были довольно тупы, как и всякое творение, созданное для одного конкретного занятия. Как мой дракон, к примеру. У меня уже созрел в голове план, и оставалось только приступить к его реализации. Главное – не переборщить.

– Кто приказал вам это?

– Торн.

Ответ был короток и по существу. Оставалось надеяться, что дальше будет легче. Я по крайней мере рассчитывал на это.

– Кто такой Торн?

Змея даже опешила:

– Торн?! Торн – хозяин Чаши…

– Я хозяин Чаши. Чаша у меня в руках. Значит, ты признаёшь, что я Торн?

Я говорил медленно и веско, чтобы до них дошло. На маловыразительных лицах отразилась напряженная работа мысли. Я исходил из элементарного предположения. Торн покинул этот мир много тысячелетий назад. Наги, конечно, столько не живут, и знать свое божество в лицо они никак не могут. Пусть даже знали – наверняка давно и прочно забыли. А мозгов у них не так уж и много…

Молчание затягивалось. Я ждал плодов их размышлений, готовясь сыграть отступление – стоит мне крикнуть, и когти дракона подхватят меня. Но такой расклад был крайне нежелателен. Не говоря о риске быть уроненным на камни, я почти наверняка потеряю Лэш.

Змеи отползли на несколько шагов и принялись шушукаться. Как они ни старались внятно выговаривать слова, их речь сливалась в сплошное неразборчивое шипение, но друг друга они, похоже, понимали прекрасно. Это совещание продолжалось неимоверно долго, может быть, час, а может, и больше. Я устал стоять и присел на камни, спокойно наблюдая за ними.

Магией их не взять, в рукопашном бою Лэш вряд ли справится даже с одной из них. Удрать, конечно, можно, но мне хотелось решить дело миром. К тому же меня терзали смутные подозрения, что Чаша была оставлена именно здесь не зря – кто знает, может быть, только в этом месте в полную силу проявятся ее свойства.

Пока, кстати, никаких особых свойств я не заметил… Кроме того что она горяча. Что ж, раз надо ждать – будем ждать.

Наконец одна из наг двинулась ко мне:

– Ты Торн? – Видимо, задачка оказалась слишком сложной для их умов, поэтому они решили выйти из затруднительного положения, просто спросив. И не иначе всерьез надеялись на искренний, правдивый ответ. Идиоты они и есть идиоты.

– Я владею Чашей. Торн – хозяин Чаши. Значит, я – Торн.

Она вернулась назад с кучей новых сведений, и совещание продолжилось. Мне это начинало порядком надоедать. Наконец спустя довольно много времени, они, видимо, пришли к какому-то решению, поскольку ко мне снова двинулась нага. Не имею ни малейшего представления, та же самая или другая – все они кажутся на одно лицо. Возможно, имей я время узнать их получше… но ни времени, ни желания такого у меня, разумеется, не было и в помине.

– Если ты Торн, укажи место Чаши.

Я уверенно подошел к пьедесталу, чувствуя, как пять пар глаз, включая глаза Лэш, сверлят мою спину. Если я ошибусь, придется очень быстро спасаться бегством…

Я беспокоился зря, это стало ясно сразу же, как только я вплотную приблизился к пьедесталу. Они, наги, наверняка никогда не видели самой Чаши, зная ее лишь по описанию, передаваемому из поколения в поколение. И уж наверняка имели самое смутное представление о том, «где ее место». Я же увидел это сразу: посреди постамента было углубление, идеально подходящее по форме к подставке Чаши. Удивительно было то, что поверхность камня почти не пострадала от времени и непогоды – а может, эти твари следили за постаментом и регулярно приводили его в порядок?

Я установил Чашу посреди постамента и сразу почувствовал, что все сделал верно. Лучи солнца играли на древнем артефакте, и, несмотря на ясный день, я разглядел еле заметное, медленно разгорающееся сияние вокруг этого сокровища.

Все мое существо почувствовало ток Силы, постепенно возрастающий, щедрый, готовый поделиться со мной энергией. Я потянулся к этому источнику, чувствуя, как в меня льется живительный поток, прибавляющий сил и забирающий усталость…

– Ты – Торн! – выдохнула у меня за спиной нага.

Я не обратил внимания на ее слова. Сейчас все это было не важно – Сила вливалась в меня, и я черпал и черпал ее и все не мог насытиться…

– Мы повинуемся Торну! – прошелестело за спиной. – Приказывай!

– По-прежнему приказываю вам день и ночь охранять Чашу, – бросил я не оборачиваясь. – А также меня, владельца Чаши.

– Господин! Опасность!

Голос Лэш заставил меня раздраженно обернуться. Неужели наги передумали и теперь снова видят во мне врага?

Но дело было не в нагах. Они-то как раз спокойно стояли полукругом, выставив перед собой клинки, и я мельком подумал, что это куда лучшая защита, чем даже сотни зомби. И к тому же куда более долговечная. Да, наги всерьез готовились выполнять свой долг, защищать меня от опасности, а опасность эта приближалась ко мне с самой неожиданной стороны.

В небе виднелась стремительно увеличивающаяся точка. Летящее существо приближалось быстро, и через несколько мгновений я уже мог его разглядеть. Это было еще одно потрясение, и встреча с нагами ни в коей мере не могла с этим потрясением сравниться!

Я видел это существо, но не верил, не мог поверить в его существование. Это было просто невозможно! Оно не было порождением магии, теперь, после близкого знакомства с Чашей я мог легко чувствовать сосредоточения Силы, как я чувствовал Лэш, стоящую за моей спиной, как я чувствовал кружащегося в небе моего дракона.

И все же я, к сожалению, не мог надеяться, что меня обманывают глаза. Потому что я видел совершенно ясно: к нам приближается дракон. Настоящий великий дракон, род которых считался давно вымершим, более того, древние книги достаточно четко сообщали о смерти каждого представителя этого рода. Все, что от них осталось, – это единственный сохранившийся скелет, одетый в магическую оболочку и подчиняющийся моим приказам. Что-то подсказывало мне, что летящий сюда золотой дракон не станет мне подчиняться. Более того, каждой частицей моего сознания я чувствовал, что передо мной враг и что исходом этой встречи может быть только одно – битва.

Золотой дракон стремительно снижался, и теперь я ясно видел четыре фигурки, прижавшиеся к сияющей чешуе. Вот чудовище с грохотом приземлилось, и с его спины спрыгнули четверо людей… нет, трое людей и гном. Дракон же снова взмыл в воздух…

И тут до меня дошло, что именно они, эти четверо, задумали лишить меня моего триумфа. Они задумали отнять Чашу… Я хрипло рассмеялся…

Глава 15 НАЕМНИКИ. БИТВА

– Убейте их! – крикнул высокий человек, облаченный в черную кожу. Видимо, это и был тот самый некромант, за которым они так долго гнались. Он обращался к созданиям, которых Рон узнал сразу, хотя раньше никогда не видел, разве что на гравюрах, украшавших небезызвестный «Бестиарий» (не слишком хороших гравюрах, как можно было сейчас убедиться).

Не было времени удивляться – он слишком хорошо представлял, что можно ожидать от наг. И помимо «Бестиария» существовало немало источников, описывающих всю бесполезность попыток сопротивляться нагам в рукопашном бою. Даже если считать эти многочисленные свидетельства некоторым преувеличением, все же предстояла нешуточная драка – и с минимальными шансами на победу в ней.

– Убейте их! Они пришли похитить Чашу! Я, Торн, приказываю вам!

Рон двигался осторожно, неторопливо водя перед собой мечом и совершенно не боясь. Это дело было для него привычным – не полеты на драконе, и не путешествия по ненадежным и готовым вот-вот рухнуть мостам, а обычная драка… и пусть у противника немного больше рук, можно считать, что их просто трое. Голова-то у них все равно одна «на троих», как и брюхо…

Тьюрин, зарычав, рванул из-за плеча свою секиру, одновременно опуская забрало шлема. Рон знал, о чем сейчас думает гном, – не о том, что, возможно, через несколько минут умрет… Он жалеет, что на нем сейчас обычная кольчуга, а не полный доспех. Будь Тьюрин в латах… Да что там говорить, кольчуга – не лучшая защита, когда схватка идет с таким противником.

Никто не говорит, что наги непобедимы. С ними вполне можно справиться – особенно если не врукопашную… Они не бессмертны – просто очень сильны и покрыты чешуей, не уступающей по прочности латам. Умение любого бойца владеть мечом пасует перед шестируким противником, который к тому же может наносить смертельно точные и чудовищно сильные удары хвостом.

К его удивлению, наги не тронулись с места, со спокойным равнодушием изучая приближающихся бойцов. Брик держал в руках взведенный арбалет – Айрин, похоже, полностью уступила ему владение этим оружием, предпочитая полагаться на магические способности. Рон подумал, что парень все же добился своего – попал в самое пекло. Как это ни печально, но именно у него здесь самый ничтожный шанс остаться в живых… И вообще, если уж кто и уцелеет, то это наверняка будет Тьюрин… Гном медленно шел вперед, опустив секиру, но он не был расслаблен – в любой момент топор взлетит, нанося смертельный удар.

– Лэш, убей их!

Невысокий в отличие от наг спутник некроманта (судя по телосложению, это была девушка) взмахнул обеими руками, сжимающими мечи, и прыгнул вперед с поистине кошачьей грацией. Рон вспомнил о словах дракона… это был страж. Убить нагу можно, а как убить бессмертное создание?

– Она моя! – крикнул он товарищам, выдвигаясь вперед.

* * *

Удары сыпались на него подобно граду, и все же он держался, поражаясь той скорости, с которой двигался страж. Она атаковала изо всех мыслимых и немыслимых позиций, пытаясь пробить его защиту, и пару раз ей это удалось – Рон почувствовал, как что-то липкое ползет по левому плечу, и явно это не пот. Рука пока действовала исправно, но это пока…

Когда прошел пыл первой стычки, он начал биться спокойно и расчетливо, экономя силы и сосредоточившись на обороне. Казалось, у его противника не было слабого места, она великолепно владела оружием, совершенно не реагировала на несколько полученных порезов и к тому же абсолютно не уставала. Сам он был еще достаточно бодр и свеж, но вечно это не продлится. Рано или поздно он сделает ошибку, и она этим воспользуется.

Ее манера боя была безупречна, и Рон понимал, что учил ее настоящий мастер. Рыцарю даже временами казалось, что он узнает этот стиль – что-то порядком забытое за долгие годы, возможно, ему приходилось когда-то сталкиваться с противником, использующим эти приемы. Да… точно, лет пять или семь назад он встречался с ним… Как его звали? Странное такое имя…

Удар следовал за ударом, но теперь он уже полностью успокоился. Да, девчонка хороша, быстра и сильна, как пантера… но с ним она может справиться только одним способом – вымотав до предела. Правда, ей это пока удается, нащупать щель в ее обороне он до сих пор не мог. Несколько царапин – не в счет, бессмертному стражу они совершенно не опасны.

Так как звали того мастера боя? А, Чар подери, не важно. Но выучил он ее здорово, пожалуй, мало кто способен справиться с таким бойцом. Рон сильно подозревал, что процесс обучения для мастера закончился плохо – не в привычках некромантов оставлять свидетелей. И все же его не отпускало чувство, что он чего-то не заметил. Пока руки делали механическую работу, отбивая выпады Лэш, Рон напряженно думал о том, что же он упустил. Это наверняка что-то важное…

Он задумался и на мгновение открылся – всего лишь на мгновение, но уже понимал, что и этого слишком много. Он не успевал… Сейчас она нанесет удар, и…

Она не нанесла удар.

И тотчас же все встало на свои места. Он вспомнил этого мастера, вспомнил обстоятельства, при которых познакомился с ним. Вспомнил и странные, непривычные взгляды Ханка Улло – тот, дожив до седин, признавал только благородные поединки. Будучи мастером высшей категории, Улло никогда не опускался до наемничества – по его мнению, в свалке типа «все против всех» не было места высокому искусству фехтования. Все шрамы, украшавшие его тело, были получены лишь на благородных дуэлях, когда свято соблюдается кодекс чести и бой ведется один на один.

Да, безусловно, это был стиль Улло. Рон даже узнал пару фирменных ударов, которым его обучил мастер в те давние времена. Он хорошо натаскал девчонку, но… именно в этом и была ее слабость. Он дал ей все, что знал, – но и он знал не все, далеко не все. В красивом, благородном поединке нет места подлым приемам, бесчестным ударам, которые не раз выручали наемника в свалке реального боя, когда стоит задача сохранить свою жизнь, а не поразить зрителей мастерством и изяществом. Горсть песка в лицо врага, удар ногой или ложное отступление, да мало ли приемов, которые вызывают презрение мастеров-фехтовалъщиков. На арене за подобное бойца бы забросали гнилыми помидорами… Но здесь не арена, и хороши все средства, он это знал, как знал любой боец. Любой настоящий, прошедший свалку реального боя боец… Ни один наемник не пропустил бы такой возможности – Лэш пропустила.

Теперь у него появились шансы, но он признавал, что их не так уж и много. Девчонка, похоже, хорошо умеет учиться, и, раз попав в ловушку, второй раз ее наверняка избежит. У него будет, пожалуй, только один удар – и нет права на ошибку.

Она снова наступала, когда Рон уловил подходящий момент. Теперь он знал, каков будет ее следующий удар, и был готов отразить его. Лэш рубанула обоими клинками сверху, целясь ему в голову и будучи уверена, что он вскинет меч для защиты. Но он поступил иначе, за мгновение до удара расцепив руки, оставив меч в правой и приняв оба клинка наручнем левой руки. Удар был страшен, ему даже показалось, что хрустнула кость…

Правая рука Рона ударила мечом снизу, подло, в пах – древний клинок рассек кольчугу и тело стража, рассек глубоко, вскрыв живот до самых внутренностей. Он тут же отскочил назад и с ужасом отметил про себя, что на стража этот удар, безусловно смертельный для любого человека, даже не произвел особого впечатления. Она снова шла на него, а его левая рука уже ни на что не была годна.

Нельзя сказать, что в глазах Лэш мелькнула искра торжества – она не поддавалась эмоциям, она спокойно делала свою работу, для которой была создана. Страж снова двинулась вперед, делая замах для удара…

Из глубокой раны на животе сизым комом, окрашенным в голубой цвет ее крови, выпали кишки, тут же распустившиеся и опутавшие ее ноги. Всего на миг она замерла, бросив взгляд вниз, на то, что мешало ей двигаться, всего на миг – и Рону этого хватило. Он нанес удар, вложив в него все, какие смог собрать, силы, – и удар достиг цели. Начисто отрубленная голова Лэш, звеня шлемом, покатилась по камням. Не давая ей опомниться и понимая, что и без головы, хоть и вслепую, страж еще способен биться, рыцарь продолжал атаку. Взмах – и левая рука упала на землю, пальцы разжались, выпуская клинок. Взмах – и правая рука последовала за левой, однако искалеченное туловище еще держалось на ногах. Взмах – и нога, почти перерубленная пополам, подламывается, и тело тяжело падает в кучу собственных же частей.

Все кончено…

Рон оглянулся: как дела у его друзей? Не нужна ли им помощь? И понял, что дела их плохи.

* * *

При первых же звуках сталкивающейся стали наги двинулись вперед, приняв решение и рассматривая теперь незваных гостей как врагов. Брик вскинул арбалет, прицелившись в ближайшее чудовище, и нажал на спуск. Реакция наги была отменной – вскинут щит, и болт, пробив его насквозь, застрял, лишь слегка оцарапав руку химеры. Тогда юноша выпустил один за другим оставшиеся болты…

Шесть рук наги давали ей несомненное преимущество – два болта были отбиты лезвиями сабель с противным визгом ушли в белый свет. Еще один скользнул по чешуе не в силах пробить ее – придись удар под другим углом, и чешуя не устояла бы, как не устояли бы и кованые латы.

Пятый болт нага опять попыталась отразить щитом – и раненая рука подвела ее, лишь на мгновение замедлив выверенное движение. Болт пролетел над самой кромкой щита и вошел точно в лоб монстру между холодными серо-стальными глазами, поразив крошечный мозг существа. Нага сделала еще несколько движений, а затем неловко повалилась на бок, задергав хвостом в предсмертных конвульсиях.

Брик отбросил разряженный арбалет – заряжать его вновь не было времени – и, воодушевленный первой победой, бросился в атаку с мечом в руке. Столь неожиданная удача заставила неопытного юношу совсем позабыть об осторожности…

Нага даже не пустила в ход оружие – взметнулся длинный хвост, и стремительный и неотразимый удар, подобно огромной булаве, сминая кирасу, отбросил парня на несколько шагов. Брик рухнул на камни и замер неподвижно, то ли скончавшись на месте, то ли просто потеряв сознание…

* * *

Айрин метнула огненный шар, без труда отраженный некромантом, и сама отбила пламенный мячик изящным жестом кисти. Еще один выпад, еще… Огненные шары взрывались, не долетев до цели, ледяное копье – магический удар третьего уровня – было небрежно отклонено противником, как и его удары, направленные в волшебницу.

Ни она, ни некромант и не помышляли о том, чтобы вмешаться в общую схватку, – сейчас им было не до того. Здесь, в этом древнем, осененном присутствием самого Торна месте встретились два почти равных по силе мага, и исход их поединка должно было решить лишь это самое «почти». И именно их бой был самым важным, ибо он решал судьбу Чаши – сокровища, ради которого все они оказались здесь.

Они стояли в двух десятках шагов друг от друга. Детским играм с фаерболами, молниями и ледяными стрелами пришел конец. Теперь в ход пошла серьезная магия высших уровней, требовавшая немало сил и немало времени на создание заклятия. Маги плели причудливыми жестами рук и малопонятными фразами сложнейшие словоформулы, одновременно стараясь предугадать и разрушить построения противника. Если бы Айрин не узнала от дракона, что это возможно, она погибла бы, пожалуй, почти сразу – любое из творимых здесь заклинаний было абсолютно смертельно для противника, и тот, кому удастся довести построение до конца, победит.

Но пока девушке удавалось разбивать формулы некроманта, и при этом она не могла избавиться от восхищения той легкостью, с которой он отвечал ей тем же. По лицам магов стекал пот, древние слова складывались в заученные фразы, призывающие могучие силы, но рано или поздно соперник находил нужный ключ, бросал пару отрывистых слов, делал несколько пассов – и хитроумная конструкция рассыпалась как карточный домик, заставляя все начинать сначала.

Краем глаза Айрин видела, как Рон отступает перед вихрем стали в руках стража, как гном, широко расставив ноги, рубится сразу с тремя нагами – что само по себе уже было подвигом, достойным песен, как Брик пластом лежит на камнях, не подавая признаков жизни. Она знала, что если не собьет некроманта с ритма, то ничем не сможет помочь своим спутникам, к тому же скорее всего проиграет и сама – ее противник, несмотря на молодость, проявлял опытность магистра высшего ранга, и Айрин чувствовала нарастающий страх. Пока ей удавалось сдерживать его, но все ее заклинания разбивались, не будучи построенными и наполовину.

И тогда ей в голову скользнула мысль – слишком невероятная, противоречащая всему, чему ее учили, – но знания, полученные из древней книги, позволяли по крайней мере попытаться… И она подозревала, что это единственный ее шанс – другого не будет, стоит некроманту почувствовать, что она делает, и он сам наверняка сможет адекватно ответить…

* * *

А гном уже отступал… Каким-то чудом удалось свалить одну из наг – лезвие секиры пробило-таки сверкающую чешую и глубоко погрузилось в плоть.

Но за этот успех Тьюрин был тотчас же наказан – раны в левую руку, в бок и в голову вынудили его уйти в глухую защиту, тратя быстро убывающие силы лишь на отражение сыпавшихся на него ударов. Шаг за шагом теснили его наги, и если бы не кольчуга, доброе изделие подгорных гномов, он давно уже был бы изрублен на куски.

Но гном предпочел бы погибнуть от клинков наг, чем от руки мертвого стража. Тьюрин слышал звон меча отчаянно отбивающегося Черного Барса и понимал, что шансов у рыцаря не так уж и много – вряд ли найдутся герои, сумевшие в одиночку справиться с этим проклятым творением некромантии. Но он верил в победу командира, не рассчитывая, что сам выйдет живым из этой сечи…

Наги были сильны и быстры, их чешуя, местами носящая следы секиры, давала им защиту куда лучшую, чем обычная кольчуга. Но мастерами фехтования их назвать было нельзя, они брали количеством, обрушивая на гнома шквал сабельных ударов и выпадов – дважды по шесть клинков – и половина из них в левых руках… Пока еще ему удавалось отражать их, где подставляя лезвие или древко секиры, а когда и принимая удар наручнем или шипастым наплечником, уже изрядно помятым.

И все же ему приходилось туго – кровь напитала одежду, и Тьюрин чувствовал, что левая рука не слушается его так же хорошо, как раньше. Оставалось лишь надеяться, что он дорого продаст свою жизнь.

Хлопанье крыльев на мгновение отвлекло наг, и Тьюрин сумел нанести первый за несколько последних минут удар – одна из рук твари безжизненно повисла. Впрочем, замешательство их продолжалось недолго, и уже в следующую секунду гном не мог думать ни о чем, кроме защиты. И отступал… отступал… отступал…

* * *

Гранит был воистину огромен – гораздо больше атакующего его мертвого дракона, но весь его боевой опыт состоял в основном из размышлений о схватках. В прошлом ему нечасто приходилось попадать в настоящие воздушные сражения – никто, кроме безмозглых, безрассудных и лишенных инстинкта самосохранения мантикор не отваживался нападать на великих драконов, – да и то произошло это лишь однажды, когда погиб Вихрь, сам теперь невольно ставший слугою темных сил…

Он понимал, что преимущество может дать ему высота, поэтому изо всех сил работал крыльями, стремясь оказаться сверху. Но и порождение магии имело достаточно хитрости, чтобы поступать так же.

Гранит знал, что живым из этой схватки ему не выйти – он и не рассчитывал на это, понимая, что его время завершено. Этот выбор он сделал сам, тогда, в пещере, когда перед ним встали две дороги: вырваться наружу или остаться, переждать, обмануть смерть… Это был его путь, и дух времени ни о чем не жалел – пожалуй, кроме того, что порядком потерял форму за века заточения. Он уже тяжело дышал, а противник, как и следовало ожидать, не выказывал и намека на усталость…

Выйдя из очередного виража, он вдруг заметил, что выиграл, пусть и ненадолго, состязание в высоте и получил шанс атаковать. С трубным ревом он обрушился на противника, и огромные когти полоснули мертвого дракона по спине… Полоснули – и бессильно рассекли воздух…

Созданные заклятиями некромантии шкура и мышцы были не более чем магическим дополнением к основе – выбеленному солнцем и ветрами скелету павшего Вихря. Их можно было видеть, но нельзя пощупать. Эти мышцы заставляли двигаться огромные крылья, перепонка уверенно загребала воздух, но когти Гранита бессильно промчались сквозь колдовскую плоть, не нанеся чудовищу ни малейшей раны.

А уже в следующую секунду и сам Гранит, стремясь уйти от ответного удара, нырнул в пике…

* * *

Тьюрин парировал очередной выпад и сделал шаг назад, тяжело отдуваясь и чувствуя, как пот, смешанный с кровью, стекает с рассеченного лба. Даже легендарная выносливость гномов была небеспредельна – он смертельно устал, но, прекрасно понимая, что любая остановка повлечет за собой гибель, продолжал сражаться, бросив в бой все резервы своего могучего тела.

Что-то серо-желтое мелькнуло за спинами наг, а уже в следующее мгновение вихрь из когтей, клюва и перьев налетел на химер, вынуждая их оставить полудобитую цель и повернуться к новому противнику. Тьюрин тяжело оперся на секиру, позволив себе сосчитать до трех – больше времени отвести на отдых было нельзя.

Грифон вертелся на месте, отражая удары обеих наг когтями и кончиками крыльев – сабли, жалобно звеня, отлетали от ороговевших краев маховых перьев, как будто стакивались с закаленной сталью. Время от времени Флар наносил удары клювом, но они все не достигали цели. Наконец одна из наг лишилась щита, второй, уже раненной гномом, удар клюва начисто оторвал еще одну руку.

Мощный хвост наги ударил грифона в бок – и массивная туша покачнулась. А в следующее мгновение сабля почти по рукоять погрузилась в львиную часть его тела… Грифон взвыл, ударом крыла отбросил нагу и снова рванулся в атаку, не щадя себя, но кровавое пятно на шкуре все увеличивалось и увеличивалось. Тьюрин бросился ему на помощь, но прозевал удар хвоста, пришедшийся по шлему и погрузивший его в беспамятство.

Рана придала грифону ярости и сил – теперь он атаковал непрерывно, и наги – непобедимые наги – вынуждены были впервые перейти к обороне. И все же они пока были в выигрышном положении – их по крайней мере было двое. Они начали окружать Флара – тот, опьяненный схваткой, казалось, даже не заметил этого. Он продолжать наносить удар за ударом по избранной цели, и постепенно это начало приносить плоды – вот коготь разодрал-таки чешую на груди монстра, выпустив на волю струю алой крови, вот кончик крыла полоснул по бицепсу, нанося глубокую резаную рану– пальцы наги разжались и сабля выпала из ослабевшей руки.

И вот заключительный удар… Голова Флара метнулась вперед, сабля наги, пытавшейся отразить выпад, зацепила глаз грифона, но его клюв, пронзив чешую, уже глубоко вошел в грудь химеры – и в следующее мгновение король воздуха отпрянул назад, сжимая в клюве огромный кусок мяса, вырванный из тела врага. Нага как подкошенная рухнула на камни, из развороченной груди ударил фонтан крови…

Увы – грифон выиграя схватку, но проиграл битву – вторая нага, обошедшая его сзади, вонзила три меча в его тело – клинки вошли по самую рукоять. Грифон содрогнулся, издал вопль боли, попытался было развернуться и вновь броситься в атаку, но львиные лапы подогнулись, и он тяжело завалился на бок, пятная кровью камни. А нага, хотя и лишившаяся двух рук, продолжала наносить ему удар за ударом…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации