» » » онлайн чтение - страница 19

Текст книги "Чаша Торна"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 16:27


Автор книги: Дмитрий Воронин


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 19 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Уже пройдя с десяток шагов, Рон почувствовал себя очень неуютно – мост не просто был ветхим, он еще и раскачивался. Казалось, что каждый шаг заставляет хлипкое сооружение вибрировать все сильнее и сильнее – он даже остановился, пережидая раскачивание, чтобы дать мосту успокоиться, и только спустя минуту осторожно двинулся дальше. Глаза застилал пот, и он чувствовал, как холодные струйки ползут по спине, а в коленях появляется предательская дрожь.

И вот последняя доска, а за ней уже камень, добрый надежный камень, которому вполне можно доверять. Рон сделал шаг, другой – и облегченно перевел дух. Ему случалось очертя голову бросаться в схватку с превосходящим по всем статьям противником, но такого страха он, пожалуй, никогда еще не испытывал. Это был не поддающийся контролю страх перед опасностью, против которой бессильно и его умение владеть оружием, и могучие мышцы, – страх перед стихией, никогда не ведущей «боя по правилам».

Обмотав веревку вокруг крепкого ствола, он махнул рукой товарищам, давая знак, что теперь пора идти Айрин.

Девушка, в отличие от Рона, перешла мост спокойно, он бы даже сказал – демонстративно спокойно, быстрым и уверенным шагом. После того как канаты выдержали вес рыцаря и его нагруженной лошади, переход можно было считать относительно безопасным, хотя вряд ли можно было с уверенностью говорить о безопасности применительно к этой старой, изглоданной временем конструкции.

Брик дошел уже до середины моста, когда, вопреки наставлениям гнома, все же бросил взгляд в пустоту под ногами. И замер. Руки юноши судорожно вцепились в перила, и, казалось, никакая сила не способна была сдвинуть его с места. Парню требовалась помощь – лошадь за его спиной начинала проявлять беспокойство и было неясно, что она может выкинуть в следующий момент. Рон дернулся было на выручку, но Айрин его опередила.

Легко переступая ногами, девушка почти бегом добежала до замершего как статуя Брика и, размахнувшись, залепила ему звонкую пощечину. Это подействовало – взгляд парня стал более или менее осмысленным, а пальцы, побелевшие от усилия, чуть-чуть расслабились.

Айрин сделала несколько шагов назад, глядя прямо в лицо Брика:

– Так, давай, не торопясь…

Он сделал шаг, потом второй… И дело пошло. Айрин отступала, Брик, приобретая с каждым шагом все больше и больше уверенности в себе, двигался за ней. Наконец оба они достигли твердой почвы, и Рон облегченно перевел дух.

– К-командир… т-ты был… п-пожалуй… п-прав… Я не очень… гожусь… для этого п-похода… – заикаясь от пережитого, промямлил юноша.

Рон успокаивающе похлопал его по плечу:

– Не переживай, парень. Если бы ты знал, как я сам дрожал, когда эта древность начала раскачиваться подо мной. Ты молодец, и все уже позади. Сейчас Тьюрин к нам присоединится, и мы…

Рон не верил в сглаз, и никто, кроме деревенских клуш, в него не верил, но то, что последовало за его неосторожными словами, впоследствии не раз заставляло его задумываться, а так ли уж не правы суеверные бабки.

Тьюрин шел по мосту уверенно и спокойно. Хотя страх высоты и свойственен гномам, но он, опытный путешественник, повидал на своем веку достаточно мостов и похуже этого, так же как и достаточно глубоких пропастей. Поэтому он не волновался…

Все произошло в считанные секунды. Видимо, осы или что-то в этом духе сочли лошадь своей добычей. А может, кобыле просто что-то очень не понравилось… И она встала на дыбы…

Треск ломающихся досок… Хлопки рвущихся канатов… Отчаянное ржание лошади, зацепившейся за натянутую Роном веревку… Треск веревки, лопнувшей посредине…

И два тела, рухнувшие в бездну.

Пронзительно взвизгнула Айрин. Подался вперед Рон, в тщетной надежде увидеть, что гному все же удалось каким-то чудом зацепиться за что-нибудь. Брик зажмурил глаза, чтобы не видеть, как летит в пропасть их спутник…

Что-то большое стремительно пронеслось мимо Рона, стоящего на самом краю обрыва, и устремилось туда, вниз, в пропасть, со свистом рассекая воздух. Удар был силен, в воздухе закружилось несколько перьев, огромные лапы с длинными, острыми когтями сомкнулись на теле Тьюрина, могучие крылья вспороли воздух, из клюва вырвался возмущенный клекот, смешавшийся с воплем гнома, но лапы ни на миг не ослабили хватку.

Наконец, тяжело взмахивая крыльями, грифон появился над краем пропасти. Без особого почтения он разжал когти, и гном покатился по камням.

Все, включая и самого гнома, только что чудом избежавшего гибели, остолбенело смотрели на Флара. Тот же, сложив крылья, мрачно рассматривал ушибленную при столкновении с закованным в кольчугу гномом лапу.

Гном перекатился на живот, затем медленно поднялся. Его кольчуга носила на себе следы когтей, плащ был в таком состоянии, что было проще выбросить его, нежели чинить, и все же гном был полон достоинства. Сделав несколько шагов вперед, он остановился, а затем поклонился грифону:

– Ты спас мне жизнь, благородный Флар. Я твой должник…

– Вот еще, – фыркнул грифон, продолжая баюкать ушибленную лапу. – Я, может, хотел… э-э… лошадь поймать. Такое мясо пропало… Да еще чуть коготь об твои железки не сломал… Чтоб я спасал гнома?

– И все же я твой должник, грифон. И я не забуду этого…

– Мы все твои должники, благородный Флар, – вставил Рон, тоже склонив голову. – Уже второй раз ты спасаешь одного из нас от верной гибели. Я благодарю тебя и…

– Оставь свои благодарности при себе, человек. Грифоны в них не нуждаются. Может, ты немного подумаешь о деле и захочешь узнать, почему я вернулся?

Внезапно Айрин вскрикнула и, указывая куда-то вверх, дрожащим голосом произнесла:

– Кажется, сейчас мы узнаем все. И даже больше… Рон, ты видишь то же, что и я?

Рыцарь поднял голову и замер. Да, ошибиться было невозможно.

Огромное тело мерно взмахивало сияющими крыльями, лучи солнца, отражаясь от золотой чешуи, превращали летящее к ним существо в нечто совершенно невероятное и сказочно прекрасное. К тому же это существо и было невероятным и прекрасным.

К путникам, замершим в оцепенении так же, как в изумлении замер стоящий рядом с ними грифон, приближался Гранит, великий дракон, последний из духов времени.

* * *

Дракон опустился на камни с шумом и грохотом, подняв сильнейший ветер своими огромными крыльями.

Сейчас, вблизи, было ясно видно, что ему порядком досталось. Лапы были изрядно помяты, местами из многочисленных порезов сочилась кровь, могучие когти тоже имели не лучший вид, один из них был сильно поврежден и вывернут под неестественным углом. Досталось и сверкающей броне – несколько золотых чешуек на боку были содраны, и в просвете виднелась подрагивающая кожа шафранового цвета. Впрочем, догадаться о причинах столь плачевного состояния не составляло труда. Раз уж Гранит здесь, то ему наверняка пришлось пробивать себе дорогу через толщу скал – вряд ли нашлась бы пара-другая сотен гномов с кирками, примчавшихся освободить дракона.

Золотой дракон дышал тяжело, устало – по-видимому, он находился в полете давно, и тело, за прошедшие века отвыкшее от неба, было едва способно вынести такую нагрузку. Впрочем, голос Гранита, как обычно, был спокоен.

– Я рад, что нашел вас. К сожалению, произошло то, чего я больше всего опасался. Время упущено. Чаша Торна увидела свет. – Он одного за другим оглядел путников, словно стараясь убедиться, что их не стало больше. Взгляд его на мгновение остановился на грифоне, но тот, не сумев выдержать пристального внимания дракона, отвернулся и стал с преувеличенным старанием чистить клювом перья.

– Мы приветствуем тебя, Великий Гранит… и рады, что ты вырвался из плена. Как ты нашел нас?

– Это было несложно, вы уже почти достигли цели. Но времени на разговоры у нас нет… Я вижу, вам не удалось привлечь к себе сторонников…

– Это так, но…

– Но это и к лучшему. Мы опоздали, и сейчас может оказаться уже слишком поздно, чтобы помешать некроманту.

– Но что ты имеешь в виду? Чаша увидела свет? Это так важно?

– Чаша питается светом, только под лучами солнца она обретает всю свою Силу, поэтому Торн спрятал ее в камне… Простите, но, повторяю, времени у нас нет. Если вы готовы, то можно попытаться остановить его… но сейчас это будет очень трудно.

– Мы готовы! – почти одновременно ответили все четверо, и Рон, на правах командира, добавил: – Но что мы можем сделать? Как добраться туда?

– Вы полетите на мне. Не тратьте время, берите оружие… и, надеюсь, у вас найдется прочная веревка? Удержаться на моей спине будет непросто. Торопитесь, я все расскажу по пути.

Сборы заняли считанные секунды. Кольчуги, шлемы, оружие… Лошадей стреножили в расчете на то, что вернутся за ними позднее, – они надеялись, что хоть кто-нибудь из них вернется.

Пока шли сборы, дракон снова внимательно посмотрел на грифона. Химера, казавшаяся огромной рядом с людьми, возле дракона выглядела странно маленькой и жалкой. И все же Флар, собрав все свое мужество, стойко встретил взгляд древнейшего существа этого мира.

– Я рад, что в этом бою ты будешь с нами…

– В бою? – Голос грифона вскипел от негодования. – Я не собираюсь быть с вами в бою… я вообще не собираюсь ни с кем биться.

– Вот как? – Дракон выглядел удивленным. – Неужели судьбы мира не беспокоят королей воздуха? Зачем же ты здесь?

– Меня… Совет направил наблюдать… и передать им все детали.

Дракон некоторое время молчал, затем отвернулся:

– Ложь не украшает никого, даже грифонов… впрочем, это твое дело.

Флар промолчал… если бы Рон взглянул на него в этот момент, он бы с удивлением обнаружил на профиле короля воздуха самую настоящую растерянность, так несвойственную этому высокомерному созданию. Больше они не сказали друг другу ни слова. А потом грифон, распахнув крылья, взлетел и умчался куда-то, даже не попрощавшись с остальными. Рон, пожалуй, обиделся бы на такое пренебрежение, высказанное кем-нибудь другим, но к полному отсутствию вежливости у Флара он уже привык.

Хотя сборы были и недолгими, но на то, чтобы взнуздать дракона, времени ушло немало. К счастью, сам Гранит помогал, как мог, подсказывая, как именно протянуть веревку, где лучше всего завязать узел, и постепенно дело пошло. Наконец все четверо устроились на золотой чешуе, судорожно вцепившись в веревочные петли. Кони, поначалу пришедшие в ужас от вида огромного существа, постепенно успокоились, поняв, что им лично сейчас ничего не угрожает. Перед тем как занять свое место, Айрин уложила в мешок свою драгоценную книгу и повесила мешок высоко на дерево – оставить фолиант притороченным к седлу она не решилась.

Гранит с трудом поднялся в воздух и, набирая высоту, полетел на восток. Крылья мерно рассекали воздух, трое людей и гном, сжавшиеся от ужаса, смотрели на стремительно удалявшуюся землю. Рон чувствовал, как страх высоты сжимает сердце, и понимал, каково приходится остальным. Он бросил через плечо взгляд на Брика, отметив про себя мокрый лоб юноши и его остекленевший взгляд. Да уж, полет на спине дракона – это совсем не то, что идти по мосту, пусть даже и ветхому, – по сравнению с нынешним положением предыдущее испытание казалось просто приятной прогулкой.

– Я выбрался из пещеры недавно, – сообщил дракон, не поворачивая головы, – и отправился искать вас. Я думал, у нас еще есть время… но потом увидел… Это сложно передать словами, но я почувствовал, как первый луч света падает на Чашу.

– Это так опасно? – пробормотал Рон полушепотом, не рассчитывая, что дракон его услышит. Но слух у того был великолепен.

– Это очень опасно. Чаша должна быть установлена на постамент из небесного камня. Вы наверняка слышали, что иногда с неба падают каменные глыбы… Так вот, постамент из такой глыбы сделан самим Торном. Если некромант сумеет пробудить Чашу и заставит ее отдать свою Силу, то он станет поистине непобедим. Думаю, после этого никто не сможет с ним справиться – ни я, ни тем более смертные. Но он еще не поставил ее на нужное место… Не знаю почему, может, ему неизвестно это, а может, ему что-то пока мешает. В любом случае нам надо успеть.

Некоторое время он летел молча, затем опять заговорил, и в голосе его слышалась тревога.

– И еще… вы должны знать об этом. В бою с некромантом вам придется рассчитывать только на себя. Он не будет один, наверняка… но я не смогу вам помочь.

Рон не счел нужным задавать вертевшийся на языке вопрос. Если дракон захочет, он расскажет сам. Рыцарь был убежден, что причины для этого заявления у Гранита были, – и немалые. Если он сумел пробить скалу, чтобы вырваться на волю для решающей схватки, то вряд ли его остановит какая-нибудь мелочь. А потом он подумал, что дело, может быть, в чем-то другом – кто знает, какие чары наложил Торн на хранилище Чаши? Может, Гранит просто не может подлететь к нему вплотную?

Дракон, ожидавший вопроса и так его и не дождавшийся, сам ответил на невысказанные мысли рыцаря:

– У меня будет свой бой… Некромант произнес древнее запретное заклинание и вызвал к жизни нечто страшное… Это мой бой, и только мой. Я давно знал это и готов к нему. Вы не сможете мне помочь в этом поединке, но и я не смогу помочь вам. Леди Айрин, вас учили разрушению заклинаний?

– Разрушению? Нет… я что-то слышала об этом, но…

– Настало время для спешного урока, и он будет тем полезнее, что вы уже кое-что узнали из Книги Начал…

Дракон приступил к объяснениям. Даже Рон слушал внимательно, Айрин же вместе с Бриком превратились в слух, забыв даже, что они находятся в тысяче локтей над землей на спине огромного, стремительно рассекающего воздух древнего чудовища.

Большинство посредственных магов пользуются простыми заклинаниями первых трех уровней… Они не требуют времени и зачастую вызываются одним словом или жестом. Более сложные заклинания необходимо подготавливать, строя сложную словесную конструкцию, дополняемую точно выверенными движениями рук.

Ребенок строит из кубиков что-то для него весьма важное. Пока у него в руках всего несколько кубиков, помешать ему сложно: поставить один на другой – секундное дело. Но вот кубиков все больше и больше, и постройка становится шаткой. Достаточно легонько ударить по ней, и она развалится. И строителю придется все начать сначала.

Сложнейшие заклинания шестого и седьмого уровня необходимо выстраивать предельно тщательно, а разбить их куда проще. Разбить до того, как будет произнесен завершающий жест, и в то же время не слишком рано – иначе противник легко восстановит нарушенное равновесие формулы и двинется дальше. В этом обычно и состоит поединок магов – заставить противника вкладывать в заклятие все больше и больше сил, а потом развалить его в самый последний момент – и пусть враг все начинает сначала.

Дракон предельно кратко описывал способы разрушения заклятий, их было немало; вовремя сказанное слово, разное в различных случаях, жест… Эффективно сбить заклинание можно было и отвлечением противника – заставить его на мгновение прервать плетение заклятия, заставить потратить секунду на оборону – и дело сделано.

– Но помните: ваш противник наверняка все это знает. Нет никого, кто лучше некроманта разбирался бы в магическом поединке, а он сейчас – сильнейший из некромантов. – Будьте осторожны, Айрин… Он опытнее вас, намного опытнее. И, пожалуй, гораздо могущественнее – даже сейчас, когда Чаша еще не признала его, не напитала своей властью. Но у вас есть преимущество – вы читали Книгу Начал…

– Я… я едва толком начала…

Сквозь свист встречного ветра слова девушки едва доносились до Рона, однако голос дракона он слышал ничуть не хуже, чем тогда, в пещере.

– Это не важно, вы читали ее и, думаю, много поняли…

– Гранит, что это? Я… Мне кажется, я вижу… Невероятно, этого же не может быть…

– Я давно заметил его, – ответил дракон. – Мы уже на месте. Сейчас я опушусь на скалы, и вы сможете сойти… а потом я…

– Что это, Гранит? Ответь, ты же знаешь…

– Это Вихрь… Когда-то давно это существо было Вихрем, моим родичем, великим драконом. Сейчас это злобное порождение магического искусства нашего общего врага. Он сумел превратить останки дракона в это чудовище… Осторожно, держитесь, я сажусь!

Гранит приземлился, и Рон, выхватывая меч, спрыгнул с его спины. Там, на другой стороне площадки, казавшейся слишком ровной, чтобы считаться природным творением, стояло несколько существ. И лишь двое из них были людьми… или были похожи на людей.

Айрин встала рядом с рыцарем, одергивая кольчугу и разминая пальцы, закостеневшие на пронизывающем ветру.

– Гранит, удачи тебе! И скажи, ты сможешь победить?

Огромный дракон взмахнул крыльями, лучи солнца высекали искры из его прекрасной золотой чешуи, шипастый хвост хлестнул по камням, а пасть раскрылась, обнажив ряды огромных белых клыков, способных в клочья разорвать любого врага. Чудовищные когтистые лапы оттолкнулись от камня, бросив его тело вверх, навстречу противнику, уже изготовившемуся для атаки, и ветер донес до Рона ответ последнего из великих драконов времени:

– Нет…

Глава 14 НЕКРОМАНТ. ЧАША ТОРНА

И снова передо мной лежит плато, на котором я потерял свою армию, только сейчас оно… шевелится. Тысячи стервятников устроили наконец свой пир и сейчас увлеченно поедали остатки моего воинства и туши убитых мантикор. Некоторые птицы, объевшиеся сверх всякой меры, уже не могли летать и, лишь неловко перебирая лапами, медленно, натужно передвигались от одного смердящего тела к другому, чтобы урвать кусок получше и запихать его, уже через силу, в свою глотку.

Дракон парил надо мной, высматривая опасность. Он уже смирился с тем, что не сможет сожрать меня… да и голода это существо, порожденное магией, не испытывало. Вложенных в него сил хватит на два-три дня, потом, если дракон будет мне еще нужен, придется влить в него еще изрядную толику Силы, и так может продолжаться сколь угодно долго.

Пирующих стервятников мы обошли стороной. Некоторые птицы, с видимым трудом подымая головы, провожали взглядами идущих позади меня зомби, но ни одна из них не сочла нужным отказаться от пищи, лежащей прямо у их лап. Мы прошли спокойно, и, когда окружающие плато скалы приблизились вплотную, я увидел тропу… нет, скорее вырубленную в скале лестницу, ведущую куда-то вверх.

Наверное, именно в этот момент я окончательно поверил в то, что нахожусь в двух шагах от предмета моих поисков. Эта лестница… вся ее неуместность здесь, в глубине горного хребта, вызывала лихорадочное ожидание встречи с целью. Выбитые в скале ступени были стары, очень стары – думаю, прошла не одна тысяча лет с тех пор, как чьи-то ноги касались выветренного, выщербленного непогодой и самим временем гранита.

О том, чтобы взять с собой лошадей, нечего было и думать – моего коня и лошадь Лэш пришлось оставить внизу, – и я всерьез беспокоился за них, но поставить на стражу двух-трех зомби означало как минимум привлечь излишнее внимание стервятников, а они продолжали слетаться сюда, собравшись, похоже, со всей округи.

Я шел позади зомби, Лэш замыкала колонну. Тропа была настолько узкой, что разминуться на ней было невозможно. Если что-то нападет на нас, ему придется справиться со всеми моими бойцами, прежде чем оно доберется до меня, – а к тому времени я уже успею покинуть это опасное место. У меня возникала мысль о том, чтобы оседлать дракона и взлететь на этот кряж на его спине, но, подумав, – я от нее отказался. Несмотря на то что сам по себе он неплохо держался в воздухе, я не раз замечал, что его движения время от времени становились неуверенными. Как поведет себя чудовище, заполучив седока, предсказать было невозможно, а рисковать головой мне не хотелось.

Зомби, шедший в середине отряда, вдруг оступился и, взмахнув руками в тщетной попытке сохранить равновесие, полетел вниз, прямо на скалы. Я лишь пожал плечами – если он не разлетится на куски от удара, то догонит нас позже. Правда, приказал остаткам своего воинства увеличить дистанцию – очередной споткнувшийся вполне способен утянуть за собой в пропасть еще кого-нибудь. Мы продолжали восхождение.

Оглянувшись, я заметил, что поднялись мы уже довольно высоко – отсюда, со скалы, плато, усыпанное телами павших, казалось маленьким пятачком, – и тем более странно было видеть, как этот пятачок в буквальном смысле слова шевелится, это было заметно даже отсюда, куда уже не долетали злобные крики обожравшихся падальщиков. И надо всем этим кружил дракон, чудовище, созданное мной. Да, вряд ли найдется в мире маг могущественнее меня, и все же скоро, может быть, уже через считанные минуты, я получу в свои руки такую Силу, какая и не снилась всем этим адептам, магистрам, аколитам или, скажем, даже самому Архимагу Сандору.

Одинаковые по цвету скалы не позволили мне заметить вовремя, что подъем закончился, это было неожиданно, но не так уж и важно. Просто сделав очередной шаг, я с удивлением обнаружил, что еще несколько ступеней, и мы окажемся там, куда так долго шли.

Зомби ожидали меня, выстроившись полукругом перед храмом… если это можно было назвать храмом. Посреди ровной, почти не потревоженной временем круглой площадки я увидел небольшое возвышение – постамент, вытесанный все из того же серого камня… нет, все-таки цвет его немного отличался от обычного гранита. А за кругом виднелся черный провал входа… Кто знает куда. Впрочем, это предстояло проверить.

Мне в голову неожиданно пришла мысль о том, что, может, и не стоило тратить столько сил на создание дракона, хотя и не верилось, что стая мантикор была единственной стражей этого места. Но что сделано, то сделано, если еще кто-нибудь собирается на меня напасть – сейчас для этого самое время. Пусть попробует.

Я вошел в темный тоннель и небрежным жестом зажег «светляка», пламенный шарик, ярко освещающий мне дорогу – со мной была только Лэш – зомби я велел оставаться наружи, вероятность засады в самом храме была менее неприятной, чем необходимость находиться с моими смердящими бойцами в ограниченном пространстве.

Тоннель оказался неглубоким. Мы сделали лишь два десятка шагов и вошли в маленький круглый зал, очень похожий по форме на ту площадку у входа, – и так же, как и там, посреди зала возвышался постамент. Но он не был пуст. На постаменте стояла чаша… нет, это была именно та Чаша, которую я искал, я понял это сразу, хотя она ни в коей мере не походила на столовую утварь. Скорее, она была похожа на ладью, золотую ладью, инкрустированную сияющими в лучах «светляка» драгоценными камнями…

Я замер. Драгоценные камни, золото? Это не те материалы, из которых могло бы быть изготовлено сокровище Торна. Золото – пыль, камни – мусор. Не может быть, чтобы Чаша выглядела так… банально, так похоже на обычную поделку ювелиров. Мне пришла в голову мысль, что предмет, который находится передо мной, может быть ловушкой, последним рубежом обороны, и чем больше я над этим думал, тем больше мне казалось, что я прав. Слишком много разговоров о Чаше, каждый искатель, мечтающий добраться сюда, ожидает увидеть именно то, что означает это слово… так же как и слово «драгоценность», всегда сопутствующее рассказам о Чаше. Вот и получите, друзья, свою драгоценность и не жалуйтесь потом, что ваши ожидания обмануты.

Я осмотрел гладкий пол – здесь было на удивление чисто, ни камешка, ни щепки. Казалось, что вся пыль, попадающая внутрь этих стен, стекается к постаменту, образуя вокруг него мягкую подушку.

Я стоял неподвижно – мне все это по-прежнему не нравилось. Чаша была здесь, она просто обязана была быть здесь, но то, что я вижу, – это не то, за чем я сюда шел. Я все больше и больше убеждался в этом.

– Лэш, приведи сюда зомби. Одного. И быстро.

Страж кивнула и исчезла в проходе. Спустя несколько секунд я услышал их шаги, а сразу вслед за этим на меня накатила волна зловония.

– Ты! – обратился я к зомби. Их умение понимать команды было весьма ограниченным, поэтому я старался говорить коротко и предельно ясно. – Ты подойдешь к этому камню. Возьмешь стоящий на нем предмет. Принесешь мне. – Выполняй.

Зомби, пошатываясь, двинулся в указанном направлении. Я подумал, что им, пожалуй, пришел конец – еще немного, и они сгниют окончательно. Стоит, наверное, избавиться от остатков моей армии, толку от них уже немного, а неудобства…

Зомби уже почти подошел к постаменту и протянул руку к золотой ладье. Неясное предчувствие заставило меня попятиться, увлекая за собой и Лэш. И вовремя… Стоило руке зомби коснуться ладьи, как все внутреннее пространство храма залила ярчайшая вспышка, заставившая меня зажмуриться. Когда же черные круги перестали мелькать у меня перед глазами, я смог разглядеть то, чем бы я стал, устремись очертя голову к вожделенному сокровищу.

На пол медленно оседали хлопья сажи – все, что осталось от солдата, в мгновение ока испепеленного вспышкой. Я почувствовал, как по спине пробежал холодок – какая же мощь была вложена в эту вещь, если и сейчас, спустя тысячелетия с тех пор, как она была здесь оставлена, эта сила все еще оставалась способной вмиг испепелить не такое уж маленькое тело. Не осталось ни костей, ни кольчуги, ни плоти – только хлопья сажи, добавившиеся к куче пыли у подножия постамента. Кажется, это была не первая жертва ловушки – интересно, кто еще пытался добраться до чаши за минувшие века. Видимо, кому-то это удалось… почти. Что ж, я просто оказался умней.

Мои подозрения, похоже, полностью подтвердились, и теперь следовало решить, где же может храниться настоящая Чаша. Я осторожно подошел к постаменту…

Решение пришло не сразу, и все-таки я догадался: постамент не был монолитом. На удары он отзывался гулким звуком, однозначно свидетельствующим, что внутри есть пустоты. Если разбить камень… Но сначала необходимо убрать ловушку.

– Лэш! Арбалет, стрелы и самый большой топор, какой найдешь. Бегом!

Страж отсутствовала недолго, поняв команду «бегом» буквально. Я взял в руки арбалет и, тщательно прицелившись, выпустил стрелу прямо в золотую ладью. Опять полыхнула вспышка, но стрела все же сумела сдвинуть цель на пару пальцев. Я вздохнул – похоже, все выйдет не так быстро – и снова начал заряжать арбалет.

Пятая стрела сбила-таки ладью с постамента. Она со звоном покатилась по полу, и я заранее зажмурился, ожидая вспышки. Ее не последовало.

Мне оставалось только невесело рассмеяться – напряжение, похоже, сыграло дурную шутку с моим разумом. Конечно, магия ладьи не действовала, не могла действовать на камень – иначе она испепелила бы и постамент, на котором стояла. Вооружившись топором, я осторожно ударил по краю казавшегося монолитным камня. Еще один удар, еще – и вот отколотый пласт падает на пол, открывая полость, в которой что-то тускло блеснуло.

Я уже не мог удержаться, но осторожность все же победила.

– Лэш, достань… это… и дай мне.

Она наклонилась над нишей и извлекла из нее… никто и никогда не читал истинного описания внешнего вида Чаши, но это, безусловно, была она. Странного цвета металл, причудливая конструкция, и в самом деле очень отдаленно напоминающая кубок, множество выступов, странных шипов и завитушек. И я был уверен, что это – не украшения, вся Чаша выглядела какой-то… законченной. Ни добавить, ни убавить. При всей нелепости этой конструкции, было совершенно ясно, что в ней все находится именно на положенных местах. Это действительно было произведение искусства – не нашего, не человеческого искусства – другого, чуждого, во многом, пожалуй, недоступного пониманию, и все же, безусловно, прекрасного.

Я с трепетом принял предмет из рук Лэш и поразился тому, насколько же он горяч – он обжигал мне руки, хотя они были, как перчатками, защищены чешуйчатой кожей.

Чаша должна видеть дневной свет, чтобы отдавать Силу, – на этом единственном сходились практически все известные мне… нам с Учителем источники. Теперь становилось понятно предназначение постамента на площадке у входа в храм. Чаша должна стоять на нем, и тогда вся мощь мира будет в моей власти. Но следовало соблюдать осторожность – Силу нельзя пить без меры, об этом тоже достаточно много было написано. Излишек Силы может убить… Манускрипты, правда, не говорили о смерти, но туманно намекали на нечто гораздо худшее. Хотя я и не представляю, что может быть хуже.

Я двинулся к выходу. Странное это ощущение – находиться в нескольких шагах от своей цели. В буквальном смысле… тем более от такой цели! Я чувствовал, как меня распирают эмоции – гордость, радость, предвкушение… Только настоящий маг может понять ощущение приближающегося потока Силы – неисчерпаемого потока, дающего любые, самые невероятные возможности… Дающего истинное всемогущество.

Я вздрогнул и краем глаза заметил, как ощетинилась Лэш. Снаружи донеслись новые звуки – слишком знакомые, чтобы можно было обмануться. Звон сталкивающейся стали…

* * *

Я ни секунды не думал о том, чтобы прятаться в храме, – отсюда был только один выход, и пользоваться им надо было сейчас, пока еще не поздно. Не хватало чтобы кто-то или что-то заперло меня в этой ловушке. Короткий коридор остался позади, и я снова оказался на каменной площадке, в нескольких шагах от кипящей схватки. И оторопел…

Лэш, выставив перед собой клинки, замерла на полшага впереди меня. Я же стоял разинув рот от удивления – этого я не ожидал… Конечно, я знал о существовании наг, но кто мог подумать, что они до сих пор встречаются в этом мире?

* * *

ОТСТУПЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Подобно другим химерам, то есть созданиям, соединяющим в себе части различных существ, появление змеелюдей, к которым относятся ламии и наги, было на совести темных эльфийских магов. Многочисленные попытки выведения необычных жизненных форм, предпринятые после неудачных (или, напротив, слишком удачных) экспериментов по созданию летающих бойцов, породили немало странных тварей, большая часть из которых оказалась нежизнеспособной. В отличие от них ламии и наги выжили.

Эльфы традиционно благожелательно относятся к ламиям, поскольку те родственны им по крови. Первые ламии почти наполовину принадлежали к эльфийскому народу.

Верхняя часть ламии в процессе слияния утратила характерные эльфийские признаки (цвет волос и кожи, форму ушных раковин) и стала в большой степени походить на человеческую женщину. Как правило, красива даже с точки зрения привередливых эльфов, хотя вдумчивое рассмотрение однозначно показывает, что все черты ламии можно охарактеризовать словом «слишком». Слишком большая грудь, слишком густые и пышные волосы, слишком полные чувственные губы, слишком эффектный разрез глаз.

Нижняя часть ламии принадлежит змее и покрыта чешуей. Передвигаются они, балансируя на хвосте, – идея, показавшаяся вначале перспективной, впоследствии доказала свою полную несостоятельность. Ламии относительно малоподвижны.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации