» » » онлайн чтение - страница 34

Текст книги "Планета приключений"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 17:53


Автор книги: Джек Вэнс


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 34 (всего у книги 41 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Но яма находится прямо перед тобой.

Она бросила на него растерянный взгляд.

– Ты хочешь бросить меня в яму?

Рейт сказал, как ему показалось, угрожающе:

– Я беглец и обязательно должен вернуться на поверхность.

– Я не могу решиться тебе помочь, – заявила она тихо, но твердо. – Зужма касчаи [Зужма касчаи – сокращение фразы: «Старый, скрытный народ, происходящий из темных скал и материнских подземелий»] меня за это накажет. Она посмотрела на кран.

– Темнота ужасна. Мы ее очень боимся. Иногда трос обрезают и о наказанном больше никто ничего не узнает.

Рейт был смущен. Девушка, которой его молчание показалось не предвещающим ничего хорошего, робко спросила:

– Даже если бы я хотела тебе помочь, как бы я могла это сделать? Я знаю только выход к Синей Возвышенности, но туда мне нельзя, кроме… – она задумчиво продолжала, – … если будет решено, что я гжиндра. А тебя, конечно же, арестуют.

План Рейта пошатнулся.

– Тогда отведи меня к другому выходу.

– Другого я не знаю. Это Тайны, которые людям моего положения знать не положено.

– Подойди сюда, к свету, – попросил Рейт. – Посмотри-ка на это. Он вытащил папку, раскрыл ее и положил перед ней. – Посмотри. Где мы сейчас находимся.

Девушка посмотрела на папку, испуганно вскрикнула и задрожала.

– Что это?

– Я украл это у одного пнума.

– Это Главные Карты! Я поплачусь за это жизнью! Меня бросят в яму!

– Не делай, пожалуйста, жизнь сложнее, чем она есть на самом деле, – выругался Рейт. – Посмотри на эту карту, найди на ней выход на поверхность и выведи меня. После этого ты снова можешь делать и думать то, что тебе угодно. И никто по тебе ничего не заметит.

Девушка с гневом и непониманием посмотрела ему прямо в лицо. Рейт встряхнул ее за худые плечи.

– Что с тобой случилось?

Ее голос прозвучал, как бесстрастное бормотание:

– Я увидела Тайны.

Рейт был совершенно не в том настроении, чтобы выражать сочувствие по поводу таких абстрактных и нереальных соображений.

– Ладно. Ты увидела карты. Ущерб уже нанесен. Посмотри теперь на нее второй раз и найди, на ней выход на поверхность!

На худом лице появилось необычное выражение. Рейт задал себе вопрос, не сошла ли она на самом деле с ума. Что за странная выпала ему судьба – из всех бродящих по коридорам пнумеков поймать девушку с расстроенной психикой! Она впервые посмотрела на него прямо и пристально.

– Ты гхиан?

– Конечно, ведь я живу на поверхности.

– Какая она? Там очень плохо?

– Поверхность Чая? У нее есть свои недостатки.

– Теперь мне придется стать гжиндрой.

– Это лучше, чем здесь, в темноте.

Девушка глухо сказала:

– Мне придется идти в Гхаун.

– Чем раньше, тем лучше, – согласился Рейт. – Посмотри еще раз на карту. Покажи, где мы сейчас находимся.

– Я не могу, – простонала девушка. – Я не могу осмелиться!

– Иди же сюда, – рявкнул Рейт. – Это всего лишь бумага.

– Только бумага! Она кишит Тайнами! Тайнами класса двадцать! Мое сознание слишком ограниченно для этого!

Рейт предположил, что хотя ее голос оставался тихим и монотонным, с ней может сейчас произойти истерический припадок.

– Чтобы стать гжиндрой, тебе нужно попасть на поверхность. А чтобы попасть на поверхность, необходимо найти выход. Причем, чем секретнее, тем лучше. У нас есть секретные карты. Значит, нам повезло.

Она успокоилась и уголками глаз все-таки посмотрела на карту.

– Как тебе удалось ее достать?

– Я украл ее у одного пнума.

Он пододвинул папку к ней поближе.

– Можешь ли ты прочитать эти символы?

– Да.

Она осторожно склонилась над картой, но сразу же испуганно отшатнулась. Рейт принудил себя к терпению.

– Тебе никогда не приходилось видеть карту?

– У меня умственный уровень четыре. Я знаю Тайны класса четыре, и я видела карты тоже класса четыре. А эта – класса двадцать!

– Но ты же можешь читать эти карты?

– Да, – ответила она недовольно и с отвращением. – Но я все-таки не могу на это пойти. Только гхиану могло прийти в голову посмотреть на столь могущественный документ...

Ее голос перешел на тихое бормотание:

– Не говоря уже о том, чтобы его украсть...

– Что предпримут пнумы, когда обнаружат его исчезновение?

Девушка посмотрела в темноту, простиравшуюся за пропасть.

– Темно, темно, темно... Я буду вечность падать во тьму.

Рейт подавил раздражение. Казалось, что девушка могла сконцентрироваться только на своих заботах. Он снова обратил ее внимание на карту.

– Что обозначают цвета?

– Высоты и уровни.

– А эти символы?

– Ворота, проходы, тайные проходы. Контактные точки. Места стыковки. Возвышенности. Выходы. Сторожевые посты.

– Покажи мне, где мы сейчас находимся.

Еще колеблясь, она внимательно посмотрела на карту.

– Не эта страница. Пролистай обратно... дальше... еще дальше... здесь. – Показала пальцем, держа его над бумагой в пяти сантиметрах. – Здесь. Черное пятно – это яма, розовая линия – площадка над ней.

– Покажи мне кратчайший путь на поверхность.

– Должно быть, этот. Дай, я посмотрю.

Рейт слабо и задумчиво улыбнулся. Отбросив свои жалобы – которые, по его мнению, были весьма обоснованными – девушка сразу стала усердной и при этом перестала стесняться показывать свое лицо.

– Выход у Синей Возвышенности находится здесь. Чтобы туда попасть, нужно воспользоваться этим боковым ответвлением, а затем взобраться на светло-оранжевый пандус. Но это очень оживленный район с охраняемыми воротами. На тебя там нападут и схватят, да и меня тоже; теперь, когда я увидела Тайны.

Вопрос об ответственности пронзил Рейта, но он нашел силы отодвинуть его в сторону. В его жизнь вошло опустошительное превращение, которое, словно эпидемия, перекинулось и на нее. Возможно, у нее в голове теснились такие же мысли.

Она краешком глаза посмотрела на него:

– А как ты попал из Гхауна сюда?

– Гжиндры спустили меня вниз в мешке. Из него я освободился, прежде чем пришли пнумеки. Я надеюсь, что они поверили в то, что гжиндры спустили пустой мешок.

– Но если пропал один из экземпляров Главных Карт? Никто в подземельях не посмеет до них даже дотронуться. Зужма касчаи не успокоятся до тех пор, пока оба – ты и я – не будем мертвы.

– Я все время молюсь лишь о том, чтобы убежать, – заявил Рейт.

– Я тоже, – с чистосердечной простотой согласилась с ним девушка. – Я не хочу падать в яму.

Рейт несколько секунд смотрел на нее и удивлялся, что, по всей видимости, она не сердилась на него. Казалось, что она его воспринимала, как природную катастрофу, постигшую ее, будто буря, удар молнии, смерч, против чего негодование, претензии, мольбы и просьбы были совершенно бесполезны. Как ему казалось, ее поведение тоже несколько изменилось. Она уже не так осторожно, как прежде, склонялась над картой, когда ее рассматривала. Она показала на светло-коричневое обозначение «У».

– Это выход к предгорьям, где ведется торговля с гхианами. Так далеко я еще никогда не бывала.

– Мы сможем туда добраться?

– Никогда. Зужма касчаи охраняют его из-за дирдиров. Там круглосуточно стоят посты.

Рейт показал на другие светло-коричневые «У»:

– Это другие выходы на поверхность?

– Да. Но если возникнет подозрение, что ты все-таки в подземельях, повсюду – здесь, здесь и здесь – выставят заградительные посты.

Она пальцем показала на соответствующие места.

– Кроме того, все эти входы тщательно контролируются, как и в секторе Икса.

– Тогда нам нужно пробраться куда-нибудь в другое место, в другие сектора.

Лицо девушки задрожало:

– Я других не знаю.

– Посмотри на карту.

Она послушалась и стала водить пальцем по цветным линиям, не осмеливаясь все еще, впрочем, дотронуться до бумаги.

– Я вижу здесь потайной ход. Класс восемнадцать. Он ведет от того прохода к широтному квадрату двенадцать и сокращает путь наполовину. А в конце мы через любую из этих штолен сможем добраться до грузовых портов.

Рейт встал и надвинул шляпу на лицо.

– Я похож теперь на пнумека?

Она посмотрела на него коротко и безучастно.

– У тебя странное лицо. Непогода на Гхауне задубила твою кожу. Возьми немного пыли и натри ею себе лицо.

Рейт сделал так, как она сказала. Девушка наблюдала за ним без всяких эмоций. Рейт задал себе множество вопросов: «Какие мысли могли бы возникать в ее голове? Она без особых колебаний согласилась стать изгнанницей и объявила себя гжиндрой. А может она потихоньку задумывала предательство? Хотя, „предательство“ – это сказано слишком сильно. Она не присягала ему на верность и не обязана была проявлять по отношению к нему лояльности. На самом деле, скорее даже наоборот. Как же он сможет держать ее под контролем, когда они отправятся в путь?» – Рейт усиленно размышлял над этими вопросами и рассматривал свою подругу по несчастью, в то время, как она все больше нервничала.

– Почему ты так на меня смотришь?

Рейт протянул ей синюю папку.

– Возьми ее под свой плащ так, чтобы ее не было видно.

Девушка с ужасом отшатнулась:

– Нет!

– Ты должна.

– Я не могу. Зужма касчаи...

– Спрячь карты под своим плащом, – приказал Рейт. – Я отчаянный человек и не остановлюсь ни перед чем, чтобы снова оказаться на поверхности.

Ватными пальцами она взяла у него папку, повернулась к нему спиной, подозрительно, через плечо, посмотрела на Рейта и спрятала папку под плащом.

– Теперь пошли, – хрипло сказала она. – Если нас обнаружат, моя судьба будет решена. Я никогда даже не думала о том, что могу стать гжиндрой.

Она открыла входную дверь и выглянула в находившуюся за ней круглую пещеру.

– Воздух чистый. Только не забывай о следующем: иди тихо, не наклоняйся вперед. Нам нужно пересечь перекресток Фер, а там работают люди. К тому же, повсюду встречаются зужма касчаи. Если мы кого-нибудь из них повстречаем, остановись, отойди в тень или отверни лицо к стене. Это считается очень тактичным. Не допускай быстрых движений, не размахивай руками.

Она вышла в. круглую пещеру и мелкими шагами пошла дальше по коридору. Рейт следовал за ней в пяти или шести шагах и пытался копировать походку пнумеков. Тем не менее, он подвергался опасности быть выданным. Она могла с криками подбежать к первому встретившемуся пнумеку, надеясь на пощаду пнумов. Положение было в высшей степени неопределенным.

Они прошли восемьсот метров, поднялись выше по какой-то рампе, по другой спустились и попали в одну из основных штолен. На расстоянии шести метров друг от друга в скале находились узкие двери. Возле каждой из них стоял цоколь с бороздками по бокам и с плоской, гладкой поверхностью, предназначения которых Рейт так и не понял. Проход стал шире, и они вышли на перекресток Фер – просторное шестиугольное помещение с десятком полированных колонн, поддерживающих потолок. По его краям в маленьких темных нишах сидели пнумеки и писали что-то в больших книгах. Иногда они с отрешенным видом вели тихие разговоры с другими пнумеками, которые к ним заходили.

Девушка отошла в сторону и остановилась. Рейт сделал то же самое.

Она посмотрела на него, затем задумчиво перевела взгляд на пнумека в центре помещения; это был высокий, худой человек непривычно внимательного вида. Рейт отошел в тень за колонну, продолжая наблюдать за девушкой. Ее лицо ничего не выражало, словно белый экран, но Рейт знал, что она снова и снова думала об обстоятельствах, ворвавшихся в ее бесцветное существование. Его жизнь зависела от того, какой из страхов возьмет в ней верх: бездонная пропасть против ветреного, коричневого небосвода на поверхности.

Она медленно подошла к Рейту, стоявшему в тени колонны. На какое-то мгновение она оказалась скрытой от человека в центре.

– Тот высокий человек – это подслушиватель. [Несколько неудачный перевод аббревиатуры «гол'есзитра». Фраза обозначает: «Контрольная интеллигенция с ушами, следящими за грубыми нарушениями»]. Ты видишь, как он внимательно за всем наблюдает? От него не ускользает ничего.

Некоторое время Рейт рассматривал подслушивателя, и у него оставалось все меньше желания идти через этот зал. Он тихо спросил девушку:

– Ты не знаешь другой дороги в грузовой порт?

Она подумала. Теперь, решившись на побег, она могла уже больше концентрироваться на мыслях, а не думать об опасностях, принимавших формы ее прежних снов.

Наконец она с сомнением произнесла:

– Я думаю, что другая дорога ведет мимо фабричных цехов. Но она длиннее, и там тоже стоят подслушиватели.

– Хм-м.

Рейт повернулся и снова стал смотреть на подслушивателя перекрестка Фер.

– Ты видишь, – наконец сказал он, – что он поворачивается то в этом, то в этом направлении. Когда он повернется к нам спиной, я пойду к следующей колонне. А ты пойдешь за мной.

Через минуту подслушиватель отвернулся. Рейт вошел в помещение и прыгнул к второй мраморной колонне. Девушка медленно шла за ним и, как заметил Рейт, все еще нерешительно.

Теперь Рейт уже не мог выглядывать из-за колонны, рискуя привлечь к себе внимание подслушивателя.

– Скажешь мне, когда он отвернется, – шепнул он девушке на ухо.

– Сейчас.

Рейт добрался до третьей колонны. Затем он использовал, как прикрытие, колонну медленно бредущих пнумеков и перешел к следующей. Перед ним оставалось лишь одно открытое пространство. Неожиданно подслушиватель повернулся, и Рейт затаился за колонной: смертельная игра в прятки. Из бокового прохода в помещение вошел пнум и тихо приблизился своей странной походкой.

Девушка беззвучно прошептала:

– Молчаливый Критик... Будь осторожен.

Она опустила голову и отошла, словно глубоко была погружена в собственные мысли. Пнум остановился меньше, чем в пятнадцати метрах от Рейта, который повернулся к нему спиной. Для того чтобы добраться до северного выхода перекрестка достаточно было нескольких шагов. У Рейта дрожали лопатки. Он не мог больше стоять за колонной – сдали нервы. Он пересек открытое пространство, и ему казалось, что все глаза в этот момент были направлены на него. При каждом шаге он ожидал возмущенного крика, предостерегающего приказа. Тишина его угнетала. Лишь с большим трудом ему удалось заставить себя не оглядываться назад. Он подошел до начала коридора и не удержался от того чтобы не оглянуться – его глаза встретились с глазами пнума. Медленно, с выскакивающим из груди сердцем, Рейт повернулся и пошел дальше. Девушка шла перед ним. Он тихо крикнул ей вслед:

– Беги вперед. Найди соединительный проход класса восемнадцать.

Она бросила на него растерянный взгляд.

– Молчаливый Критик находится совсем близко. Мне нельзя бежать. Если он увидит, он сочтет это буйным поведением.

– Перестань думать об этикете, – посоветовал Рейт. – Как можно скорее найди соединительный проход.

Она ускорила шаг. Рейт следовал за ней. Через пятьдесят метров он снова рискнул посмотреть назад. Никто их не преследовал.

Коридор разветвлялся. Девушка остановилась.

– Мне кажется, что нам надо влево, но я в этом не уверена.

– Посмотри на карту.

С огромным отвращением она повернулась к нему спиной и вытащила папку из-под плаща. Она так и не смогла решиться самостоятельно ее раскрыть, поэтому протянула ее Рейту так, будто она была раскалено горячей. Он пролистал ее, пока она не крикнула:

– Стоп!

Пока она изучала разноцветные линии, Рейт смотрел по сторонам. Там, где коридор заканчивался перекрестком Фер, появилась темная фигура. Рейт с предельно напряженными нервами молил, чтобы девушка поторопилась.

– Налево, затем у координатного камня два-один-два будет синяя плита. Тип двадцать четыре – мне нужно прочитать текст. Здесь написано: четыре места нажатия. Три-один-четыре-два.

– Быстрее! – прошептал Рейт, не разжимая зубов. Она испуганно посмотрела вдоль прохода:

– Зужма касчаи!

Рейт тоже посмотрел назад и попытался принять осанку пнумеков. Пнум медленно продвигался вперед, но без особого намерения, а может, Рейту это только казалось. Он пошел дальше и обогнал девушку, которая считала по дороге координатные камни, укрепленные на нижнем краю стены:

– Семьдесят пять... Восемьдесят... восемьдесят пять... Рейт посмотрел назад. Теперь в коридоре было уже две черные фигуры. Откуда-то появился еще один пнум.

– Сто девяносто пять... двести... двести пять...

Синяя пластина, покрытая красно-пурпурной окисью, находилась всего в полуметре от пола. Девушка нашла место, где нужно было нажать, и дотронулась. Появились очертания двери, и вход открылся.

Девушка задрожала:

– Это класс восемнадцать. Я не имею права туда заходить.

– За нами идет Молчаливый Критик, – напомнил Рейт.

Она вздохнула и зашла в потайной ход. Он был узким и темным, в воздухе витал горьковатый запах, который, как заметил Рейт, был присущ пнумам.

Вход закрылся. Девушка отодвинула плитку вверх и посмотрела в глазок.

– Сюда идет Молчаливый Критик. Он почувствовал буйное поведение и собирается вынести наказание – нет! Их двое! Он привел с собой еще одного надсмотрщика!

Она замерла и прижала глаз к отверстию. Рейт сидел, как на горячих углях.

– Что они там делают?

– Они смотрят вдоль туннеля и не могут понять, почему нас не видно.

– Пойдем дальше, – посоветовал Рейт. – Нам нельзя здесь оставаться.

– Надсмотрщик наверняка знает этот ход. Если они сюда зайдут...

– Ах, вот как.

Рейт поспешил вперед и девушка последовала за ним. «Мы представляем забавную картину, – успел подумать Рейт, – так как шагаем в темноте в развевающихся черных плащах и плоских шляпах». Девушка быстро устала. Кроме того, темп снижался еще и потому, что она постоянно оглядывалась. Вдруг у нее вырвался покорный хриплый возглас, и она остановилась.

– Они вошли в туннель.

Рейт моментально посмотрел назад. Дверь была распахнута настежь. В образовавшемся отверстии обозначились фигуры обоих пнумов. Какое-то время они неподвижно стояли, словно большие черные куклы, затем зашевелились.

– Они нас увидели, – объяснила девушка и, опустив голову, замерла.

– Это означает яму. Ну ладно, давай пойдем со всей покорностью им навстречу.

– Встань к стене, – приказал Рейт. – Не двигайся с места. Им придется подойти к нам. Их всего двое.

– Ты ничего не сможешь сделать.

Рейт ничего ей не ответил. Он поднял отколовшийся с потолка камень, величиной с кулак, и замер в ожидании.

– Ты ничего не сможешь сделать, – простонала девушка. – Постарайся показать им свою скромность, покорность и миролюбие...

Пнумы быстро приближались, выбрасывая вперед ноги; бледные, выдающиеся вперед челюсти дрожали. В трех метрах они остановились и в упор уставились на Рейта и девушку, прислонившихся к стене. Полминуты никто из обеих групп не пошевелился и не издал ни звука. Молчаливый Критик медленно поднял руку и двумя худыми, как щепки, пальцами показал на них:

– Возвращайтесь!

Рейт не пошевелился. Девушка стояла у стены с остекленевшими глазами и перекошенным от страха ртом. Пнум во второй раз приказал, хрипло и напевно:

– Возвращайтесь!

Девушка медленно пошла вдоль коридора. Рейт не пошевелился. Пнум ошеломленно смотрел на него. Он пошептался с другим пнумом, после чего Молчаливый Критик снова повторил:

– Возвращайся!

Надсмотрщик почти неслышно пробормотал:

– Ты – тот предмет, который исчез при передаче.

Молчаливый Критик прошел вперед и протянул руку. Рейт изо всех сил швырнул свой камень, который попал прямо в бледное лицо твари. Раздался хруст, существо зашаталось, облокотилось о стену, задрожало и необычным образом задергало ногой.

Надсмотрщик гортанно захрипел и бросился на Рейта.

Рейт отпрянул, сорвал с себя плащ и быстрым точным движением набросил его на голову пнуму. Какое-то мгновение казалось, что тот этого не заметил и двигался дальше с расставленными руками. Затем он зашатался и затопал. Рейт осторожно отошел и искал подходящее места для атаки; оба они были похожи на безмолвных исполнителей странного, необычного танца. Пока Молчаливый Критик равнодушно на это взирал, Рейт схватил руку надсмотрщика. Она была твердой, как металлическая труба. Другая рука скользнула в сторону. Два острых когтя полоснули Рейта по лицу. Рейт этого даже не почувствовал. Он приподнял надсмотрщика и швырнул на стену. Тот отскочил и тут же снова бросился на Рейта. Рейт кулаком ударил в длинное бледное лицо. Оно было холодным и твердым. Это существо обладало нечеловеческой силой. Рейту приходилось уворачиваться от его когтей, что ставило его в довольно сложное положение.

Если он будет обрабатывать эту тварь только кулаками, он лишь поломает себе пальцы.

Шаг за шагом надзиратель продвигался вперед на своих кривых ногах. Рейт упал на пол и бросился к ногам пнума, чтобы вывести его из равновесия. Тот упал. Рейт вскочил, чтобы отразить возможную атаку со стороны Молчаливого Критика; но тот, как и прежде, сидел, прислонившись к стене, и наблюдал за борьбой, словно посторонний зритель. Его поведение вывело Рейта из равновесия и он отвлекся. Последствия не заставили себя долго ждать – надсмотрщик схватил его ногу пальцами своей ноги, а второй ногой в результате немыслимого движения обхватил шею Рейта. Рейт ударил тварь в живот. Ему показалось, что он попал рукой по стволу дерева. Рейт попытался сбросить с себя ногу. Нога пнума обвилась пальцами вокруг его шеи. Рейт схватил его за ногу, выкрутил ее, пользуясь ею, как рычагом. Пнуму пришлось перевернуться на живот. Рейт взобрался ему на спину, схватил голову и сильным движением дернул ее назад. Кость, как жесткая мембрана, зазвенела, а затем хрустнула. Надзиратель дернулся, неожиданно вскочил на ноги и помчался по туннелю с болтающейся на спине головой. Он натолкнулся на Молчаливого Критика, мешком лежавшего на полу. Мертвый? У Рейта от удивления глаза вылезли из орбит. Мертв!

Рейт облокотился о стену, хрипло глотая воздух. На месте, за которое его схватил пнум, образовался большой кровоподтек. По лицу текла кровь. Локоть у него был разбит, нога растянута... Но оба пнума лежали на полу мертвые. На небольшом расстоянии в шоковом трансе сидела девушка. Рейт продвинулся вперед и дотронулся до ее плеча.

– Я жив. Ты жива.

– У тебя кровь на лице.

Рейт вытер ее подолом плаща. Он посмотрел на оба лежащих трупа, с отвращением обыскал их, но ничего, что могло бы пригодиться, не нашел.

– Я думаю, что теперь нам будет лучше сразу же пойти дальше, – сказал Рейт.

Девушка повернулась и снова посеменила вдоль по туннелю. Рейт шел за ней. Трупы пнумов остались позади в темноте.

Шаги девушки стали какими-то шаркающими.

– Ты устала? – спросил у нее Рейт.

Его участливость ее удивила; она посмотрела на него с подозрением.

– Нет.

– Ну, а я устал. Давай немного отдохнем.

Он со вздохом облегчения уселся на землю. Немного поколебавшись, она присела, сохраняя вертикальное положение, у другой стены коридора. Рейт посмотрел на нее в замешательстве. Казалось, что борьбу с пнумами она полностью вычеркнула из своей памяти. Затеняемое шляпой лицо выглядело совершенно спокойным. «Удивительно, – подумал Рейт. – Ее жизнь полностью разрушена, и будущее должно было бы казаться ей большой проблемой. Но, тем не менее, она сидела, словно марионетка – с ничего не выражающим лицом и, судя по всему, совершенно не испытывая неудовольствия» Она тихо спросила:

– Почему ты на меня так смотришь?

– Я как раз размышляю, – сказал он, – что ты, принимая во внимание все обстоятельства, выглядишь удивительно беззаботной.

Она ответила не сразу. В темном коридоре повисло гнетущее молчание. Наконец она сказала:

– Я плыву по реке жизни. Кого и как я могу спросить, куда она меня несет? Было бы совершенно глупо ждать от этого каких-то привилегий. В конце концов, жизнь сама по себе является привилегией, наслаждение от которой получают очень немногие.

Рейт оперся о стену:

– Очень немногие? Почему же?

Девушка занервничала. Ее белые пальцы задрожали.

– Я не знаю, как с этим обстоит на Гхауне Возможно, что вы понимаете эти вещи иначе. В укрытиях [Укрытия – неточный перевод слова, объединяющего в себе понятие вечного порядка, спокойствия, чувства безопасности] женщины-матки рожают по двенадцать раз, и лишь только половина – а иногда и меньше – выживает... – Она продолжала тоном школьного учителя. – Я слышала, что на Гхауне все женщины являются матками. Это правда? Я не могу в это поверить. Если бы каждая рожала по двенадцать раз, то Гхаун – даже если бы шестеро из двенадцати отправлялись в яму – давно кишел бы уже от живого человеческого мяса. Это кажется мне безрассудным. – И без всякой видимой связи с предыдущей мыслью, добавила:

– Я рада, что никогда не буду маткой.

Рейт снова был озадачен.

– Откуда ты можешь это знать? Ведь ты еще так молода!

Может быть оттого, что девушка была поражена, лицо ее задрожало.

– Разве у тебя на голове нет глаз? Разве я выгляжу, как женщина-матка?

– Я не знаю, как выглядят ваши женщины-матки.

– Они покрыты складками от груди до бедер. Разве женщины-матки гхианов не такие? Говорят, что пнумы сами решают, кто станет маткой, и забирают ее в группу деторождения, там они лежат в темноте и рожают детей.

– Сами?

– С другими матками.

– А где же отцы?

– Отцы для этого не нужны. В укрытиях все должно быть надежно. Защита необходима.

У Рейта зародилось странное подозрение.

– На поверхности это выглядит несколько иначе, – сказал он. Она наклонилась вперед, и на ее лице отразилось больше живого интереса, чем Рейт замечал до этого.

– Я всегда задавала себе вопросы о жизни в Гхауне. Кто подыскивает маток? Где их дети появляются на свет?

Рейт уклонился от ответа на этот вопрос.

– Это очень сложно объяснить. Когда ты станешь старше, то я надеюсь, узнаешь об этом поподробнее. До тех пор... Меня зовут Адам Рейт. А как твое имя ?

– Имя? [«Имя», «идентификация» и «тип» обозначают в языке Чая одним и тем же словом] У меня женский пол.

– Да, но какое у тебя собственное имя?

Девушка стала размышлять.

– Для товарных расчетов все занесены в списки по группам, секторам, зонам. Моя группа – Зит, сектор – Этен в зоне Пагаз. Мой номер по порядку 210.

– Зит – Этен – Пагаз – 210. Зэп-210. Это не очень похоже на имя. Но, тем не менее, оно тебе подходит.

Девушка не отреагировала на шутку Рейта.

– Расскажи мне, как живут гжиндры.

– Я видел, как они стояли в пустыне. Они закачали в комнату, где я спал, паралитический газ. Проснулся я уже в мешке, и они опустили меня вниз, в шахту. Это все, что я знаю о гжиндрах. Но я думаю, что у них должны быть и лучшие жизненные принципы.

Зэп-210, как Рейт теперь ее называл, выразила неудовольствие:

– Это всегда интеллигентные существа, а не какие-то дикие звери.

Рейт не знал, что на это ответить. Она была настолько простодушной, что любая информация могла вызвать в ней лишь страх и ужас.

– Ты встретишь на поверхности множество разных людей.

– Вполне вероятно, – тихо и невнятно произнесла девушка. – Вдруг все на самом деле окажется не таким, как я это себе представляла. – Она стала смотреть в темноту. – Другие будут задавать себе вопрос, куда же я пропала. Кто-то станет выполнять мою работу.

– А чем ты занималась?

– Я преподавала детям нормы поведения.

– А в свободное время?

– Выращивала кристаллы в новопостроенной горной цепи в Восточном секторе.

– А ты разговаривала когда-нибудь со своими подругами?

– Иногда, в спальном зале.

– А у тебя есть друзья среди мужчин?

В тени шляпы непонимающе поднялись черные брови.

– Но ведь разговаривать с мужчинами – это неприлично.

– А то, что ты сейчас сидишь здесь, рядом со мной, это тоже неприлично?

Она ничего не ответила. «Вероятно, эта мысль пока еще не приходила ей в голову, – подумал Рейт. – Теперь она считала себя падшей девушкой».

– На поверхности, – успокоил он ее, – жизнь протекает иначе и иногда становится действительно неприличной. Но, будем надеяться, что мы все-таки доберемся до поверхности живыми.

Он вытащил синюю папку. Словно по выработанному рефлексу, Зэп-210 отшатнулась. Рейт не обратил на это никакого внимания. Прищурив глаза, он под слабым светом изучал переплетения из разноцветных линий. Несколько неуверенно он показал пальцем:

– Мне кажется, что мы находимся сейчас вот здесь.

Ответа от Зэп-210 не последовало. Рейт нервничал, у него болело тело и конечности, и он собирался высказаться по поводу ее абсолютной безучастности, но прикусил язык. Память подсказала ему, что она была здесь не по собственному желанию. Она не заслуживала ни насмешек, ни ругательств. В результате своих действий он принял на себя ответственность за ее жизнь. Рейт сердито усмехнулся, набрал в легкие побольше воздуха и сказал как можно вежливее:

– Если я правильно понимаю, этот коридор ведет прямо туда. – Он показал пальцем место. – А затем выводит в этот отмеченный розовым цветом туннель. Я прав?

Зэп-210 покосилась вниз.

– Да. Это довольно секретный ход. Посмотри, он соединяет Этен и Салтру. В другом случае, пришлось бы делать большой крюк через перекресток Фей'йерьй.

С чувством брезгливости она наклонилась ниже, придвинула палец на пять сантиметров к пергаменту.

– Нам нужно к этому серому координатному камню – к грузовому порту в конце канала обеспечения. Пройти через перекресток Фей'йерьй было бы невозможно, так как там дорога проходит через спальные сектора и фабрики металлоизделий.

Рейт задумчиво посмотрел на маленькие красные кресты, обозначавшие выходы.

– Они кажутся такими близкими и так легко достижимыми…

– Наверняка их охраняют.

– Что значит эта длинная черная линия?

– Это грузовой канал, лучший путь из зоны Пагаз.

– А это широкое зеленое пятно?

Она посмотрела вниз и торопливо вдохнула воздух.

– Это тропа Вечности – Тайна класса двадцать!

Она разогнулась и положила подбородок на колени. Рейт полностью ушел в карты. Но тут он почувствовал на себе ее взгляд, поднял глаза и обнаружил, что она пристально на него смотрит. Она облизала свои бескровные губы:

– Почему ты такой важный объект?

– Я вообще не знаю, почему я вдруг стал объектом, – ответил он, хотя это и не совсем соответствовало истине.

– Они хотят отправить тебя в Вечность. Ты принадлежишь к чужой расе?

– Определенным образом, да, – подтвердил Рейт. Он устало поднялся. – Ты готова? Теперь мы можем идти дальше.

Не говоря ни слова, Зэп-210 поднялась, и они продолжили свой путь по темному коридору. Они прошли полкилометра и уперлись в белую стену с черной железной дверью посередине. Зэп-210 приникла к смотровому отверстию.

– Мимо проезжает самоходная тележка. Поблизости работают люди. Она оглянулась на Рейта.

– Держи голову опущенной, – напомнила она. – Шляпу натяни поглубже. Иди тихо, на прямых ногах.

Она снова припала к глазку. Ее рука потянулась к дверному засову и нажала на него – дверь резко открылась.

– Быстрее, пока нас не видят.

Жмуря глаза, они украдкой вышли в широкую сводчатую штольню. Пегматитовые стены были покрыты огромными турмалинами, которые непонятным образом светились и сверкали розовым и синим цветом.

Зэп-210 вышла вперед. Рейт на надлежащем расстоянии пошел за ней. В пятидесяти метрах от него проехала груженая мешками самоходная тележка на толстых черных колесах. Где-то позади них раздавались удары молотов, обрабатывавших железо; кроме того, до них доносятся какой-то скрежет, происхождение которого Рейт так и не смог определить.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации