» » » онлайн чтение - страница 13


  • Текст добавлен: 7 декабря 2018, 11:20

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Майкл Флетчер


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 13 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Бедект только один раз сумел испустить свой рев безумной ярости, а потом лишь хрипел от удушья, а голос у него сорвался; и тут он вломился в толпу.

Фехтовальщицы одна за другой падали под его натиском. Топор поднимался и опускался, и кровь кружевом разлеталась в воздухе. Левой рукой Бедект наносил сокрушительные удары в лицо, тыркал в глаза короткими покалеченными пальцами. Он бил коленом кому-то в пах, пинал по суставам, с отчаянной решимостью ударял локтем по головам. Ни единой мысли о собственной защите – каждое действие, каждая доля секунды предназначались для атаки на смертную плоть. Пусть его единственная соперница превосходила его численностью, но Бедект сломит волю этой обширной и постоянно растущей сущности.

Фехтовальщицы рассыпались вокруг Бедекта как волны, разбивающиеся о скалу. Каждый вздох был мучительной борьбой за воздух. В легких у него не находилось достаточно места; они казались переполненными до отказа. Топор застрял в чьей-то ключице, и только через пугающее мгновение Бедекту удалось его выдернуть.

Разрубленная женщина рухнула со влажным всхлипом, в котором можно было расслышать нечто вроде благодарности. Возможно, этот звук испустил сам Бедект. Ему казалось, что руки его – размягчившийся от тепла свинец.

«Двигаться вперед. Найти Штелен. Сказать ей… сказать ей… что ей надо сказать? Я скала».

Они рассыпались вокруг него, а он убивал. Только вперед, только нападать.

В поясницу Бедекту вонзился меч, и ему показалось, что лезвие царапнуло по позвоночнику. Косточки его согласно прозвенели, как камертон. Он дернулся вперед, и на этот раз, когда лезвие вышло из раны, всхлипнул уже он.

«Возможно, пора переходить в оборону».

Бедект сдержал меч, который должен был бы на него со всей силы обрушиться, и пнул ногой другую противницу, сумевшую уклониться от его неуклюжей атаки. Другой ногой он поскользнулся на залитом кровью полу, и колено подогнулось. Бедект лежал на полу, глядя на толпу фехтовальщиц; они тоже смотрели на него. Падая, он потерял топор.

– Проклятие, – прохрипел он.

И тогда они бросились на него. Вся его вселенная наполнилась острыми мечами, ногами в тяжелых ботинках, обрушивавшимися на незащищенные ребра, и стала бесконечным океаном боли. Он дрался, теперь уже вцепляясь зубами и скрюченными пальцами.

* * *

Вихтих ощущал, как сражается Бедект, через плотную волну напиравших на него тел и рассмеялся в лицо ближайшей фехтовальщице.

– Сейчас вам, сволочи, не поздоровится.

Еще одна охранница упала под ударами его кружащихся клинков, обрызгав его кровью. Они его даже не тронули. Такое множество врагов и так близко – у них явно была возможность нанести удачный удар, но этого так и не случилось. «Просто я слишком крут!» Судьба улыбалась ему, и Вихтих, смеясь, убил еще одну леворукую фехтовальщицу.

«Это судьба, вот почему они не могут ранить меня». Судьба с ним. И он станет величайшим в мире фехтовальщиком. Бедект думал, что Вихтих не знает, чего пытаются добиться Геборене через своего юного бога, созданного людьми, – но Бедект был неправ. Вихтих понял. Если Геборене могут создать бога, убедив кучку крестьян поклоняться какому-то случайно взятому мальчишке, то, конечно, он, Вихтих, станет богом, когда ему станет поклоняться достаточное количество людей, признав его величайшим в мире фехтовальщиком.

«Как там Штелен? Жива еще?»

– Эй! Ты жива? – крикнул Вихтих в ту сторону, где видел ее в последний раз.

– Идиот! – устало отозвалась она.

– Сколько? – спросил Вихтих, крича в просвет между своими противницами.

Он не услышал ее ответа: у него на глазах множество женщин с мечами волочили Бедекта. Иногда судьба слишком добра, Вихтиха она так и балует. Он спасет Бедекта, покажет себя верным другом – а потом будет тыкать этим в нос старому козлу. Ну и что, что еще мгновение назад он думал, не кинуть ли ему дурного старика, – но спасти его будет намного забавнее! Шанс доказать, что Бедект ошибался, и самодовольно насладиться своим превосходством – да это дороже денег.

Вихтих стал прокладывать путь к Бедекту, убив столько фехтовальщиц, что остальные пятились от него в страхе. Бедект был весь в крови, по большей части, к сожалению, собственной. Совсем ничего не осталось от левого уха, хотя и раньше оно было изрядно искромсано клинками.

– Где твой топор, старый бездельник?

Бедект приоткрыл один опухший глаз, откашлялся алой кровью и уставился на стоявшего над ним Вихтиха.

– Скажи Штелен: надо убить настоящую, – проклокотали его слова из разбитых губ. И так он не красавец, так еще и зубов ему немало выбили.

«Настоящую? Что это значит, черт возьми?» Вихтих повернулся к преградившим путь в зал вооруженным жрицам. Трупов на полу было вдвое больше, чем живых. Он не видел Штелен, но слышал, что она дерется и сыпет проклятиями где-то в глубине осаждавшего ее роя. Фехтовальщицы, что стояли перед ним, тяжелыми шагами двинулись вперед. Теперь они поняли, что с ним нужно обращаться поуважительнее. Вихтих, стоя над Бедектом, поправил волосы и отвесил изящный поклон наступающей толпе.

– Штелен! – проревел он. – Убей настоящую!

* * *

«Убить настоящую?» Ну и как она должна это сделать? Выглядят они все одинаково. Штелен думала над этим, продолжая яростно сражаться. «Где же должна находиться настоящая стражница? Ну, надо полагать, где-то в более безопасном месте. Возможно, позади всей толпы». Штелен сменила стратегию и прекратила убивать. Вместо этого она стала нырять и уклоняться от ударов, пробираясь к дальнему ряду толпящихся стражниц. Двигаясь вперед, она наблюдала за лицами противников. При одинаковой внешности выражения лиц у них были разные. Когда Штелен пинала одну в пах, остальные не кривились от боли. «Это может быть мне на руку», – подумала она.

Штелен слышала, как где-то позади нее Вихтих крикнул: «Ну что, жива еще?» Без толку звать этого идиота сюда и просить о помощи. Сейчас, наверное, этот тупой засранец в дальнем конце зала рассказывает фехтовальщицам о том, как ему предстоит стать величайшим в мире свиноложцем. Но как раз в тот момент, когда она это вообразила, ее осенила идея. Стоит попробовать.

– Еще жива! – Она посмотрела на лица стражниц, стараясь охватить взглядом их как можно больше. Она изобразила на лице самую ликующую улыбку, на которую была способна, и закричала: – Я знаю, где настоящая!

И увидела, как одна из женщин заморгала от неожиданности и отступила в дальние ряды толпы.

«Попалась!»

Штелен не отводила взгляда от отступающей стражницы и пробиралась к ней, ныряя мимо противниц, проскакивая все дальше сквозь толпу. Второй раз фехтовальщица не попадется на ту же уловку, и, если Штелен ее потеряет, ей конец. Рой охранниц охватила паника, когда они поняли, что делает противница, и все их боевые умения отступили перед их безумным порывом остановить Штелен. Она превратилась в размытое смертоносное пятно. Ее окружили со всех сторон, и ей оставалось только наносить раны врагам, прорубая себе путь… и, пусть от страха они стали совершенно неловкими, ее все же задевали лезвия их мечей.

* * *

Еще мгновение назад зал был полон фехтовальщиц, грозно надвигавшихся на Вихтиха и Бедекта, и вдруг остались только трупы.

Бедект, подняв взгляд от пола, увидел, как Вихтих в недоумении заморгал, рассматривая полный мертвяков зал, а потом недовольно нахмурился. На полу лежали десятки тел; гораздо больше, чем перебили Бедект и Вихтих.

Вихтих посмотрел вниз на Бедекта.

– Бóльшую часть из них убил я.

– Лгун, – пробурчал Бедект сквозь стиснутые зубы. Боги, как же все болит. Он чувствовал, что внутри у него все порвано.

Вихтих философично пожал плечами и снова взглянул на поле боя.

– Не вижу Штелен.

– Иди и найди ее.

– Ты обратил внимание, что на ногах остался стоять только я? – Вихтих убрал мечи в ножны и сложил руки на груди. – На мне ни царапинки. И даже ни синяка. А ты ужасно выглядишь. Тебя сейчас и ребенок может прикончить.

«И что, вот оно и наступило?» Тот самый момент, который, как Бедект знал, когда-то придет? Он попытался оттолкнуться от пола и сесть, но обрубок ладони поскользнулся на залитых кровью камнях, и Бедект снова упал, застонав от боли. Над ним стоял Вихтих. Этот урод даже не запыхался.

– Ну вот, – сказал Бедект, – теперь мы и узнаем, каков ты на самом деле.

– Я тоже так думаю. – Вихтих поднял бровь. – Тебе хочется мне служить в Послесмертии? – Он обвел взглядом наваленные тела. – Пойду поищу для тебя твой топор.

– Это чтобы я мог умереть с оружием в руках?

Вихтих насмешливо фыркнул.

– Чтобы ты пользовался им вместо костыля, капризный старый козел. На всякий случай, если ты не заметил, а ты, похоже, очень сосредоточенно заливал пол своей кровью, – я только что спас тебе жизнь. Поблагодарить меня можешь позже. – Он нашел топор Бедекта, глубоко вонзившийся в труп, вернулся и протянул его владельцу. – Ты мой друг. Я твой друг. – Он грустно улыбнулся. – Когда-нибудь ты поймешь.

Бедект молча смотрел на протянутый ему топор, понимая, что за ним внимательно наблюдает Вихтих.

– Я оскорбил твои чувства, не так ли? – проворчал Бедект. – Я на это не поддамся.

Вихтих поцокал языком, наигранно изображая отвращение.

– Попробуем отыскать Штелен.

Они нашли Штелен сидящей спиной к двери, единственной двери в дальнем конце зала. Молодая женщина с карими глазами будто прилегла вздремнуть, положив голову на колени к Штелен. Штелен гладила фехтовальщицу по коротко стриженным волосам. Когда Вихтих подошел к ней вместе с Бедектом, прислонившимся к нему всей тяжестью, она посмотрела на них, и лицо ее было осунувшимся и измученным.

– Даже не пытайся, – зарычала она. – Ты знаешь, что я убила их больше, чем ты.

Вихтих радостно рассмеялся, как если бы это не имело значения.

– Может быть. Но я спас Бедекту жизнь, пока ты там обнимались с трупом. – Он снова посмотрел на фехтовальщицу. На ее теле не было видно ни одной раны. – Она мертва или как?

– Я всадила ей нож в спину, когда она пыталась бежать. Я спасла вас обоих, убив настоящую, а не ее копии, – подчеркнула она.

– Если бы я не сказал тебе, что убить нужно ее, ты бы этого и не сделала, – заявил Вихтих, совершенно упуская из вида тот факт, что самому ему об этом сказал Бедект.

– Он в порядке? – спросила она, кивнув в сторону Бедекта, на полу возле которого с пугающей скоростью расползалось блестящее кровавое пятно.

– Все нормально, – промямлил Бедект, заметив при этом, что из открытого рта у него, мимо дрожащих колен, течет длинная струйка слюны, окрашенной кровью. Если Вихтих отпустит его, он рухнет на пол.

– Он в порядке, – подтвердил Вихтих. – Он просто вне себя от ярости, что я ему жизнь спас. А еще он, кажется, чуточку простудился.

Бедект слабо кашлянул, встретился со Штелен взглядом подбитых глаз, а потом сплюнул кровью на ногу Вихтиху. В его плевке пестрели белые пятнышки – осколки выбитых зубов.

Штелен указала на Бедекта:

– Он истекает кровью.

– С учетом того, что выходить отсюда нам, возможно, придется с боем, – растягивая слова проговорил Вихтих, – я надеюсь, что ты там сидишь из художественных соображений, а не потому, что не в состоянии встать. Мне сложновато будет сражаться и при этом тащить на себе вас обоих. – Слова его прозвучали так, как будто «сложновато» – преувеличение и на самом деле он справится запросто.

* * *

Штелен ненавидела Вихтиха еще сильнее, чем прежде. Похоже, этот забрызганный кровью болван вышел из схватки невредимым. У него даже не взъерошились волосы. Он выглядел безупречно, точь-в-точь таким, каким должен быть отважный герой. Она ненавидела его, и хотела его, и ненавидела себя за эту похоть. Она его либо трахнет, либо прикончит. «Возможно, трахнет, а потом прикончит». Вихтих воткнул бы в нее свое орудие, а она в него – свое. Ее появившаяся было улыбка растаяла, когда Вихтих с отвращением отвел глаза. Есть раны, которые никогда не затянутся.

Штелен отпихнула от себя мертвую женщину и встала, изо всех сил стараясь не казаться обиженной.

– Надо убираться отсюда. – Она, возможно, говорила самой себе, что к такому обхождению успела привыкнуть. Она могла бы сказать себе, что уже давно не переживает оттого, что мужчины шарахаются от ее улыбки.

– Нет, – еле выговорил Бедект. – Мальчик. Мы возьмем его с собой. – Один глаз у него совсем не открывался, а вторым он со звериным отчаянием глянул на Штелен. – Мы так долго сюда добирались. Я продержусь, пока мы отсюда не выйдем. – Он нетвердо стоял на ногах. – Мне просто нужно остановить кровь.

Штелен и Вихтих обменялись взглядами, полными сомнения, но ни один из них не желал убираться, не взяв добычи. Пусть эта добыча – какой-то мальчишка, которого готовят стать богом.

– Штелен, ты могла бы открыть дверь? – спросил Бедект.

Она глянула на створку через плечо.

– Она не заперта.

– Как ты можешь… – Вихтих замолчал, заметив, какой брезгливый взгляд бросила на него Штелен. – Да и ладно.

* * *

Вихтих прислонил Бедекта к стене, и старый болван тут же осел на пол. «Что же, и так неплохо. По крайней мере, теперь он не мешается на пути».

Оставив Бедекта, Вихтих встал наготове с мечом в руке, и Штелен открыла дверь. В центре отлично обставленной комнаты стоял худенький светловолосый ребенок с ярко-голубыми глазами. Это была комната, о которой мечтает любой мальчик. Игрушки лежали в коробках и повсюду на полу, оставшись там, куда их занесло в игре, движимой бурной и неутомимой фантазией. Самым великолепным среди игрушек был макет города, стоявший на огромном дубовом столе, с крестьянами, животными, и городскими стражниками.

Но Вихтих смотрел только на будущего бога. Мальчик вовсе не был похож на Флуха, сына Вихтиха, но все равно, глядя на него, Вихтих вспомнил, как в последний раз видел собственного ребенка. Он даже не попрощался с ним. Он не собирался бросать сына, он просто ушел от своей злопамятной стервы-жены. Его вдруг осенило, что самым счастливым моментом в его жизни был тот, когда он держал на руках новорожденного сына и смотрел на спящую жену, измотанную долгими и трудными родами. Он часто думал, не вернуться ли в Траурихь и не отыскать ли ее там. У него не было никаких сомнений, что он мог бы ее уговорить принять его вновь; ему всегда удавалось заставить ее согласиться с его точкой зрения. Он вспомнил запах ее густых темных волос и изгибы ее бедер…

– Я слышал, что в коридоре дерутся, – сказал мальчик.

Этот вопрос, который спокойно задал ему ребенок, вернул Вихтиха в настоящее. На него смотрели умные голубые глаза. Доверчивые глаза. Если бы вы воспитывали для себя будущего бога, стали бы вы его учить предательству и обману? Нет же, – думал Вихтих. Он постарался припомнить имя.

– Нас прислал Кёниг. Тебе грозит серьезная опасность. Ты должен пойти с нами.

Мальчик смотрел на него с ничего не выражающим лицом, и на мгновение Вихтих, что с ним так редко бывало, засомневался: может, этот парень смотрит сквозь него? Не будучи уверенным в том, что в такой момент лучше сделать, он принял самую внушительную из своих героических поз.

– Я читал о тебе, – сказал мальчик.

– Правда? – удивился Вихтих.

– Да. Ты герой.

«Герой?» Вихтих поклонился и безупречно исполнил мечом салют фехтовальщика.

– Вихтих Люгнер. Величайший в мире фехтовальщик. К вашим услугам.

– А я – Морген, – ответил мальчик.

– Черт побери, – тихо пробормотала Штелен, обращаясь к Бедекту. – Мне кажется, Вихтих сейчас лопнет от собственной значимости.

Вихтих не обратил внимания на ее слова. Кроме ребенка, ничто не имело значения. Вернуть этого будущего бога за выкуп – такой план мог придумать только человек, лишенный воображения. Теперь Вихтих уже понял истинную ценность этого ребенка. Мальчик был идеальным средством для достижения высшей цели. Он встал в стороне, чтобы ребенок увидел зал, усеянный трупами. Не нужно ничего объяснять, пусть Морген сделает собственные выводы.

Вихтих внимательно наблюдал за мальчиком, на лице которого впервые за все это время отразились эмоции. Глаза Моргена испуганно округлились при виде кровавой картины. Он перевел взгляд от Вихтиха к Штелен и Бедекту, оценивающе рассмотрел их брутальную наружность. Потом обвел глазами пол, многочисленные одинаковые трупы.

– Филе Зиндайн. Она была моей телохранительницей с тех пор, как… – Морген замолчал. – Всегда, – прошептал он. – Никогда не видел, чтобы ее становилось так много. Обычно ее только двое. Они часто ссорятся. – Он посмотрел на Вихтиха и добавил: – Думаю, они друг друга недолюбливают, – будто открыл секрет.

– Она собиралась убить тебя, – быстро проговорил Вихтих. – Мы должны были остановить ее.

– Нет у нас на все это времени, – проворчала Штелен из зала. – Выруби этого мальчишку, и уходим. Бедект истекает кровью.

Мальчик посмотрел на Штелен.

– Думаю, вы не сделаете мне больно.

Вихтих потрясенно наблюдал за этой сценой; Штелен смущенно отвела глаза. Она открыла было рот, но тут же его резко захлопнула. «Не извиниться ли она собирается?»

– Прости нас, – сказала она, и по ее лицу было видно, что она поражена не меньше, чем Вихтих.

«Не может быть!»

Вихтих коротко хохотнул и изобразил на лице самую очаровательную из своих улыбок.

– Пойдем. Нам нужно отвести тебя в безопасное место.

– Хорошо. Но сначала мне надо помыть руки.

Пока мальчик старательно отмывал и без того чистые руки, они постарались остановить кровотечение из самой серьезной раны, полученной Бедектом.

– Тут нужен сильный целитель, – прошептала Штелен.

Вихтих согласился, но ничего не сказал. Искать целителей им было некогда; следовало поскорее выбраться из Зельбстхаса.

Когда Морген вернулся, он посмотрел на них с любопытством и отвращением, опасливо держась на изрядном расстоянии. Когда кровь обрызгала пол у его ног, он ловкими шажками отскочил подальше.

«Похоже, ребенок никогда раньше не видел крови», – подумал Вихтих.

Через несколько минут они направились к выходу из древнего замка тем же путем, которым вошли. Впереди шагал Вихтих, с видом защитника положивший руку на плечо мальчику; за ними следовала Штелен, к которой всей тяжестью прислонился бледный и едва не теряющий сознание Бедект.

Вихтих заметил, что его рука оставила на тонком плече мальчика большой кровавый отпечаток. Немного грязной действительности только поможет сделать ребенка еще более зависимым от него. Никогда прежде Вихтиху не случалось быть героем, и он только и ждал момента, когда сможет сыграть эту роль – совершить героические дела, а не просто выглядеть как герой. То, что он делал, давалось ему легко и естественно. Нет сомнений, что именно героем назначила ему быть судьба.

Он осмотрелся. Хотя их драка с охраной Моргена была довольно шумной, башня стояла на таком расстоянии от остальной части храма, что оттуда никто ничего не услышал. Они шли по пустым залам, не встречая никого на своем пути.

* * *

Штелен с трудом удерживала Бедекта на ногах. С каждым шагом он двигался все медленнее.

«Мне нужно оставить его здесь». Внутри у нее все так и сжалось от этой мысли.

– Как медленно ты тащишься, бестолковый мешок песьего дерьма, – прошептала она хрящику, оставшемуся от левого уха Бедекта. Она не знала, слышит ли он ее. – Не заставляй меня бросить тебя здесь. Не надо со мной так.

– Тупая…

– Что?

– Сучка, – договорил Бедект.

Что ж, уже лучше, чем ничего. Если у этого засранца хватает сил обзываться, значит, он еще не умер. Ноздри ее затрепетали: она принюхивалась к чему-то. От Бедекта смердело кровью, и пóтом, и запахом немытого стариковского тела. В воздухе было что-то еще. Что-то неопределенное, но при этом ей знакомое.

– Мне кажется, что здесь что-то не так, – прошептала она ему прямо в обрубок уха, так близко, что почувствовала вкус его подсыхающей крови.

– Попробуй оценить обстановку, когда тебя десятки раз проткнули клинками, – прошипел Бедект сквозь зубы. – Гарантирую, все покажется гораздо хуже.

Она не обратила внимания на его слова.

– Я знаю, что чувствуешь, когда воруешь. Я знаю, какой у кражи запах. Знаю, что при этом слышишь. Какая она на вкус. А здесь что-то не так. Нам был расчищен путь.

– Ну и хорошо.

«Этот идиот не понимает».

Каждый нерв вкрик предупреждал Штелен – «Опасность», – но заметить что-то неладное ей не удавалось. Кто-то помогал им расчистить путь для побега, но она не видела причин считать, что этот таинственный незнакомец был на их стороне. Все на свете делается из эгоизма. Жизнь, полная вероломства и недоверия, дала Штелен понять одно: если кто-то помог тебе, это было потому, что они тем самым помогли самим себе. В тот момент, когда общий интерес сходит на нет, правда становится очевидной, а ты чувствуешь, как они всаживают тебе нож в спину.

Штелен прибавила темп, чтобы нагнать Вихтиха и мальчика, и Бедект – к ее огромному удивлению – умудрился от нее не отстать.

Она искоса посмотрела ему в лицо и увидела, что его переломанные зубы сжаты, как бывает в моменты решимости.

– Да в тебе еще есть толика жизни, – сказала она.

– Нет, просто во мне намного больше смерти. – Он посмотрел на нее тем глазом, который еще не совсем заплыл, и в его взгляде она уловила проблески черного юмора. – Я не могу позволить Вихтиху забрать мою долю.

– Ничто не мотивирует так, как жадность. Как бы то ни было, если ты умрешь, я убью этого засранца и заберу себе все. – Конечно, она понятия не имела, каким образом нужно действовать, чтобы получить за мальчика выкуп. Если старик умрет, то она прикончит Вихтиха и мальчика и умоет руки – отделается от этой неразберихи, в которой одни только боги могут разобраться. Любой план, подразумевающий нечто более сложное, чем войти, взять добро и смыться, обречен на провал.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации