» » » онлайн чтение - страница 20


  • Текст добавлен: 30 мая 2017, 16:26


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Николай Платошкин


Жанр: История, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 20 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Шрифт:
- 100% +

В депеше, посланной в госдепартамент уже днем 25 апреля, Конетт писал, что Вессин-и-Вессину и де лос Сантосу от имени США было заявлено, чтобы «они делали все возможное для предотвращения захвата власти коммунистами»[430]430
  Chester Е. Т. Rag-Tags, Scum, Riff-Raff, and Commies. The US Intervention in the Dominican Republic, 1965-66. Monthly Review Press, 2001. P. 56.


[Закрыть]
. Именно в ответ на эти требования Вессин-и-Вессин и де лос Сантос согласились прибегнуть к силе. Таким образом, США в лице временного проверенного Конетта спровоцировали кровопролитие в Доминиканской республике, обосновав его бредовыми утверждениями о каком-то «коммунистическом перевороте».

При этом для доминиканских коммунистов – Народно-социалистической партии – сам переворот явился полной неожиданностью. Партия придерживалась точки зрения, что все вооруженные силы представляют собой единый реакционный монолит. Позднее лидеры доминиканской компартии Куэльо и Иса Конде так оценивали роль НСП в событиях конца апреля 1965 года: «Наша партия не была подготовлена к вооруженному восстанию. Партия придерживалась сектантских позиций по отношению к вооруженным силам, рассматривая армию как монолитную силу, состоящую из горилл»[431]431
  Кремер Т. И. Доминиканская республика. 60-70-е годы. Очерк политической истории. М., 1980. С. 62.


[Закрыть]
. Естественно, после обращения офицеров-конституционалистов по радио сторонники компартии (как и других левых сил) присоединились к народному восстанию, так как коммунисты поддерживали восстановление в стране конституционного образа правления.

После обстрела «мустангами» президентского дворца Конетт отправил в Вашингтон сообщение, в котором не скрывал удовлетворения тем, что «позиция генералов в Сан-Исидро становится „более жесткой“ и направлена на то, чтобы „предотвратить коллапс общественного порядка и возвращение Боша“»[432]432
  Chester E. T. Rag-Tags, Scum, Riff-Raff, and Commies. The US Intervention in the Dominican Republic, 1965-66. Monthly Review Press, 2001. P. 56.


[Закрыть]
. «Нью-Йорк Таймс» писала через несколько дней: «В воскресенье, 25 апреля, когда стало ясно, что восстание победило, и что Бош вернется из Пуэрто-Рико, государственный департамент, как утверждают, решил, что такое развитие событий может создать угрозу победы коммунизма в Доминиканской республике через шесть месяцев»[433]433
  Кремер Т. И. Доминиканская республика. 60-70-е годы. Очерк политической истории. М., 1980. С. 63.


[Закрыть]
.

После полудня 25 апреля кризисный центр в Белом доме передал президенту Джонсону (он находился в загородной резиденции в Кэмп-Дэвиде) отчет о событиях в Доминиканской республике. Президента проинформировали, что Рейд Кабраль ушел в отставку и власть взял бывший начальник штаба вооруженных сил генерал Монтас Герреро, который, в свою очередь, передал полномочия некой военной хунте из трех человек[434]434
  Foreign Relations of the United States. 1963-1968. Volume XXXII. P. 59–60.


[Закрыть]
. Американцы явно выдавали желаемое за действительное, пытаясь «сконструировать» какой-либо правительственный орган, дружественный США. Никакой «хунты» на тот момент в стране не было. Хунту еще только предлагали создать де лос Сантос и Вессин-и-Вессин: исходя из этого, понятно, откуда черпало информацию посольство США в Санто-Доминго.

О конституционалистах в отчете говорилось так: «…смешанная группа из недовольных офицеров, студентов и политических агитаторов. В число лидеров входят, по крайней мере, два видных деятеля Доминиканской революционной партии экс-президента Боша: Хосе Франсиско Пенья, опытный и умелый агитатор, и Мигель Сото, который руководит связанными с партией профсоюзами. Оба характеризуются как члены левого крыла партии и имеют связи с левыми экстремистами. Однако на данный момент кажется, что ни официальная коммунистическая партия (Народно-социалистическая партия. – Прим. автора), ни Доминиканское народное движение, партия, ориентирующаяся на китайских коммунистов, напрямую не вовлечены (в восстание)».

Главной проблемой для США, согласно этому документу, было восстановление единства в рядах доминиканских вооруженных сил (на базе хунты, которой еще не существовало в действительности). В противном случае будет «открыта дорога» экстремистам. Если хунту все-таки создадут, то она, «наверное», проведет выборы, а эти выборы наверняка выиграет Балагер. Балагер «демагог» и «трухильист», «однако является твердым антикоммунистом и пользуется поддержкой лучших людей страны. Мы будем сотрудничать с ним, как делали это и ранее».

Перспективы образования хунты США 25 апреля считали еще вполне реальными, поскольку восставшими офицерами якобы руководили чисто карьерные соображения (так же, как упоминалось выше, считали и реакционные генералы в Сан-Исидро).

Уже утром 25 апреля Джонсон отдал Комитету начальников штабов вооруженных сил США приказ подготовить эвакуацию американских граждан с пылающего острова. Президент США задумывался, не послать ли в Доминиканскую республику войска, чтобы не допустить возникновения «у порога» США второй Кубы.

На ход его мыслей повлияло весьма негативное отношение части американского общественного мнения и большинства СМИ к проводимой президентом внешней политике. Например, влиятельная газета «Нью-Йорк Херальд Трибюн» писала, что Джонсон реагирует на международные кризисы уже после того, как они возникают. «Нью-Йорк Таймс» писала, что президент не умеет толком обращаться с иностранными дипломатами. В июле 1964 года (перед первыми для бывшего вице-президента Джонсона президентскими выборами) опрос общественного мнения в США показал, что 58 % американцев недовольны вьетнамской политикой Джонсона и только 42 % поддерживают ее. Именно во внешней политике большинство американцев отдавали крайне правому кандидату от республиканцев на пост президента Барри Голдуотеру, предпочтение перед Джонсоном, в котором многие видели не слишком образованного провинциала из Техаса. Особенно разительным был контраст Джонсона с Кеннеди: убитый президент предпочитал заниматься именно внешней политикой, а Джонсон побаивался выходить на международную арену.

Сенатор-демократ от Миннесоты Юджин Маккарти (однофамилец известного мракобеса, сенатора от Висконсина) говорил о Джонсоне: «У нас дикий человек в Белом доме, и нам надо относиться к нему соответствующим образом».

Убедительная победа, одержанная Джонсоном на выборах 1964 года[435]435
  Джонсон получил 61 % голосов (486 выборщиков), Голдуотер – 39 % (52 выборщика). Демократическая партия приобрела 37 дополнительных мест в палате представителей и два – в сенате.


[Закрыть]
, придала президенту дополнительной решимости во внешнеполитических делах. Джонсон понимал, что избиратели проголосовали скорее в память о Кеннеди, чем за него лично, и стремился затмить погибшего президента международными успехами.

Джонсон приступил к эскалации американского вмешательства во Вьетнаме, за что, по данным опросов, выступали 46 % американцев (только 31 % опрошенных поддерживал идею переговоров с Северным Вьетнамом).

Неожиданно возникший кризис в Доминиканской республике был для Джонсона еще одной желанной возможностью доказать всему миру свою решимость ответить на любой внешнеполитический вызов.

Между тем обстрел с воздуха президентского дворца не привел к капитуляции конституционалистов, а лишь побудил их раздать оружие населению. Винтовки, патроны и пулеметы раздавали прямо с грузовиков и у арсеналов. Стали формироваться боевые отряды гражданского населения – «команды» (обычно на базе местных профсоюзные организаций или просто из жителей какого-нибудь дома или квартала). В «команду» входили, как правило, один-два солдата или сержанта конституционалистов, которые учили гражданских лиц обращению с оружием. Предпочтение при раздаче винтовок отдавалось ветеранам вооруженных сил, но таковых было немного. Прямо на ходу рабочие, студенты и жители трущоб учились передергивать затвор и досылать патрон в патронник.

Задачей «команд» была оборона своих собственных домов и кварталов, а также защита стратегически важного моста Дуарте. Уже утром 26 апреля на стороне конституционалистов было три-четыре тысячи вооруженных гражданских лиц, готовых ценой собственных жизней отбить нападение танков Вессин-и-Вессина на столицу. Конечно, воинской выучкой импровизированные «команды» не могли тягаться с элитными частями CEFA. Однако боевой дух бойцов «команд» был крайне высок, и в условиях городской партизанской войны они могли сыграть весьма значительную роль.

Во многом ненависть населения к реакционным генералам была обусловлена и тем, что 25-26 апреля ВВС с базы в Сан-Исидро варварски бомбили жилые кварталы столицы, особенно трущобы и районы, прилегавшие в мосту Дуарте[436]436
  После убийства Трухильо к концу апреля 1965 года доминиканские ВВС были сокращены с 240 самолетов (боевой состав по состоянию на 1955 год) до 110. Они состояли из одной бомбардировочной группы и двух эскадрилий истребителей. Санто-Доминго бомбили и обстреливали с воздуха «мустанги», «вампиры» и самолеты АТ-6 «тексан». Зенитная артиллерия конституционалистов сбила за время гражданской войны два истребителя-«мустанга».


[Закрыть]
. Количество жертв было огромным: погибли несколько сотен мирных жителей, в том числе женщин и детей. Больше всего пострадали обитатели трущоб, построенных в лучшем случае из досок и фанеры.

В ответ на зверства ВВС несколько вооруженных отрядов конституционалистов, состоявших в основном из подростков и молодежи (их называли «лос тигрес» – «тигры»), напали на офисы трех консервативных партий, в том числе НГС, и на несколько предприятий, которые принадлежали клану Трухильо или Рейду Кабралю. Однако в столице не было отмечено никаких случаев массовых казней, актов вандализма или мести.

Не было реализовано даже предложение выставить семьи пилотов ВВС в качестве «живого щита» на мосту Дуарте и на теле– и радиостанции, которую тоже бомбили и обстреливали самолеты. О высоком боевом духе и возвышенных идеалах гражданского населения говорит и тот факт, что за все время военных действий не был ограблен ни один из банков в Санто-Доминго, в которых находилось в общей сложности более 40 миллионов долларов.

Такие мелочи, как бомбежки жилых кварталов, не волновали посольство США в Санто-Доминго, озабоченное «восстановлением порядка». Американцы требовали от Вессин-и-Вессина как можно скорее двинуть танки через мост Дуарте, чтобы покончить с восстанием и не допустить возвращения Боша. Вессин-и-Вессин, в свою очередь, считал предпосылкой успешного наступления бомбовые удары по столице. Они должны были деморализовать сторонников конституционалистов среди населения и заставить восставших офицеров сложить оружие: в боевом духе своих собственных солдат Вессин-и-Вессин был отнюдь не уверен и предпочитал не доводить дело до уличных боев.

Поздним вечером 25 апреля Конетт сообщил из Санто-Доминго, что возвращение Боша крайне нежелательно, так как, по его словам, это откроет дорогу экстремистам[437]437
  Chester E. T., Rag-Tags, Scum, Riff-Raff, and Commies. The US Intervention in the Dominican Republic, 1965-66. Monthly Review Press, 2001. P. 57.


[Закрыть]
. Перспективы генералов из Сан-Исидро Конетт оценивал не очень высоко и не исключал необходимости прямого вооруженного вмешательства США. Но интервенцию временный поверенный считал очень рискованным делом – высокая популярность Боша среди населения означала ожесточенное сопротивление интервентам и крупные потери в условиях городских боевых действий.

Однако в Вашингтоне уже были готовы применить силу и без согласия Конетта. Еще утром 25 апреля Крокет, отвечавший за Карибский бассейн в госдепартаменте, связался с Пентагоном и попросил срочно направить к Доминиканской республике соединение ВМС.

После победы кубинской революции американцы решили создать в Карибском море группу постоянной боевой готовности, чтобы оперативно подавлять революции в других странах региона. В 1961 году была образована «Карибская группа постоянной готовности» (Caribbean Ready Group), в состав которой входили боевые корабли ВМС США, вертолеты и десантные части морской пехоты (Caribbean Ready Amphibious Task Force). С 1961 по апрель 1965 года «Карибская группа» поднималась по тревоге 19 раз, но в реальных боевых действиях не участвовала.

25 апреля 1965 года группа находилась неподалеку от Пуэрто-Рико, где проводила боевые учения (десантирование на занятую противником территорию, которой служил остров Вьекес). Учения назывались Quick Kick («быстрый удар»), и теперь морской пехоте предстояло опробовать полученные навыки на реальном противнике. В учениях принимала участие и самая элитная дивизия вооруженных сил США – 82-я воздушно-десантная, которая оказывала поддержку морскому десанту морской пехоты (примерно 3000 человек) десантированием с воздуха (1700 парашютистов)[438]438
  Жуков В. Л., Листов В. В. «Большая дубинка» над Санто-Доминго. M., 1969. С. 22.


[Закрыть]
. Американский журнал «Уолл Стрит Джорнэл» сообщал: «Судя по всему, маневры преследовали двойную цель – отработать „быстрый удар“ по мятежным силам в любой карибской стране и одновременно продемонстрировать решимость Вашингтона применить крайние меры для сохранения угодных режимов»[439]439
  Жуков В. Л., Листов В. В. «Большая дубинка» над Санто-Доминго. M., 1969. С. 23.


[Закрыть]
.

В 11:04 25 апреля «Карибская группа» получила приказ главкома сил ВМС США в Атлантике адмирала Мурера выдвинуться к Доминиканской республике и быть готовой к эвакуации американских граждан из этой страны. Вечером группа отправилась по указанному маршруту. Флагманом соединения из шести боевых единиц (примерно 3000 моряков) был авианосец «Боксер». На борту кораблей находилось примерно 1700 морских пехотинцев, в основном из 3-го батальона 6-го полка Корпуса морской пехоты США. Солдатам и офицерам было сказано, что целью похода является эвакуация американских граждан из Доминиканской республики и Гаити[440]440
  В Белом доме считали, что на острове приблизительно 2500-3500 американцев.


[Закрыть]
. Среди военнослужащих по линии офицеров разведки Корпуса морской пехоты распространялась откровенная ложь о массовых бесчинствах и грабежах населения на улицах Санто-Доминго.

В два часа ночи 26 апреля, после 15 часов непрерывного движения, «Карибская группа» уже заняла боевые позиции неподалеку от Санто-Доминго, примерно в 30 милях от берега. В 1964 году группа два раза отрабатывала десантные операции на кубинской базе США в Гуантанамо (в том числе и для того, чтобы запугать Фиделя Кастро).

Присутствие «Карибской группы» ободрило генералов в Сан-Исидро, и утром 26 апреля самолеты доминиканских ВВС еще более мощными силами стали бомбить столицу и радиостанцию. Конетт с удовлетворением сообщил в Вашингтон, что Вессин-и-Вессин обещал военно-воздушному атташе США полковнику Фишберну в самое ближайшее время начать наступление на столицу через мост Дуарте. Однако он недоговаривал: на самом деле и Вессин-и-Вессин, и де лос Сантос просили войска США помочь им очистить город от конституционалистов, на что Конетт ответил отказом, опасаясь чрезмерных потерь[441]441
  Chester E. T. Rag-Tags, Scum, Riff-Raff, and Commies. The US Intervention in the Dominican Republic, 1965-66. Monthly Review Press, 2001. P. 58.


[Закрыть]
.

Чудовищные бомбежки жилых кварталов ожесточили беззащитное от ударов с воздуха население. В отчаянии люди пускали по самолетам солнечные зайчики из карманных зеркал, чтобы ослепить пилотов. Дикторы радиостанции пригрозили вывести семьи летчиков на мост Дуарте (который тоже бомбили, готовя атаку частей Вессин-и-Вессина). Были разграблены несколько домов в богатых кварталах. Группы вооруженных гражданских лиц начали осаждать разбросанные по столице полицейские участки (те сохраняли нейтралитет), так как ненависть к полиции была повсеместным явлением. Взяв несколько участков штурмом, всех находившихся там полицейских убили.

Переодевшись в штатское, многие полицейские бежали в расположенную рядом с устьем реки Осама одноименную крепость под защиту расположенного там гарнизона полиции особого назначения – «белых касок». К вечеру 26 апреля в крепости Осама скопилось несколько сотен полицейских из столицы.

Известия о расправах над полицейскими в Санто-Доминго привели к тому, что многие гарнизоны полиции в стране заняли по отношению к восстанию враждебную позицию. Но в целом командующие воинскими частями 26 апреля все еще соблюдали нейтралитет: они ждали, чем закончится противостояние между офицерами-конституционалистами и генералами из Сан-Исидро.

Относительно настроений подавляющего большинства населения страны (особенно горожан) не могло быть никаких сомнений: во всех городах после сообщений радио Санто-Доминго о восстановлении конституции 1963 года состоялись массовые демонстрации в поддержку восстания. В третьем по величине городе страны Сан-Франсиско-де-Макорис командующий местным гарнизоном обратился к толпе сторонников Боша с балкона и заверил, что армия с народом. Он лишь посоветовал демонстрантам не напиваться с радости.

Временное правительство Молины Уреньи и офицеры-конституционалисты, естественно, стремились распространить восстание на всю страну, чтобы изолировать никого не представлявших реакционеров на базе в Сан-Исидро (Вессин-и-Вессину отключили воду и электричество – питавшая базу электростанция находилась в столице).

Уже 25 апреля на базе гарнизона «16 августа» была сформирована колонна из трех танков и пяти грузовиков, которой надлежало быстрым броском захватить второй по величине город страны Сантьяго (166 километров к северу от Санто-Доминго). В городе находилось два военных объекта: база ВВС (собственно, кроме Сан-Исидро и Сантьяго других пунктов дислокации военной авиации не было) вместе с приданным ей военным училищем и армейский гарнизон численностью до полка в крепости Сан-Луис в двух километрах к югу от аэродрома.

Задачей командующего колонной конституционалистов полковника Хуана Томаса было убедить пехотный полк перейти на сторону восставших и совместными усилиями захватить аэродром. Задача представлялась несложной, если учесть, что гарнизоном крепости, как и всеми армейскими частями на северо-западе страны, командовал отец полковника Томаса. Овладение конституционалистами базой ВВС под Сантьяго могло означать разгром Вессин-и-Вессина в течение нескольких часов – реакционеры мгновенно лишились бы тотального превосходства в воздухе.

Но у полковника Томаса была еще и важнейшая политическая задача: на базе в Сантьяго стоял новейший британский бомбардировщик «канберра», недосягаемый по скорости для «мустангов» де лос Сантоса. Томас вез с собой экипаж «канберры»[442]442
  Schreyer W. Der Reporter. Halle-Leipzig, 1980. S. 39.


[Закрыть]
, состоявший из надежных сторонников Боша (еще один экипаж в то время тренировался в Венесуэле, и реакционеры не могли поднять новейший бомбардировщик в воздух). «Канберра» должна была немедленно вылететь в Пуэрто-Рико и привезти Боша в Сантьяго.

В Сантьяго же тем временем перед дворцом губернатора провинции собралась большая толпа сторонников Боша, требовавшая оружия. Полиция не решалась разогнать манифестантов.

Поначалу колонна полковника Томаса продвигалась на север триумфально: увидев на бортах танков надпись «пуэбло» («народ»), десятки жителей окрестных деревень и городков залезали на джипы и грузовики, желая присоединиться к восстанию. В местечке Вилья-Альтаграсия Томасу пришлось реквизировать две машины: места для добровольцев в его колонне уже не было. В Новильеро на своих двух грузовиках к колонне присоединились рабочие-транспортники. Рабочие сахарной фабрики «Гатарей» дали Томасу пятитонный грузовик.

Правда, на подходе к стратегически важному городу Ла-Вега сломался флагман колоны – старый американский танк «шерман». Пришлось ждать его починки – на базе ВВС имелись свои легкие танки, и взять ее или принудить к капитуляции без «шермана» было бы непросто. Чтобы не терять времени, Томас решился на военную хитрость: впереди колонны на простреленном для вида джипе (имитация погони) был отправлен на базу ВВС в Сантьяго экипаж «канберры». Летчики должны были соврать командиру базы, что едва спаслись от конституционалистов, а затем поднять бомбардировщик в воздух под предлогом атаки Санто-Доминго и вылететь за Бошем.

Между тем американский генеральный консул в Сантьяго Фрэнсис Уити узнал из сообщений радио Сантьяго, которое контролировали сторонники Боша, о приближении к городу колонны конституционалистов. Уити работал в Доминиканской республике еще со времен Второй мировой войны и 30 июня 1965 года должен был отправиться на пенсию. Консул связался по телефону с посольством США в Санто-Доминго и уяснил, что Соединенные Штаты на стороне Вессин-и-Вессина («сил порядка») и против возвращения в страну Боша.

Уити немедленно позвонил командиру гарнизона Ла-Веги и потребовал не пропускать колонну Томаса через город. Ответ майора из Ла-Веги был вполне резонным – это не касается консула Соединенных Штатов[443]443
  Schreyer W. Der Reporter. Halle-Leipzig, 1980. S. 47-48.


[Закрыть]
. Гарнизон Ла Беги присоединился к конституционалистам.

Тогда консул немедленно выехал в крепость Сан-Луис, где жестким тоном сказал генералу Томасу, что США на стороне Вессин-и-Вессина, и если генерал не присоединится к этому лагерю, то окажется среди побежденных, – ведь в Доминиканской республике всегда побеждали те силы, за которыми стоит Вашингтон[444]444
  Schreyer W. Der Reporter. Halle-Leipzig, 1980. S. 51.


[Закрыть]
.

После длившегося не больше трех минут разговора с Уити генерал Томас позвонил командующему базой ВВС Сантьяго, чтобы прозондировать его позицию. Командующий базой был на стороне своих коллег из Сан-Исидро и сообщил, что вскоре бросит против Санто-Доминго все свои шесть машин, включая «канберру». «К счастью», только что из столицы пробился подготовленный экипаж для этого современного бомбардировщика. Оба офицера заверили друг друга, что не применят против своих братьев-военнослужащих силу. Генерал пообещал, что не допустит колонну конституционалистов к базе ВВС.

Вскоре командующий базой вновь позвонил Томасу и сообщил, что на подступах к взлетно-посадочной полосе замечены два «шермана» (третий так и не удалось отремонтировать): почему армия пропустила их? Генерал оправдывался, что танки конституционалистов, видимо, обошли город и крепость Сан-Луис. Командующий базой угрожал поднять в воздух свои штурмовики Т-33 и расстрелять танки с воздуха бортовыми ракетами.

Полковник Томас, располагавший, с учетом солдат из Ла-Веги, приблизительно 250 военнослужащими, не мог, конечно, в лоб штурмовать крепость Сан-Луис, где у его отца было не менее 1500 солдат и офицеров. Вся надежда была на пример Ла-Веги: полковник ожидал добровольного присоединения армейского полка и совместной атаки на базу ВВС.

Однако генерал Томас после разговора с Уити был преисполнен решимости уговорить своего сына отказаться от прямой вооруженной конфронтации с коллегами-военными и переждать неопределенное время борьбы за власть в стороне. Переговоры в крепости ни к чему не привели – полковник был вынужден признать, что его миссия провалилась. Гарнизон Сан-Луиса сохранил нейтралитет и удержал колонну из Санто-Доминго от нападения на базу ВВС, угрожая в этом случае ударить конституционалистам в спину.

Попытка распространить революцию на север и тем самым избежать затяжной гражданской войны провалилась во многом благодаря вмешательству консула США. Ошибкой колонны конституционалистов стало то, что, положившись на внезапность и родственные связи командира, офицеры не взяли с собой оружие, чтобы вооружить рвавшееся в бой гражданское население. При поддержке «шерманов» в этом случае можно было бы захватить или хотя бы повредить взлетно-посадочную полосу базы ВВС. Войска крепости Сан-Луис вряд ли подняли бы оружие против огромных народных масс. Но пока бросок на север закончился фиаско, а тотальное преимущество в воздухе осталось у Вессина и Вессина.

Но мужественный экипаж «канберры» действительно смог угнать самолет, и он приземлился в аэропорту Пуэрто-Рико. Бош был готов подняться на борт, но его удержал офицер иммиграционной службы США. Американцы сказали Бошу, что в принципе не могут запретить ему улететь, но предостерегают, что самолет будет сбит: ВВС Доминиканской республики предупредили, что не пропустят в страну ни одного не согласованного с де лос Сантосом самолета. Узнав, что конституционалистам не удалось захватить аэродром Сантьяго, Бош понял, что проиграл, – «канберра» не могла приземлиться нигде, кроме Сантьяго или Сан-Исидро. Взлетные полосы других аэродромов (например, Пуэрто-Платы) были слишком коротки для современного бомбардировщика.

26 апреля в 9:35 утра заместитель госсекретаря Манн[445]445
  Манн вообще-то отвечал в госдепартаменте за экономические вопросы, но Джонсон считал его самым главным и компетентным специалистом по Латинской Америке в своей администрации.


[Закрыть]
по телефону доложил президенту Джонсону о развитии событий на острове[446]446
  Foreign Relations of the United States. 1963-1968. Volume XXXII. P. 61–63.


[Закрыть]
.

«Президент: Доложите о ситуации в Доминиканской республике.

Манн: Ну, в общем, утро сегодня не доброе. Мы надеялись прошлым вечером, что вооруженные силы смогут объединиться, но они расколоты. Группа Вессина и военно-воздушные силы в одном лагере; большая часть сухопутных войск, которые находятся в Санто-Доминго, непосредственно в столице, поддерживает мятежное правительство, а позиция войск за пределами столицы по-прежнему неясна. Они пока не перешли на сторону мятежников и, возможно, тоже расколются. Силы Вессина отделены от центра города (Санто-Доминго) рекой, которую контролируют мятежники. Орудия, контролирующие единственный мост через реку, подвергаются налетам ВВС, и Вессин пока еще не пытался перейти на другой берег с основной частью своих войск. В столице – грабежи и вообще сплошной хаос. У нас примерно 1400 морских пехотинцев на кораблях, стоящих на рейде. Я только что спросил, можем ли мы просить министерство обороны подготовиться к организации воздушного моста, если дела станут совсем плохи… какие-нибудь войска из южной части США, при условии, что морская пехота уставит контроль (над местом предстоящей высадки войск из США. – Прим. автора).

Президент: Южная часть США?

Манн: Ну да. По воздуху.

Президент: Повторите, что вы сказали.

Манн: Мы предупредили министерство обороны о возможности организовать воздушный мост, чтобы перебросить дополнительное количество людей, если окажется, что 1400 морских пехотинцев недостаточно. Я не думаю, что это надо делать немедленно, пока нужно обождать. Я не знаю, как будет развиваться обстановка. Они (доминиканцы. – Прим. автора) вряд ли станут особенно сильно стрелять – по крайней мере, в прошлом они этого не делали. Войска на той или иной стороне все равно, наверное, сдадутся. Мы слышали прошлой ночью, что они переходят на сторону Вессина, и его войска, по-видимому, укрепились за ночь и нынешнее утро».

Джонсон поделился информацией, полученной от кругов, близких к Бошу: бывший президент намерен вернуться в страну, но так как все аэродромы в руках его противников, то он пока останется в Пуэрто-Рико. Манн подтвердил это.

С учетом долгосрочного развития ситуации Джонсон заметил: «…нам надо создать там правительство, которое тем или иным образом стабилизирует ситуацию. Бош – плохой человек. Я ведь там бывал (Джонсон, как упоминалось выше, присутствовал на инаугурации Боша и был крайне враждебно встречен демонстрантами. – Прим. автора).

Манн: Да, его не назовешь хорошим. А трагедия за всем этим в том, что есть цена на сахар, с которой ничего нельзя поделать – даже попытаться поднять, без того, чтобы укрепить Кастро в седле. И та и другая экономика основана на сахаре (имеются в виду Куба и Доминиканская республика. – Прим. автора). Полагаю, нам придется закачать еще больше денег в Санто-Доминго, чтобы компенсировать нынешнюю низкую цену на сахар. Это то, что им (доминиканцам. – Прим. автора) мешает. И если мы, мистер президент, вместо приличного правительства получим там еще одного Боша, это окажется еще одной „черной дырой“.

Президент: Ну, это ваша проблема. Подумайте-ка над ней хорошенько.

Манн: Думаю, что через 6-8 часов мы увидим, чем все закончится. Если выиграет Вессин, то президентом, вероятно, станет Балагер. Это человек, который лидировал в опросах общественного мнения.

Президент: Хорошо, попробуйте этого добиться; попробуйте сделать это тем или иным образом».

В конце беседы Джонсон потребовал от Манна немедленно сделать для прессы заявление, что США никоим образом не поддерживают мятежников (сообщения такого рода появились в некоторых СМИ).

Таким образом, настрой в Вашингтоне утром 26 апреля был вполне благодушным: там ждали, что Вессин-и-Вессин в кратчайшие сроки подавит восстание, а тогда прямая военная интервенция США может и не понадобиться. Но на всякий случай подготовка к быстрой переброске войск воздушным путем уже рассматривалась в качестве реального варианта развития событий.

В этот же день, 26 апреля американцы через посредников вышли на Боша и пытались побудить его согласиться с вариантом создания временной военной хунты, которая проведет выборы в сентябре 1965 года. Секретарь СНБ Банди подключил к зондажу бывшего губернатора Пуэрто-Рико Луиса Муньоса Марина, известного в Латинской Америке социал-демократа и единомышленника Боша[447]447
  Chester E. T. Rag-Tags, Scum, Riff-Raff, and Commies. The US Intervention in the Dominican Republic, 1965-66. Monthly Review Press, 2001. P. 61.


[Закрыть]
. Однако Бош ни на какие компромиссы не соглашался: он был уверен в быстрой победе конституционалистов и своем скором возвращении на родину.

После начала боев в Санто-Доминго (в основном после варварских налетов авиации Вессина-и-Вессина) сотни иностранцев, главным образом американцев, стали искать убежища в комфортабельном «Эмбахадоре» – самом большом пятизвездочном отеле города. К утру 26 апреля там была уже примерно тысяча американцев. Никто на жизнь и здоровье граждан США не покушался (что казалось странным на фоне информации американского посольства о грабежах и бесчинствах на улицах доминиканской столицы). Лишь в районе полудня 27 апреля в отель ворвалась вооруженная группа молодежи (20-30 человек), которая искала главного редактора правой газеты «Ла Пренса Либре» Рафаэля Бонилью Айбара. Стрельнув несколько раз в воздух и не найдя Айбара, группа удалилась.

Этот инцидент и побудил президента США начать вывоз американских граждан из Доминиканской республики. В 13:25 27 апреля заместитель госсекретаря Вон передал председателю КНШ Уилеру приказ Джонсона начать эвакуацию.

Американцы решили эвакуировать своих граждан из страны, чему абсолютно никто не препятствовал. Командующий «Карибской группой» коммодор Дэр и Конетт постановили высадить для эвакуации на берег только безоружных морских пехотинцев.

В 7:17 утра 27 апреля Манн сообщил Джонсону, что обе стороны доминиканского конфликта дали согласие на эвакуацию граждан США[448]448
  Foreign Relations of the United States. 1963-1968. Volume XXXII. P. 63–66.


[Закрыть]
. Манн заметил, что можно было бы эвакуировать граждан США еще ночью, если бы не опасность, исходящая от множества шныряющих по улицам Санто-Доминго коммунистов.

В 12:40 27 апреля в Доминиканскую республику вернулся посол Беннет, который также немедленно начал организовывать эвакуацию американцев из страны.

Во второй половине дня 27 апреля 1176 американцев под конвоем полиции отвезли на автобусах и грузовиках в порт Айна в 8 милях к западу от столицы. Примечательно, что эвакуация была начата не из-за опасений насилия со стороны конституционалистов, а из-за того, что именно в сторону «Эмбахадора» должны были наступать с запада сторонники Вессина-и-Вессина. Без всяких приключений американцев посадили на приставшие к берегу две самоходные десантные баржи «Карибской группы» (USS Ruchamkin и USS Wood County) и отвезли на «Боксер» и другие корабли. Часть граждан США перебросили туда же вертолетами Корпуса морской пехоты. Эвакуацией руководили высадившиеся на берег несколько морских пехотинцев, безоружных, чтобы не спровоцировать недружественную реакцию местных жителей. Вся операция по «вызволению» американцев заняла примерно пять часов.

В 16:40 27 апреля эвакуация была полностью завершена: 620 человек были переброшены на корабли «Карибской группы» морем, 556 – по воздуху.

Утром 27 апреля ВВС с базы Сан Исидро возобновили варварские бомбардировки жилых кварталов доминиканской столицы. Еще до начала бомбежек Манн сообщил Джонсону, что на этот раз ВВС намерены поднять в воздух сразу 30 самолетов. Особенно досталось трущобам в районе моста Дуарте. Около полудня к обстрелу города впервые с момента начала восстания присоединились корабли доминиканских ВМС, до тех пор в борьбе не участвовавшие. Вессин-и-Вессин считал, что к полудню 27 апреля никакой обороны у моста Дуарте уже не будет, – столь интенсивными были бомбежки.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации