Электронная библиотека » Денис Денисов » » онлайн чтение - страница 4


  • Текст добавлен: 26 мая 2015, 23:52


Автор книги: Денис Денисов


Жанр: История, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Фото 14. Зайнулла Хабибуллович Расулев


Расширение общины потребовало избрания 2-го муллы, на должность которого указом ОГП от 6 декабря 1884 г. № 2982 был утвержден Зайнулла Хабибуллович Расулев (Зайнулла бин Хабибулла бин Расул бин Муса бин Байрамгул бин Гашик бин Султанай бин Мураткабул бин Тупей бин Уразгали аль-Хали-ди аш-Шарифи ат-Троиски). Он родился в дни празднования священного праздника Курбан-Байрам 28 марта 1833 г. в семье имама деревни Шариповой Троицкого уезда (ныне Учалинский район Республики Башкортостан). В 1843–1845 гг. учился в медресе деревни Малой Муйнаковой у дамеллы Мухаммада Бухари, а после его смерти – у Якуба бин Ахмада аль-Ахунди, вместе с которым в 1848 г. переехал в деревню Ахунову. Затем в 1851 г. он отправился для продолжения своего образования в город Троицк, где поступил в медресе шейха Ахмеда бин Халида аль-Менге-ри при 2-й соборной мечети. В 1858 г. Зайнулла Расули сам возглавил медресе в деревне Юлдашевой Верхнеуральского уезда (ныне Учалинский район Республики Башкортостан), а по указу Губернского правления от 23 мая 1859 г. был утвержден к местной мечети в званиях имам-замига, хатыба и мударриса[111]111
  ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 10. Д. 97. Л. 27 об.-28.


[Закрыть]
. В это время он сблизился с шейхом Абдулхакимом Курбангалиевым (1809–1872) из деревни Чердаклы, который посвятил его в члены суфийского братства накшбандийа ответвления муджаддидийа. Авторитет Зайнуллы Расули среди местного населения и мусульманского духовенства постепенно возрос настолько, что жители Тунгатаровской волости соседнего с Верхнеуральским Троицкого уезда решили переманить его к себе. Для этого прихожане соборной мечети деревни Каримовой (ныне Учалинского района Республики Башкортостан) 7 февраля 1867 г. избрали шейха своим муллой вместо имама Альтафа Исхакова, умершего во время хаджа 1866 г. А мусульманские духовные лица Тунгатаровской волости одновременно своим приговором единодушно ходатайствовали о возведении З.Х. Расулева в звание волостного ахуна как наиболее достойного кандидата. Однако собственные прихожане имама из деревни Юлдашевой Учалинской волости Верхнеуральского уезда категорически отказались отпустить его к соседям. Поэтому журналом ОГП от 16 января 1868 г. № 99 оба ходатайства тунга-таровцев были отклонены (указы от 25 января 1868 г. №№ 408, 409, 410)[112]112
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 4074. Л. 309–313 об.


[Закрыть]
. А Зайнулла Расули до конца жизни так и не стал ахуном, несмотря на глубокие знания, уважение коллег и популярность среди широких слоев мусульманского населения. В 1869–1870 гг. он впервые совершил паломничество (хадж), а на обратном пути вторично прошел суфийскую инициацию под руководством стамбульского шейха Ахмеда Зияутдина Гюмюшханеви (1813–1893), который придерживался направления халидийа того же ордена накшбандийа. Сорок дней провел посвящаемый в затворничестве, укрепляя духовные узы со своим новым наставником и более глубоко постигая мистические практики. Учитель присвоил ему почетное звание шейха – главы суфийской общины – и дал разрешение (иджаза-наме) на распространение учения с правом принятия новых адептов (мюридов) в ряды братства накшбандийа. Сам Гюмюшханеви был известен передовыми, реформаторскими взглядами: призывал вести борьбу с деградацией исламских наук, изучать труды и биографии ученых, открыл типографию и целый ряд библиотек в турецких городах[113]113
  Хабутдинов А. Расули Зайнулла // Ислам на европейском Востоке: Энциклопедический словарь. Казань: Магариф, 2004. С. 278–279.


[Закрыть]
. Его личность оказала большое влияние на формирование мировоззрения, духовные поиски и устремления ученика. После возвращения в свой приход в 1870 г. Зайнулла Расули широко ввел среди местного населения суфийские практики и атрибуты: громкий зикр – поминание и прославление Аллаха с произнесением вслух определенных формул или его имен, празднование дня рождения пророка Мухаммада (Мавлида), ношение четок. Он привез с собой от 10 до 12 пудов книг, разнообразные лекарства, мази и притирания. Глубокие познания в богословских науках, правилах шариата, способности врачевания гипнозом и методами народной медицины, дар пророчества принесли ему звание ишана – духовного наставника, почитаемого среди мусульман Южного Урала и Казахстана. У шейха Расулева появились собственные ученики (мюриды) – мулла деревни Ахуновой Мухаметсадык Хибатуллин, мулла деревни Муйнаковой Ибрагим Юнусов, мулла деревни Сурамановой Тагир-хазрат, мулла деревни Тунгатаровой Мухаметкарим Надыршин, мулла деревни Ташкаровой Мухамеджан Кинжин, азанчей поселка Булатовского Шарафутдин Надыршин и другие, а общее число его последователей в Верхнеуральском, Троицком и Златоустовском уездах достигло 7 тысяч человек, среди которых были старшины двух волостей: Тунгатаровской – Бузыкаев и Учалинской – Нигматуллин. Характеризуя его влияние на местных чиновников, современники писали, что волостной старшина Бузыкаев «который башкир если не ученик секты Хабибуллина, то он просьбу его никогда не исполняет и даже прогоняет от себя, и волостным судьям приказывает постановлять неправильные решения», а «Учалинский волостной старшина Хайрулла Нигаметуллин до такой степени привержен Хабибуллину, что готов за него умирать»[114]114
  ГАОО. Ф. 10. Оп. 7. Д. 598. Л. 18–19 об., 27–30, 36–40, 45–46.


[Закрыть]
. Сотни людей стекались к Зайнулле-ишану за советом, духовным наставлением, помощью и лечением. 19 мая 1872 г. на празднование Мавлида в деревню Юлдашеву собралось до 3 тысяч его последователей, в том числе из Уфимской губернии. Церемония заключалась «в чтении книг духовного содержания на горе около деревни в продолжение нескольких часов, а затем в угощении, которое делалось на счет более зажиточных башкир и тептярей… Во время этого празднества каждый из башкир, прикладываясь к руке чтимого муллы, прилагал при этом не менее рубля, что при таком стечении народа должно было составить весьма приличную сумму». Стремительный рост популярности Зайнуллы Расулева среди простого народа, его влияния на местных башкирских чиновников заставил ортодоксальных мулл обвинить его в распространении ереси и антиправительственной пропаганде в пользу Турции. По целому ряду доносов он был арестован и на протяжении 8 месяцев содержался в Златоустовской тюрьме, а в январе 1873 г. сослан в отдаленный город Никольск Вологодской губернии. В 1876 г. ему облегчили режим и перевели в г. Кострому, где он хотя бы мог общаться с единоверцами из числа местных татар. По личному ходатайству муфтия ОМДС Салимгарея Тевкелева в 1881 г. З.Х. Расулеву разрешили вернуться на родину. В следующем году он вторично совершил хадж, во время которого снова увиделся со своим стамбульским наставником шейхом Гюмюшханеви. Когда Расулев возвратился из дальних стран, прихожане 5-й троицкой мечети как раз подыскивали заведующего медресе (деревянный учебный корпус и студенческое общежитие построил в 1884 г. казахский бай Алтынсарин), для которого, воспользовавшись случаем, один из попечителей прихода купец Хабибулла Габбасов пригласил опытного педагога Зайнуллу Расули на должность 2-го имама. После переезда в Троицк 18 апреля 1885 г. ишан купил в Заречной слободке три дворовых участка №№ 149, 151 и 160 размером 450 кв. саж., принадлежавшие троицкому купцу 2-й гильдии Сейфулле Габбасову и выставленные на публичные торги. На этом месте он впоследствии построил дом[115]115
  Оренбургские губернские ведомости. 1185. 13 июля. № 28.


[Закрыть]
.

В 1890 г. жители Амурской слободы обвинили своего старшего муллу Исенгали Киреева в том, что он не является в мечеть для проведения богослужений, а также в вымогательстве денег за совершение религиозных обрядов и лихоимстве. По результатам проведенного дознания Оренбургское магометанское духовное собрание пришло к выводу, что его проступки противны закону и правилам шариата. 10 сентября 1890 г. оно постановило «в видах исправления нравственности муллу Киреева временно уволить от должности на 6 месяцев с тем, чтобы по истечении этого срока он представил одобрительный приговор своих прихожан». По журналу ОГП на 25 октября 1890 г. № 953 Троицкому уездному полицейскому управлению было предписано отобрать у Киреева указ на духовные звания (указ от 5 ноября 1890 г. № 4682)[116]116
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 4198. Л. 662–663.


[Закрыть]
.

Но и спустя 6 месяцев мусульмане не захотели вновь принять дискредитировавшего себя муллу, и в 1891 г. во главе прихода стал Зайнулла Хабибуллович Расулев. Это позволило ему реформировать открытое в 1879 г. приходское медресе. В 1893 г. он ввел звуковой метод обучения, классно-урочную систему, изучение светских дисциплин, а в 1895 г. отправил двух учителей в Бахчисарай на переподготовку у самого основателя джадидизма И. Гаспринского.

Являясь указным священнослужителем, Зайнулла Расули в то же время оставался крупнейшим неформальным лидером российских мусульман, сделав приход настоящей базой для распространения учения братства накшбандийа. Рядом с мечетью на Большой Александровской ул. он построил суфийскую обитель (ханака) и даже специальную гостиницу (мусафирхана) для людей, которые приезжали к нему отовсюду за духовным советом и помощью. Их приемом и обустройством занимался один из учеников ишана Харидаза Мухаммедьяров. Первый этаж своего дома Зайнулла Расули отдал под библиотеку, которой подарил бесценную коллекцию собранных им книг и 3,5 тыс. руб. вакуфа на содержание и пополнение. Ее заведующим стал Салахутдин Хуснутдинов. Как писал о Зайнулле Расули его друг, историк Мурад Рамзи: «Двери его дома каждый день, с утра до послеполуденной молитвы, осаждает толпа теснящих друг друга людей, которые просят шейха Зайнуллу, чтобы он с помощью Всевышнего Аллаха вылечил их от телесных и душевных болезней… Его стол всегда полон еды в течение всего дня для гостей. Шейх не знает ни минуты для отдыха, кроме как на один час после обеда. Он полностью жертвует собой для принесения пользы рабам Аллаха»[117]117
  Рамзи Мурад. Талфик ал-ахбар ва талких ал-асар фи вакаи Казан ва Булгар ва мулук ат-татар (Известия и сведения о событиях в Казани, Булгаре и татарских правителях). Оренбург: Типография «Каримов, Хусаинов и Ко», 1908. Т. 2. С. 491–495.


[Закрыть]
.

Более детальное представление о распорядке дня Зайнуллы Расули позволяют составить воспоминания другого его современника Абдрахмана аль-Магази. Общественная деятельность шейха начиналась в 8 часов утра с визитов мюридов и других посетителей, которые нуждались в его советах, милостыни или практической помощи. В полдень Расули шел на занятия в медресе, где преподавал толкование Корана (тафсир) и хадисы. После обеда он мог отправиться на какую-нибудь запланированную встречу или вновь принимал ходоков, а затем отдыхал до послеполуденной, третьей молитвы. До вечернего намаза шейх оставался в мечети, встречался со своими мюридами и читал вместе с ними «хатм хваджаганг», особую молитву братства накшбандийа. По пятницам и в другие дни, когда приток мюридов был слишком большим, «хатм хвад-жаганг» читался два раза подряд. В дни мусульманского поста Зайнулла-ишан мог проводить занятия вместо утренних часов после обеда, а в последние 10 дней месяца Рамазан осуществлял «итикаф» (затворничество в мечети)[118]118
  Абу Абд ал-Рахман ал-Магази. Ал-Катра мин бихар ал-хакаик фи тарджумат ахвал машаих ат-тараик (Капля моря истин из биографий шейхов тарикатов). Оренбург: Издательство «Дин ва магишат» Б. г. С. 50–51.


[Закрыть]
.

По свидетельству Джамалетдина Валидова, шейх имел десятки тысяч последователей, которые не только стекались к нему со всего Урала, но приходили из Казахстана, Сибири и с Юга России. Его учениками были будущие российские муфтии Галимджан Баруди (1857–1921), Габдрахман Расули (1881–1950), дагестанский кади Сайфулла Башларов (1853–1919); имам-хатыб и мударрис 3-й соборной мечети г. Уфы, депутат 2-й Государственной думы, редактор официального журнала ОМДС «Маглюмат махкамаяи шаргияи ырымбургияи» Мухаметсабир Мухаметзянович Хасанов (1866–1922), известный сибирский ишан Халил Халилов (18641931) и многие другие.

В своих проповедях в мечети и на занятиях с шакирдами в медресе Зайнулла-ишан «призывал к скромному образу жизни, честному труду, терпению, учил помогать бедным, больным, старикам и сиротам. Причем он учил этому не только на словах, но и личным примером: большую часть того, что…получал, он отдавал на содержание медресе и обучение шакирдов из бедных семей и сирот»[119]119
  Рахманкулова С. Шейх Зайнулла Расули. Челябинск, 2000. С. 16.


[Закрыть]
. Проповеди хазрата собирали сотни мусульман, так что все желающие его послушать не помещались в мечети, и ему приходилось читать намаз во дворе.


Фото 15. Съезд мюридов Зайннуллы-ишана Расулева


Зайнулла Расули, которого современники называли «духовным королем своего народа», использовал свое огромное влияние для распространения идей исламского обновления и просвещения, всестороннего социально-экономического прогресса мусульманского сообщества России. В 1901 г. он лично заложил первый камень в основание нового здания казанского медресе «Мухаммадия», которое его мюрид, будущий муфтий Галимджан Баруди, превратил в одно из ведущих новометодных учебных заведений страны. Шейх призывал мусульман к изучению светских предметов, овладению техническими специальностями, оказывал моральную и финансовую поддержку выдающемуся поэту Мифтахетдину Акмулле и известному историку Мураду Рамзи. Он не боялся толковать нормы шариата применительно к новым условиям общественной жизни, снимая формальные преграды на пути социально-экономического и культурного развития мусульман: в 1901 г. издал фетву о допустимости обучения их детей в русских общеобразовательных и профессиональных школах, в 1908 г. санкционировал своим авторитетом использование звукового метода обучения и преподавание светских дисциплин в мусульманских училищах, в 1910 г. дал заключение о том, что страхование жизни и имущества от несчастных случаев не противоречит исламу. По словам татарского общественного деятеля и автора наиболее популярных учебников по основам ислама А.-Х. Максуди, «одно из больших свершений, сделанных хазретом для нации, состоит в том, что он давал на любой из вопросов современности ответ, соответствующий шариату»[120]120
  С. 103; Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция (весна 1917 г. – лето 1918 г.). М.: Изд-во «Социально-политическая мысль», 2004. С. 26.


[Закрыть]
. Так, в 1908 г. сначала на страницах газеты «Баянельхак», а затем в журнале «Дин ва Магишат», которые проповедовали консервативные взгляды, появилось утверждение о том, что Зайнулла Расули отказался от своих убеждений и вернулся к старому бук-вослагательному методу. Он немедленно выступил с опровержением, опубликовав в газете «Вакыт» статью «Улемы Троицка и звуковой метод обучения», которую наряду с ним подписали городские имамы Ахметхази Рахманкулов, Гатаулла Максудов и Мухаммед Бикматов. Они поддержали использование звукового метода, а также включение в программу мусульманских учебных заведений светских предметов, при условии, что основой учебного курса останется изучение Корана и сунны. Статья, подписанная авторитетными богословами и знатоками шариата (улемами), приобрела значение фетвы – заключения по религиозно-юридическому вопросу, которым следовало руководствоваться на практике. В дальнейшем она неоднократно переиздавалась отдельной книгой и стала одним из решающих факторов в деле распространения джадидизма в Волго-Уральском регионе («Троицк улэмасы вэ усул-и джадидэ». Оренбург, 1911; и др.). Зайнулла Расули был также автором книг «Божественные истины, постижение которых необходимо для муридов суфийского братства накшбандийа, славословия Аллаху и молитвы» («Ал-фаваид ал-мухима ли-л-муридина ан-накшбадийа ва ал-аврад ал-лисанийа ва ас-салават ал-масура». Казань: Типография Б.А. Домбровского, 1899), сборника «Прекрасные статьи» («Макалат «Зайнийа». Казань: Электротипография «Шараф», 1908)[121]121
  Шейх Зайнулла Расулев. Божественные истины / Сост., коммент. и перевод И.Р. Насырова. Уфа: Китап, 2008. С. 39–136.


[Закрыть]
, «Об азбуке» («Алифба каныда». Оренбург, 1912).

В конце XIX – начале XX в. Амурская слобода превратилась в динамично развивающееся торгово-промышленное предместье города. К 1890 г. число проживающих здесь мусульман возросло до 500 человек (300 мужчин и 200 женщин), а к 1908 г. приход 5-й соборной мечети увеличился до 1000 человек (480 мужчин и 520 женщин)[122]122
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 2. Д. 3577. Л. 50 об.-51; Оп. 3. Д. 38. Л. 164 об.-165.


[Закрыть]
. Из-за этого возникла необходимость расширения как самого культового здания, так и штата духовных лиц.


Фото 16. Вид на слободу Амур. Начало XX в.


До 1891 г. при мечети не было указного муэдзина, эту должность исполнял в частном порядке один из прихожан – Сунгатулла Губайдуллин[123]123
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 2. Д. 3577. Л. 50 об.-51.


[Закрыть]
. По указу ОГП от 14 июля 1891 г. в звании азанчея был впервые утвержден Мухамади Мутагарович Сулейманов, который родился в 1862 г.[124]124
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 38. Л. 164 об.-165.


[Закрыть]
В начале XX в. он одновременно стал преподавать основы исламского вероучения в Троицкой мужской гимназии.

18 мая 1898 г. мулла Зайнулла Расулев подал в Духовное собрание прошение, в котором указал, что деревянная мечеть вверенного ему 5-го прихода г. Троицка, в слободке за рекой Увелькой, построенная в 1879 г. купцами Габбасовыми, в настоящее время стала очень тесной. Вследствие приращения мусульман в слободке за 19 лет она не вмещает молящихся не только во время праздничных, но и обыкновенных служб. Поэтому он хотел бы расширить ее на собственные средства, а именно: в большой комнате 2 боковые стены длиной по 12 аршин перестроить из дерева, увеличив ширину комнаты на 5 аршин с каждой стороны. Кроме того, планировалось устроить на минарете деревянную решетку для азанчея. Рассмотрев этот вопрос, журнальным постановлением на 29 мая 1898 г. № 3422 ОМДС предложило имаму дополнительно составить приговор прихожан о желании перестроить мечеть. Он был прислан уже 6 июня 1898 г. Журналом на 15 июня 1898 г. Духовное собрание поддержало ходатайство, передав документы в Оренбургское губернское правление (рапорт от 17 июня 1898 г. № 3830)[125]125
  ЦГИА РБ. Ф. И– 295. Оп. 3. Д. 15688. Л. 1–4 об.


[Закрыть]
, а протоколом Строительного отделения от 6 июля 1898 г. № 195 проект расширения мечети был утвержден[126]126
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 2. Д. 3473. Л. 23 об.


[Закрыть]
. Перестройка была проведена в соответствии с традициями татарской культовой архитектуры XVIII – первой половины XIX в., характерными для сельской местности, так что значительно отличалась 5-я соборная мечеть от других мусульманских храмов города. По центру 2-этажного деревянного здания располагался 1-ярусный минарет, и лишь окружающая ограда была сложена из камня[127]127
  Гизатуллин Р.Н. V-я мечеть г. Троицка // Ислам на Урале: Энциклопедический словарь /Коллект. автор. Сост. А.Н. Старостин. Отв. ред. Д.З. Хайретди-нов. М.: ИД «Медина», 2009. С. 18.


[Закрыть]
.

Финансовую поддержку приходу оказывали казахский бай Алтынсарин, торговцы мехами, троицкие купцы Габбасовы и сын ишана, учредитель «Товарищества Габдрахмана Расулева на Амуре», которому принадлежали мануфактурные и бакалейные магазины. Он родился 15 сентября 1881 г. в деревне Аккузиной Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии (ныне Юлдашево Учалинского района Республики Башкортостан). Окончил медресе своего отца при 5-й соборной мечети Троицка и также стал шейхом ордена накшбайдийа. В 1899–1902 гг. он учился во всемирно известном исламском университете аль-Азхар в Каире. С 1903 г. возглавил медресе «Расулия», где значительно расширил преподавание светских дисциплин. Программа, утвержденная советом медресе, была рассчитана на 11-летний курс обучения (4 года – в мектебе и 7 лет – в медресе). Она включала вероучение, чтение и толкование Корана, хадисы, историю ислама и священную историю, теологию, татарский и арабский языки, диктовку, чистописание и правописание, грамматику, синтаксис, чтение и литературу, русский язык, арифметику, алгебру и геометрию, естествоведение, зоологию, физику и химию, географию, всеобщую, российскую и татарскую историю, мусульманское право, логику, этику, гигиену и педагогику. Для поступления необходимо было сдать экзамены по всем предметам предыдущего класса, а также представить медицинское свидетельство о состоянии здоровья. В начале XX в. обучение в медресе «Расулия» стало платным, но ежегодный взнос составлял всего 8 руб. и делал образование в нем доступным для различных слоев населения. Под руководством Габдрахмана Расули в 1903 г. при учебном заведении была открыта типография, где печатались буквари на татарском, башкирском и казахском языках, мусульманские календари, религиозные книги, художественные произведения. Одновременно весной 1903 г. на углу Большой Александровской ул. (ныне ул. П. Крахмалева) и Мещанского пер. (ныне ул. Еремеева) началось возведение 2-этажного каменного учебного корпуса и 2-этажного пансионата с кухней и столовой для приезжих учеников, причем сам Зайнулла Расули пожертвовал на эти цели 19 тыс. руб.


Фото 17. 5-я соборная мечеть г. Троицка. 1911 г.


Фото 18. Студент Каирского университета Габдрахман Зайнуллович Расулев


В Германии были закуплены дизельные генераторы для освещения мечети, хозяйственных и учебных зданий. После окончания строительства осенью 1905 г. было организовано оснащение учебного процесса по европейскому образцу, новые классы укомплектованы партами, шкафами, наглядными пособиями. По соседству с медресе открыли мастерские для обучения ремеслам, где были установлены станки и необходимые инструменты. Рядом находилась баня для воспитанников, которую топили 3 раза в неделю. В 1904 г. Габдрахман Расули открыл в Амурской слободе аптеку, которая бесплатно обслуживала население[128]128
  Насыров Р.Х. Шейх Зайнулла Расулев. Уфа: Китап, 2008. С. 86–88, 98-101.


[Закрыть]
. Все преподаватели медресе были обеспечены жильем в специально построенных домах, а учебный корпус и квартира заведующего телефонизированы.

В начале XX в. медресе «Расулия» по организации образовательного процесса, содержанию учебной программы, развитию материально-технической базы становится одним из наиболее передовых и авторитетных мусульманских учебных заведений Российской империи, признанным центром джадидизма. Высокие стандарты образования привлекали сюда выходцев не только из Волго-Уральского региона, но и из Сибири, Казахстана, Средней Азии, Северного Кавказа. В 1913–1914 уч. г. 13 педагогов обучали здесь уже 240 человек, половина из которых проживала при медресе[129]129
  ГАОО. Ф. 21. Оп. 2. Д. 618. Л. 318–324, 333–335 об.


[Закрыть]
. Выпускниками «Расулии» были татаро-башкирский и казахский поэт и просветитель Акмулла (1831–1895); классик татарской поэзии и один из основоположников башкирской советской литературы писатель Мажит Гафури (1880–1934); башкирский поэт Шафик Аминев-Тамьяни (1858–1931), языковед, доктор филологических наук, профессор Касим Закирович Ахмеров (1900–1969), советский партийно-государственный деятель, председатель СНК БАССР (1930–1937) Зинатулла Гизатович Булашев (1894–1938), сказочник Зинат Валеевич Валеев (1902–1997), поэт, драматург, языковед и фольклорист, деятель башкирского национального движения Хабибулла Габделькагирович Габитов (1886–1939), казахский поэт и журналист Акрам Миннегалиевич Галимов (1892–1913), башкирский писатель, тюрколог и общественный деятель Абдулкадыр Инан (1889–1976), деятель башкирского национального движения, поэт и публицист Габдулхай Иркабаев (1893–1919), поэт Валиулла Файзуллович Кулумбетов (18811964), фольклорист, собиратель киргизского народного творчества и первый исследователь эпоса «Манас» Касим Гайнанович Мифтахов (1892–1948), журналист Халим Фаттахович Искандеров (1888–1958), деятель башкирского национального движения, филолог Нуриагзам Тагиров (1888 – не ранее 1937); религиозные деятели – муфтий Центрального духовного управления мусульман (1936–1948), председатель Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири (1948–1950) Габдрахман Зайнуллович Расулев (1881–1950); муфтий, председатель ДУМЕС (1951–1974) Шакир Шайхисламович Хиялетдинов (1890–1974), муфтий ДУМ Башреспублики (1921–1923) Мансур Хатыпович Халиков (1886–1934), муфтий ЦДУМ БАССР (19241936) Мутыгулла Гатауллин (1875–1936), имам-хатыб 1-й соборной мечети г. Уфы, казый, член Правления и Президиума ДУМЕС Баймухаммед Вильданович Тугузбаев (1884–1965); и другие.

Журнальным постановлением ОГП на 17 января 1905 г. Габдрахман Зайнуллович Расулев был утвержден в должности 2-го муллы 5-й соборной мечети г. Троицка в званиях имама и мугаллима (указ от 28 января 1905 г. № 329)[130]130
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 38. Л. 164 об. – 165; Оп. 2. Д. 3473. Л. 23 об.


[Закрыть]
. В 1908 г. он совершил паломничество (хадж) в Мекку и Медину. После смерти отца 2 февраля 1917 г. Габдрахман Расули стал главой прихода, а впоследствии занимал пост муфтия, председателя Центрального духовного управления мусульман Внутренней России и Сибири (1936–1948), Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири (1948–1950).


Фото 19. Преподаватели медресе «Расулия»


В 90-е годы XIX в. город продолжал интенсивно застраиваться в восточном направлении за счет притока переселенцев. 20 апреля 1893 г. местные мусульмане постановили приговор, которым ходатайствовали о разрешении ташкентскому купцу 1-й гильдии Абдулвали Ахмеджановичу Яушеву построить на собственные средства в этом районе 6-ю каменную мечеть[131]131
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 4212. Л. 411.


[Закрыть]
. 9 августа, 11 сентября и 2 октября 1893 г. он приобрел для этой цели за 2534 руб. 45 коп. 4 смежных дворовых участка во 2-й части г. Троицка, на Базарной ул. общей площадью 300 десятин[132]132
  ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 16383. Б. п.


[Закрыть]
. Изучив проект постройки, губернский архитектор Маркелов дал заключение, что здание будет находиться на законном расстоянии от соседних построек с соблюдением всех разрывов и правил, установленных для сооружения мечетей в городах. Троицкий исправник доложил, что в городе постоянно проживают 5115 мужчин мусульманского вероисповедания и еще 3 тысячи ежегодно прибывают на время меновой торговли, а в новый самостоятельный приход желают перейти 250 мужчин. Не встречая препятствий к его образованию, Оренбургское губернское правление по журналу на 13 мая 1894 г. № 605 передало вопрос о разрешении постройки мечети в Строительное отделение (указ от 24 мая 1894 г. № 2880)[133]133
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 4212. Л. 411–412.


[Закрыть]
, которое протоколом от 20 сентября 1894 г. утвердило проект[134]134
  Там же. Д. 38. Л. 165 об.-166.


[Закрыть]
. На обширном земельном участке у пересечения Базарной ул. (ныне ул. Ленина) и Осиповского пер. (ныне Т. Дубинина) А.-В.А. Яушев воздвиг целый комплекс культовых, учебных и хозяйственных зданий: мечеть, полукаменный 2-этажный дом, деревянный дом на каменном фундаменте, 3 избы, флигель и др. Облик самой мечети был эклектичным. В нем присутствовали черты как восточной архитектуры, так и различных европейских стилей: барокко (рустованные лопатки и окна), классицизма (сухарики на карнизе) и др. К молитвенному зданию примыкал минарет из пяти ярусов в виде уменьшающихся четвериков со срезанными углами[135]135
  Гизатуллин Р.Н., Старостин А.Н., Денисов Д.Н. VI мечеть г. Троицка // Ислам на Урале: Энциклопедический словарь /Коллект. автор. Сост. А.Н. Старостин. Отв. ред. Д.З. Хайретдинов. М.: ИД «Медина», 2009. С. 18–19.


[Закрыть]
. Во дворе мечети было построено 1-этажное кирпичное здание, где с 1895 г. открылось приходское медресе[136]136
  ГАОО. Ф. 21. Оп. 2. Д. 618. Л. 337 об.


[Закрыть]
. На углу находилась вакуфная каменная лавка, за аренду которой приход получал сначала 100, а потом 120 руб. в год.

На должность муллы прихожане пригласили муэдзина 2-й троицкой мечети Гатауллу Максудова. Благодаря 12-летнему опыту духовного служения он успешно сдал экзамены на звания имам-хатыба и мударриса, а также показал хорошее знание русского языка в объеме, необходимом для кандидатов в городские муллы. По журнальному постановлению ОГП на 22 сентября 1895 г. № 769 Гатаулла Мухаметзянович Максудов был переведен на должность старшего имама 6-й соборной мечети (указ от 25 сентября 1895 г. № 4327)[137]137
  Там же. Ф. 11. Оп. 3. Д. 4215. Л. 536–536 об.


[Закрыть]
. В должности азанчея нового прихода журналом ОГП от 17 декабря 1896 г. № 1119 был утвержден башкир Минлиягофар Гирфанов, 1863 года рождения (указ от 31 января 1897 г.)[138]138
  Там же. Д. 4217. Л. 1421–1421 об.


[Закрыть]
.

В 1901 г. Абдулвали Яушев пожертвовал в пользу прихода земельные участки со всеми расположенными на них постройками. По его просьбе обязанности попечителя принял на себя двоюродный брат, троицкий купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин Мулламухаммед Латифович Яушев. Ежегодно он расходовал порядка 300–500 руб. на хозяйственные нужды мечети: покупку дров, свечей, метел и щеток, мытье полов и окон, чистку дымоходов, мелкий ремонт. Превращение Троицкого узда в крупный центр товарного производства зерна, развитие перерабатывающей и пищевой промышленности в конце XIX – начале XX в. способствовали новому наплыву переселенцев, которые активно селились именно на восточных окраинах Троицка. Поэтому в 1907 г. Мулламухаммеду Яушеву пришлось расширить и перестроить мечеть из кирпича, настелить новые полы и крышу, поставить 4 печи для отопления большего объема[139]139
  ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 16383. Б. п.


[Закрыть]
. К 1908 г. число мусульман, поселившихся в районе 6-й соборной мечети, увеличилось до 1500 человек (800 мужчин и 700 женщин). 60-летний имам уже не справлялся один с постоянно растущей нагрузкой. По указу ОГП от 18 февраля 1908 г. в помощь ему был назначен 2-м муллой его сын Мухаметшакир Гатауллович Максудов, родившейся 29 ноября 1883 г., а указом от 11 июля 1908 г. № 318 в должности нового азанчея утвержден его брат Мубаракша Мухаметзянович Максудов, который родился 10 марта 1856 г.[140]140
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 38. Л. 165 об.-166.


[Закрыть]


Фото 20. 6-я соборная мечеть г. Троицка. 1911 г.


В 1913–1914 уч. г. мектебе и медресе при 6-й соборной мечети г. Троицка насчитывали 50 учащихся, в том числе 45 приходящих и 5 пансионеров. Под руководством 2 преподавателей они изучали Коран, основы ислама, хадисы, татарский язык и арифметику[141]141
  ГАОО. Ф. 21. Оп. 2. Д. 618. Л. 337 об.


[Закрыть]
.

На фоне экономического подъема численность мусульманского населения Троицка продолжала неуклонно возрастать. В 1894 г. здесь проживали 8013 последователей ислама (42,7 % населения), в 1896 г. – 8321 (42,3 %), в 1897 г. – 8430 (36,2 %), в 1903 г. -10223 (37,3 %), в 1904 г. – 12 081 (39,2 %), а в 1910 г. – 15701 (41,9 %). Данные 1897 г. позволяют выявить национальный состав мусульманского населения города: татары – 7344 человека (87,1 %), башкиры – 625 человек (7,4 %), казахи – 410 человек (4,9 %), узбеки – 33 человека (0,4 %), черкесы – 6 человек (0,07 %), прочие – 12 человек (0,13 %)[142]142
  Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Т. XXVIII. Оренбургская губерния. СПб., 1904. С. 56–57, 68–71.


[Закрыть]
.

В начале XX в. за речкой Увелькой, неподалеку от Амурского предместья на арендуемой у города выгонной земле возникла Кузнецовская слободка, куда по санитарным и противопожарным требованиям выносили промышленные и ремесленные предприятия. Она получила свое название по расположенной здесь паровой мельнице городского главы Д.В. Кузнецова. Среди татарского населения этот район был известен как Яна аул – Новый поселок. Основное население слободки составляли мусульмане, которые относились к приходу 5-й соборной мечети. 25 ноября 1906 г. арендаторы обратились в Троицкую городскую управу с просьбой отвести им в районе поселения место под устройство собственной мечети и медресе. По запросу городских властей 4 января 1907 г. они дополнительно указали, что им необходимо для этих целей не менее 900 кв. саженей земли. На заседании 25 января 1907 г. Троицкая городская дума журналом № 4 постановила отвести им такой участок вблизи реки Увельки, напротив плановых мест №№ 39, 40, 59, 60, 121–123, 125 и 127, в аренду сроком на 12 лет за символическую плату по 2 руб. в год с правом переоброчки без увеличения цены на такой же срок (ныне Пролетарская площадь).

Вероятно, местные рабочие как люди небольшого достатка не могли быстро собрать необходимую сумму для возведения культового здания. Тем не менее еще до получения официального разрешения, с 1906 г., в Кузнецовской слободе начало работу мектебе, которое стало центром формирования мусульманской общины[143]143
  ГАОО. Ф. 21. Оп. 2. Д. 618. Л. 337 об.


[Закрыть]
. Только 2 мая 1910 г. местные жители в количестве 161 домохозяина вынесли решение, которым ходатайствовали о постройке 7-й соборной мечети с образованием самостоятельного прихода. 10 мая их уполномоченные, троицкие мещане Рахимжан Абдулгафуров и Мухаметгали Абдулвагапов, обратились в Оренбургское магометанское духовное собрание. Журналом на 9 сентября оно сообщило губернскому правлению, что считает необходимым строительство нового храма за неимением в слободе мечети и в силу удаленности от нее культовых зданий вообще[144]144
  ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 6. Д. 2389. Л. 1–3 об.


[Закрыть]
. Вместе с рапортом от 13 сентября 1910 г. № 6523 Духовное собрание также представило на рассмотрение архитектурный проект. По запросу губернской администрации Троицкое уездное полицейское управление доложило, что в Кузнецовской слободе проживает до 500 мужчин мусульманского вероисповедания, а христиан всего 10 домов. Журнальным постановлением ОГП на 3 июня 1911 г. № 378 было разрешено построить в Троицке 7-ю соборную мечеть (указ от 9 июня 1911 г. № 2709)[145]145
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 4239. Л. 761–761 об.


[Закрыть]
.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации