Электронная библиотека » Денис Денисов » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 26 мая 2015, 23:52


Автор книги: Денис Денисов


Жанр: История, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Узнав, что умерший в 1906 г. купец Мухаметшариф Ахмеджанович Яушев оставил по завещанию 15 тыс. руб. на строительство трех мечетей, жители Кузнецовской слободы обратились за помощью к его душеприказчику. Ташкентский купец 1-й гильдии Мухаметлатиф Мухаметшарифович Яушев откликнулся на их просьбу и 11 апреля 1912 г. заключил договор с подрядчиком – верхнеуральским мещанином Василием Гавриловичем Тыриным. Договор предусматривал, что мечеть в Кузнецовской слободе «должна быть построена деревянная, бревенчатая на каменном фундаменте, крыта железом», а «крыша, полы, потолки, двери, рамы и косяки… выкрашены масляной краской соответствующего цвета». При заключении сделки был уплачен задаток в 2000 руб., 9 мая – 1500 руб., 22 мая – 1000 руб., а 8 июля произведен окончательный расчет в 1000 руб. Мечеть была завершена в августе 1912 г. и обошлась в 5500 руб., причем недостающую сумму в 500 руб. добавил лично от себя сын благотворителя Латиф Яушев[146]146
  ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 6. Д. 1459. Л. 52–54 об.


[Закрыть]
. Журнальным постановлением ОГП на 6 апреля 1913 г. в звании ее имам-хатыба был утвержден Араслангали Файзуллин (указ от 8 апреля 1913 г. № 1359)[147]147
  Там же. Д. 2389. Л. 4.


[Закрыть]
. По бедности прихода он был единственным учителем местного мектеба, где в 1913–1914 уч. г. 86 приходящих мальчиков изучали Коран, вероучение, историю ислама, татарский язык и арифметику[148]148
  ГАОО. Ф. 21. Оп. 2. Д. 618. Л. 337 об.


[Закрыть]
. 26 апреля 1917 г. Араслангали Файзуллин умер, а на его место 1 ноября 1917 г. был переведен с повышением муэдзин 2-й соборной мечети Гайфулла Мухаметхабибович Ишматов[149]149
  ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 2. Д. 8. Л. 436.


[Закрыть]
.

1.2. Роль мусульманского населения Троицка в городской, региональной и российской экономике

Определяющим фактором развития города в целом и его мусульманской общины в частности стало выгодное геополитическое положение, способствовавшее быстрому превращению Троицка в один из двух крупнейших центров, через которые осуществлялись торговые и дипломатические отношения России с народами Казахстана и Средней Азии. Перенос в 1743 г. меновой торговли из Орской крепости в новый Оренбург создал определенные сложности для казахов Средней Орды, ташкентских купцов, жителей

Малой Бухарии и Восточного Туркестана, которые в силу дальнего расстояния не могли посещать его. Для освоения этого перспективного рынка уже в 1745 г. меновая торговля была разрешена в Троицке. В 1750 г. на расстоянии 1 версты от города, на степной стороне реки Уй, был построен деревянный Меновой двор, который пять лет спустя насчитывал уже около 600 кладовых амбаров и лавок[150]150
  Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Уфа: Китап, 1999. С. 241242.


[Закрыть]
. Стремительно набирая обороты, троицкая меновая торговля по своему объему приблизилась к оренбургской.

Наличие развитого ремесленного производства, наработанных деловых связей, налаженной системы поставки и сбыта на ярмарках Поволжья, Урала и Сибири, единство религии, близость языка и культуры с народами Центральной Азии обеспечили лидирующие позиции в местной торговле на протяжении всей ее истории казанским татарам. В XIX – начале XX в. мусульмане составляли около 40 % постоянного населения Троицка, а в период летней меновой торговли в город прибывало еще 2–3 тысячи мусульманских торговцев из числа казахов, хивинцев, ташкентцев, а «наиболее казанских татар, проживающих по паспортам от своих ведомств». В результате, по свидетельству современников, «наружный вид» города «имел чисто азиатский характер»[151]151
  Игнатьев Р.Г. Однодневное исчисление жителей г. Троицка, произведенное 12-го сентября 1870 г. // Оренбургские губернские ведомости. 1870. 21 ноября.


[Закрыть]
. Если в 1843 г. мусульманами были 10 из 35 троицких купцов (28,6 %), то в 1868 г. – уже 58 из 139 (41,7 %)[152]152
  Архангельский И.И. Материалы для истории г. Троицка (1743–1891 гг.) // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Вып. VI. Оренбург, 1900. С. 36–37.


[Закрыть]
.

Первоначально торговля на троицком Меновом дворе осуществлялась в течение всего года, но особенно интенсивно – с мая по ноябрь. К концу XIX в. был установлен фиксированный срок проведения ярмарки – с 1 июля по 1 октября.

Вблизи города, за рекой, располагались летние кочевья Средней Орды, откуда казахи пригоняли в огромных количествах скот, привозили сало, сырые кожи, овчины, мерлушки, козий пух, верблюжью шерсть, волчьи и лисьи шкуры. Поваренную соль доставляли с озер Уркаш и Жемелей (в современных Камыстинском и Тарановском районах Костанайской области Казахстана)[153]153
  Священник Николай Шмотин. Очерк уездного города Троицка (Посвящается гражданам) // Оренбургские губернские ведомости. 1867. С. 160–162.


[Закрыть]
. В большинстве случаев эти товары обменивали на хлеб, хлопчатобумажные ткани, металлические изделия. В 1856 г. из казахских степей на троицкий Меновой двор было пригнано 172 гурта, которые насчитывали 93 234 головы скота.

Через Троицк проходила караванная дорога, которая связывала внутренние районы Российской империи с Ташкентом и Восточным Туркестаном. По мере распространения российского влияния вглубь казахских степей во второй половине XIX в. сложился устойчивый маршрут движения караванов: из Троицка они шли в Тургай, а затем до форта Перовского (Ак-мечети), где дорога раздваивалась. Один путь длиной в 1000 верст проходил по правому берегу Сырдарьи через города Джулек, Ташкент и Коканд, другой – протяженностью 600 верст – напрямик через пустыню Кызылкум в Самарканд и Бухару.

Ташкентские, бухарские и хивинские караваны доставляли на троицкий Меновой двор хлопок, шелковые, шерстяные и хлопчатобумажные ткани, азиатскую одежду, одеяла, ковры, сушеные фрукты и ягоды (кишмиш, изюм, али-бухару, урюк). Обратно вывозили железо (полосовое, листовое, сталь, чугун) и металлические изделия (котлы, ведра, чайники, самовары, тазы, подносы, топоры, гвозди, замки и др.), медь, текстиль, выделанные кожи (юфть, сафьян), краски, зеркала, сундуки, сахар, табак, деревянную, глиняную и стеклянную посуду, а также золотые и серебряные монеты. При этом среднеазиатские купцы вели исключительно оптовую торговлю. В 1858 г. на Троицкую ярмарку прибыло 88 караванов, которые включали 8817 верблюдов и лошадей, а в 1860 г. – уже 108 при 12 902 вьючных животных. В том году было привезено товаров на 1 421 493 руб., а отпущено за границу – на 528 091 руб.[154]154
  Памятная книжка Оренбургской губернии на 1865 г. Издание ОГСК. Оренбург: Губернская типография, 1865. С. 12–14.


[Закрыть]
. Особенно широким спросом у восточных купцов пользовалась продукция уральских металлургических заводов. Так, в 18991900 гг. на Троицкой ярмарке для Бухары и Хивы было закуплено 133 977 пудов кричного железа на 293 782 руб.[155]155
  История Башкортостана с древнейших времен до наших дней: в 2 т./И.Г. Акманов, Н.М. Кулбахтин, А.З. Асфандияров и др.; Под ред. И.Г. Акманова. Т. 1: История Башкортостана с древнейших времен до конца XIX в. Уфа: Китап, 2007. С. 414.


[Закрыть]
.

Со второй половины XVIII в. татарские купцы ежегодно отправляли из Троицка караваны в Бухару, Ташкент, Хиву, Коканд, Туркестан, Ходжент, Кашгар и другие среднеазиатские города[156]156
  ГАОО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 194. Л. 71–72 об., 74–74 об., 86–86 об.; Ф. 5. Оп. 1. Д. 17. Л. 76–77 об., 81–82 об., 91–93 об., 99–99 об., 103–103 об., 109–109 об., 111–111 об… и др.


[Закрыть]
. В 1845 г. Троицкие татары, «побуждаемые духом предприимчивости», установили торговое сообщение с городами китайского Восточного Туркестана. Купец 2-й гильдии Абдулвали Абдулвагапович Абубакиров (? – 1870) снарядил первый караван из 70 верблюдов, с 14 пудами груза на каждом, 15 лошадей и 12 работников. Он успешно прошел 3400 верст, доставив обратно из Чугучака первый груз чая. Его перевозка непосредственно из Восточного Туркестана обошлась в 4 раза дешевле, чем из Кяхты, которая была основным пунктом российской торговли с Китаем, притом, что новый тракт оказался в 2,5 раза короче. В результате один из важных каналов поставки этого продукта в Россию стал проходить через Троицк, а обороты чайной торговли – возрастать с каждым годом. Так, в 1846 г. было привезено 909 пудов 27 фунтов кирпичного и черного чая стоимостью 15 640 руб., а в 1849 г. – уже 2069 пудов 5 фунтов на общую сумму 36 221 руб. Он выменивался на российские товары: ткани (ситец, сукно, камлот, нанку) и юфтевые кожи[157]157
  Небольсин П.И. Рассказ троицкого 2-й гильдии купца, Абдул-Вали Абдул-Вагапова Абу-Бакирова, о путешествии его с товарами из Троицка в Чугучак, и о прочем // Географические известия. Вып. 2. СПб., 1850.


[Закрыть]
. Импортированный чай распродавался на самой Троицкой ярмарке, а частью отправлялся в Казань, Нижний Новгород и Москву. По российско-китайскому договору 1851 г. русским купцам была разрешена беспошлинная торговля в Чугучаке и Кульдже. В 1860 г. из Троицка были отправлены уже 7 караванов из 2101 верблюда и лошади[158]158
  Памятная книжка Оренбургской губернии на 1865 г. Издание ОГСК. Оренбург: Губернская типография, 1865. С. 13.


[Закрыть]
. В 3-й четверти XIX в. волго-уральские татары основали в городах Китайского Туркестана Кульдже и Чугучаке торговые колонии с собственными мечетями, школами, промышленными предприятиями. До постройки Транссибирской железнодорожной магистрали Троицк продолжал играть важную роль в транзите китайского чая в Россию.

Российские товары доставлялись в город преимущественно речным путем – из Бирска, и сухим – по так называемому Троицкому коммерческому тракту – через Мензелинск. Из города среднеазиатские товары расходились на Нижегородскую, Ирбитскую, Мензелинскую и прилинейные ярмарки, в Казань, Екатеринбург и даже в Сибирь. К началу XX в. через Троицк проходило 5 крупных торговых трактов, которые связывали его с Оренбургом, Челябинском, Златоустом, Кустанаем и Петропавловском.


Фото 21. Отправка каравана из Троицка. Начало XX в.


В 1822 г. было построено новое каменное здание Менового двора. Он делился на три части: русскую, бухарскую и киргизскую (казахскую), каждая из которых представляла собой прямоугольную площадь, обнесенную лавками с четырех сторон. На русском дворе их насчитывалось 65, на бухарском – 99 и киргизском – 10, а всего – 174, что дает наглядное представление об участниках меновой торговли. В середине XIX в. за каждую лавку наниматели платили от 15 до 25 руб. серебром[159]159
  Черемшанский В.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа: Типография Оренбургского губернского правления, 1859. С. 386


[Закрыть]
.

Помимо приграничной и караванной, в Троицке развивалась интенсивно и стационарная торговля, которая обслуживала потребности не только приезжих, но и постоянно растущего населения города и уезда. В 1862 г. городская торговая сеть включала 308 предприятий: 129 лавок и 179 ларей. Розничная торговля ежедневно велась на Верхней и Нижней Базарных площадях, где располагались 95 лавок, еще 23 были объединены деревянным корпусом Гостиного двора, длиной 30 и шириной 7 саженей, построенного в 1820–1824 гг. частными лицами на Торговой (впоследствии Михайловской) площади. Наконец, оставшиеся 11 лавок работали непосредственно при купеческих домах[160]160
  Памятная книжка Оренбургской губернии на 1865 г. Издание ОГСК. Оренбург: Губернская типография, 1865. С. 10–12


[Закрыть]
. В 1859 г. троицкий купец Гайса Юсупович Яушев «с товарищами» в количестве 10 человек возбудил ходатайство о сооружении в городе за их счет нового каменного здания Гостиного двора с галереей напротив уже существующего. Это потребовало внесения изменений в Высочайше утвержденный императором план Троицка, поэтому Гостиные ряды были возведены только в 1868–1870 гг. Из 40 расположенных здесь лавок 11 принадлежали местным татарам[161]161
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 2. Д. 3140. Л. 1–2, 285, 328–330 об., 334–338, 340-342


[Закрыть]
.

В городских магазинах предлагался широкий выбор мануфактурных, галантерейных, кожевенных, железно-скобяных, колониальных товаров, продуктов питания, бакалеи и др. Особенно значительной была торговля хлебом на Нижней Базарной площади, который троицкие мещане скупали уже смолотым у окрестных казаков. В середине XIX в. ежегодно в торговле обращалось до 500 тысяч пудов хлеба, из них до 200 тысяч пудов сбывалось в казахские степи, а остальное расходилось на золотые промыслы, в казенные запасные магазины и на потребление городских жителей. К этому времени в Троицке торговля велась со 141 мучного и 38 мелочных ларей.

После присоединения к России среднеазиатских владений по решению Министерства финансов от 7 сентября 1868 г. в собственность городских властей был передан комплекс Менового двора, на котором была разрешена свободная беспошлинная торговля, что резко подстегнуло социально-экономическое развитие Троицка[162]162
  Оренбургские губернские ведомости. 1870. 22 августа.


[Закрыть]
. К 70-80-м годам XIX в. объемы меновой торговли достигли своего максимума. В 1878 г. здесь было продано товаров на общую сумму в 5 456 546 руб., а в 1884 г. – на 5 830 000 руб.[163]163
  Обзор Оренбургской губернии за 1878 г. Приложение ко всеподданнейшему отчету Оренбургского Губернатора. Оренбург: Губернская типография, 1886. С. 4; Обзор Оренбургской губернии за 1885 г. Приложение ко всеподданнейшему отчету Оренбургского Губернатора. Оренбург: Губернская типография, 1886. С. 13.


[Закрыть]
.


Фото 22. Гостиный двор в Троицке. Начало XX в.


В конце XIX – начале XX в. операциями с живым скотом на троицком Меновом дворе занимался Г.А. Абдулвагапов, разведением породистых рысаков – А.Х. Яушев и братья Яушевы. Крупную торговлю шерстью, салом, кожами, хлебом вели торговые дома «Галиулла Фаткуллович Уразаев с сыновьями» и «Абдулвали Ахмеджанович Яушев с братьями». Среди троицких сырьевщиков также выделялись Б. Баймухаметов, А. Бурнаев, Р. Габбасов с сыновьями, Ш.Х. Нигматуллин, «Торговый дом А.Х. Рахматуллин с сыновьями», А. Садыков, И. Салихов, М.-В. Тухватуллин, С.Т. Файзуллин, а среди торговцев хлебом и мукой – М. Ахметгалиев, Ш. Ахметшин, «Торговый дом наследников А.А. Бакирова», Габитов, М. Гайнутдинов, Ш. Гимадутдинов, Ибрагимов, М.-Р.Г. Ирисов, Мухамедзянов, М. Сабитов, Ш.Г. Сагитов, Шарафутдинов. Мусульманские предприниматели Г.С. Вахитов, М.Г. Вахитов, Н.Х. Габбасов, Р. Габбасов с сыновьями, М.А. Иксанов, «Торговый дом наследников Г.Г. Илялова», Х. Палатов, М.Т. Туйчин полностью сосредоточили в своих руках городскую торговлю мехами.

Оптовой и розничной продажей мануфактурных товаров в Троицке занимались К.Б. Абдрашитов, М.-В.М. Абубакиров, М.-Л.М. Абубакиров, М. Амиров, «Торговый дом наследников Ахметжанова», «Торговый дом наследников А.А. Бакирова», К.Г. Баязитов, М. Даминов, М.Х. Маматов, С. Мухамедшин, Х. Мухамедшин, Б.-Н.С. Рафикова, М.Б. Рафиков, Ф. Сабитов, М. Садыков, С. Тулпанов, «Торговый дом наследников Тухватуллина», Х.М. Тухватуллин, Г.Г. Усманов, С.З. Усманов, Г.М. Учаров, Ш.Г. Учаров, М.А. Фаизов, С. Файзуллин, Ф. Фаткуллин, А.Х. Яушев, «Торговый дом братьев Яушевых», «Торговый дом наследников Л.Г. Яушева», М.-В. Яушев, М.-Г. Яушев и др. По данным 1894 г., лидирующие позиции в городе по этому направлению занимали: «Торговый дом братьев Яушевых» (с годовым оборотом в 1,2 млн руб.), Мухаметсадык Ахмеджанович Яушев (300 тыс. руб.), Абдулла Абдулнасырович Бакиров (300 тыс. руб.) и Мухаметлатиф Мухаммедович Абубакиров (200 тыс. руб.)[164]164
  Всероссийский адрес-указатель мануфактурно-галантерейных торговых домов. М.: Типо-литография О. Лашкевич и Ко, 1896. С. 201.


[Закрыть]
.

Галантерейную торговлю вели А.М. Абдулгафаров, М. Аитов, М. Амиров, Г.Л. Бакиров, М.Ф. Валеев, З.Г. Гизатуллин, А. Даминов, Г.Х. Сабитов, «Торговый дом С. Халитова», «Торговый дом братьев Яушевых». Запросы мусульманского населения города удовлетворяли специализированные лавки азиатских товаров (халатов, бишметов, кушаков, тюбетеек, валяной обуви, одеял, ковров и др.): М.И. Галеева с сыновьями, М. Ибрагимова, Х. Ибрагимова, Д. Мирахметова, М. Мирахметова, М.-К. Мирахметова, Торгового дома «М.-Ш.М. Мусин и Ко», «Торгового дома наследников М.-С. Мусина», А. Сабирбаева и др.

Бакалейными, колониальными и гастрономическими товарами, табачными изделиями, мылом, свечами, фарфоровой и фаянсовой посудой торговали магазины Н. Абдулгафарова, Б.Г. Абдулхасанова, М. Аитова, А. Амирханова, С. Амирханова, М. Ахмедгалиева, Ш.А. Ахметова, Г.А. Ахметшина, Ф. Ахтямова, Х.Х. Ахтямова, Х.Ш. Бакирова, Ш.Х. Бикбова, В. Габбасова, братьев Гафуровых, М.Ф. Гайнутдинова, Ш.Г. Галимова, Х.А. Гумерова, Г. Даминова, А.Ф. Дюзеева, Б.С. Дюзеевой, Х. Исмагилова, Ф. Минифазова, С. Монасипова, Г.У. Мукменева, Ш.С. Мустафина, М.М. Сабитова, Г.Р. Садыкова, Н. Садыкова, М.А. Фаизова, Я. Хайретдинова, Ф. Хакимжанова, С. Халитова, Ш.Х. Хасанова, Б. Шафигуллина, А. и М. Янгеровых, Г. Яушева, «Торгового дома братьев Яушевых». Свежей убоиной и мясными изделиями обеспечивали жителей многочисленные мелкие лавочки: Абдрашитова, С.Г. Абдрахманова, Г. Гамалеева, Г. Гималетдинова, М.-Г. Исмагилова, В. Файзуллина, М. Файзуллина, А. Хабибуллина, М. Шахматова, Ш. Якупова, Х. Яушева и др. Благодаря тесным связям с единоверцами в южных регионах мусульмане традиционно держали в своих руках городскую торговлю свежими и сушеными фруктами и ягодами, арбузами и дынями, орехами. Магазины Х.Х. Ахтямова, Г. Галимовой, братьев Гафуровых, Г. Даминова, А.Ф. Дюзеева, С. Монасипова, Х.М. Нигматуллина, Х.А. Умарова получали их напрямую из Ташкента, Самарканда, Бухары и даже из Крыма[165]165
  Мусульманский торгово-промышленный справочник «Саудегер». Казань, 1910. С. 75–79; Г. Троицк и его уезд. Справочник и Адрес-Календарь на 19121913 гг. Издание И.И. Шарапина. Троицк: Типография «Энергия», 1912. С. 92–109.


[Закрыть]
.

Конец XIX – начало XX в. отмечены стремительным расширением городской торговой сети. Если в 1891 г. Троицк насчитывал 254 лавки, в том числе 40 каменных и 214 деревянных, то к 1907 г. их общее число возросло до 545, из которых 56 были каменными и 489 деревянными[166]166
  ГАОО. Ф. 164. Оп. 1. Д. 142. Л. 14 об. – 15; Ведомость о числе зданий в городах Оренбургской губернии за 1907 г. // Статистический обзор Оренбургской губернии за 1907 г. Оренбург: Типография Губернского Правления, 1908. Б. п.


[Закрыть]
. Возникали крупные оптово-розничные объекты: Пассаж братьев Яушевых, модно-мануфактурные магазины К.Б. Абдрашитова, наследников Л.Г. Яушева, Малые Гостиные ряды Бакирова на Нижнем Базаре, модно-галантерейный магазин М.Ф. Валеева в Васильевском пер. Эти предприятия использовали новые методы продвижения товаров (рекламу, скидки, распродажи), прогрессивные формы обслуживания, оказывали дополнительные услуги (заказ и переделка одежды и др.). Для обеспечения накоплений, кредитования, социального страхования служащие крупных торговых фирм образовывали ссудо-сберегательные кассы. Например, 16 мая 1911 г. был зарегистрирован устав «Ссудосберегательной кассы служащих М.Ф. Валеева в гг. Троицке и Челябинске»[167]167
  Оренбургские губернские ведомости. 1911. 18 июня. № 49.


[Закрыть]
. К этому времени персонал троицкого модно-га-латерейного магазина, принадлежавшего ему, насчитывал до 75 человек из числа мусульман.

Мусульманские предприниматели города развивали розничную сеть и в сельской местности. Например, К.Б. Абдрашитов открыл мануфактурные и бакалейные лавки в поселках Березовском Троицкого уезда, Крутоярском и Луговом Челябинского уезда, Х.М. Нигматуллин – в станице Ключевской, М.А. Фаизов – в селе Борисовском Троицкого уезда[168]168
  Мусульманский торгово-промышленный справочник «Саудегер». Казань, 1910. C. 79, 81.


[Закрыть]
и т. д.


Фото 23. Нижний Базар в Троицке. Начало XX в.


На протяжении второй половины XVIII – начала XX в. Троицк оставался одним из важнейших пунктов поставки казахского скота в Россию, что обусловило возникновение здесь перерабатывающей промышленности: салотопенных, свечных, мыловаренных, кожевенных, овчинных, клееварных заводов. Из города вели 4 крупных скотопрогонных тракта: 1) через Верхнеуральск на горные заводы: Белорецкий, Узянский, Кагинский, Авзяно-Петровский, и далее через Стерлитамак в Казанскую губернию; 2) через станицу Кундравинскую, Миасский завод и Златоуст в Уфимскую и Вятскую губернии; 3) в Челябинск, далее через станицу Долгодеревенскую в Екатеринбургский уезд и через Миасский завод в Шадринский уезд; 4) по новой линии через станицу Новоорскую и Губерлинский отряд в Оренбург[169]169
  Оренбургские губернские ведомости. 1871. 13 ноября. № 46.


[Закрыть]
.


Фото 24. Магазин А. А. Бакирова на Нижнем Базаре г. Троицка. Начало XX в.


В середине XIX в. ежегодно в Троицке забивалось до 60 тысяч баранов, покупаемых у казахского населения. Мясо поступало обратно в степь и на горные заводы, овчины отправлялись на Мензелинскую ярмарку, а баранье сало перетапливалось на местных заводах в количестве от 80 до 90 тысяч пудов. Кроме того, заводчики занимались скупкой сала у казахского населения и прилинейных казаков, приобретая ежегодно еще до 20 тысяч пудов.

Готовая продукция сбывалась на месте, в Троицке, иногородним купцам, которые вывозили ее в Екатеринбург, Шадринск, Казань и далее в центральные районы страны и в Санкт-Петербург на экспорт. В 1871 г. на 15 салотопенных заводах Троицка 22 мастера и 55 рабочих произвели сала на общую сумму 157 420 руб. 7 предприятий, на которых 8 мастеров и 18 рабочих вытопили сала на 30 870 руб. (19,6 %), принадлежали татарским купцам: Абдулле Абдрашитову (1 мастер, 2 чернорабочих, 420 руб.), Абдулвахиту Абдулхаликову (1 мастер, 3 чернорабочих, 3500 руб.), Абдулмазиту Абубакирову (1 мастер, 3 чернорабочих, 2450 руб.), Мухаметрахиму Абубакирову (1 мастер, 2 чернорабочих, 1750 руб.), Абдулле Бурнаеву (2 мастера, 2 чернорабочих, 8750 руб.), Сулейману Якупову (1 мастер, 2 чернорабочих, 3500 руб.), Ахмеджану Яушеву (1 мастер, 4 чернорабочих, 10 500 руб.)[170]170
  ГАОО. Ф. 164. Оп. 1. Д. 21. Л. 1–2.


[Закрыть]
. Со временем отрасль практически полностью перешла в руки мусульман. К 1895 г. 10-ю из 13 цензовых скотобоен в городе владели: Мухаметвали и Мухаметлатиф Махмудовичи Абубакировы (40 работников, продукции на 23 221 руб.), Сабит Абдуллович Бурнаев (23 работника, 19 585 руб.), Ибрагим Зайнуллович Измайлов (32 работника, 18 795 руб.), Шарип Хасанович Нигматуллин (20 работников, 19 510 руб.), Шарафутдин Габитович Сагитов (45 работников, 33 548 руб.), Галиулла Фаткуллович Уразаев (18 работников, 21 110 руб.), Муртаза Файзуллин (24 работника, 12 500 руб.), Ибатулла Гизатуллович Фаткуллин (11 работников, 6883 руб.), Абдулла Латифович Хакимов (37 работников, 31 685 руб.), Мухаметвали Яушев (66 работников, 15 360 руб.). При общей обработке сала, мяса, сбоя, овчин и шерсти стоимостью 290 830 руб. на долю мусульманского капитала приходилось 202 307 руб. (69,6 %)[171]171
  Перечень фабрик и заводов. СПб.: Типография И.А. Ефрона, 1897. С. 532533.


[Закрыть]
. По данным 1908 г., татарские и казахские предприниматели сосредоточили в своих руках 7 из 8 крупных мясообрабатывающих предприятий: Житнебай Андреев (26 рабочих, 15 157 руб.), Латиф Галеев (20 рабочих, 53 900 руб.), Сагитулла Гатауллин (20 рабочих, 32 300 руб.), Ибрагим Зайнуллович Измайлов (25 рабочих, 33 350 руб.), Муртаза Файзуллин (18 рабочих, 30 900 руб.), Мустафа Файзуллин (26 рабочих, 54 740 руб.), братья Яушевы (14 рабочих, 2737 руб.)[172]172
  Список фабрик и заводов Российской империи. СПб.: Типография В.Ф. Киршбаума, 1912. С. 23.


[Закрыть]
. Они обработали продукции на 223 084 руб., что составило от общего объема в 296 850 руб. уже 75,2 %. Помимо этого, во второй половине XIX – начале XX столетия в Троицке также работали бойни и салотопни: Абдулвали Абдрашитова, Мухаметрахима Абдрашитова, Галиасгара Абдулвагапова, Абдулвахита Абдулвахитова, Хакимжана Абзалилова, Багаутдина Асфендиярова, Абдрахмана Баязитова, Ахмеджана Халитовича Бакирова, Таира Бексентеева, Ахмеджана Садыкова, Абдуллатифа Салихова, Мунасыпа Уразаева, Мухаметгали Исхаковича Халилова, Абдулвали Халитова, Мухаметгали Файзуллина[173]173
  ГАОО. Ф. 11. Оп. 3. Д. 4092. Л. 86–92; Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1905 г. Оренбург: Губернская типо-литография, 1905. С. 103; Уральский торгово-промышленный адрес-календарь на 1911 г. Пермь: Изд. С. С. Вершова. С. 250.


[Закрыть]
и др. Постепенно из салотопенного производства в качестве самостоятельной отрасли выделилась мыловаренная промышленность. К 1912 г. она была представлена в Троицке 5 предприятиями, 3 из которых принадлежали мусульманскому капиталу: семье Дюзеевых, Назметдину Искандарову и «Торговому дому братьев Яушевых»[174]174
  Г. Троицк и его уезд. Справочник и Адрес-Календарь на 1912–1913 гг. Издание И.И. Шарапина. Троицк: Типография «Энергия», 1912. С. 112.


[Закрыть]
. Продукция этих предприятий поступала за пределы не только города, но и уезда. Например, ядровое, мраморное, душистое мыло производства Адиатуллы Файзулловича Дюзеева были представлено в магазинах Троицка, Челябинска и Верхнеуральска.

Близость стабильной животноводческой базы определила возникновение в городе и кожевенной промышленности. В 1871 г. на 8 расположенных здесь предприятиях 10 мастеров и 28 рабочих произвели готовой продукции на общую сумму 76 800 руб. Татарским купцам принадлежали 3 кожевенных завода при 5 мастерах и 9 работниках с годовым объемом производства в 19 800 руб. (25,8 %): Абдулмазиту Абубакирову (2 мастера, 2 чернорабочих, 4800 руб.), Сулейману Якупову (2 мастера, 3 чернорабочих, 3000 руб.), наследникам Гайсы Яушева (1 мастер, 4 чернорабочих, 12 000 руб.)[175]175
  ГАОО. Ф. 164. Оп. 1. Д. 21. Л. 2 об. – 3.


[Закрыть]
. На них занимались преимущественно выделкой тонких юфтевых кож, которые сбывались в казахские степи и Среднюю Азию. Развитие отрасли шло по пути концентрации, укрупнения предприятий. К 1901 г. в Троицке осталось 5 кожевенных заводов, из которых один принадлежал «Торговому дому братьев Яушевых» и еще один – наследникам Л.Г. Яушева, открывшим собственное производство в 1897 г. По данным 1910 г., на их предприятии 20 работников выделывали булгары, выростка, подошвы, мездры и рогов на 101 тыс. руб.[176]176
  Список фабрик и заводов России 1910 г. М.-СПб. – Варшава: Торговый дом «Л.Э. Метцль и Ко». С. 443.


[Закрыть]
Для обеспечения производства дубильными веществами братья Яушевы держали корьемольную мельницу на участке Подовинном в Троицком уезде, а наследники Л.Г. Яушева – паровую растровую мельницу для ивовой коры на ст. Шумиха Катайской волости Челябинского уезда. В 1917 г. из 5 кожевенных заводов Троицка мусульмане владели уже тремя. Это предприятия М.Ф. Валеева (12 чанов, 13 рабочих, 300 штук кожи в месяц), И.А. Ирисова (13 чанов, 14 рабочих, 350 штук кожи в месяц) и крупнейший в городе кожевенный завод «Торгового дома братьев Яушевых», на котором 49 рабочих при 120 чанах ежемесячно выделывали 3400 штук кожи. К этому времени в руках мусульманских предпринимателей было сосредоточено уже 86 % городского производства кожевенных товаров[177]177
  ГАОО. Ф. 364. Оп. 1. Д. 32. Л. 5.


[Закрыть]
.

В Троицке получила распространение и сезонная мойка шерсти, в дальнейшем поступавшей на российские ткацкие фабрики. По данным 1904 г., на 4 шерстомойных предприятиях по правому берегу реки Уй силами 240 наемных работников было очищено продукции на 140 000 руб. 3 заведения принадлежали местным татарским купцам: Исхаку Исмагиловичу Аитову, Ахмеджану Садыковичу Нигматуллину и Галиулле Фаткулловичу Уразаеву. В 1908 г. на 3 городских шерстомойках было обработано сырья на 120 985 руб., из которых 98 525 руб. (81,4 %) пришлось на предприятия И.И. Аитова (56 работников, 53 285 руб.) и Г.Ф. Уразаева (75 работников, 45 240 руб.)[178]178
  Перечень фабрик и заводов. СПб.: Типография И.А. Ефрона, 1897. С. 88.


[Закрыть]
. Высокая рентабельность при минимальных затратах позднее привлекла к этому делу и «Торговый дом братьев Яушевых».

В условиях массового переселенческого движения, увеличения площади пашни и валового сбора зерновых в 60-90-е годы XIX в. Оренбургский край стал крупным центром товарного производства хлеба. Это способствовало развитию внутренней переработки сельскохозяйственной продукции, стремительному росту в городах мукомольно-крупяной промышленности. Если в 1871 г. в Троицке насчитывалось 7 ветряных мельниц, каждая из которых приносила владельцу дохода всего около 235 руб. в год, то к 1912 г. здесь функционировало уже 18 паровых и вальцовых мельниц. Производительность крупнейшего в городе мукомольного предприятия, принадлежавшего «Торговому дому братьев Яушевых», в 1900 г. составляла 407,3 тыс. руб.[179]179
  Список фабрик и заводов Европейской России. СПб., 1903. С. 441–444, 596.


[Закрыть]
В начале XX в. на их паровой крупчатно-растровой мельнице перерабатывалось до 638 400 пудов пшеницы в год[180]180
  Список фабрик и заводов России 1910 г. М.-СПб. – Варшава: Торговый дом «Л.Э. Метцль и Ко», 1910. С. 734.


[Закрыть]
. Еще одно мукомольно-корье-мольное производство в ст. Ключевской Троицкого уезда перешло от братьев Яушевых в общую собственность братьев Бакировых и наследников Л.Г. Яушева.

Мусульманский капитал был представлен и в городских предприятиях пищевой промышленности, среди которых можно назвать: пекарню С.И. Гамалова, кондитерскую братьев Гафуровых, булочную И. Фаткуллина, пряничное заведение Ш.Х. Хасанова, чаеразвесочную фабрику «Торгового дома братьев Яушевых». В сфере общественного питания и услуг работали постоялый двор и чайная столовая Б. Шафигуллина, восточные бани С.И. Гамалова и т. д.

Ремесленное производство не получило в городе широкого развития, им занимались преимущественно приезжие крестьяне и иногородние мещане. Наличие дешевого сырья, обеспечивавшего работу кожевенных предприятий, способствовало относительно широкому распространению в Троицке только сапожных мастерских[181]181
  Оренбургские губернские ведомости. 1870. 28 ноября.


[Закрыть]
.


Фото 25. Паровая механическая мельница Яушевых в Троицке. НачалоXX в.


Присоединение Средней Азии к России и последовавшая за этим широкомасштабная колонизация и хозяйственное освоение внутренних районов Казахстана пошатнули доминирующее положение российских мусульман в экономических отношениях с Востоком, ослабили их традиционную посредническую роль в приграничной и караванной торговле. Они оказались перед необходимостью вести жесткую конкурентную борьбу с русской буржуазией за контроль над этими рынками, причем в заведомо неравных условиях, связанных с отсутствием у них собственных финансово-кредитных учреждений, невысокой концентрацией капитала, низким уровнем технической оснащенности и слабым развитием промышленности, которая была представлена в основном средними предприятиями в перерабатывающей и пищевой отраслях. Под защитой новых границ в глубине казахской территории возникали и новые экономические центры, непосредственно приближенные к местам закупки сырья и рынкам сбыта российских товаров, открылись внутренние степные ярмарки в Актюбинске, Иргизе, Карабутаке, Кустанае, Темире, Тургае, Уиле и др., что привело к значительному сокращению торговли на старых меновых дворах. В 1900 г. в Степном крае было проведено 106 ярмарок с общим оборотом в 32,7 млн руб. Интенсивным обменом выделялась Акмолинская область, где состоялись 62 ярмарки с товарооборотом 18,3 млн руб. В Уральской области торговый оборот 11 ярмарок составил 8,9 млн руб., в Семипалатинской области – 2,8 млн руб. (27 ярмарок), в Тургайской области – 1,4 млн руб. (6 ярмарок)[182]182
  Бекмаханов Е.Б. Присоединение Казахстана к России. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 195.


[Закрыть]
.

Прокладка в 1885–1890 гг. Самаро-Златоустовской железной дороги, доведение ее в 1892 г. до Челябинска, который стал начальным пунктом Транссибирской магистрали, сооружение в 18801900 гг. Закаспийской, а в 1901–1902 гг. Оренбурго-Ташкентской железных дорог оставили Троицк в стороне от новых транспортных коммуникаций, товаропотоков, которые связывали Южный Урал с Центральной Россией, Сибирью, Казахстаном и Средней Азией.

Комплекс этих причин привел к тому, что в конце XIX – начале XX вв. торговые обороты на троицком Меновом дворе стали падать. В 1890 г. сюда привезли товаров на 3 594 050 руб., в 1895 г. – на 2 949 770 руб., в 1900 г. – на 2 280 346 руб.[183]183
  Оренбургской губернии за 1900 г. Оренбург: Типо-литография Губернского Правления, 1901. С. 19.


[Закрыть]
, в 1905 г. – на 1 212 304 руб. В период проведения ярмарки арендаторам было сдано 91 помещение, в том числе: 34 лавки российского двора, 18 лавок бухарского двора, 16 лавок «киргизского» двора, 7 лавок ташкентского двора, 9 кладовых, 4 пакгауза и 3 каменных сарая[184]184
  Статистический обзор Оренбургской губернии за 1905 г. Оренбург: Типография Губернского Правления, 1906. С. 17–18.


[Закрыть]
. Попыткой вдохнуть новую жизнь в троицкую торговлю явилось открытие в городе по журнальному постановлению Оренбургского губернского правления от 17 декабря 1908 г. № 652 сразу двух ежегодных десятидневных ярмарок: с 15 по 25 февраля и с 15 по 25 сентября. При этом они должны были проходить на прежних объектах: торговля скотом, шерстью и кожами – на Меновом дворе, а «предметами крестьянского обихода» – на Нижней Базарной площади[185]185
  Оренбургские губернские ведомости. 1909. 10 января; 1910. 13 февраля.


[Закрыть]
.

Для того чтобы успешно конкурировать в изменившихся условиях мусульманская буржуазия была вынуждена обращаться к новым формам ведения бизнеса, концентрировать свой капитал путем создания торговых домов, использования возможностей банковских учреждений, участия в обществах взаимного кредита, переносить торгово-закупочную деятельность и промышленное производство ближе к источникам сырья, осваивать новые рынки сбыта, развивать торговую сеть в других городах, расширять свое присутствие на внутренних степных ярмарках, осуществлять техническое перевооружение предприятий.

Троицкие мусульмане активно включились в экономическую жизнь динамично развивающегося Челябинска и основанного в 1879 г. Кустаная. Уже в 1881 г. там появилась Татарская слобода, а в начале XX в. в городе работали оптово-розничные мануфактурные магазины Торговых домов «Наследники А.А. Бакирова и Ко», «А-В.А. Яушев с братьями», механическая вальцевая крупчатная мельница и шерстомойное заведение Торгового дома «Г.Ф. Уразаев с сыновьями», который вел здесь крупную торговлю сырьем и хлебом. На средства троицких предпринимателей во главе с М.-Г.А. Яушевым в Кустанае была построена мечеть (1893 г.), учреждено мусульманское благотворительное общество (1909 г.), открыто новометодное медресе (1912 г.). В конце XIX в. с превращением Челябинска в мощный железнодорожный узел, обусловившим бурный рост городской торговли и промышленности, новый импульс получили его традиционные экономические связи с Троицком. Здесь открылись оптово-розничный мануфактурный магазин братьев Яушевых, модно-галантерейный магазин М.Ф. Валеева, фруктовая и бакалейная сеть Торгового дома «Братья Гафуровы и сын».

Осваивая новые перспективные рынки, крупнейшие татарские предприниматели, постоянно проживающие в Троицке, братья Бакировы и Яушевы, М.-Г. М.-В. Яушев, Ш.Л. Яушев и др. записались в ташкентское купечество, открыли в Средней Азии конторы и магазины. Это позволило им к концу XIX – началу XX в. резко увеличить обороты своей торговли. Например, в 1895 г. А.А. Бакиров продавал в Ташкенте текстильной продукции на 300 тыс. руб., Ш. А. и М.-Л.А. Бакировы – на 400 тыс. руб., М.-С.А. Яушев – на 400 тыс. руб., «Торговый дом наследников Л.Г. Яушева» – на 500 тыс. руб., «Торговый дом братьев Бакировых» – на 1 млн руб., «Торговый дом братьев Яушевых» на 1,5 млн руб.[186]186
  Всероссийский адрес-указатель мануфактурно-галантерейных торговых домов. М.: Типо-литография О. Лашкевич и Ко, 1896. С. 193–194.


[Закрыть]


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации